Пламенным Именем Твоим - Роза Сторге Снежана

Пламенным Именем Твоим
Снежана Геннадьевна Роза Сторге


История отношений наших героев подобна небрежно сшитому лоскутному покрывалу из обрывков чувств, слов и воспоминаний, из переплетённых сюжетных швов. И если меня спросят, какого цвета это покрывало, я непременно отвечу – оно красное. Красное, как цвет вина, как цвет любимых губ и любовной печали, как цвет крови на руках…






Пламенным именем твоим



1.

2011 год. Штат Мэриленд. Балтимор. Первые сентябьские деньки, начало осени.



Под ноги падают редкие желтоватые листья, и по этим знакам можно понять, что наступила золотая пора, тот самый сезон, когда учащиеся возвращаются с каникул на учёбу. На небе ни облачка, деревья ещё

зеленоватые, от того казалось, что лето всё ещё продолжалось. Кто-то вовсе и не против, будь лето длилось

хоть целый год, наоборот бы все обрадовались такому повороту. Представьте только, каково это, к примеру, праздновать Рождество, когда за окном зелёные деревья, а газон расцвёл ромашками или одуванчиками. В

таком бы случае Санта-Клаус представлял из себя человека с мешком подарков, но при этом привычную

одежду сменил на гавайскую цветастую рубашку и ровно на такие же гавайские шорты. Было бы здорово на

самом деле.



Отдохнувшие ученики, делясь своими впечатлениями за лето с друг другом, уже направлялись в сторону

большого светлого здания, которое именовалось старшей школой в Балтиморе. А ещё эта школа была

интернациональной. Не сказать, что все были рады тому, что вновь пришлось возвращаться на учёбу, но

деваться особо некуда, зато есть стимул повидать друзей и одноклассников и другую шпану.

Тихое шарканье по асфальтрованной дорожке выдаёт новенького, который с сегодняшнего дня будет

учиться здесь вместе со своими новыми одноклассниками. Мысли сбивались и путались, но они тут же

отошли на второй план, когда взгляд зелёных глаз поднимается выше и видит табличку на высоком заборе.

Затем переводит взгляд на ворота.



– Так значит вот как выглядит школа в штатах… – Стефан поднимает глаза на большие ворота тёмного

цвета, войдя через которые и будет начинаться его учебный год. – Старшая школа типа интерната… Думаю, мне удастся здесь найти друзей, – проговорив это, юноша видит небольшие скопления учащихся, которые

кучкуясь в небольшие компании разговаривают между собой. Всем было не до новенького, ведь каждый

болтал о своём со своими друзьями, обсуждая проведённое лето. Как всегда кто-то хвастался новой

одеждой, кому-то родители купили новый гаджет.

В это время в самом школе:



Агния небрежно повесила тяжеленную сумку на одно плечо и вышла из кабинета директора. Для неё

время шло как ни странно быстро: нужно успеть зайти к паре преподавателей, разобраться с посещаемостью

других учеников из своего класса, и найти себе тихое местечко до начала уроков где-нибудь в уголке

библиотеки, пока Поль не появился на горизонте, иначе тот снова начнёт говорить о девушках и надоедать

раньше времени своим существованием, что было Агнии совершенно ни к чему. Рыжеволосая староста

спустилась по лестнице вниз, как вдруг заметила свою знакомую, а точнее одноклассницу, по которой нет-нет

да и вспоминала за время летних каникул. К той самой знакомой и подошла староста, чтобы спросить

типовые вопросы нечто в духе: "Как дела?"



Стефана в свою очередь едва не сбивают с ног пробегающие мимо ученики, у которых до сих пор детство

играет.



– Эй, осторожнее, – сказал Стефан, но без какой-либо злобы, что его чуть не столкнули в лужу от недавно

прошедшего ливня. Вообще, Маевский сам по себе достаточно мягкий молодой человек, слова лишнего не

скажет, и вывести его из себя достаточно сложно, для этого ещё постараться нужно.



Понимая, что это всё же другая страна, новая школа и новые возможности, Стефан мечтал здесь завести

друзей, ну или по крайней мере, наладить с кем-то хорошие связи. Учёба тоже не на последнем месте, но об

этом немного позже.



В это же время хмурая ранее Агния рада была узнать, как провела лето её знакомая, в тот момент, как

сама никуда толком не выезжала. Слушая одноклассницу, староста кивала, мечтая однажды тоже куда-нибудь выбраться, раз уж все эти каникулы она провела за учебниками и только раз выехала за город, и то, не отдыха ради. А потом Агния замечает, как мимо неё проходит высоченный такой парень, которого раньше

она в этой школе не замечала, и потому девушка, не отрывая взгляда от удаляющейся спины, делала вид, что слушает одноклассницу.



