Белая Луна. Новолуние - Деревнин Александр

Каждый месяц приходят пятьдесят человек, когда с наследником, когда без и всё грозятся сжечь башню, если мы не будем им «платить». А нам уже нечем платить.

– Вы звали на помощь, а на помощь никто не откликнулся? – переспросил Зафир.

– Да – подтвердил Абдулла.

– Это очень странно, наверное, кто-то не даёт прийти помощи. И кто-то заметает следы, вот почему нам ничего не было известно семь лет – сказал Ахмад.

Зафир промолчал, Абдулла ничего сказал, он не понял, о чём говорил Ахмад.

– Вот что, завтра займём позицию на вершине башни с арбалетом в руках и покончим с этим – убьём наследника – предложил Ахмад и достал из-под седла своего коня арбалет с болтами, который всегда лежал там.

– Ты же стрелять не умеешь? – спросил Зафир.

– Тут всё просто, фиксируешь болт и оттягиваешь тетиву и закрепляешь, затем целишься и стреляешь. По крайней мере, я так думаю. Научиться можно всему, главное вера в себя, в свои возможности. Пока мы живы, всё возможно.

– Ты как всегда прав, Ахмад – сказал Абдулла, слегка закатив глаза.

Ахмад болтал философские понятия и теории практически всегда. Вставлял их в свою речь, порой они были не к месту. Его друзья привыкли к этому, но всё же немножко это их раздражало.




Глава 6


Солнце уже взошло и припекало, что характерно для стран Ближнего Востока. Мастера находились на вершине башни.

– Вот сегодня всё и закончится – говорит Зафир – будет положен конец тирании этого гада. Только как мы потом докажем это султану?

– После того, как народ узнает, что наследник убит, он почувствует облегчение и перестанет жить в опасении. Стражники знают правду, их замучает совесть, она их уже мучает, тогда они и сознаются – ответил Ахмад.

– Твои бы слова, да Богу в уши – сказал Зафир – кстати, в одной из книг Библиотеки написано, что «совесть мучает только тех людей, которые не виноваты» – утвердительно закончил он свои слова.

– Это так, – согласился Ахмад – но у каждого изречения есть обратная сторона, и важно всегда понимать, какой стороной оно повёрнуто в той или иной ситуации.

Зафир, в очередной раз, согласился с другом.

– Как думаешь, Магистр решит вопрос о короле воров?

– Решит – ответил Ахмад – на то он и Магистр.

– А что ты будешь делать, когда станешь Магистром?

– Я им ещё не стал, так что давай не будем поднимать об этом разговор. Жизнь – штука непредсказуемая и кто знает, что приготовила тебе судьба.

Время подошло к одиннадцати утра, вдалеке показались всадники, десятков пять. В центре всех ехал наследник, гордо восседал он на белом коне, в лёгких доспехах и кинжалом на поясе. Его доспехи переливались золотом, на поясе висел серебряный меч. На правую сторону свисал синий плащ. На его лице сидела злая улыбка, хитрая и ехидная. А зелёные глаза горели жестокостью. «За что он ненавидит свой народ?» – спросил сам у себя Ахмад. Мастера спрятались за возвышение башни, Ахмад зарядил арбалет.

Башню окружили.

– Ты заставляешь меня ждать? – крикнул наследник – Ты давно должен был всё собрать и оставить на улице, чтоб ваша башня могла месяц жить спокойно!

– Вы забрали у нас всё! – пугливо и умоляюще – сказал Абдулла – Приходили бы, хотя бы раз в год.

– Ты смеешь дерзить мне! – воскликнул султанский сын – Сжечь башню!

– Тут два коня – крикнул один из стражников – за башней, и на них знак Ордена!

– Ну, сейчас или никогда – прошептал Ахмад и сказал Зафиру – иди вниз.

Ахмад выглянул из-за возвышения, прицелился и…промазал. Болт разбился о камень. Ахмад быстро перезарядил арбалет, второй болт мог бы убить наследника, но путь ему преградил стражник. Болт пронзил его насквозь.

После этого наследник и человек тридцать пошли в отступление. Эти тридцать человек плотной стеной окружили наследника, создав тем самым «живой щит». Ахмад начал стрелять в «щит», но стрелок он не ахти поэтому почти все болты не попадали в противника. Оставшиеся стражники наследника остались сражаться, Зафир вступил с ними в бой. Ахмад бросил арбалет и опираясь за различные уступы руками и ногами башни быстро спустился вниз. В двух метрах над землёй он отпрыгнул от стены, прямо на неприятеля, повалил его и пронзил кинжалом. Затем он обнажил меч и вступил в бой.

Ахмад – великолепный фехтовальщик, Зафир ему немного уступал. Техника боя Ахмада заключалась в том, что он провоцировал противника на атаку, а затем шёл в контратаку, то есть атаку против атаки. Он уходил из-под удара и тут же наносил свой смертельный, а если уйти от атаки не получалось, то Ахмад блокировал удар и отталкивал противника и нападал сам. Зафир был силён в нападении, нападал он в самый неожиданный момент, казалось бы, в бою нет такого момента, но Зафир всегда его находил. Если противник нападал на его, то он парировал удары, пока не наступит подходящий момент для атаки. Зафир спросил во время боя у Ахмада:

– Ты успел убить его?

