Пламенным Именем Твоим - Роза Сторге Снежана

Но сейчас она выглядела

скорее удивлённо, нежели доброй.

– Оу. – Винчензо вновь опустил взгляд на те тексты с репликами в своих руках и потом вновь заговорил: —

Я сюда прихожу почти каждый день. Знаете, люблю здесь находиться время от времени.

На самом деле, Винчензо просто состоит в театральном кружке, поэтому и приходит в этот зал. А ещё он

так вежлив, потому что так воспитан, однако в каждом таком воспитанном юноше есть небольшая

червоточина.

– Вот оно что? – Агния убрала руки за спину и подошла чуть ближе. – Не скучно здесь одному

просиживать?

«Быть дружелюбнее…» – твердил голос в голове, и Агния пыталась слушать его указания.

– Нет, что Вы? – итальянец поднял глаза на девушку. – Скоро начнётся репетиция, вот я и пришёл

пораньше. А Вы тоже записались в этот кружок, да?

– Я? – рассеянно переспросила Агния, наклонив голову в бок. – Ещё нет, хотя, знаешь, мне не помешало

бы научиться играть роли. Может быть, стоит попробовать? – задумчиво спросила она, глядя в пол, сама не

уверенная, хочет ли вообще всего того, что говорит.

– Уверен, Вам бы пошло на пользу это занятие. Я вот могу принять любую роль, заисключением женской, разумеется, – коротко просмеялся Винчензо, так как не горел желанием напяливать на себя платье.

– Ах, знаешь что… – неожиданно Агнии пришла в голову мысль, что в театральном кружке она может

подцепить немаловажную для себя информацию. И тогда, обозначив все свои планы, и надеясь на «авось», она продолжает:

– Ты не мог бы меня записать?

Винчензо, будто от радостной вести, вскочил с кресла, и так же радостно замахал руками, в которых были

те самые сценарии.

– Это замечательно! Сегодня вечером займусь вашей регистрацией. Хотя, уже вроде как наступает вечер.

Ну нет, ещё далековато до вечера, но всё же.

– Ээ, да… – немного нервно улыбаясь, Агния думала про своё поспешное решение. Удивило девушку и то, что итальянец был рад даже гораздо больше, чем сама она. – Когда мне можно придти?

– Мы можем прямо сейчас репетировать, – улыбка была лучезарной, а Винчензо счастливым. Как и всегда.

– Репетировать? Ну допустим, хорошо… – Агния удивилась тому, как быстро всё произошло, и совершенно

не была готова к работе в коллективе. Присев на один из свободных стульев на сцене, она принялась ждать

остальных членов кружка, в то время как довольный итальянец что-то напевал на родном языке. По первым

нотам можно различить мотивы всем известной песни «Mamma Maria».



8.

Конечно Винчензо бы хотелось уже побыстрее отдать несколько бумаг с текстами Агнии, и уже было всё

подготовив, слышит голос рядом с собой.

– Я бы хотела с тобой посоветоваться, – робко проговаривает Агния, поправляя свои длинные, рыжие

волосы, завязанные в два хвостика.

– О, Вы бы хотели взять ещё пару ролей?

– Да как бы нет. – Свитхарт сидела на месте, и потеряв усидчивость от нахлынувших мыслей, она не зная

куда деть руки, порывисто встала с места. – Эм-м… – она явно не знала, как «по-дружески» общаться с

Винчензо. Ведь Агния толком ни с кем в школе и не дружила (за исключением с Вирджинией, но и то дружбой

это не назовёшь). Были знакомые девушки, но они не близкие подруги. А общения Агнии явно не доставало.

Замявшись, она обошла итальянца и опёршись о стену, поджав от неловкости губы, всё же спросила: —

Скажи, я истеричка?

– То есть? – итальянец неотрывно смотрел на девушку, что завела руки назад за спину.

– Может, ты замечал мои резкие перемены в настроении, и вот потому я хотела спросить того, кто смотрит

на меня со стороны.



– Ну, это мнение субъективное. Для кого-то вы обычный подросток со скачущими гормонами, а для кого-то

взбалмошная девушка. Вообще, для всех солнцем не будешь, всех не обогреешь, – по-своему рассудил

Винчензо, разводя руками.

