Мама года, или Замуж за гада - Тони Марс

Мама года, или Замуж за гада
Тони Марс


Эрика любила Керналиона и Зефира, и нет, Зефир – это не еда, а ее сын. Ах, подождите, ошибочка. Келиона она больше не любит. Мало того, что дракон – гад редкостный, так еще и женатик! То, что женат несчастный на ней, а она, между прочим, уже глубоко замужем, еще только предстояло узнать. Но когда? Времени свободного нет совсем. Все оно уходит на месть чешуйчатому за то, что украл и разбил ее сердечко. Тут еще родственнички ее тела объявились и эльф ненавязчиво предлагает помочь убить дракона, но какого именно – не уточняет. Жизнь бурлит, и от всего этого бурления спрятаться невозможно даже в доме у вампира.

Вторая часть дилогии об Эрике Дамб.





Тони Марс

Мама года, или Замуж за гада





Глава 1


– Ты серьезно? Такого качественного нет даже у кронпринца, твой артефакт, на секундочку, работает под куполом! А ты говоришь побрякушка?! – на возмущенные восклицания герцога Дамб развел руками.

Чего еще было ожидать от страны, где калькуляторы можно поштучно пересчитать по пальцам?

Технологии у местных не ахти, а Степан из 21 века, очевидно, что вампир не упустил бы возможность создать что-то стоящее и навороченное.

– Гм, Ваша Светлость, вас не устраивает, что у вашего слуги такой качественный артефакт или что я отказываюсь принимать этот подарок от вас? – Келион поджал губы, не зная что ответить. Оба этих факта его раздражали.

Кронпринц достал из кармана желудь и кинул в задумавшегося кузена. Это не помогло, а если и помогло бы, то Керналион вряд ли бы смог сказать хоть что-нибудь вразумительное.

Кинияр, как настоящий принц, решил спасти друга в беде, ответив за него:

– Разумеется, дело в том, что ты не принимаешь подарок от своего господина. Для любого аристократа нет хуже оскорбления, чем слуга, воротящий нос от подарков своих господ. – честно соврал Кинияр.

Увы, этим перечень причин для смертельной обиды не ограничивался, а из списка с “худшими оскорблениями” можно было составить целую книгу. В двух томах.

Аристократы вообще народ ранимый, чуть что не так, сразу дуэль, холодная война и месть.

– Чем тогда хозяин отличается от своего слуги, если работник не может сделать и такой малости? – продолжил принц.

Доводы, с точки зрения Эрики, звучали весьма сомнительно. Да это абсурд чистой воды, принц хоть сам слышит, что говорит?

В голове мелькнула навязчивая мысль намекнуть Кинияру, что он здесь третий лишний и его мнения никто не спрашивал. Но за такое точно казнят.

И принц и герцог заметили, что молчание затянулось. Эрик беспокойно ерзал, иногда растирая ладонью шею и рвано дыша.

Дамб вцепился свободной рукой в траву и опустил заслезившиеся глаза.

Ей было плохо, в горле дико першило, легкие словно отяжелели и каждый вдох давался с трудом. В груди болезненно жгло. Она трясущейся рукой зашарила по карманам в надежде, что все же взяла с собой зелье.

Но нет, его нигде не было, Оля думала, что поездка во дворец не займет много времени и не стала брать лекарство. Кто ж знал, что все так обернется?

– Ладно, я с благодарностью принимаю ваш подарок. – через силу прохрипел Дамб, подозрительно бледный и покрывшийся испариной. Эйрикур неловко выхватил кольцо у Керналиона, тут же надев.

Артефакт заработал, замаскировав яркую брачную метку буквально за несколько мгновений.

Слуга встал, опираясь на дерево и на секунду прикрыл веки, перед глазами плыло.

– Эрик, тебе плохо? – осторожно спросил Келион, заглядывая в его лицо.

– Вовсе нет, господин. – чуть слышно прошептал Эрик на выдохе. – Просто в туалет очень хочется. Я отойду на пару минут. – отмазка была идиотской, а ничего другого в голову не пришло.

Ибенир ничего не сказал, провожая едва стоящего на ногах Дамба взглядом.

Раньше он не замечал ничего подобного, неужели Эйрикур и правда болен? Болен настолько, что всего после суток без нормальной еды и, вероятно, лекарств, случаются приступы?