– Нет, – отвечает Ахмад – его плотно закрыли, да и ты знаешь какой я никудышный стрелок.

Когда с неприятелями было покончено, Ахмад вскочил на коня и крикнул Зафиру:

– Он не мог уйти далеко, я поеду вдогонку, а ты едь до соседней башни, скажи, что этой башне нужна помощь. За меня не беспокойся.

После этих слов Ахмад пустил коня галопом. Зафир немного заметался на месте, хотел остановить Ахмада.Он не докричался до него, конь Ахмада скакал быстро. Зафир вскочил на своего коня и пустил его галопом в обратную сторону, к соседней башне. В двух словах рассказал всё гарнизону, развернул коня и помчался на помощь Ахмаду.




Глава 7


Ахмад нагнал противников в полумиле от Дамаска. «Живой щит» наследника исчез, каждый скакал сам по себе, но стараясь держаться рядом с наследником. Видя, что ассасин их догоняет, кто-то обнажил мечи, кто-то зарядил арбалеты. Двое стражников развернулись и поскакали на ассасина с обнаженными мечами. У Ахмада был полный подсумок метательных ножей, два ножа он метнул в этих стражников. Конь у Ахмада отличался своим умом и без команды хозяина вилял из стороны в сторону, уменьшая вероятность попадания болтов.

Вся охрана наследника подотстала от него, для того чтобы задержать ассасина. Ахмад упорно продолжал скакать вперёд, точнее, его конь скакал вперёд, а мастер, сидя в седле, охотно скидывал с сёдел противников, не забывая подкидывать ножи. Едящий слева всадник хотел проткнуть ассасина мечом, но промахнулся. Ахмад тут же схватил его руку, воткнул в неё метательный нож, положил его на живот, на спину своего коня, и тем же ножом пронзил его шею. Он скинул противника на землю, забрав его меч и метнув нож в другого противника. Следующий всадник попытался разрубить Ахмада. Ахмад прильнул к шее коня, удар меча прошёл над ним, мастер занял своё привычное положение в седле, оставил приобретённый меч в груди противника.

Оставшиеся всадники разъехались кто куда. Ахмад прибыв в город, кишащий народом, отпрыгнул от коня прямо на лестницу, ведущую на крышу. Прыгая по балкам, с крыши на крыши, минуя улицы, убийца постепенно нагонял свою жертву, которая скакала вперёд на лошади и сшибала прохожих.

Доскакав до центрального рынка города, лошадь наследника споткнулась, он выпал из седла. Ахмад прыгнул на него, но тот откатился в сторону, встал на ноги и кинулся на преследователя с кинжалом. Ахмад своим кинжалом отпарировал удар, схватил руку наследника и хотел нанести свой удар; но наследник схватил руку ассасина. Оба смотрели злобно друг на друга.

– Я знаю, почему ты хочешь убить меня, ассасин – прошипел султанский сын.

– И я тебя убью, чего бы мне это не стоило, даже ценой моей жизни – спокойно произнёс Ахмад.

– Тебе это будет стоить головы, мой отец казнит тебя.

– Ты так запугал народ, что они не могут сказать правду, твоя смерть избавит их от этого бремени.

– Они должны уважать и бояться своего правителя, чтобы у них в мыслях не было предать его… Ахмад, я предлагаю сделку, помоги мне свергнуть моего отца, чтобы я пришел к власти, а ты получил жизнь.

– Если ты придёшь к власти, то угробишь и поработишь народ, я не могу этого допустить.

– Я дам тебе денег, много денег. Ты – вылитая копия своего отца. Ты получишь место во дворце, самое почётное. Твой отец был таким, и ты такой же.

Ахмад отпустил руку наследника, тот отпустил руку ассасина. Оба стояли и смотрели друг на друг…

Отец Ахмада, Фарух Мухамад ибн Ибрагим, не был ассасином. Но он питал огромную страсть к деньгам. За любую работу он требовал определённую сумму. Ахмада он воспитывал вместе со своей матерью, бабушкой Ахмада, с рождения, так как мать Ахмада не выжила во время родов. Когда ему исполнилось пять лет, мать отца умерла, отец стал воспитывать сына один. Мальчик получил неплохое воспитание, а его отец нажил состояние… Фарух уже не мог видеть ничего ценнее денег, он даже стал забывать о сыне. Деньги испортили Фаруха, а затем погубили его.

Всё произошло 13 июля в тысяча двести первом году. Фарух, торгуя на рынке, встретил человека, который предложил ему крупную сумму денег, если он выполнит его просьбу. Этот человек велел ему убить эмира, который будет проезжать через Тегеран и дал Фаруху лук и стрелы, и показал место откуда он будет стрелять.

Фарух ранил эмира, его поймали и увели с собой. Больше Ахмад отца не видел. Но благодаря накопленным отцом деньгам перебрался в Дамаск, а затем добрался до ворот крепости и попросился в ученики…

– Откуда ты знаешь моего отца? – спросил Ахмад у султанского сына.

