От Пасхи к Пасхе. Пособие по катехизации, или оглашению, составленное на основе многолетнего опыта в Феодоровском соборе в Санкт-Петербурге - Сорокин Александр

От Пасхи к Пасхе. Пособие по катехизации, или оглашению, составленное на основе многолетнего опыта в Феодоровском соборе в Санкт-Петербурге
Александр Сорокин


В книге настоятеля Феодоровского собора протоиерея Александра Сорокина систематизирован и описан многолетний практический опыт длительного оглашения (катехизации), проходящего в возглавляемом им приходе. Наряду с подробными практическими указаниями, в книге даётся авторское осмысление таких концептуальных вопросов, как актуальность катехизации в сегодняшней Церкви, уместность использования древних огласительных практик, преимущества длительного оглашения.

Книга предназначена для священников и катехизаторов, которые хотели бы развернуть на приходе полномасштабную длительную катехизацию для взрослых как подготовку к крещению или воцерковление крещеных, однако может быть интересна и более широкому кругу читателей, интересующихся проблемами диалога Церкви с современным миром.





Протоиерей Александр Сорокин

От Пасхи к Пасхе



Пособие по катехизации, или оглашению, составленное на основе многолетнего опыта в Феодоровском соборе в Санкт-Петербурге









Предисловие


Название этой книги можно истолковать по-разному.

Во-первых, в самом широком смысле им можно символически и очень по-библейски обозначить тот ритм, которому подчиняется жизнь православного христианина в соотнесении с его верой во Христа воскресшего. Пасха – вершина церковного года, которая дает отсчет многому другому. Наш церковный год богат значимыми событиями, празднованиями и воспоминаниями, но выше всего – Пасха Христова. Духовная жизнь верных пульсирует из года в год от одной Пасхи к другой, биение же этого пульса, подобно биению сердца младенца, было запущено в самом зародыше Церкви – в те мгновенья, когда радостную весть о Воскресении своего Учителя впервые узнали Его первые ученики и ученицы. Стало быть, и всякий, кто хочет начать христианскую жизнь, приобщиться к Церкви Христовой, войти в число Его учеников, должен, подобно тому как вступает музыкант в уже звучащую симфонию, правильно вступить в ритм, в такт, в пульс христианской жизни. И эти ритм, такт и пульс – пасхальные! Явный отзвук (хотя почему отзвук? – звук, стук!) этого пульса мы ощущаем каждое воскресенье, собираясь на главное, общее дело Церкви – воскресную литургию.

Книга наша – о катехизации, и поэтому, во-вторых, её пасхальное название обозначает высшую степень важности, непреложности, а также цикличность и повторяемость великого церковного дела – оглашения, то есть наставления в вере тех, кто хотел бы присоединиться к числу живущих вышеописанным ритмом пасхальной радости. Так, с опорой на древнюю церковную традицию Пасха и здесь, уже непосредственно в огласительном контексте, берется как точка отсчета всех координат, как смыслообразующий центр всей программы катехизации, рассчитанной на длительный период – по меньшей мере несколько месяцев. От неё, как от первичного ориентира, ведётся отсчет и в обратную сторону (оглашение начинаем осенью, сразу ставя цель – достичь Пасхи), и вперед, к Пятидесятнице, и дальше, в церковную жизнь «по Пятидесятнице».

И в-третьих, двойное упоминание Пасхи в названии книги скрывает в себе те два пласта библейского смысла, которые одинаково важны для нас, христиан, черпающих вдохновение из Слова Божия – Священного Писания Ветхого и Нового Завета.

Пасха в первом случае – Пасха ветхозаветная, Пасха исхода Израиля из Египта, духовный смысл которой не остался в прошлом и важен не только для иудеев, но и для нас, христиан. Эта Пасха означает освобождение от рабства ложным богам, от суетной веры (суеверий), от бессмысленности бытия вне завета с Богом. Это Пасха расставания с бестолковыми и ненужными, бездушными, мертвыми ценностями, Пасха безвозвратного перехода через море «как посуху» к новой жизни, по Слову Божьему. Это Пасха движения к Земле Обетованной, Пасха начала, Пасха первого шага, Пасха старта духовного роста.

От этой первоначальной Пасхи Ветхого Завета мы движемся к Пасхе Нового Завета, которая нам открывается во Христе, в Его благодати, в Его любви и в Его свободе. Во свете Пасхи Нового Завета совершается таинство крещения или воцерковление крещеных как смысл и цель катехизации.

Этими двумя Пасхами, как двумя реперными точками, задаются и общий вектор, и конкретно программа катехизации – от сотворения мира, заключения завета и дарования закона к творению нового мира во Христе, то есть от Ветхого Завета к Новому.