У Эрики не осталось сил и, отойдя едва ли на двадцать метров от драконов, она как подкошенная рухнула на колени. Такое уже случалось пару раз, когда она пропускала прием зелий – ее ослабшее тело давало о себе знать.

Она закашлялась, выплевывая кровь, горло зудело, заставляя заходиться в новом приступе. Ничего, ничего, скоро все закончится, нужно только выплюнуть остатки крови из отекших легких.

Зеленая трава казалась черной от алых капель, Эйрика накренилась и завалилась на бок, устало прикрывая глаза. Всего на минутку.

Когда открыла – солнце уже стояло в зените, прошло не меньше трех часов.

Во рту стоял металлический привкус, от запаха крови подкатывала тошнота. Эрика приподнялась, присев, и закрыла глаза рукой. Так больше не может продолжаться, она была слишком беспечна.

В прошлый раз она не теряла сознание и крови было гораздо меньше.

Что будет дальше, если сейчас без зелья, поддерживающего ее состояние, случается подобное? Она пропустила всего один прием лекарства, но это повлекло за собой такие последствия.

Эрика достала из кармана платок, плюнула на него и попыталась оттереть засохшую кровь от подбородка. На белоснежной ткани оставались красные разводы, присохшая кровь местами просто крошилась, падая бордовой пылью на воротник.

Оля, наконец, осознала в насколько опасном положении находится. Раньше она планировала отработать оставшееся время и уехать в какую-нибудь глушь, но в ее нынешнем состоянии это глупо и опасно.

Встав, Дамб выкинула платок в ближайшие кусты, осмотрела одежду и, вздохнув, сняла пиджак, на котором остались капли крови. Герцог точно будет недоволен, что она испортила костюм, пошитый специально для визита во дворец, но лучше уж пусть вычтет стоимость из ее зарплаты и ругается, чем узнает о ее болезни.

Отчего-то Эрика уверена, что стоит ему только заподозрить что-то, как он ее уже не отпустит, потому что ну разве может такой простой человек как слуга, позволить себе полноценное лечение?

Дамб потянулась, разминая тело, и направилась назад, к драконам. Хорошо, что эти ленивые аристократы не начали ее искать.

Герцог чуть приподнял брови, чувствуя, как от Эрика разит кровью. Запах настолько стойкий, что, казалось, въелся и в одежду и в кожу слуги.

Это не могло не беспокоить.

– Где ты был? – Келион внимательным взглядом прошелся по слуге, замечая зеленые потертости на брюках, мятую рубашку и какой-то лихорадочно болезненный блеск глаз.

Эрик стоял нетвердо, опирался одной рукой о дерево

– Присел передохнуть на минутку и заснул. – это было похоже на правду и объясняло пятна от травы на костюме Дамба, но после получения брачной метки Керналион начал чувствовать, что Эйрикур врет.

– Ты так устал, пока справлял нужду? – Ибенир почти в упор смотрел на Эрика, тот перевел дыхание и опустил глаза в землю, смущаясь, ответил:

– Эмм…запор, Ваша Светлость. – Келион неприязненно поморщился, осознав, что его сейчас бесстыдно обманывают. Врут в глаза.

Как много раз Эрик врал ему до этого, а Ибенир и не подозревал об этом? Неужто излишняя прямолинейность Дамба – хорошо замаскированная и очень удобная ложь?

Но что тогда из всего, что он в нем любит, что он о нем знает, правда?

Принц неприлично громко рассмеялся – он многое видел, но то, как слуга обсуждает со своим господином, как сходил в туалет – впервые.

– Вам так весело, Ваше Высочество, видимо вас ни разу не мучили запоры. – едко сказал Дамб, скрипнув зубами.

Кинияр захохотал пуще прежнего, почти катаясь по земле.

– Подумать только, будущее нашей страны находится в руках кого-то подобного. – фыркнул герцог. – В таком случае и революцию не стыдно начать. Или лучше избавиться от тебя раньше? – зло добавил Керналион.

Эйрикур отвернулся, скрестив руки на груди и облокотившись спиной на дуб. Ибенир подавил в себе порыв начистить морду двоюродному брату.

Его кузен не понимал всей серьезности ситуации и просто ухохатывался до слез, но Келион не мог отрицать – с Эриком что-то не так.

– Если тебе есть что сказать, говори. – обратился герцог к Эрику. Дамб сменил пренебрежительный взгляд, которым сверлил принца, на нейтральный.

