Обещанная герцогу - Ратникова Дарья

А госпожа Валерс привела её в комнату, которая после мрачных коридоров просто ослепила своим светом, и ушла, оставив их с таинственным хозяином наедине.

Элис огляделась, когда глаза немного привыкли к свету. По-видимому это была гостиная и она выглядела вполне прилично, даже по её меркам. Стены были обиты светлыми панелями, мебель тоже была выдержана в светлых тонах, посередине горел камин. Над ним висела картина, изображавшая очень красивую женщину. Возле камина, боком к Элис, стоял мужчина. Среднего роста, хотя всё же выше её. Одет прилично и даже, кажется, довольно молод.

– Вы – леди Элис Арспьер? – Спросил он, стоя так же вполоборота к ней. Голос был приятный, мягкий и немного глуховатый. Непонятно почему, но Элис поёжилась – голос пробирал до глубины души, чувствовалась в нём какая-то странная тоска и горечь.

– Да, – кивнула Элис. – Госпожа Валерс добавила, что вам нужна гувернантка.

– Это так. Но она, наверное, рассказала вам в общих чертах, что моя сестра Ивлина, имеет некоторые особенности. В частности из-за этого все те женщины, которых я нанимал, так недолго проработали.

– Ну госпожа Валерс сказала мне, что ваша сестра прикована к постели и не может ходить, – недоумённо сказала Элис.

– Да, и при этом имеет несколько скверных привычек, – ей послышалась насмешка в голосе мистера Эвери.

– Ну я думаю, мы поладим, – тем более, что другого выхода для неё всё равно нет.

– Что-ж, попробуйте. Я думаю, конечно, что в их уходе, а точнее в позорном бегстве не последнюю роль сыграло и то что дом отстоит от Гьержа и всех светских удовольствий достаточно далеко и сама мрачная обстановка этого дома и моя личность не в последнюю очередь, – Элис послышалась горечь в голосе мистера Эвери. А потом он повернулся, и она едва не вскрикнула. Так неожиданно было увидеть лицо этого молодого человека, рассечённое шрамом надвое. Через всю правую щёку, глаз и лоб проходил длинный и грубый шрам. Он усмехнулся, увидев, что она рассматривает его и отвернулся. Это привело Элис в чувства. Неужели она никогда не видела людей со шрамами? – Ну так что, вы согласны?

– Да, конечно, – она оправилась от удивления, вызванного внешностью мистера Эвери. В конце концов, что в этом странного? Может быть, неудачно упал с лошади при охоте? Всякое же случается.

– Вот и замечательно, – он отвернулся и уже не смотрел на неё. – Пятьсот раанов в месяц вас устроит? Если вы понравитесь Ивлине, я повышу вам жалование.

– Хорошо, я согласна, – пятьсот раанов – это было замечательно. – Только вот у меня нет никаких вещей. Их украли, – добавила она, потупившись, вспомнив о том, что у неё нет даже смены белья. – Я хотела бы купить в счёт будущего жалования несколько платьев, хотя бы.

– Леди Арспьер, кто украл ваши вещи?

– Не знаю, – Элис помедлила – рассказать ли мистеру Эвери о том, как и где украли чемодан, или не надо? Но потом, всё же решила рассказать.

– Хорошо. Благодарю вас. Все необходимые вещи можете купить вместе с госпожой Валерс, послезавтра в Гьерже. А пока вас ждут в столовой. Я отдал распоряжение насчёт ваших комнат. После ужина госпожа Валерс проводит вас в них, – мистер Эвери махнул рукой, показывая, что разговор окончен.

Элис вышла из гостиной немного растерянная и сбитая с толку. Мистер Эвери определённо был странным человеком, вот только в чём заключалась его странность – сложно сказать. В коридоре было темно. Едва горели газовые светильник, создавая странный пугающий полумрак. Где в этом доме столовая? Элис замешкалась, когда в коридоре показалась госпожа Валерс.

– Милая, я как раз так и думала, что вы к этому времени успеете договориться с хозяином. Пойдёмте в столовую, ужин уже готов и ждёт только нас.

– А мистер Эвери? – Машинально спросила Элис.

– Хозяин всегда обедает либо в своём кабинете, один, либо в комнате маленькой леди. Он, конечно, согласился взять вас на место?

– Да, правда, сказал, что у леди Ивлины отвратительный характер и ни одна гувернантка не смогла с ней ужиться.

– О! – Госпожа Валерс немного растерялась, но потом добавила. – Это немного преувеличено. Леди Ивлина, конечно, капризный и своеобразный ребёнок, надо знать к ней подход. Но если к её своеобразию привыкнуть, оно перестаёт отталкивать. Думаю, вы сами это поймёте.

– Надеюсь, – прошептала Элис почти про себя. Пока они шли мрачными тёмными коридорами, в которых гуляли сквозняки до столовой, она чувствовала себя здесь неуютно. А каково же тогда бедной девочке, которая, вдобавок на всю жизнь прикована к постели. – Скажите, госпожа Валерс, а в чём выражается чудаковатость мистера Эвери? Что в нём такого? – Решилась-таки она задать вопрос, который мучил её с того момента, как она увидела воочию своего будущего хозяина.