– Агнешка, ты вообще меня слушаешь? Ну конечно, впечатления подруги о её отдыхе не так важны, как

какой-то проходимец, – цокнула языком Вирджиния, закатив глаза.



– Что? – староста вернулась в реальность, также вернув внимательный взгляд на одноклассницу. – Ах, прости, что-то я о своём задумалась. Не сочти это за невежество, хорошо?



– Но тот проходимец тебя зацепил, как я погляжу. Смею заметить, он похож на шкаф. Ладно, да, я не смею

оценивать человека по его росту и внешности. – Вирджиния была бы не Вирджинией, будь насмешливо не

фыркнула.



– Можно было и без подробностей, – говорит Агния. – Извини, Вирджиния, твоя история интересна, но мне

пора возвращаться в библиотеку. Я там забыла кое-какие книги.



Развернувшись на каблуках лакированных туфелек, чтобы поторопиться снова вернуться в школу, Агния

случайно наткнулась на кого-то из учеников, бросила случайное: "извини", и взошла вверх по ступеням, ступая практически по следам новенького. Длинноногий парень мог запросто быстро скрыться из виду, завернув куда-нибудь за угол. Какое счастье, что новенький вовсе никуда не сбежал, и шёл он достаточно

спокойно.



Агния с интересом оглядела с ног до головы юношу, идущего впереди и совсем не подозревающего, что

за ним следят. А потом, решив, что вся эта слежка лишь трата времени, Агния побрела в любимую

библиотеку, проклиная свой интерес и упущенные пять минут спокойствия. Однако времени у неё было

слишком мало.

Стефан посматривает на свои наручные часы, совсем потеряв ход времени, думая, как бы не опоздать на

первое в этой школе занятие. Так, прогуливаясь по первому этажу школы, парень решил заглянуть в

библиотеку, ведь без учебников ты в школе не проучишься, да и немногие в твоём классе решат отдать тебе

навремя свои книги.

Тихо, чтобы не нарушать покои библиотеки, Стефан шагнул на порог просторного помещения, и

оглядываясь, вспомнил свою домашнюю библиотеку, которая в несколько раз была меньше этой. На полках

нигде не было ни единого пустого места, всё было забито исключительно книгами.

– Эй, здесь есть кто-нибудь? – Стефан сказал эти слова тихо, так как знал, что здесь должна быть тишина, всё-таки библиотека не предназначена для того, чтобы в ней шумели.

Секунды безмолвной тишины с тревогой отзываются частым биением в сердце новенького, и будто чёрт

из табакерки слышится голос, а в тени сверкают карие глаза словно два камешка вроде обсидиана.

– Новенький, – подобно призраку старого библиотекаря, Агния возникла позади и прошла вперёд. Она

движется осторожно, почти хищно. – Да, новенький, я тебя узнала.

В руках Агнии была стопка учебников по разным предметам, которую она выгрузила на один из столиков.

Вздохнув, девушка поправила очки на веснушчатом носу, и по какому-то списку ещё раз проверила книги на

столе, что-то неразборчиво и тихо бухтя себе под нос.



– У тебя выпускной класс? – сразу вопрос в лоб. – За книгами пришёл? – староста вновь обратилась к

парню. Смотрела она на него снизу вверх, словно изучая насквозь, или точнее, пытаясь найти в нём какой-то

изъян.

Заметив Агнию, которая так внезапно появилась будто из ниоткуда, Стефан слегка вздрогнул и только

потом ответил:

– Эм… да, с сегодняшнего дня я буду здесь учиться, и мне нужны все необходимые учебники на сегодня, —

он мило улыбнулся, чтобы хоть как-то произвести впечатление на старосту, ведь с ней лучше дружить, иначе

в журнале посещаемости никогда не будешь отмечен.



Этим же временем, в щёлочку прикрытой двери библиотеки уже наблюдали за новеньким. Они о чём-то

шептались, явно рассуждая о новеньком. И кому это понадобилось здесь шпионить? На самом деле, здесь

есть кому этим заняться.

– Так… в общем, эти книги все новые. Бери их тогда себе. И пожалуйста, побыстрее, через пару минут

начинается урок, бери книги и идём в класс, раз уж ты здесь. – Агния, обращаясь к Стефану, посмотрела на

настенные часы, потом положила пару книг с другого стола в сумку, и нетерпеливо уставилась на новенького.