– Значит, для всех солнцем не будешь?

– Оу, простите, – он виновато отпустил тёмные ресницы.

– А, да ничего. – Агния мягко улыбнулась, и отойдя от стены, подошла вновь до стола и отодвинув стул, присела. – Понимаешь ли, дело несколько важное для меня. Я всегда была зазнайкой, и… Это тяжело, на

самом деле.



– Ага, – тут же Винчензо легко и понимающе кивнул. – Кажется, я понимаю. Хотите измениться? Это можно

устроить!

– Неужели?

– Вот только для этого нужно работать над собой.

«Значит, мне придётся чем-то жертвовать», – пронеслось в мыслях Агнии.



– Значит, если уж вздумали что-то менять, то… – продолжает итальянец.

– Погоди! – Агния тут же спохватилась, доставая из сумки блокнот и шариковую ручку. – Думаю, кое-что из

твоих советов мне придётся записать.

Винчензо вдруг почувствовал себя учителем. Учителем, а не учеником.

– Так что ты там говорил? Нужно работать над собой? – уточнила девушка, поправив круглые очки на

переносице.



– Именно так. Для начала нужно перестать хмуриться, это одно из простых правил, которое Вы можете

записать в блокнот.



Агния не умела не хмуриться. Чаще всего это было её обычное выражение лица, и сменить такую мимику

на другую долго не выходило.



– Это не сложно, ведь Вы сами хорошо понимаете, что никто и никогда не подойдёт к человеку-буке. Так

что…



Винчензо только и успел бросить недосказанное предложение, как двери в зал распахиваются и внутрь

помещения проходит небольшая группа учеников. В той же группе находился не очень, скажем, приятный

знакомый Агнии – Поль. Поль как всегда появляется в самые ненужные моменты, что и раздражало

старосту.

– Оо, – всплеснул Поль руками, только заприметив одну интересную особу, к которой когда-то испытывал

амурные чувства. Он отошёл от шумящей толпы, и подошёл не абы куда, а именно к Свитхарт. – Не знал, что ты тоже записана в этот кружок!

– Нет, я пока не записана, – обрывочно отвечает девушка, пряча за спину блокнот и ручку. – Но в скором

времени исправлюсь.

– Никогда бы не подумал, что увижу тебя в том же самом кружке, в котором записан и я!

– Ой, Поль, если б ты знал, как же это взаимно…

Раздаются хлопки в ладоши, и Винчензо громко провозглашает, для того, чтобы привлечь всеобщее

внимание пришедших:

– Все по местам! Прошу поставить стулья в круг на сцене. Кто забыл свои листы с репликами, могу дать

копии!

###

Позже, когда занятия окончились, Винчензо собрался уходить. Видно, что театральный кружок – это

именно то, что оказалось ему по душе, он будто был рождён для сцены. Итальянец взял листы с репликами и

положил их себе в рюкзак. Агния же, которая тоже получила несколько листов со сценарием, недолго

прочитывала содержимое на бумаге, и её взгляд перенёсся на милого итальянца. Он снова напевает что-то

на своём родном языке. Не сложно догадаться, что это произведение носило название «Made in Italy».

Кажется, кто-то здесь истинный фанат музыкального трио «Ricсhi e Poveri».

– Эм… Винчензо? – Агния поднялась со стула, сделала нерешительный шаг вперёд и убрала реплики за

спину. – Твои советы бы мне очень пригодились, будь бы нас не прервали другие учащиеся, – это она так

не навязчиво намекала на продолжение.

– Ах, да! – тут же Винчензо спохватился, бросив на старосту пылкий взгляд карих, почти чёрных глаз. Его

голос эхом раздался по стенам большого зала, отчего голос показался намного громче обычного. – Я совсем

забыл! – паренёк стянул с плеч рюкзак и положил его на пол, где-то у стоящего на сцене рояля.

– Говоришь, что достаточно сделать первый шаг – перестать хмуриться, – она вновь достала ручку и

блокнот, отложив листы со сценарием.