– Ну, дорогая, как вам сказать, – замялась госпожа Валерс. – Мне трудно описать его своеобразие словами. Он очень мрачен и замкнут, никогда я не видела, чтобы он выезжал куда-то. Но это отчасти объяснимо – мистер Эвери не может оставить сестру одну. Она никого не признаёт, кроме него. А когда у неё случаются приступы, она плачет и кричит, и только он может её успокоить. Но я никогда не видела, чтобы хозяин как-то развлекался – охота, игра в карты, да даже просто разговор по душам. К нему никогда никто не приезжает. Никаких гостей. А ещё он почему-то сильно недолюбливает женщин, особенно молодых. По секрету вам скажу, – госпожа Валерс понизила голос до шёпота. – Те дамы, которые приезжали к Ивлине до вас, мечтали о светской жизни, балах и кавалерах и дня не могли прожить без выезда в Гьерж, а ещё до потери сознания боялись мистера Эвери. Он умел их так словом задеть, что они едва не плакали. Бедняжки! Мне их так жалко было! – Но жалости в голосе госпожи Валерс не было ни на грош, зато Элис явственно чувствовала восхищение по поводу поступков мистера Эвери. Странный мужчина, несомненно. – Но вы то, моя милая, не из породы таких бедняжек. Я это сразу рассмотрела. Не буду даже спрашивать, зачем вам понадобилась работа и что за беда с вами стряслась – каждый имеет право на свои секреты, но не бойтесь, мистеру Эвери вы понравитесь.

Элис промолчала на эту тираду. Как будто ей было важно понравиться мистеру Эвери! Её больше волновало, как понравиться его сестре и не оттолкнуть девочку от себя, да и самой выдержать её характер. Из общения с сёстрами она вынесла одну нехитрую истину – если тебя ненавидят, что бы ты ни делала – все попытки понравиться и завоевать доверие будут тщетны.

С такими невесёлыми мыслями она вошла в столовую. Столовая, как и гостиная, была вполне прилично обставлена. На столе стояло несколько блюд, видимо, предназначенных лишь для них двоих, потому что кроме неё и госпожи Валерс, в комнате никого не было. Элис села за стол и принялась за еду. С первым же куском, она поняла, как проголодалась за эти дни. Еда была замечательно вкусной. Не важно, были ли у мистера Эвери средства, чтобы отремонтировать съёмный дом и насколько он казался чудаком, но кухарка у него была отменная. Таких вкусных блюд она не ела даже дома. Наконец, ужин завершился, и она почувствовала, что сильно устала. Глаза закрывались, а мысли мешались в голове.

– Я вижу, вы очень устали, – добрый голос госпожи Валерс доносился до неё как сквозь вату. – Пойдёмте, я провожу вас в вашу комнату.

Элис нехотя встала и направилась вслед за экономкой. Опять мрачные и сырые полутёмные коридоры. Свеча в руках дрожала, хотя никаких окон по пути она не заметила. Наконец, госпожа Валерс распахнула перед ней дверь, попрощалась, пообещав завтра разбудить и проводить в столовую, и ушла, оставив ей свечу.

Элис осмотрелась. Комната выглядела вполне прилично. Никакой сырости и паутины. Огромная кровать с балдахином, на которой могло уместиться три-четыре человека, трельяж, кресло и маленькая печка. Через небольшое зарешеченное окошко проникал лунный свет. Элис подошла к окну, приоткрыла его и вдохнула прохладный ночной воздух. Со второго этажа имения открывался замечательный вид, немного мрачноватый, но не лишённый своей дикой прелести. Никаких подстриженных дорожек, фонтанов и аллей, как в их с отцом доме, ничего такого. Заросли кустарника и небольшая лужайка перед домом, освещённая одиноким фонарём. Едва слышно ухал филин. Она полюбовалась ещё немного на ночной пейзаж, а потом захлопнула окно и отошла к кровати. Раз сегодня у неё нет никакого белья, то придётся спать на чистой кровати в своём единственном грязном и пыльном платье. Но на кровати её ожидал сюрприз, наверное, от госпожи Валерс – чистая ночная рубашка. Она переоделась в неё, улеглась в тёплую мягкую кровать и заснула тут же, едва голова коснулась подушки.




Глава 3


Утро неожиданно встретило Элис дробью дождя по крыше. Она встала, оделась и подошла к окну, чтобы удостовериться. Действительно, дождь, а ещё туман. Окружающий пейзаж казался ещё более унылым и мрачным. Вовремя её нашла госпожа Валерс, иначе бы она насмерть промокла, ночуя на лавочке в парке. В комнате стало зябко. Элис поёжилась и осмотрелась в поисках дров для печки. Дров не было. Надо спросить об этом экономку. Или, может быть, печка тут только для декора. В комнату как раз постучали.

– Войдите.

– Доброе утро, Элис, – госпожа Валерс была легка на помине. – Как у вас тут холодно! Сейчас же попрошу Джона растопить вашу печь. Ну что, вы готовы, милая моя? Сейчас завтракаем, потом вы знакомитесь с леди Ивлиной, и мы едем в Гьерж, подкупить вам вещей.

– Хорошо, – Элис согласно кивнула. Всё равно никакого иного времяпрепровождения она придумать не могла.

– А пока вот возьмите и оденьте. А то в некоторых коридорах протекает крыша, – и госпожа Валерс протянула Элис шаль.



Читать бесплатно другие книги:

В книге настоятеля Феодоровского собора протоиерея Александра Сорокина систематизирован и описан многолетний практиче...

Стать ферзем – цель шахматной пешки. Но далеко не каждая фигура превращается в королеву, до финальной горизонтали дой...

В январе 1911 года в Новороссийске ограбили банк. Более десятка вооруженных налетчиков ворвались внутрь, убили городо...

В книге представлены разнообразные, но вполне доступные для детского понимания изобретательские задачи (бытовые, соци...

1537 год, Англия. Полным ходом идет планомерное уничтожение монастырей, объявленных рассадниками порока и измены. Одн...

В России только 2?% людей после 25 лет учатся добровольно, при этом систематически.

Как воспитывать ребенка, чт...