– Готова поспорить, этот французский чудила уже разлёгся там на весь стол, – пробормотала она, отводя

взгляд, говоря о давнем знакомом – Поле. Девушка ненавязчиво поделилась этим с рядом стоящим парнем

в такой манере, будто знается с ним давно, ещё с младших классов.

Стефан взял книги в руки и уже хотя отправиться на нужный класс, опомнился.

– Я тут новенький, не могла бы ты… – он словил взгляд девушки на себе, – подсказать, где здесь

находится наш класс? Совсем ещё во всём не разобрался, только ведь пришёл.



Те, кто наблюдали за разговором в библиотеке, те, которые сидели под дверями, быстро поднялись с

пола и убежали, чтобы их не застали здесь.

– Хорошо, идём, – серьёзная Агния сейчас не переживала особо о своём поведении, она взяла Стефана за

рукав рубашки и потянула за собой, как маленького ребёнка, шагая куда-то вперёд по коридору. – Просто

иди за мной, объясню тебе всё после.

– Буду очень тебе признателен. – Стефан, всё так же не унимая счастливого вида следовал за своей

старостой, удерживая в руке данные книги. Он даже не успел их все положить в сумку.

Наконец, когда вопрос с персональным шкафчиком был решён, Агния остановилась у двери нужного

класса, распахнула её и так же потянула Стефана за собой, потом хмыкнув, заговорила с ним снова:

– Моя миссия окончена, – сказала она достаточно холодно, только переступив порог. – Моё имя – Агния

Свитхарт. Я здесь староста. Нужна будет помощь, обращайся, – в первый раз за день она слегка

улыбнулась, поправила сумку на плече и подошла к привычному месту, за которым сидела уже не первый

год. Тут же улыбка сменилась на хмурую физиономию, только прошипев себе под нос: – Поль…

За партой сидел светловолосый юноша, что-то напевая себе под нос, этот же юноша и был занозой для

старосты. Агния опускается на стул рядом, отодвигается в сторону и достаёт какие-то книги и тетради из

сумки.



Стефан даже не успел представиться, как Агния покинула его, заняв свою парту у окна.



– Девушка с огненными волосами и огненным именем. Интересно… – тихо проговорил новенький, отметив, что особа эта не простая, ровно такая же не простая, как и её характер. Просто пламя в человеческом

обличии.

Поняв, что со старостой дружеских отношений скорее всего не будет, Маевский положил на парту книги, и

сам присел за своё место. Точнее, за место, которое пустовало, ведь в целом все учащиеся собрались к

началу урока. И кстати появление новенького не осталось без внимания, один из учеников родом из

Германии захотел подружиться с ним, на что Стефан ответил многозначительной улыбкой.

Поль, заприметив Агнию рядом с собой мечтательно протянул:

– Ой, а что это за птичка рядом со мной села? Не наша ли Агнешка Свитхарт?



Агния терпеть не могла, когда её называют таким ласковым именем, ведь так называют её чисто ради

стёба.

– Замолкни, будь добр, мне надо повторить… – достав вдоль и поперёк исписанную тетрадь, Агния

уткнулась в неё, даже не посмотрев в сторону Поля.

– Только не делай вид, что у тебя полно забот и без меня, – не унимался тот, так же спокойно одним

пальцем опускает книгу, чтобы отвлечь девушку от важных повторений параграфа. – Неужто эти бумажки

важнее меня?

– Важнее тебя даже муха мёртвая на люстре в моей комнате в общаге. Всё, не мешай, – снова утыкаясь в

свои «бумажки», Агния смешно нахмурилась и тихо фыркнула: – Тоже мне…

– А ну не хмурься, очарование моё. Твои чтения никуда не денутся! – нараспев повторил Поль, словно

хотел распробовать эти фразы на вкус. А голос у Поля более чем приятный, таким можно заслушиваться, только староста не в восторге от того, что изо дня в день слышит этот баритон.



– Не называй меня так, – уставившись на своего некогда бывшего воздыхателя, Свитхарт думала врезать

книгой ему между глаз.

Поль коварно улыбнулся, что-то задумав, ведь просто так от старосты он не отстанет. Не смотря на то, что у Агнии достаточно посредственная внешность, без каких-либо ярко-выраженных черт во внешности (за

исключением рыжих волос), Поль находил в ней прекрасным абсолютно всё. Даже россыпь веснушек на носу

девушки казались ему чудными. А эти карие, почти чёрные глаза – первое время Поль оторваться от них не

мог!



