Поглощённые пустотой. Книга 2 - Зальцман Павел

Поглощённые пустотой. Книга 2
Павел Ан


Пустота – мир бессмысленности, мир бесконечных иллюзий, сковавший собой множество разумных существ. Есть некто, стоящий у истоков глобальной трагедии, постигшей древние народы, дело его живёт и в настоящем. Замысел неясен и покрыт туманом, туманом, в котором смешались время и пространство. Причины и последствия недоступны для понимания путём умозаключений, но открываются только опытным познанием бесконечного неизведанного мира. Мира, который навязывает выбор и стремится уничтожить любого, кто его отверг…





Павел Ан

Поглощённые пустотой. Книга 2





Глава 1


В глазах невежд мудрец совершает глупость.

(эльфийское высказывание) 



Со времени торжественных похорон Зверя миновало целых три дня, а маленький отряд путешественников до сих пор оставался в заброшенной гномьей крепости и, надо сказать, что это время было потрачено с пользой. По инициативе Бари они занимались поиском и похоронами останков гномов, а также перезахоронили стихийное кладбище во дворе крепости. Гномы всегда очень щепетильно относились к памяти своих предков, даже если речь шла об очень дальних родичах.

В результате всех этих трудов получилось вполне себе чистенькое, аккуратное кладбище невдалеке от крепостной стены.

В процессе поиска гномьих костей они внимательно осмотрели крепостные постройки, но ничего особенно полезного для себя не нашли, кроме большого количества проржавевших, совершенно одинаковых гномьих топоров, которых в крепости было припасено на целый полк.

Климат в этой местности был чрезвычайно влажным, влага не пощадила ничего. Наиболее полезное с практической точки зрения из найденного ими были уцелевшие керамические ёмкости, вполне пригодные для несения воды. Но при этом они были неоправданно тяжёлыми. Их вместительность была достаточной, чтобы добраться до Тагалака, пополняя запасы воды раз в три дня.

Питались они фруктами и рыбой, которую Винилин ловила в море прямо с причала на бывшую у неё уду. Ночевали они всегда вне крепости, на всякий случай. Да и мрачное это было место, особенно в ночное время.

Затонувший в бухте корабль они так и не попытались обследовать, очень уж это было рискованно. Единственная их призрачная надежда, связанная с морем, была на то, что Алексу как-нибудь прибьёт к берегу поблизости, ведь она должна была находиться не так уж и далеко от этих мест. Но это был совсем уж ничтожный шанс и ничего подобного ожидаемо не произошло.

За эти дни они отъелись и отоспались. Появилось ощущение безопасности и даже уверенность в завтрашнем дне.

– Эх, жаль, что нас так мало, а то мы могли бы оставить тут небольшой гарнизон и, может быть, даже возобновить морское сообщение с Карандором, – сказал задумчиво Бари.

Они все вместе сидели на крепостной стене, выходящей к морю, и наблюдали как солнце приближается к закату. На ужин была запечённая в глине рыба и жаренные продолговатые фрукты, вполне себе сносная еда. Свежий тёплый воздух, привычные вопли животных, доносящиеся из окружающего их леса, всё было очень даже неплохо.

– Может быть, там уже и не с кем возобновлять сообщение, сказала Винилин, – прожевав кусок рыбы.

– Будем надеяться, что ты ошибаешься. Хотя может быть всякое. И как здесь не хорошо, но нам не следует больше мешкать. Уже завтра утром отправиться в путь.

– Да уж пора бы, мне эта мрачная крепость уже порядком надоела. Я-то хоть и пол жизни прожила в крепости, но тут у вас всё слишком пустынно и много грязи, не могу спокойно смотреть на такой беспорядок.

– Вообще, мы за порядком всегда следим, просто тут некому поддерживать чистоту, но как видишь строения ещё добротные, вполне можно всё убрать и отремонтировать.

– Орки врятли будут тут убирать, скорее ещё больше намусорят.

Бари тяжело вздохнул.

– А как ты себе это представляешь? Сюда прейдут твои сородичи и защитят этот лес? Даже если они и удержатся в этой крепости, лесу точно не уцелеть. Ну не смогут они его от орков защитить, а те как поймут, что Мамлика тут больше нет, немедленно ринутся сюда и будет тут такая же пустошь, как и на севере.

Бари опять тяжело вздохнул.