Не подобает гражданскому так смотреть на кронпринца и следующего короля, но Эрика ничего не могла поделать с тем, какой же Кинияр придурок. Может даже хуже Керналиона.

– Если вы поднимите восстание, я, пожалуй, тоже присоединюсь. – сухо выдала она. Кинияр проржал что-то о том, что они с герцогом два сапога-пара.

Дамб издал оскорбленное “Пха!” и сел на стул. Несмотря на то, что Эрик всего лишь слуга, ни Кинияр, ни Керналион с места его не согнали, оставшись сидеть на голой земле.

Олимпия тяжко вздохнула, уже завтра они вернутся во дворец, но перед этим придется провести еще одну ночь в лесу.

Ей было неловко и стыдно, она все еще помнила, как проснулась утром на Керналионе, как его руки крепко обнимали за талию, как ее голова лежала у него на плече, почти утыкаясь носом в ключицу и как его дыхание согревало шею.

Келион оказался теплым и удобным, не таким как кровать, но лучше, чем спать на земле.

Ибенир думал о другом. Он отчаянно хотел удержать Эрика рядом, заставить полюбить его, но каким образом добиться того, чтобы свободолюбивый Дамб не возненавидел Ибенира после этого?

Их соединил Бог, и свидетельство тому – брачные метки, а значит чувства Керналиона взаимны. Но почему тогда Эйрикур так упорно все отрицает, почему бежит от него?

Сложнее всего было понять причину.

– Эрик, у тебя есть возлюбленная, м? – задумчиво спросил кронпринц, подперев голову рукой. Герцог почти задохнулся от возмущения, как не стыдно Кинияру задавать такие вопросы его паре?

Дамб зевнул и отрицательно мотнул головой.

– Ну тогда, может, хотя бы сестра? – вздохнул принц. Кинияр нуждался в совете того, кто хоть немного понимал женщин, Керналион был в этом на редкость бесполезен, так что вся надежда на служку.

Впрочем, Келион и своего супруга оказался не в состоянии понять, а они ведь оба мужчины, куда уж тогда герцогу уразуметь женщин?

– Чего ты пристал к моему Эрику? – ревниво бросил Ибенир, подсаживаясь ближе к Дамбу. Эйрикур порыва не оценил, демонстративно пересев вместе со стулом на три метра.

– Сестра есть. – сказал Эрик принцу, кося взгляд на надутого Ибенира.

– Это замечательно! – радостно подскочил Кинияр. – На! – растерянному слуге впихнули в руки сложенные листы. – Моя невеста загадала мне три загадки, но я ничего не понимаю. А у тебя сестра есть, ты хоть немного должен знать, что у этих женщин в голове. Так что расшифруй мне все три письма. Это приказ.

Эйрика не только знала, что у женщин в голове, но и сама являлась женщиной.

Какая неожиданность, правда?

Она подняла взгляд на принца, затем опустила глаза на конверты.

Почему-то вспомнилась та девушка аристократка, которая купила у нее дом. Ну в принципе все сходилось – три письма-загадки и влюбленный принц.

Эрика развернула первый лист, вчитываясь в текст, и очень пожалела, что по литературе у нее всегда выходила железобетонная пятерка с плюсом.

Короткий стих можно было вертеть так и сяк, интерпретировать миллион раз и смысл вычленять всегда разный.

Но возлюбленная Кинияра наверняка писала это учитывая умственные способности своего жениха, конечно, нельзя сказать, что умом кронпринц не блистал, у него еще просто не было возможности себя проявить в лесу. Но и рассчитывать на то, что он окажется непревзойденным гением не приходилось.

Эрика прочла все три письма, все казалось до абсурдного легко и непременно должен быть подвох, поэтому она решила, что для начала попробует разьяснить очевиднейшую отгадку, а потом уже, при необходимости, углубиться в дебри школьной программы и найдет потаенный смысл в каждой буковке, точке и запятой.




Глава 2


– Итак, я думаю тут нет ничего сложного. – наконец, сказал Дамб, возвращая листы принцу, – Первое письмо указывает на место, где расположен город или дом, второе на социальный статус и род занятий, ну а третье на внешность. – Кинияр задумчиво нахмурился.

– И что из этого легко? – недовольно спросил кронпринц.

– Ну-с, Ваше Величество, это же очевидно. – пожурил Эрик, – Дом расположен на окраине селения, рядом есть лес и поляна, предполагаемо, это одинокая вдова травница с темными волосами и глазами. Разве этого не достаточно? – драконы синхронно отрицательно мотнули головой.