– Да-да, – итальянец щёлкнул пальцами. – Но этого мало. Надо всем своим видом показывать, что Вы

рады встретить, к примеру, своих одноклассников.

Винчензо присел на край сцены. Присесть по близости решила и сама Агния. Она внимала своему

«учителю» каждое слово.

– Не бойтесь показать улыбку, вам она идёт, – уверяет парень, болтая ногами в воздухе, не дотягиваясь до

пола. – И вообще, покажите, как именно вы рады видеть, к примеру, своего давнего знакомого. Может, выкажете это в словесной форме?

Агния прекратила записи, и изучающе поглядела на Винчензо, а потом спросила:

– В словесной форме? Это можно. Кхм! – девушка прокашлялась в кулак, а потом с суровым видом

проговорила, будто обращается к своему случайному однокласснику. – В общем так, я не ставлю тебе

прогул в журнал посещаемости только потому, что ненавижу тебя меньше всех остальных, а ещё…



– Ой, как скверно-то, – заохал итальянец, перебив монолог старосты, понимая, как же запущен этот случай.

– Всё очень плохо? – спросил Агния, перебирая двумя пальцами, в которых была шариковая ручка.

– Весьма, но всегда есть шанс всё исправить, – оптимизм в голосе Винчензо вселял в Агнию искру

надежды. – Вы – чудо, главное только посмотреть на себя и выявить в себе все минусы.

Свитхарт присмотрелась в своё отражение в круглом зеркальце, что носит с собой постоянно, и вот, оторвавшись от разглядываний себя, внезапно она осознала все минусы того как выглядит: вечно тёмная, угрюмая, сердитая на всё и вся, сдержанная, но зато в меру исполнительная. Иногда проходя мимо

небольшой толпы учащихся, Агния могла услышать громкий смех. Она знала, над кем смеются ученики. Тут и

дураку ясно было, что компания смеялась не над смешным анекдотом или рассказом, придуманным на ходу, а вызванный смех был по той причине, что Агния казалась вечно обиженной. И пусть она староста, но её

уважали не все.

– Ты прав, – девушка убрала зеркальце в сумку. – Тут не паханое поле.

– Но слава богу всё можно исправить. Но знаете, что самое главное?

Агния в томительном ожидании хотела услышать, что же это главное из себя представляет, и Винчензо

продолжил:

– Вы можете сказать, чем отличаетесь Вы от обыкновенного старосты? – не дожидаясь ответа, итальянец

продолжил: – Правильно. Стиль и манера поведения и общения.

– Ну, полагаю, каждый человек индивидуален. Никогда не знаешь, какой староста будет в параллельном

классе.

– Это да, но замечали ли Вы, что они всё же проще, и не так предвзяты, как Вы?

– Они просто отлынивают от обязанностей старосты, вот и всё, – пробухтела Агния, на что услышала, как

Винчензо процокал языком, скрестив руки на груди.

– В них ещё остался позитив, несмотря на большой объём заданий и проектов, – прикрыв глаза, этим

завораживая девушку. – Но они ведут себя так, будто каждый день пятница. Голову приподнимают, в глазах

горит огонёк. Староста должен подавать пример своим одноклассникам.



– Огонёк в глазах? Интересно, а я так смогу? – вот в этом Агния уже сомневалась. На самом деле, она

достаточно часто сомневается в своих принятых решениях, но отказаться от них потом бывает стыдно, и вот

с непоколебимым видом, девушка зачастую принимается за дело, которое ей не близко.

– Понимаете, возможно всё, если появится желание к чему-то стремиться, —итальянец взял в свои руки её

ладошки.

– Правда?

– Но я вижу, у Вас твёрдый характер. А улыбнитесь, попытайтесь показать мне, что Вы рады видеть хотя бы

меня.

Агния бросила все свои блокноты, и старается выдавить ту злосчастную улыбку, лишь бы услышать

похвалу, услышать, что она молодец, однако счастливое выражение лица не получается держать так долго.

Улыбка снова превращается в тонкую полосу, не выражающую никакой искренности.