У книги также есть подзаголовок, указывающий на то, что она имеет прежде всего практическое назначение: «Пособие по катехизации, или оглашению, составленное на основе многолетнего опыта в Феодоровском соборе в Санкт-Петербурге».

Многолетний опыт – это более двадцати лет[1 - Если точнее – с 1998 года, когда был освящен храм святых Новомучеников и Исповедников Российских, сооруженный в непосредственной близости от стен молокозавода, который с 1932 по 2005 годы располагался в здании Феодоровского собора. Именно там, в маленьком храме-часовне, одновременно с началом регулярных богослужений был начат первый годовой цикл оглашения, за которым без перерыва последовали и все остальные, продолжающиеся вплоть до сего дня.], в течение которых Феодоровский собор возрождался и продолжает свое возрождение как православный приход. С самого начала главным делом прихода и его общины была и остается катехизация. Она же была и остается источником, питающим приход не только в смысле числа прихожан, но и, что гораздо важнее, в смысле качества той атмосферы, которая характеризует его как место молитвы, богослужения, встреч и общения.

Таким образом, книга заодно представляет собой и описание прихода Феодоровского собора (с 1998 г. по настоящее время) в разрезе катехизации как дела, под которое, так сказать, заточено многое, что здесь происходит и практикуется: особенности богослужений, мероприятия Просветительского центра, различные приходские служения и т. п.

Также в предисловии хотелось бы отметить, что целый ряд методических находок, которые хорошо работают во время катехизации, были в свое время позаимствованы из огласительной практики, разработанной священником Георгием Кочетковым. Например, формат открытых встреч перед началом оглашения, чтение Псалтири в начале и в конце огласительных встреч, а во многом и формат самих огласительных встреч, служение марф и некоторые другие методические и педагогические приемы оправдали себя многолетним опытом и неизменно нами используются.

Адресат книги – по меньшей мере двойной и, возможно, несколько противоречивый, в чём кроется и некоторый риск. С одной стороны и прежде всего, она предназначена для тех, кто хотел бы вести на своих приходах длительную катехизацию, то есть для катехизаторов. Круг таких потенциальных читателей, наверное, не очень широк.

Кто это такие? Во-первых, это священники. Да-да! И они, по крайней мере те из них, кто чувствует такое призвание, могут быть катехизаторами! И в первую очередь это настоятели – руководители приходов. Если дело катехизации ставится на серьезную основу, это означает, что оно так или иначе касается жизни прихода в целом, требует целого ряда мер и усилий, часть которых – точно в компетенции главы прихода.

Во-вторых, это катехизаторы-миряне, без которых катехизация рискует превратиться в клерикальное менторство – однобокую пародию на полноценное оглашение, предполагающее не только внимание к слову отцов, но и знакомство с опытом братьев и сестер. С другой стороны, книга может послужить не только катехизаторам, но и потенциальным катехуменам – тем, кто хотел бы узнать об одном из возможных путей вдумчивого и обстоятельного знакомства с христианством, с Церковью, с православной верой. Это похоже на то, как если бы вы, придя в ресторан, заглянули на кухню, что вообще-то не принято и даже не разрешается, но, если вдруг удастся, позволит составить дополнительное и, возможно, более достоверное, чем в красиво оформленном меню, представление о качестве приготовляемых блюд.

Помимо описания практических наработок, вызревших из огласительного опыта Феодоровского собора, нашу задачу мы видели и в том, чтобы показать, что настоящая катехизация длительна; что катехизация – дело настолько же трудное, хлопотное, полное разочарований и слез, насколько и славное, благодатное, исполненное радости и нескончаемой новизны.




Глава I

Что такое катехизация





1.1. Терминология





1.1.1. По-гречески


Для начала дадим краткое, хотя и несколько суховатое определение. С давних времен термин «катехизация» означает научение истинам христианской веры, цель которого – вхождение, или вступление, в Церковь[2 - Слово «Церковь» будет очень часто встречаться на страницах этой книги. Внимательный читатель заметит, что чаще всего оно пишется с заглавной буквы, как это делается в большинстве книг, издаваемых церковными издательствами, но иногда и со строчной (маленькой). В первом случае подразумевается Церковь как вселенское единство, или единая святая соборная апостольская Церковь, – та, о которой в Евангелии от Матфея Иисус Христос говорит Петру: «Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16:18). Однако в том же Евангелии от Матфея двумя главами позже мы читаем: «…если же не послушает их, скажи церкви…» (Мф. 18:17), где слово «церковь» написано с маленькой буквы. Имеется в виду церковь как конкретная христианская община в конкретном месте (в таком же смысле термин употребляется и во многих посланиях апостола Павла, например, в 1 Фес. 1:1). Понятно, что так распорядились составители русского Синодального перевода. В древних рукописях, как, например, в церковнославянском тексте, такой проблемы (писать ли с маленькой буквы или с большой) вовсе не было, так как все слова внутри предложения, а то и в начале, писались с маленькой буквы. В современных русских переводах ее решают по-разному: где-то мы встречаем различение с помощью заглавной/строчной букв, где-то в случаях, когда имеется в виду община, так и переводят: «община». В нашей книге мы будем следовать логике Синодального перевода: в зависимости от значения будем применять заглавную или строчную буквы. Сложно бывает в тех случаях, когда термин вполне можно понять в обоих смыслах – и в значении Церкви вселенской, и в значении локальной общины. Кстати, таких случаев много, что неудивительно: чаще всего текст имеет в виду и вселенский, и локальный смысл. Здесь предпочтение мы будем отдавать заглавной букве.] Христову, или, выражаясь иначе, приведение человека ко Христу.