– Он сидит в городской тюрьме – ответил наследник – и его биография известна многим.

– Отведи меня к нему, я хочу его увидеть.

– Так ты принял моё предложение?

– Да, Юсуф.

– Ты принял верное решение, друг мой, мы с тобой будем править этой страной. Поехали.

Сев на коней они поехали к городской тюрьме.




Глава 8


Тюрьма находилась недалеко от дворца. Здание само по себе было мрачным, внутри, в области камер царила тишина; изредка луч света озарял тёмные коридоры. За железными дверьми камер находились заключённые. Эхо шагов слышалось по всему коридору. Дверь в камеру открылась. Решетчатое оконце, пропускающее свет, деревянная полка, прикреплённая цепями к стене, догорающая свеча в углу и малюсенький табурет – так выглядела камера.

На полке, служащей кроватью сидел бородатый старик, в обносках, худой. Он сидел, опустив голову в пол. В его серых глазах читалась боль и страдание. Морщины говорили, что старику много лет.

– Здравствуй, отец – сказал тихо Ахмад, сидящий на табурете напротив старика.

Старик поднял голову:

– Сын! Ты ли это.

– Я, отец.

– Не ожидал я вновь увидеть тебя за эти тридцать два год, подумал я, что ты забыл обо мне. Знаешь, с того момента, я всегда думал о тебе; гадал что с тобой стало. Теперь я вижу, что ты стал ассасином…как и мечтал.

– Отец, я тоже всегда мечтал встретиться с тобой, обнять тебя, поговорить по душам. Но тебя сгубила твоя скупость.

– Не надо, сынок, не говори мне об этом. Моё прошлое гложет моё сердце, и я жалею о том, что натворил. Деньги поглотили меня, испортили, подчинили меня себе. Деньги – это зло, одно из сильных зол на планете. Не будь, таким как я, Ахмад, не будь. Прости меня…

– Я тебя прощаю, отец, дай я обниму тебя.

Отец и сын крепко обнялись, оба не смогли сдержать слёз.

– Я прямо сейчас пойду к султану – предлагает Ахмад – буду просить твоего освобождения.

– Нет, сын, не надо. Мы должны отвечать за поступки. И я должен ответить, дожив свой век здесь.

– Нет, остаток своей жизни ты проживёшь на свободе. Ты тридцать два года не видел белого света, ты уже ответил за свои поступки.

Ахмад вышел из камеры, где его ждал Юсуф – сын султана.

– Поговорил с отцом?

– Да, отведи меня к своему отцу, я хочу просить выпустить моего отца.

– Ладно – через несколько секунд молчания ответил Юсуф – пойдём.

Дворец – огромное и красивое сооружение, в нём было более тысячи комнат и каждая была украшена своим стилем. Комнаты отличались своим многообразием красок и оттенков. В тронный зал вели огромные, до самого потолка двери; их открывали, толкая, двое человек. Прямоугольный тронный зал, около двухсот метров длиной и около ста высотой. Над залом возвышался купол, через отверстия которого проходил свет, а из центра свисал здоровенный канделябр (он висел скорее для украшения, ежели для освещения). Вдоль стен зала стояли статуи лошадей из мрамора.

К трону султана вела лестница с широкими ступенями. По краям ступеней возвышались колонны, подпирающие потолок. Трон стоял у стены за оранжевыми шторами. Султан восседал на своём престоле. Он был человек упитанный, маленький в бежевых одеждах и чалмой на голове. Лицо его круглое строго и с недоверием смотрело на ассасина, идущего рядом с его сыном; глазами, утонувшими в загорелом озере кожи.

Юсуф и Ахмад поклонились.

– Отец, этот ассасин пришёл к тебе с просьбой – сказал Юсуф.

– Скажи мне, как звать тебя, ассасин, и с какой просьбой ты ко мне пожаловал – грозно проговорил султан.

– Звать меня, Ахмад Аль-Фарух. Я сын Фаруха Мухамада ибн Ибрагима, который сидит в городской тюрьме уже долгих тридцать два года. Я пришёл просить его освобождения.

– Я думаю, тебе известно, почему твой отец сидит в тюрьме уже столько лет? – спросил султан.

– Да, он сидит за попытку убийства эмира.



Читать бесплатно другие книги:

Читателю представлена вторая книга – продолжение, ставшего бестселлером, мужского романа-исповеди Макса Линна «Ее тен...

Непонятый – это не шутка, не провокация. Но существует предубеждение: «Евгений Онегин» считается изученным вдоль и по...

71-летняя супермодель Мэй Маск – не просто красивая, но и невероятно успешная и счастливая женщина – делится мудрыми ...

Анатолий Фёдорович Дроздов – известный писатель-фантаст, пишущий в разных жанрах. Представляем вторую книгу трилогии,...

Клады – они бывают разные. Какие-то лежат в земле и ждут, пока их выкопают. Какие-то совершенно этого не хотят. А как...

Учиться, познавать новое и менять мир к лучшему невозможно без открытости и готовности переосмыслить старые убеждения...