– Ну же, я хочу увидеть счастье. Агния, Вы же такая пуська, так почему я не вижу радости на этом милом

лице? – Винчензо взял в свои ладони личико девушки, и та, конечно, застеснялась.



– Я… пуська? – она вспомнила, как таким словом её называл Стефан, и от того непроизвольно уголки рта

потянулись вверх, создавая ту самую искреннюю улыбку.



Вот только долго здесь Агния и Винчензо не могли находиться. Обязательно кому-то нужно было зайти в

зал и начинать очередную репетицию, но на этот раз сюда забрели не участники театрального кружка. И

потому, тихо собравшись, двое удалились из зала под всю эту возникшую шумиху.

###

Этим же вечером в школьном дворике.

– Вот скажите, Вы курите? – спросил Винчензо, сходя со ступенек школы.

Агния тут же решила ответить, но это получалось не так решительно. Она незадачливо потёрла затылок.

– Когда-то за мной такое водилось, но это было давно. Да и вообще за сигарету я бралась, если меня

сильно доводили… Но я разучилась вдыхать никотиновый дым внутрь своих лёгких.



– О, а продемонстрируйте. Может, у Вас всё ещё получится, – итальянец подтрунивая, сейчас выглядел

немного нагловато, но он вовсе не такой, просто как и говорилось, воспитание у него хорошее, но

червоточинка в нём есть, не без этого.

– Ну, я…

Винчензо достал из кармана брюк пачку сигарет итальянской фирмы. И ведь никто не знал что этот

забавный паренёк искуривает пачку в день, да ещё умея так пафосно выдыхать дым кольцами.

– Угу… – парень беспардонно приоткрывает начатую пачку и важно достаёт от туда одну сигарету без

фильтра.

– А что ты делаешь? – спросила Агния, вытаращив глаза на нового друга. – Это же школьный дворик. Тут

запрещено дымить!

– Не стоит так бояться, – мягко произнёс Винчензо, так же мягко взглянув на девушку. – Если Вы решились

что-то сделать красивым, то научитесь сначала красиво курить. Улыбаться, Вы, вроде как, смогли.

– Ну, я не знаю.

Прикрыв глаза, итальянец подаёт одну сигарету старосте.

– Покажите мне, как Вы это делаете.

– Я не уверена, – Агния смотрела на табачное изделие в пальцах Винчензо, и оглянувшись, снова вернула

взгляд, предварительно волнующе сглотнув, так как тугой комок в горле даже не давал нормально вздохнуть.

Медлить вообще сейчас было бы не в тему, и если директор увидит, что староста тут раскуривает на пару

с Винчензо, то Агнии не поздоровится, и ей сделают выговор.

– Ну хорошо, – наконец решившись, Свитхарт берёт в руку сигарету, и вспоминает как нужно действовать.

Тут же понимает, что чего-то не хватает.

– Ах, да! – спохватился парень, и из заднего кармана клетчатых брюк достаёт зажигалку бутылочно-зелёного цвета. – Ведь невозможно закурить, не использовав огня, – игриво подмигнул.

Открыв крышку зажигалки, сразу вспыхивает огонёк. Поднося вещицу ближе к старосте и лучезарно

улыбаясь, итальянец, будто приглашающе проговорил:

– Смелее.

– Что ж… – Агния, взяв в рот сигарету, приблизилась к зажигалке и словно почувствовала, как маленькое

пламя обвивает собой кончик сигареты, после чего поплыла еле видимая дымка.

Староста растерялась. Она по правде забыла как правильно следует курить.

– Втягивайте, – посоветовал Винчензо.

Без лишних слов, Свитхарт прикоснулась указательным и средним пальцами к дымящемуся изделию в

своих зубах. И вдохнув табак во все лёгкие, девушка задыхаясь в панике выплюнула сигарету изо рта. Ей

ещё пришлось отдышаться как следует. Опираясь ладонью о спинку скамейки, она другой рукой схватилась

за сердце.

– Ну и дрянь! Господи! – на глаза старосты выступили слёзы, а сама она побледнела, будто смерть

увидела.