Катехизаторами называют тех, кто ведет катехизацию, а катехуменами – тех, кто под руководством катехизаторов проходит эту самую катехизацию.




1.1.2. По-славянски и по-русски


Названные термины, как и многие другие в православном церковном лексиконе, – греческие. В Русской Церкви (как и в других славянских церквах) издавна им подобраны славянские переводы-кальки: катехизация – оглашение; катехумены[3 - В первые века христианства для обозначения готовящихся ко крещению, кроме слова «катехумен», применялись и другие термины. «Наряду с выражением «прозелит Христа», свв. отцы (напр., св. Киприан Карфагенский, св. Климент Александрийский) называют оглашаемых «слушающими» («audiens», «auditor»). Очень интересным является использование военной латинской терминологии в отношении катехумената, которое противопоставляет выражения «рекрут» («tiro») для обозначения катехумена и «солдат» («miles»), т. е. крещеный христианин». – Хулап В., прот. Катехуменат в истории Церкви. / Церковный вестник, № 12. СПб. 2002. С. 66.] – оглашаемые (оглашенные – не совсем точно, см. п. 2.2.3). Что касается катехизаторов, то теоретически возможные славянские аналоги «огласители» или «оглашатели» в церковной лексике не прижились и не употребляются.

Калька заключается в том, что греческое слово имеет своим корнем «????» («ихос»), что значит «звук», «голос» или, по-славянски, «глас». Есть еще одно церковное слово с тем же корнем: октоих – осмогласие. Из общеизвестных же нецерковных слов – «эхо», «отзвук». Славянский термин «оглашение» – точный перевод-калька греческого слова, где «кат-» (точнее, «ката-») – приставка, переведенная славянской приставкой «о-».

Конечно, в широком современном словоупотреблении, не связанном с Церковью, термин «оглашение» вряд ли кого-то отошлёт к катехизации как наставлению в вере. Даже согласование с другими словами подразумевает совершенно другие шаблоны и штампы. Когда в обычной речи говорят «оглашение», имеется в виду действие, направленное на неодушевленный предмет – чаще всего текст. Оглашают список, оглашают приговор, оглашают чье-то решение и т. п. Вопрос ставится так: огласить или оглашать что?

В нашем же, церковном случае словоупотребление совсем другое. Оглашают не что, а кого! Оглашают тех, кто хотел бы быть оглашенным, то есть наставленным в вере. И такие слова, как «наставление», «научение», не будучи кальками «катехизации», возможно, были бы более удачным, хотя и не буквально точным переводом[4 - «Наша славянская терминология – «оглашать», «оглашаемый», «оглашение», соответствующая греческим ???????, ????????????, ?????????,– является малоудачным переводом, ориентирующимся скорее на более древнее употребление греческих слов, чем на то, которое продиктовано христианской практикой. Ведь христианский катехизатор является не столько огласителем или глашатаем, т. е. оратором или проповедником, сколько в первую очередь наставником, учителем христианского пути и духовным руководителем» – Гаврилюк П. История катехизации в Древней Церкви. СФИ. М. 2001. С. 15.].

Катехизация – наведение порядка

Глагол, однокоренной со словом «катехизация», мы встречаем в самом начале Евангелия от Луки, где евангелист обращается к своему читателю Феофилу:

«Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова, то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил, чтобы ты узнал твердое основание того учения, в котором был наставлен» (Лк. 1:1–4).

Нас интересует самое последнее словосочетание этого длинного вступительного пассажа. «Был наставлен» погречески – ????????? («катех?этэс»). Интересно и показательно, что наш русский Синодальный перевод, как и большинство других, передаёт это слово как «наставлен» (или, в других переводах – «научен»). Не «оглашён», а именно «наставлен» – во-первых, чтобы избежать анахронизма: ведь святой Лука не имел в виду катехизацию в том системном виде, в каком она стала практиковаться позднее, а во-вторых, потому что слово «оглашён» неосведомленный читатель просто не поймет.