– Знаешь, зря ты тогда отказалась встречаться со мной, – настаивает Поль, тем самым запустив бомбу

замедленного действия.

– Господи, да как же ты мне надоел! – потом несколько секунд Агния помолчала, подхватывая свою сумку с

учебниками. – Я лучше пересяду!.. Эм… К новенькому! Определённо! Уж куда лучше, чем с тобой сидеть. —

Агния, гордо задрав нос, подошла к новенькому, легко улыбаясь: – Ты не против?



А он и не против был. Парта по соседству все равно пустовала.

Стефан что-то разглядывал в книге и потом отвлёкся на вопрос, в знак согласия кивнул, и стул рядом с

грохотом отодвинулся.



Поль, будто как ни в чём не бывало, продолжил любоваться Агнией на расстоянии.

Агния без каких-либо колебаний села за парту, скромненько уткнулась носом в книгу и подумала затем, что разговоры с новеньким на данный момент будут излишни.

На самом деле Свитхарт периодически поглядывала на Маевского, который сидел рядом. Потом девушка

вздохнула и отложила книгу на край стола, времени всё равно не остаётся нормально почитать. Она сняла

очки с переносицы и убрала их в футляр из искусственной кожи. Без очков глаза у Агнии казались больше и

выразительнее.



«Так, соберись. Тебе же нужно проявить хорошее впечатление. Ты староста, как-никак, а это просто

новенький…» – внезапно пронеслось в голове девушки. Всё-таки хотелось доказать, мол, «это я здесь

главная», натура не позволяла ей просто молчать.

– Прошу прощения, я не спросила твоего имени. Немного торопилась, да… – глупая улыбка сама возникла

на лице, да и в целом ситуация с беготнёй по школе вышла неловкой.



Маевский оторвался от чего-то интересного в учебнике, и обратил внимание на то, что с ним

разговаривают, и он ответил:



– Меня зовут Стефан Маевский. Очень рад нашему знакомству, – с улыбкой представился Стефан, а его

глаза загадочно зелёного цвета переливались в изумрудный тон в свете солнца.

Агния даже, что для неё не свойственно, засмущалась. Она подумала, что не зря ушла от этого

надоедливого Поля, и адекватные люди в этом заведении ещё не перевелись. Агния решает дальше как-то

поддержать этот разговор, но она не знала особо, как знакомиться, ибо новых друзей здесь обычно и не

искала. – Ээ… – она немного помолчала, гадая, что же сказать. – Какими судьбами перевёлся к нам?

– Я ученик по обмену, приехал из Польши, – говорил тихо, чтобы не мешать другим присутствующим.

– Вот как? – об улыбку Агнии можно было порезаться. – Я надеюсь, тебе понравится здесь.

– Я тоже так думаю. Но больше всего, я хочу здесь завести друзей. А с учёбой, думаю, проблем не будет.

Немного с опозданием в класс зашёл строгий преподаватель, держа в руках портфель, и не теряя

времени, он прошёл за свой стол, начав тему.



Агния вновь надевает очки, так как не видит, что написано мелом на доске. Свитхарт внимательно

слушала преподавателя и постоянно записывала даты и прочие нужные данные в аккуратный конспект, не

позволяя себе отвлечься хотя бы на минуту.

Когда преподаватель окончил урок, он объяснил задание и, собрав свой портфель ненадолго удалился из

класса, разумеется потом он вернётся назад. Оказалось, во время урока нужно было записать все имена

исторических деятелей, количество которых зашкаливало.

Стоило преподавателю уйти, как ученики всполошились, тоже собираясь на выход из класса. Все куда-то

торопились, суетились, Агния же собирала вещи в сумку совершенно без спешки. Она всегда понимала, что

не стоит бежать в одной толпе со своими одноклассниками, ведь они затопчут свою старосту и не заметят, а

староста у них маленькая, хрупкая, можно и не заметить.



– Эм, Стефан? – после долгого молчания девушка наконец заговорила. – Сейчас все идут обедать. Ты

пойдёшь?

Стефан также не спеша собрался уходить из класса, перекинув сумку с книгами на плечо.

– Не помешало бы. Чувствую, мой живот уже исполняет китовьи серенады, – он пытался быть как можно

более проще, и поэтому не задавал лишних вопросов. Стефан просто следовал за Агнией и периодически

заглядывал в свой телефон, в котором откуда-то накапало несколько пропущенных звонков от сестёр.