– Очень неприятно это слышать, но глупо отрицать, что ты права. Тут, конечно, необычный лес, много всяких гадов, но мне их тоже жаль. Действительно, кроме Мамлика никто не сможет защитить всю эту красоту. Но не выпускать же нам его теперь обратно?

– Хм, ну подумай, что будет лучше безжизненная пустошь с орками или полный живности лес с Мамлика.

– Лес, наверное, лучше. Мда… Зверь совершил такой подвиг остановив это существо, убившее скольких наших сородичей, сам погиб, а выходит, что мы сделали только хуже.

– Мы просто спасли свою шкуру, это не так уж и плохо, ну а лес, какое нам до него дело. Врятли мы когда-нибудь вернёмся сюда снова.

– Ну нет, нельзя так рассуждать, Винилин. Природа окружающего нас мира создана удивительной, она прекрасна, хотя всё её многообразие и не по вкусу кому-то, но этот лес он ведь не так уж и плох. Жалко его отдавать на уничтожение этим тварям.

– Раньше надо было думать об этом, хотя оно само застало нас врасплох. Вот не надо было возвращаться за сосудами, у меня ведь было предчувствие, а вы меня не послушались, и Зверь был бы жив и лес цел.

Бари опять тяжело вздохнул.

– Мне тоже очень жаль этот лес, – сказала с грустью Алорон. – Может быть мы сможем что-то придумать, чтобы сохранить его от орков.

– Есть только один способ сделать это, достать ящик с Мамлика и полить его водичкой, – сказала, усмехнувшись Винилин.

Наступила тишина.

– Да ну его этот лес, – сказала Лезвие. – Сдался он вам, тут только одних змей и пауков сколько, ужас просто.

– Ну уж нет, – сказал Бари. – Я вот обдумал твои слова, Винилин, про то, что лучше. Так вот, лес лучше, даже не сам по себе. Тут с Мамлика по нему вполне можно пройти если соблюдать определённую осторожность, а с орками уже так просто не погулять. Да, нам надо решить этот вопрос без промедления, раз уж это выпало на нашу долю. Мыслить надо стратегически и действовать своевременно, а то мы сейчас наворотим делов, а потом целые поколения не расхлебают.

– Всё-таки предлагаешь вернуть Мамлика в лес?

– Я предлагаю попробовать поговорить с ним. Нам не обязательно возвращать ему всю его силу. Оно ведь разговаривало с тобой.

– Ну ты придумал. Мне оно только лгало, надеясь, что мы убьём друг друга, а твоих сородичей оно вообще заморочило так, что они сами себя перебили, и ты после этого хочешь с ним о чём-то там поговорить? Да не договориться нам с ним, никак, даже если оно нам что-то там наобещает, его слова не стоят и ломаной медной монеты. Мы либо выпускаем его и убегаем в безопасное место, либо просто уходим отсюда.

– То есть, ты тоже не против выпустить его?

– Я тоже умею мыслить стратегически, а то что лес с Мамлика лучше пустоши с орками очевидно любому.

– Ох, но если мы его выпустим, как же мы пройдём сквозь лес!? – спросила взволнованно Лезвие.

– Выходит, что никак, – ответила Винилин. – Хотя, мы можем втроём пойти через лес, а ты его выпустишь этак деньков через десять, ну а дальше можешь идти куда хочешь. Как тебе такой план?

– Ну уж нет!

– Что значит нет? Ты на работе или где?!

– Но это же чистое самоубийство!

– Самоубийство, это когда пронзаешь сердце ножом, а тут все шансы есть. Убегаешь в море, садишься на плот, дальше на юг пока не начнутся горы, ну а там в обход и до Тагалака. Всё вполне реально и гонорар будет неплохой. Мы бы все могли проделать это, но теперь время дорого, мы его уже итак слишком много потеряли.

– Хм. Если бы был жив Зверь, то им двоим можно было бы доверить провернуть это дело, но доверять одной Лезвию, я бы не стал, – сказал Бари.

– Уж тут ты прав, но сделать это всё равно необходимо. Плохо, когда мало толковых людей.

– Знаешь, Винилин. По-моему, только тебе под силу провернуть такой трюк.

– Ага, опять я! В каждой бочке затычка, в опасные руины лезть – это я, обследовать кишащие орками пустоши – я, выпускать Мамлика тоже я. И только потому что кругом одни бестолочи неспособные ни на что, хотя у них и руки, и ноги, и голова есть, ну всё как у меня!

