Поход на Спарту - Лаки Спартанец

Понял, как тяжело быть белой вороной и не делать так, как делают все. Не использовать власть, данную для защиты прав граждан, для своей шкуры. Понял, что работа здесь убьёт во мне личность, человека и все те идеалы и ценности, которые есть во мне. В работе я редко встречал хороших и честных сотрудников, выполняющих свои обязанности по совести. Но такие люди были! И на них держится вся та работа, которая нужна простым гражданам. Обычно этим людям приходится очень нелегко. У меня появились хорошие друзья в органах, которые действительно служили честно и поступали справедливо. Но когда настал момент и они, уходя по ранговой лестнице, предложили идти с ними вверх – я отказался. Ведь параллельно с работой в органах я начал пробовать себя в небольшом мебельном бизнесе в соответствии со своим образованием. Идти на сделку с совестью и пользоваться служебным положением для выгоды бизнеса я тоже не хотел. Поэтому при первой возможности, спустя два с половиной года, я уволился. К тому времени уже имел успех в своём деле, которое умудрился построить, работая сутки через двое.

Вот так я узнал эту систему изнутри. Не всю, конечно, но мне хватило. Теперь знаю людей как по ту, так и по другую сторону не понаслышке. В тот период жизни многие беды упали на мою голову. Количество врагов приумножилось с обеих сторон, мести их я хлебнул достаточно, чтобы и здоровье частично потерять, и имущество. Любимая девушка моя, первая и единственная, утратила моё доверие и перестала быть верной мне в тот же сложный период. Зарплата в тринадцать тысяч рублей действительно покрывала только самые необходимые расходы на двоих. Возлюбленная стала соблазняться чужими деньгами и знакомиться с взрослыми мужчинами в ресторанах, с большим, чем у меня, достатком и положением.

Но «спасибо, что живой», как в том стихотворении Высоцкого. Ушёл я из органов – как из преисподней, очистившись перед Богом искуплением греха за своё прошлое. «Служить бы рад – прислуживаться тошно!» – слова Чацкого из известной комедии Грибоедова как раз на эту тему.

– Ну что, не идёт? – отвлёкся я от беседы с майором и обратился к сержанту. – Давай я!

Я протянул руку и забрал шланг, быстро опустил его в бензобак. Пару мгновений – и по шлангу побежал бензин. Литровая банка наполнилась, я перелил топливо в бак мотоцикла и вернул пустую банку и шланг сержанту.

– Спасибо! – сказал я, похлопав сержанта по плечу.

– Может, ещё? – спросил сержант.

– Да нормально. До заправки доеду!.. Спасибо, товарищ майор.

Я снова улыбнулся и протянул руку для пожатия.

– Да не за что, – ответил тот, пожал мне руку и указал сержанту, чтобы тот поспешил за руль.

– Доброй вам службы! – я приложил кулак к сердцу и направил его в сторону майора.

– Удачи и тебе! – ответил майор и стал грузиться в машину.

«Да. Доброй службы», – подумал я, искренне желая, чтобы этот человек всегда оставался Человеком, и продолжил свой путь.




5




…Мой новый город – мой новый друг.

Из дневника



После дозаправки на АЗС до Минска оставалось две сотни километров. Дорога была приятной, хотя удивляла меня стихийностью и неожиданностью.

Чтобы лучше понять мои ощущения, можно провести параллель с судоходством. Когда ты ездишь в родном городе по знакомым местам – это одно. Ты вроде как находишься в своей среде, где всё обычно. Плаваешь по известным руслам и водоёмам. Но если ты отправился в «открытое плавание», то познаёшь всё исключительно новое. Каждый километр пути встречает тебя своим нравом и обстоятельствами. Мои эмоции были полны ярких красок, а чувства обострились. Экстремальность этой поездки вырвала меня из среды привычных чувств и привычного хода событий.

Сильный боковой ветер, набирающий разгон с широких полей Беларуси, способен не только накренить байк под значительным углом, но и резко расшатать мотоцикл, что может создать аварийно-опасную ситуацию. В этих условиях руль нужно держать крепче, внимательно осматривать впереди асфальт, чтобы не было ям и неровностей, и, конечно, чувствовать волны воздуха, контролировать скорость: скорость мотоцикла играет против скорости твоей реакции.