Дойдя до нужной двери, куда табором неслись голодные ученики, Агния проходит вперёд и утягивает

Стефана за собой. Людей в столовой было гораздо больше, чем в классе. Кто-то стоял в очереди к буфету, но большинство уже сидели за столами, разговаривая, попутно поедая то, что принесли на подносах.

– Кажется, все места заняты, – проговорила Агния задумчиво, оглядывая столовую. – Ладно, тогда пойдём

и займём очередь.

– Места найдутся, в этом я уверен. – Стефан тронул Агнию своим позитивом, и подмигнув старосте, занял

очередь.

Очередь двигалась довольно быстро, и видно было, как некоторые ученики едва не устроили побоище из-за одного несчастного яблока, но бойня не состоялась, и всё решилось полюбовно, методом разрезания

фрукта пополам. Но признаться, Стефан уже бы начал ставить ставки на то, кто же победит в этой битве, в

итоге, всё обошлось. Победил мир и разрезанное яблоко.



– Да, вот такие у нас здесь учащиеся. Что ни день, так битва то за яблоко, то за бургер. – Агния тронула

Стефана за плечо, но ей и самой вначале было смешно наблюдать за несерьёзной битвой. – Принимай эти

сцены здесь как должное. Итак, где бы нам место найти? – снова девушка смотрит по сторонам и видит пару

пустых мест. – О! Отлично, займу нам столик, – уже по привычке аккуратно просачиваясь между другими

учениками, она быстро достигла своей цели.



Проходя мимо занятых столиков, прижимая к себе поднос, Стефан больше всего боялся, что его обед

кому-нибудь высыпется на голову, что было вполне реально.

– Оу, простите, – новенький нечаянно толкнул парня с модной причёской на голове, который поперхнулся

чаем. – Ой, тысячу извинений. – Стефан, следуя за Агнией, нечаянно задевает ещё кого-то. – Прошу

прощения, – поднял поднос, чтобы не преграждать себе обзор снизу. – Виноват. – Маевский локтем

задевает светловолосую девушку, которая как хомяк набила щёки салатом.

В итоге, Стефан сел на своё место и с лёгкостью вздохнул. Наконец-то толкотня закончилось и никого

обходить не нужно.

– Ну и дела, – он поставил поднос на стол. – Учащихся налетело в эту столовую как рой саранчи.

Агния даже не удивлена этому, она наблюдала такую картину из года в год, и ничего не меняется, ученики

взрослеют, но все равно остаются детьми.

– Привыкай. Тут слишком уж много народу. Думаю, освоишься, – потом Агния показала пальцем на

субстанцию в тарелке, говоря в шутливой форме: – Но вот это есть не советую. Только если ты

собираешься на тот свет. Я взяла из общежития бутербродов, это проверенная система.

Ученики за своими столиками вокруг гудели и шумели, будто рой огромных пчёл.



– Да, спасибо за предупреждение. – Стефан огляделся и понял, что ему целый день предстоит быть

голодным. И последовав совету Агнии, он позавтракал лишь одной небольшой виноградной гроздью, единственным «блюдом» которое хоть как-то считалось за еду. – Здесь столько много народу, —

задумавшись, кладёт себе в рот зелёную виноградинку. – Интересно, мой акцент слишком заметен?

– Есть немного. – Агния не притронулась к еде на подносе, а достала из сумки пластиковый контейнер и

термос. – Это всё-таки интернациональная школа, и общий язык здесь английский. Ты привыкнешь, —

девушка подбодрила парня, и открывая коробку, достала оттуда бутерброд. – Будешь? У меня несколько.

Стефан с неким волнением смотрел то на бутерброды, то на Агнию. Он нехотя жевал виноградинки, этим

давая понять, что чужого не возьмёт.



– Не хочешь? – Агния пожала плечами. – Ну ладно.



Читать бесплатно другие книги:

Весь мир поет песню, которую пел однажды в своем одиночестве творец, пение продолжается и по сей день. Первая часть –...

"Тьма пала на землю, прогоняя прежний мир, неся с собой хаос, боль и разрушение. Люди в отчаянной мольбе воздевали ру...

Термином «поток» определяется оптимальное состояние человека, когда его мозг и тело работают в тесной гармонии, будуч...

Кто из нас хоть раз в жизни не мечтал о бессмертии? В детстве все мы без исключения верили, что будем жить вечно. Аме...

Житие преподобного Паисия Святогорца (1924–1994), афонского монаха, известного всему миру и торжественно причисленног...

С начала 90-х гг., когда за реформу экономики России взялась команда Егора Гайдара, прошло уже немало времени, но до ...