Небезынтересно одно оригинальное толкование, согласно которому в данном случае слово «?????????» можно понять в отрицательном смысле (!): не столько наставлен, сколько наслышан. Мол, что-то где-то откуда-то от кого-то слышал, а достоверного, так сказать, авторизованного знания не имеет. А иначе зачем было святому Луке писать своё Евангелие, если бы Феофил и так всё достоверно знал.

С таким толкованием, скорее всего, не согласятся большинство комментаторов Писания и переводчиков, но оно интересно не только дополнительными, хотя и, возможно, надуманными обертонами этимологии важного церковного термина[5 - Лишь перевод священника Леонида Лутковского немного отходит от привычной парадигмы, допуская по крайней мере двусмысленность: «…чтобы ты убедился в достоверности тех преданий, которые тебе довелось услышать».]. Оно симпатично тем, что довольно точно отражает распространенное явление наших дней. Сегодня вряд ли найдешь человека, который бы вообще никогда не слышал о Церкви, об Иисусе Христе, о христианстве. Хотя бы что-то, но все слышали и знают. Но именно «что-то», зачастую превратное, неточное, фрагментарное, тенденциозное – от малосведущих людей, из распространенной молвы, в расхожих клише, которыми уверенно оперируют порой даже весьма почтенные, авторитетные, слывущие образованными и эрудированными люди. И катехизация, уже в положительном смысле слова, становится для Феофила (будем понимать под ним любого «боголюбца», как переводится с греческого это собственное имя) наведением порядка в его не совсем достоверных, несистемных, неполных познаниях о Христе и о Его Церкви.

Терминологические пары «катехизация» и «оглашение», так же как «катехумены» и «оглашаемые», в нашей книге мы будем употреблять как совершенно равнозначные, взаимозаменяемые синонимы.




1.2. Уточняющие детали





1.2.1. Осознанное приятие


Катехизация, оглашение или наставление в вере, подразумевает осознанное приятие преподаваемых истин катехуменами, или, точнее:

во-первых, изучение или исследование всего того, что составляет базовые постулаты христианского мировоззрения, пусть даже в очень простых, зато понятных формулировках. Постулаты именно базовые, исходные, то есть такие, на которых строится все остальное огромное, многоэтажное здание христианского богословия и практического опыта жизни во Христе;

во-вторых, не просто исследование вроде ознакомления, но согласие, приход к убеждению, пусть и постепенный, трудный и даже мучительный, к выводу об истинности, неоспоримости, безошибочности христианской веры как жизненной философии, жизненного кредо.

Тут, конечно, присутствует изрядная доля риска и требуется высокая степень доверия. Ведь многое из того, что узнаёт и с чем сталкивается катехумен, он/она слышит впервые или видит в неожиданном ракурсе. И неизбежны вопросы, сомнения, непонимание – то, что как раз и нужно для успешного и плодотворного хода катехизации как процесса.

Проходя катехизацию, рано или поздно катехумен подходит к развилке, на которой перед ним открывается два варианта дальнейшего поведения, хорошо представленных в Евангелии:

• Первый вариант – отторжение, отказ, отход:

«Кто может это слушать?» (Ин. 6:60), так что многие, даже если на какое-то время станут учениками, отойдут (см. Ин. 6:66).

• Второй вариант – согласие идти дальше: «Господи! К кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни» (Ин. 6:68).

Второй из этих вариантов и подразумевает доверие – доверие к Церкви с надеждой, что всё так и есть, и если я чего-либо недопонимаю, в чем-то сомневаюсь, то когда-то всё-таки разберусь, соглашусь, приму, а пока соглашаюсь авансом, как бы инвестируя свое доверие в Церковь.




1.2.2. Только азы


Уточним еще раз, что речь на катехизации идет только об азах или, как мы уже сказали, о базовых постулатах. И их набирается немало.



Читать бесплатно другие книги:

Сборник (первый) мистических и фантастических рассказов, изданных под одной обложкой. В основе коктейль из магическог...

На Руси было построено три города, носившие имя Борисов. Один, на реке Березине, был основан в 1146 году полоцким кня...

«Живая вещь» – это второй роман «Квартета Фредерики», считающегося, по-жалуй, главным произведением кавалерственной д...

В серию «87-й полицейский участок» входит более пятидесяти романов, за создание которых Эд Макбейн был удостоен преми...

Устроиться на работу мечты у одного из самых влиятельных бизнесменов города оказалось легче, чем я думала. Одна мален...

Моя мама готовится к свадьбе с олигархом Царевым, поэтому недавно мы переехали жить в его дом. Однако будущий сводный...