– Ну, что тебе сказать. Ты, конечно, справедливо возмущаешься, но если всё кончится хорошо, мы по-настоящему озолотим тебя и осыплем всяческими почестями. Знаю, что сейчас это звучит несерьёзно…, добавлю к этому ещё вот что. Я вот, к примеру, тебя очень сильно уважаю, как высококлассного профессионала своего дела. Хоть ты и женщина, но я уже не смотрю на то, что ты женщина. Ты для меня как один из моих отчаянных парней.

– Ха, ну и сделал же ты мне комплемент. Такие ли уж отчаянные твои парни, чтобы сравнивать их со мной? Ладно, хватит болтовни. Я сознательно шла к тому, чтобы стать профессионалом, и непросто профессионалом, а самой лучшей, а это непросто и хлопотно, так что жаловаться не буду. Ладно, решено. Ты с Алорон завтра уходишь в Тагалак, мы даём вам десять дней, чтобы убраться из этого леса. Потом выпускаем это проклятое существо и сами делаем ноги.

– Может быть и я пойду с ними, зачем я тебе?  – сказала не на шутку перепугавшаяся Лезвие.  – Ты и сама со всем справишься.

– Да!? Ты ведь тоже сама со всем справишься, бестолочь! И вообще с каких пор кто-то интересуется твоим мнением!? Ещё раз выкинешь что-то подобное и я запихну тебя в гроб к Мамлика на всю ночь, он большой и места тебе хвати!

Лезвие испуганно замолчала.

– Главное, доберись до Тагалака, ну а уж там я обо всём позабочусь как следует, – сказал Бари.

– Заваришь мне чай и собьёшь подушку?

– Надеюсь, мы сможем сделать нечто большее. Ну а теперь ладно, пойдём-ка Алорон спать, завтра будет непростой день. Ну а вы, если хотите, сидите здесь, вам ещё десять дней отдыхать.

Алорон и Бари покинули крепостную стену и направились по пляжу до того места, где они устраивались на ночлег. Впрочем, до наступления темноты оставалось ещё около часу. Винилин посмотрела на сидящую рядом Лезвие, было видно, что она очень сильно взволнованна.

– Ты не зря нервничаешь, кончилась теперь твоя лафа. Мамочки Алорон больше нет, осталась только мачеха Винилин, – сказала Винилин с нескрываемым ехидством.

– Я снова осталась совсем одна.

– А ты раньше была не одна?

– С Алорон нет.

– Но с тобой мы точно не подружимся. Впрочем, я берегу своих людей если вижу адекватность и старание с их стороны. Это тебе маленькая подсказка от меня, хотя, мы уже довольно долго вместе в этом путешествие. Я уже прекрасно поняла кто ты и что ты, но вот тебе ещё посыл, следующий раз, когда попытаешься сбежать без приказа, я тебя просто убью и никто никогда в этих дебрях не узнает, что с тобой произошло, и могилы у тебя не будет как у Зверя и этих гномов.

Сказав это, Винилин встала и, спустившись со стены, направилась к месту ночлега. Пройдя вдоль берега около сотни шагов, она обернулась назад, ожидая увидеть плетущуюся позади Лезвие, но та, к её удивлению, так и осталась сидеть на крепостной стене, глядя в сторону уже севшего за горизонт солнца.

– Ну и ладно, – подумала Винилин.

И вот прошла очередная ночь. Рано утром Бари и Алорон, собрав вещи и тепло попрощавшись со своими спутницами, отправились по заросшей травой дороге в сторону Тагалака. Винилин и Лезвие несколько проводили их вдоль дороги, заодно набрав себе в лесу свежих фруктов, после чего вернулись обратно в крепость.

– Ладно, у нас десять дней на отдых, так что пока можешь быть свободна, только от крепости далеко не отходи. Не хватало ещё потом тебя искать.

– Вот уж не знаю, чем тут заняться целых десять дней.

– Организовать тебе культурный досуг? Ну давай займёмся физической подготовкой, побегаешь немного вокруг крепости, это весело.

– Может нам попробовать осмотреть округу? Найдём каких-нибудь других фруктов или подстрелим кого-нибудь на обед?

– Подстрелим, это в смысле я подстрелю?

– Я тоже неплохо стреляю.

– Ну это мы ещё посмотрим. Ладно, идея прогуляться в лес неплохая, давай сейчас немного позавтракаем, я поймаю пару рыбин и пойдём. Скажем на вершину вон того холма, поищем себе чего-нибудь на обед.