Солнце на закате, мелкий дождь, серое небо. Я пересекаю МКАД Минска. Впереди – новый в моей жизни город. Город, о котором я слышал от моего деда исключительно слова уважения и восхищения. Приятно удивляет очень свободное автомобильное движение. Кроме того, отмечаю современный необычный дизайн новых домов, большое количество архитектурных изысков. Город не похож ни на один из российских, хотя имеет с ними общие черты. Вскоре, конечно, я понимаю, что вся центральная часть города застроена в советское время. Постройки сталинской эпохи очень напоминают центр Москвы. Но на этом сходства заканчиваются. Очень много здесь того, что отличает и делает особенным. Безусловно, самобытность современной Беларуси – и в её архитектуре. По ходу движения появляется желание познакомиться с городом ближе, однако я понимаю, что для этого нужно намного больше времени. «Я обязательно его узнаю!» – подумал я про себя.

Настроив навигатор на маршрут до своего места ночёвки, я следую указаниям. Разглядываю прохожих, глазею по сторонам. Приближаясь к центру, я постоянно встречаю попутных и встречных мотоциклистов. Их присутствие придаёт мне бодрости и значительно поднимает мой дух, просевший после продолжительного и нелёгкого пути. Мотоциклистов действительно гораздо больше, чем в Москве, как кажется мне. Парни и девчонки на байках то и дело снуют между авто, и я решаюсь погонять с парочкой из них по ночному городу, прежде чем приеду к месту ночлега.

Немного покатавшись в компании белорусов, зарядившись настроением и положительными эмоциями, я прощаюсь и подъезжаю к центральному вокзалу. Хостел находится в доме напротив, в сталинке. Я никогда ещё не был внутри таких домов.

Во дворе мало места для парковки, но мотоцикл приткнуть гораздо легче. Достав сумки из кофров, усталый и подмокший, поднимаюсь на старом советском лифте на пятый этаж этого величественного и почтенного здания.

Дверь хостела мне открыл один из его постояльцев. Я сложил вещи у кровати и сел на неё. Облегчённо вздохнув, с мыслями о том, что теперь могу расслабиться, скинул с себя косуху и жилет, развязал бандану, снял перчатки. Раздевшись полностью, я задышал медленно, глубоко и спокойно, прикрыв глаза от удовольствия и ощущения лёгкости.

Горячий душ – это та малая, но значительная радость, которая незаменима в данный момент. После душа я, облачившись только в кожаные штаны и футболку, расслабленной походкой направился на кухню, где были слышны голоса шумных постояльцев – молодых ребят, весело беседующих о чём-то на английском. Я шёл, чтобы заварить себе чай.

Зайдя в кухню, я поприветствовал всех присутствующих коротким good night, в надежде, что изъясняюсь на понятном им языке. Трое ребят ответили приветствием. Я бросил беглый взгляд на них и занялся чаем. Парни, пользуясь случаем, решили рассмотреть и меня.

Им самим было лет по двадцать три – двадцать пять. Один – азиатской внешности, скорее всего – китаец, аккуратно одет. Другой – весёлый парень славянской внешности, выглядел как студент, слегка разнузданно; похоже, что он тут с гостевым визитом. Третий парень небрит и в домашних тапочках; видимо, просто поддерживал их беседу, скрепляемую полторашкой пива, разлитой по кружкам.

Я подлил себе чайку и присел на высокий стул у стойки, вполоборота к беседующим. Моё присутствие заметно сместило центр тяжести разговора, и постепенно собеседники полностью сконцентрировались на мне.

– How are you, man? – улыбчиво обратился ко мне славянин.

– Fine, thank you. And how are you? – вежливо ответил я.

– Where are you from? – продолжил он.

– I am from Mosсkow.

– Ты из России? – продолжил он на русском.

– Да.

Он засмеялся, и все присутствующие тоже улыбнулись.

– Мой друг из Китая, я с ним разговариваю на английском, так как китайский я ещё недостаточно хорошо знаю.

– Понятно, – коротко ответил я и попытался предположить, что их связывает.

Славянин перевёл на английский собеседнику, что узнал обо мне, и тот с интересом (далее в переводе. – прим. автора) спросил:

– Куда вы едете?