– Что-то по Вам так и не скажешь, что Вы когда-то курили, – недоверчиво отрезал итальянец.

– У меня был опыт.

– И он провалился, – догадался Винчензо.

– Да. – Агния подняла взгляд на Винчензо, а тот в свою очередь достал из пачки ещё одну сигарету.

– Ну, можно и зайца научить курить, – задорно заключил парень, проведя кончик сигареты у огонька

зажигалки. – Вот Вы знали, к примеру, что большинство девушек в нашей старшей школе предпочитают

курящих парней?

Агния наконец отдышалась. Она выпрямилась, вытерла слёзы с глаз рукавом своей формы.

– Понятия не имела. Как-то даже не интересовалась.

– Плохо. Вы никогда ни с кем не разговаривали ни по душам, никем не интересовались, и вообще…

И пока парень продолжал, девушка думала:

«Господи, Винчензо, если бы ты знал, кем я интересуюсь, ты бы понял, почему у меня вызвало такое

рвение себя изменить… Ну что, учиться курить теперь? Не думаю, что Стефан такое одобрит.»

– …Но для Вас, я вижу, нет ничего невозможного, – закончил фразу итальянец, и староста даже не успела

понять, когда он умудрился выкурить половину сигареты.

– Неужели так важно научиться вдыхать и выдыхать этот вредный дым? – в карих глазах появился вопрос.

– Хм… – Винчензо сунул одну руку в карман брюк. – Ну, понимаете, прикуривать сигарету – это эстетично

выглядит.



– Да неужели?

– Угу, – он мягко выпустил из приоткрытых губ колечки дыма и, можно предположить, что девушка ими

залюбовалась. – Да, это вредно, но кто не рискует, как говорится… – усмехнулся и был таков.



Агния сразу поёжилась от пронзительного смеха подружек-учениц, которые что-то рассказывая, шли по

направлению к общежитию. Староста свободно выдохнула, и вновь начала слушать итальянца, но перед

этим не позабыв вставить и свои пару слов:

– Это безрассудство, – она нахмурилась. – Кому придёт в голову мысль портить своё здоровье ради

риска?

«Ну ради Стефана стоило бы и попортить свои лёгкие», – подумалось девушке.

– Ну, как сказать… – Винчензо зажимая в губах почти докуренную сигарету, из-под ресниц поглядел на

Агнию. – Это иногда привлекает партнёра. Порой, можно своего спутника довести до экстаза, если Вы

умеете правильно выпускать дымок изо рта.

«Хах, я не дракон, чтобы изо рта дымы выпускать», – задиристо вновь пронеслось в голове Свитхарт.

Староста скрестила руки на груди, так показывая своё упрямство.



– С трудом верится! Однако, было бы интересно поглядеть на дурачка, который возбудится только лишь от

одного сигаретного дыма.

Для Винчензо эта фраза была что-то вроде вызова. И конечно, этот вызов он принял.

Сделав шаг, парень приблизился к девушке практически вплотную. В чёрных глазах заиграли озорные

искорки, уголок рта сам собой поднялся, и милая мордашка итальянца превратилась в более нагловатую.

Не вынимая второй руки из кармана брюк, он наслаждался тем, как девушка словно заколдованная

стояла на одном месте. Уходить она и не собиралась, да и куда уходить, когда позади были выстреженные

кусты выше собственного роста.

Губы изогнулись в соблазнительной улыбке, и вынув скуренную сигарету, Винчензо выпускает

продолговатые клубы дыма мимо Агнии, хотя изначально была мысль пустить дым именно в лицо старосты, но это было бы слишком грубо для милого итальяшки, да и тем более в сторону девушки это делать

неприемлемо.

– Теперь Вы чувствуете, как хотите меня? – слетела фраза с губ парня.

И конечно, касаясь пальцами позади посаженых кустов, Агния чуть было не упала вниз, не удержав

равновесия. Она просто вовремя удержалась.

– Д-да… – проговорил Агния, смотря в чёрные глаза, но тут же она опомнилась, вспомнив, что у неё есть

другой предмет обожания. – То есть нет! – она отряхнулась. Ей сразу не понравилась идея с сигаретами.