Все крылатые ящерицы такие мнительные или только эти?

Олимпиада сейчас в некотором роде даже разделяла чувства невесты кронпринца.

Ну грустненько. Грустненько смотреть, такой красивый мужчина, чисто теоретически умный, харизматичный и чувством юмора не обделен, но… дракон.

Мда. Дракон.

С этим, увы, ничего не поделаешь.

Тут ей, Эрике, остается только постараться вырастить из Зефира нормального человека.

– И как я найду город, где она сейчас? – кто его невеста и зачем её искать Олимпия не спрашивала, так как и без этого догадывалась.

Неприятно было от того, что принц почти ничего сам не сделал – все подсказки в письмах в итоге нашла она, а Кинияр, казалось, даже не пытался хоть немного пораскинуть мозгами.

Как та несчастная, которую он полюбил, будет жить с ним в браке, если его королевская задница уже сейчас скидывает все свои проблемы на других, не имеющих к его делам сердечным никакого отношения.

– Первая и последняя буквы каждого письма обведены красным. – стараясь не показать своего глухого раздражения, выдавила Эрика, – В этом обязательно есть какая-то важная подсказка. – Кинияр посмотрел на письма, вздохнул и тягостно поднял глаза на Дамба, словно прося помочь и с этим.

Из женской солидарности и из-за возмущенно поскуливающей совести Эйрика отвернулась, глядя на деревья, травку и листики.

Ее тут нет, так что даже не пытайтесь, Ваше Высочество!

Герцог забрал письма у брата, желая тоже взглянуть.

– Ве-ни-фа. – сложил буквы Ибенир. – Это же твой родной город, да, Эрик? – родной Венифа не была ни ей, ни прошлой Эйрике, но если подумать, то Дамб очнулась после переселения именно в Венифе, так что в некотором роде это и правда был ее родной город.

– Можно и так сказать. – неохотно ответила она.

Даже Керналион, которого она считала безнадежным, больше принес пользы, чем сам Кинияр, которому это было нужно.

Прервал ее мысли входящий вызов. Эрика демонстративно встала, прищурившись, оглядела принца и герцога, словно обещая убить любого, кто пойдет за ней, и ушла, задрав нос и продираясь сквозь ветви и листья.

Почему Дамб решил удалиться именно через кусты осталось загадкой для мужчин. Впрочем, этот слуга всегда был немного странным. И чудковатым.

Но разве не в этом его очарование?

– Вот ты только представь, тебе с ним остаток жизни провести придется. Ужас какой. – проговорил Кинияр, сочувствующе глядя на брата.

Керналион печальным не выглядел, наоборот, кажется поплыл от такой выходки Эйрикура, довольно улыбаясь и будто бы говоря, что вот он, мой Эрик, которого я люблю.

– Разве это не делает его только привлекательнее? – стрельнул глазами Ибенир, чуть прикрыв веки.

Он был почти счастлив, да, почти.

– Ну, Дамб в начале показался мне интересным человеком, но знаешь, он, как и ты, немного сумасшедший. – обреченно сообщил кронпринц, пряча письма в пространственный карман. – Что-то в нем есть, не отрицаю.

– Понять бы еще что. – Керналион встал, отряхнув брюки и оглянулся. Сегодня они все еще будут спать в лесу и если он снова усадит Эрика на колени, то на этот раз одними криками не отделается, в этом он уверен.

И раз Дамб не готов принять подобного рода заботу, Ибенир поступит немного иначе, но ухаживаний не прекратит.

– Что ты делаешь? – спросил заскучавший принц. Келион уже двадцать минут ходил туда сюда, собирая ветки и скидывая их в кучу. Надеется развести костер?

– Это лежанка для Эрика, не хочу, чтобы он спал на холодной земле. – Кинияр удивленно приподнял брови.

– Он ж человек, повернется не тем боком и почку или печень себе палкой проткнет и все, ты вдовец! Не знаешь что ли, какие люди хрупкие? – герцог растерянно выронил охапку хвороста.

А об этом он совсем не подумал.

Келион не хотел, чтобы Эрик пострадал и уж тем более умер.

– И как же тогда…где ему спать? – нерешительно проронил Келион.

Он помнил, как Дамб сегодня пропал на несколько часов, а потом вернулся, весь провонявший кровью и помятый, и не сказал ни слова правды.