– Я еду в Спарту.

– Спарта… Где это? – удивлённо спросил китаец.

– Спарта – это древнегреческий город, покрытый легендами. Я еду туда.

– Вы на мотоцикле?

– Да, конечно, – я улыбнулся, – иначе я бы вряд ли оделся так.

Все засмеялись.

– Да, конечно. А твой мотоцикл… он где?

– Внизу, оставил его прямо во дворе.

– Ты не боишься?

– А есть чего?

– Ну, думаю, нет. Но всё же я бы немного волновался.

– Там нечего брать, кроме железа. Нет, не боюсь. К тому же других вариантов всё равно нет.

В разговор снова вмешался китаец:

– И вы едете один или группой?

– Я еду один.








Парни ещё какое-то время азартно расспрашивали меня о мелочах, прежде чем предложить кружку пива. Я охотно согласился, мечтая скорее заснуть детским сном. Однако знакомство оказалось приятным для всех, и Никита, так представился парень славянской внешности, воспользовался моим расположением, возникшим в процессе знакомства, и попросил прокатить его чуть-чуть, довезти до дома. Честно, я не хотел, но видя, с какой настойчивостью он упрашивает, – решил сделать ему приятное, как дань уважения первому знакомому минчанину.

И вот я мчу его через весь город, от вокзала в Малиновку. Ночная дорога, приправленная мелким дождём, не слишком меня радовала, однако Никита был в восторге. И когда я уже довёз его и собирался возвращаться – он принялся благодарить меня, а затем так же усердно, изо всех сил начал уговаривать зайти к нему и погостить. Конечно же, я не хотел этого делать, но уговоры отведать вкусный горячий ужин стали решающими. Я поддался ещё и потому, что не хотел обидеть своего нового знакомого.

Я поставил байк на подножку прямо возле подъезда, и мы поднялись на восьмой этаж десятиэтажного панельного дома.




6




Плох тот план, который нельзя изменить.

Публий Сир, древнеримский поэт



Планирование маршрута я начинаю с примерного наброска. Сначала, конечно, нужно понять цель – куда ты собираешься в итоге приехать, что хочешь получить от этого пути. Ставлю точку на карте – это начало; вторая точка – конец маршрута и разворот. Дальше остаётся проложить кривые путей туда и обратно. Здесь я подключаю воображение и фантазию. Мысленно переношусь к началу маршрута, ставя карандаш, и отмечаю точки там, где хотел бы побывать. Получаются отрезки разной длины. Затем я измеряю эти расстояния, просчитываю время и сложность пути. Лучше заранее проверить все заправочные станции и забронировать гостиницу.

Когда ты путешествуешь на мотоцикле, понимаешь, что преодолевать расстояния на нём значительно тяжелее, чем, например, на автомобиле. Если пройти пятьсот километров подряд, то можно уже претендовать на звание ЖЗ – «железная задница», как шутят байкеры. Железная – потому что после непрерывного пятисоткилометрового пути твоё седалище действительно онемеет и потеряет чувствительность. А ещё – не исключено, что спина будет с трудом разгибаться. Точно так же, как и пальцы на руках, да и всё остальное. Соответственно, расстояние, конечно, лучше всего «резать» на части – не более шестисот километров в день. Их можно пройти в среднем за семь-восемь часов. Это если надолго нигде не останавливаться. Можно быстрее, но нужно ли? Остановки делать, конечно, необходимо.



Читать бесплатно другие книги:

Вы еще помните Виктора Кина? Да-да, того чудаковатого британского джентльмена со стеклянным глазом, а также коллекцие...

Авантюрный роман о двух жуликах-рекламщиках – о дружбе, деньгах и любимом деле, без которого нет в жизни счастья. Куд...

В тексте есть: Оборотни, вампиры, эльфы, орки, дракон, змеелюди. Пожилая учительница Мария умирает на Земле. Боги заб...

Вы когда-нибудь сталкивались с тем, что не могли вспомнить имя актера, чей-то адрес или номер телефона? После некотор...

Есть люди, истории которых меняют наши представления о возможностях человека. Майкл Роуч провел более 20 лет в тибетс...

Во второй книге романа вместе с известными вам героями вы будете спасать старинные артефакты и золото Российской импе...