Агния нервно расправила несуществующие складки на своей форме и перекинула сумку на плечо. —

Дурацкая идея! – девушка шагнула вперёд, и тогда испустила вздох безысходности. – Ведь есть же другие

способы оставить для всех хорошее впечатление о себе.

– Конечно есть! – Винчензо подошёл рядом. – К примеру, мы можем заняться Вашим имиджем, – он

шагнул в сторону выхода из школьного двора.

– Уж лучше сменить внешний вид, чем губить себя и провонять сигаретами, фу. – Свитхарт сначала

хмурилась, а после поспешила за итальянцем. – Подожди меня!

– Не забывайте, что для всех солнцем не будешь, всех не обогреешь! Главное правило!

– Ну конечно, как я могла забыть.



9.

С тех пор, как Винчензо стал эдаким «учителем» для старосты, в жизни этих двоих многое поменялось.

Винчензо всего лишь обрёл очередного друга, а вот Агния… Агния заметно изменилась.

Забросив свою школьную форму в дальний ящик, она стала носить клетчатые рубашки с широким

воротником, толстовки с капюшонами, потёртые джинсы, а в ушах её постоянно видны наушники. Обычно

ходила Агния в строгой одежде, на ногах красовались лакированные туфли, и даже изредка ботинки, ну, это

если похолодает. Из-за этой смены стиля, Свитхарт стала часто спорить с преподавателями, однако и это

она делала с улыбкой, чем окончательно вызывала у них замешательство.

Как же это так? Чопорная и хмурая староста за эти две недели перевоплотилась в какую-то незнакомку?..

Нет, её точно подменили.

Остальные старшеклассники стали более дружелюбно относиться к старосте. По советам Винчензо, поменяв свою манеру разговора на более открытый лад, Агния стала довольно популярной фигурой среди

всех обитателей школы. Даже обзавелась ещё парой друзей и ходила на различные вечеринки, которые

часто устраивал Генри.

Такая перемена не ускользает от глаз знакомых Агнии, и разумеется Стефан был в их числе.

После очередных уроков, Стефан находился в столовой. Он сидел за своим столиком и жевал бутерброд, смотря в одну точку, будто что-то обдумывал. И это действительно было так. Проглотив последний кусочек, он не сразу заметил, как к нему подсела Эмили. Вечно радостная Эмили с сегодняшнего дня тоже поменяла

свой имидж, перекрасившись из блондинки в… конфетно-розовый цвет. Это впечатляюще и не менее

вызывающе, но тем не менее ей идёт. Эмили достала из своего рюкзака чизбургер и с удовольствием

уплетала его, так как питаться едой из столовой особо не любила.

Вздыхая, Стефан наблюдает, как двери в столовую распахиваются, и на порог проходит Агния. Уже не та

Агния, которую все привыкли видеть:

Рыжие волосы, которые на солнце отливались медным блеском, за короткий срок сменились на цвет

вороньего крыла, школьная форма сменилась на синюю толстовку, вместо тёмных брюк теперь джинсы, туфли уступили место кедам с белыми носками, правда сумка осталась от прежней жизни. На запястьях рук

красовались пару цветных фенечек, белоснежная улыбка на лице, на носу очки в чёрной, широкой оправе, и

серого цвета шапка, которая больше напоминала растянутую.



Читать бесплатно другие книги:

Весь мир поет песню, которую пел однажды в своем одиночестве творец, пение продолжается и по сей день. Первая часть –...

"Тьма пала на землю, прогоняя прежний мир, неся с собой хаос, боль и разрушение. Люди в отчаянной мольбе воздевали ру...

Термином «поток» определяется оптимальное состояние человека, когда его мозг и тело работают в тесной гармонии, будуч...

Кто из нас хоть раз в жизни не мечтал о бессмертии? В детстве все мы без исключения верили, что будем жить вечно. Аме...

Житие преподобного Паисия Святогорца (1924–1994), афонского монаха, известного всему миру и торжественно причисленног...

С начала 90-х гг., когда за реформу экономики России взялась команда Егора Гайдара, прошло уже немало времени, но до ...