Раньше такое никогда не происходило, ни в командировках, ни в обычные дни.

Герцог считал, что все из-за того, что Эрик человек и не может жить в таких суровых условиях.

– Свали дерево попышней, пусть в кроне и спит. Там веточки мягкие и тоненькие и листья. – даже если магия не работала под куполом, сила никуда не делась.

Ибенир прошелся по округе, и присмотрев подходящее дерево, толщиной примерно в один обхват рук, пнул его, сломав ствол пополам с первого раза. Подхватил и поволок на их лежбище.

Эрика перекрестилась, когда в метре от нее упало дерево и попросив Зефира слушаться дядю Кифена и хорошо себя вести, сбросила звонок.

Затем дерево зашевелилось и медленно уползло, ясен пень, в этом замешаны драконы. Потому что, ну а кто ещё?

Эрик вернулся одновременно с Келионом, осуждающе посмотрел на герцога и кронпринца, вздохнул, глядя на дерево, которое Ибенир притащил, и качнувшись на пятках туда-сюда пару раз, развернулся и опять ушел.

Оля проголодалась, но кормить этих снобов не было желания, зачем тратить силы и время, если они все равно в итоге останутся недовольны.

Малина еще не успела отойти от вчерашнего побора, но выбора особо не было и Эрика оборвала всю зеленую ягоду.

Не вкусно. Хотелось пить и нормально помыться.

Почему поблизости нет даже маленького ручейка? Какой дурак вообще выбрал именно этот лес для зоны безопасности?

Росли бы здесь хотя бы дикие сливы или груши, грибы… была бы здесь вода, но тут только чуть-чуть малины и желуди, муравьи, да трава.

Раз это зона безопасности, нельзя что ли за пару тысяч лет-то построить тут хотя бы домик, да посадить парочку плодовых деревьев?

Вот вернется домой и первым делом купит артефакт с пространственным карманом и упакует туда сухпаек и флягу воды, а то мало ли куда ее еще жизнь забросит.

– Куда он опять ушел? – спросил Кинияр у кузена.

Скучно до невыносимости, еще пару дней назад он хотел взять небольшой перерыв от всех дел, но такой отдых слишком утомляет.

Даже книжки нет, из развлечений – только смотреть как молодожены грызуться.

– Тебе какая разница, главное чтоб вернулся. – собственно, Керналиона тоже порядком волновало то, что Эрик сегодня постоянно куда-то уходил, но скажи он что-то против, Дамб опять закатит скандал.

– Знаешь, у меня тут возникла одна идея, как вам сблизиться. – начал Кинияр, заваливаясь на огромный лежак, занявший всю маленькую полянку. Керналион отпихнул принца на самый край, где веток поменьше и лежать потверже. Мягонькая серединка для человека, а драконы вообще и на земле спать могут.

В голове у Ибенира мелькнула мысль, что они и так уже достаточно близки, но тут же исчезла.

Принц хитро глянул на герцога и выдал:

– Мы тебя к нему приворожим приворотным зельем. – Келион закрыл ладонью лицо и тяжело вздохнул.

Уж кто-кто, а Кинияр точно знал, что на Керналиона приворот не действует. Зачем тогда предлагать такую дурость.

– Ты дурак? – снова вздохнув, вопросил герцог. – Бессмысленно. Даже не будь у меня иммунитета, это было бы бессмысленно. Очевидно, что я и так испытываю к нему чувства.

– Это ты дурак. Про твой хваленый иммунитет Дамб не знает, ты бы не стал говорить о таком слуге. Ты притворишься, что зелье подействовало, подберем специально что-то посильнее, зельевара позовем, чтоб подтвердил, что ты под действием приворота.

– И? – Келион идеи не понял.

Ну скажут Эрику, что его работодатель вдруг втрескался в него по уши, думаете, он будет рад?

– И ты сможешь совершенно безнаказанно и беспрепятственно ухаживать за своей парой. Эрик твой пожалеет тебя и сильно сопротивляться не будет, а ты за это время дашь ему привыкнуть к тебе, влюбишь в себя и распишетесь через месяц-другой в городской администрации.

– Надо срочно заказать “Муки любви”. – глубокомысленно выдал Керналион. То, что сказал Кинияр, гениально!

Это действительно шанс завоевать и приручить Эрика.

– Эй, может что послабже? Это и тебя пронять может, а антидот не меньше двух недель готовиться. – встревоженно предостерег принц, но Ибенир уже воодушевился будущими победами на любовном фронте и не собирался это слушать.