Вскоре они отправились на прогулку по лесу. Лес в округе ничем не отличался от того, по которому они раньше путешествовали. Также множество муравьёв, змей, тучи всяких мошек, очень влажно и душно. Единственно приятное, что они смогли найти среди всего этого, был лишь небольшой ручеёк с весьма вкусной водой. Здесь они устроили привал, во время которого осмотрели заросли невысоких деревьев с зелёными, похожими по форме на яйцо плодами. Лезвию пришлось попробовать один из этих плодов, который оказался практически безвкусным, слегка кисловатым. Однако этих фруктов всё равно было решено набрать, чтобы сварить их в качестве гарнира к рыбе.

Теперь, когда они остались вдвоём, Лезвие совсем замкнулась. Она практически не разговаривала с Винилин, как будто была немая. У Винилин с ней разговор тоже не клеился. Не было у них необходимого для этого сродства душ, и вообще присутствие Лезвия поблизости вызывало у Винилин какое-то подсознательное внутреннее напряжение, даже какое-то непонятное беспокойство.

Отдохнув у источника и набрав необычных фруктов, они вновь вернулись к своему лагерю, расположенному поблизости от крепости. К тому времени уже как раз начало темнеть. Они развели прямо на морском берегу большой костёр и Винилин, почистив от кожуры фрукты и порезав, кинула их в большой металлический чан, который они, между прочим, нашли при обыске крепости и, хорошо отмыв, использовали для приготовления еды.

Лезвие молча сидела, уставившись на огонь, при необходимости подкидывая в него дрова.

– Ну что же, в целом день прошел неплохо, – сказала Винилин, попытавшись завязать разговор.

– Да, но потратили мы его впустую.

– От чего же? Мы нашли новый вид фруктов, добыли себе еды, убедились, что лес тут везде одинаков.

– Жаль, что иногда приходится тратить время бесцельно, особенно когда оно дорого.

Винилин удивлённо посмотрела на наёмницу. Произносить подобные философские фразочки для неё было весьма необычно. Уж с её-то деревянной головушкой и поверхностным умишком.

– Но завтра мы проведём время с пользой. Нам надо продумать как выпустим Мамлика и сами при этом уцелеть, – продолжила Лезвие.

– Хм… Вот как я это вижу. Мы достаём гроб, вытаскиваем его на улицу, предварительно набрав несколько больших кувшинов пресной воды. Достаём тушку из ящика с солью, кладём на камни. Дальше я убегаю к морю, ну а ты выливаешь на него кувшин с водой и бежишь ко мне. А дальше оно уже само как-нибудь доковыляет до водички.

– Уверена, что доковыляет? Если вдруг этого будет недостаточно, а мы сбежим, получится, что лес никто не будет охранять.

– Даже если так, рано или поздно пойдёт дождь.

– А если оно заползёт вовнутрь крепости и дальше не сможет?

– Хм, ладно тут определённый риск есть. Так, что мы ещё можем сделать… Вариант второй, мы тащим ящик по пещерке к подземному озеру, вытаскиваем из него тушку, кладём рядом. Затем я убегаю, ты бултых тело в воду и бежишь ко мне.

– Оно меня точно убьёт.

– Но зато всё получится наверняка. Хм, ну ладно, давай придумаем третий вариант. У тебя самой-то есть какие-то идеи?

– Может быть отнести его к водоёму, но только не к тому, что в подземной пещере, оттуда нам сложно убежать. Но вот если его бросить в какой-нибудь ручей, убежать по лесу вполне себе можно без особых проблем.

– Это толково и бестолково одновременно. Убежать то мы убежим, вот только как мы допрём туда вдвоём такой тяжелый ящик?



Читать бесплатно другие книги:

В холле старинного, давно заброшенного больничного комплекса, готовящегося на слом, неожиданно находят труп. Знаменит...

Планета Нги-Унг-Лян – эволюционный курьез. Высшие организмы, обитающие на ней, не знают земного деления на два пола, ...

Посмотрите вокруг! Мир природы, который нас окружает, прекрасен и удивителен! Он радует нас яркими красками, гостепри...

Родившись на самом дне, среди воров, насильников и убийц, трудно забраться наверх. Особенно, если ты слабая одинокая ...

Восемь лет назад полицейской группе, в состав которой входил опытный судмедэксперт Дэвид Хантер, удалось поймать «дар...

В охотничьем домике, затерянном в горах штата Теннесси, совершено чудовищное преступление. Опытный судмедэксперт Дэви...