– Так это же и хорошо, что долго ждать. Эрик не отмажется. А если зелье и подействует, разве это не лучше? Мне же проще будет.

– Ты и без приворота уже того, я смотрю. – с легким отторжением произнес принц.

Кинияру одно оставалось не ясно, почему Келион так легко принял тот факт, что его парой стал человек, простолюдин, да еще и мужик.

И здесь ведь дело не в простой симпатии – Керналиона запечатлели, а теперь эти двое и вовсе женаты.

– Не говори так. Это же не какая-нибудь короткая интрижка. Это на всю жизнь. – хмуро взглянул на брата герцог.

Принц вроде и поддерживал Ибенира, но в то же время не переставал сомневаться в Эрике. От того было неприятно.

– На всю его жизнь. – усмехнулся Кинияр. Люди долго не живут, глядишь, и к концу жизни Дамба его кузен наиграется и в мозгах у него прояснится. – Не смотри так на меня. У вас даже потомства быть не может. – слова неприятным осадком осели внутри.

Керналион чуть развернулся, чтобы не видеть лица брата.

Эрик любит детей, почти до умопомрачения любит, вспомнить только как он кружит вокруг своего племянника. Да. Но не сможет иметь ни одного собственного ребенка.

– Я…я не думаю, что это так важно. – сдавленно проговорил Келион. Но это было важно.

Если бы Дамб не запал бы ему так в душу, если бы не запечатлел, то у него, Эрика, был бы шанс завести нормальную семью, жену красавицу и кучу детишек.

Только вот теперь, когда они получили брачную метку, человек никогда не сможет ни развестись, ни вступить в брак с кем-то еще.

Керналион чувствовал вину за то, что полюбил, а его любовь оказалась способна испортить жизнь собственной пары.

Кинияр пребывал в смятении – никогда еще брачная метка не появлялась у однополых пар, даже при венчании в храме.

Могло ли оказаться, что его брат и не брат вовсе, а сестра, хорошо это скрывающая, или же это Дамб не тот, за кого себя выдает?

– Тебя и правда не смущает, что он мужчина. – покачал головой принц, утверждая. Керналион ссутулился, уперев тяжелый взгляд в землю.

– Может быть, может быть. – тоскливо-горестно вздохнул Ибенир. – Ты же помнишь, что Сабиан сказал мне тогда, тридцать лет назад? “Твои глаза обмануты и разум в смятении, но сердце знает ответ”. И этот ответ: Эрик – моя пара, предназначенная мне родственная душа. Знаешь, я еще в тот день, как получил это пророчество про свою пару, понял, что что-то будет не так, что это будет сложно принять и… Как видишь, я не могу назвать нашу с ним ситуацию простой. – герцог беспомощно развел руками. Он готовился, тридцать лет мирился с мыслью, что ему в пару возможно достанется враг королевства или еще кто похуже, и Дамб, среди всех был самым безобидным вариантом.

Келион старался себя убедить, что его любовь платоническая – ни к чему не обязывающая и не обремененная физическим влечением. Но к Эрику влекло, тянуло словно мотылька на огонь, и Келион в очередной раз обжигался о правду, о то, что говорил разум, что видели глаза.

Эйрикур Дамб – мужчина, разве возможно им построить пару? Очевидно, что нет. Керналиона, тридцать лет метавшегося в сомнениях и страхе, не удивило бы, достанься ему в пару жаба или граф Вальдернеский, но правда ли его так тревожило то, что Дамб не женщина?

Он не знал.



Читать бесплатно другие книги:

Лечить магических животных – дело неблагодарное, трудное и крайне опасное. Но мне, Линде Ринолет, не привыкать загляд...

Если муж, работа и финансы поют романсы, самое время отправиться на пмж в деревню. Что я, собственно, и сделала. Да т...

Жизнь Кайсин прошла в золотой клетке. Она – наследница рода Мао, одного из величайших во всей Империи Цао. Её удел – ...

Новая книга от Марка Солонина!!! Опираясь на рассекреченные в последние годы документы Министерства обороны, автор до...

Книга Ильи Сидоренко – сборник полезных советов для начинающих дизайнеров. Автор рассказывает о пути своего профессио...

Красавица Лейли когда-то перебралась из Африки в Марсель, где и живет уже много лет. Жизнь Лейли полна проблем и труд...