Визит вежливости - Житинский Александр

Визит вежливости
Александр Николаевич Житинский


«Эта история началась ясным осенним днем, когда земля еще тепла и в прозрачном воздухе плавают, как золотые кораблики, желтые листья.

Именно в такую приятную погоду малыши из подготовительной группы детского сада пришли в парк собирать желуди. Парк этот находился на окраине небольшого научного городка, а сам городок располагался в получасе езды от крупного города…»





Александр Житинский

Визит вежливости


Посвящается сыну Сереже, который придумал имена героям этой повести





Глава 1. БРАТЦЫ ПО РАЗУМУ


Эта история началась ясным осенним днем, когда земля еще тепла и в прозрачном воздухе плавают, как золотые кораблики, желтые листья.

Именно в такую приятную погоду малыши из подготовительной группы детского сада пришли в парк собирать желуди. Парк этот находился на окраине небольшого научного городка, а сам городок располагался в получасе езды от крупного города.

Малыши рассыпались по парку; они ползали на коленках, шурша сухими листьями и выискивая среди них блестящие твердые желуди, темневшие среди зеленой еще травы.

Один мальчик по имени Котя, а по-настоящему его звали Константин, собирал желуди в кепку. Он волок ее за собою, старательно сопя, а девочка, с которой Котя обычно ходил в парк, шла за ним и бубнила:

– Котя-обормотя, Котя-обормотя…

Девочку звали Леной. Поняв, что Котю трудно вывести из равновесия, Лена остановилась и сказала с отчаянием:

– Котька-обормотька!

На этом последнем слове что-то ударило «обормотьку» по затылку. Тут же на траве перед его носом появилось блестящее серебряное яблоко, сделанное будто из шоколадной обертки. Из яблока торчал маленький хвостик. Яблоко подпрыгнуло и откатилось, причем в этот миг Котьке почудилось, что чей-то тоненький голосок крикнул:

– Ай!

Котька, недолго думая, прыгнул к яблоку и накрыл его кепкой. При этом он рассыпал желуди. Затем он начал осторожно сквозь кепку ощупывать яблоко. Оно похрустывало и слегка проминалось под пальцами.

Котька отглянулся. Лена не спускала глаз с кепки. Котька подгреб кепку с яблоком под себя и на всякий случай сказал:

– Мое.

Спорить с ним было трудно, но Лена наморщила нос, собираясь обидеться и, может быть, даже заплакать, если появится настроение. Тогда Котька пообещал:

– Я дам тебе посмотреть.

Лена тотчас опустилась на коленки рядом с Котькой. Тот осторожно приподнял кепку. Яблоко было целым и невредимым, если не считать вмятины на боку.

– Давай посмотрим, что у него внутри, – сказал Котька, облизывая губы. – Там, наверное, конфеты.

– Оно красивое. Жалко ломать, – сказала Лена.

– Оно мое, – напомнил Котька.

Он уже прицелился к яблоку, соображая, с какой стороны его лучше распотрошить, как вдруг рядом на траву с легким металлическим хрустом упало второе яблоко. Точь-в-точь как первое.

На этот раз Лена оказалась проворнее. Она оттолкнула второе яблоко подальше от Котьки и накрыла его, как вратарь, крепко прижав к себе.

Теперь они сидели под деревом друг против друга, каждый со своим яблоком.

Первым делом Лена и Котька посмотрели вверх. Откуда же падают эти серебряные яблоки? Ветки дерева покачивались над ними, но никаких яблок в густой листве больше не было видно.

– Давай поменяемся, – предложил Котька.

– Мое новее, – сказала Лена.

– Зато в моем конфеты!

– А в моем… – Лена зажмурилась, – … золотые часики на серебряной цепочке!

Котьке стало обидно. Он наморщил лоб, соображая, что ответить Лене, как вдруг серебряная кожура его яблока прорвалась и изнутри высунулась наружу тоненькая-претоненькая зеленая рука с пятью маленькими пальчиками.

Рука деловито отогнула край надорванной кожуры и попыталась разорвать ее дальше.

– Будьте добры, помогите мне отсюда выбраться, – донесся из яблока тоненький голосок.

Котька обомлел. Он оглянулся по сторонам, ища воспитательницу, и уже готов было заорать, но тут Лена бросилась к говорящему яблоку и мигом надорвала кожуру. Из яблока выглянула круглая голова величиной с грецкий орех – сплошь зеленая, но с темно-коричневыми глазами. На голове было нечто вроде широкополой шляпы с загнутыми вверх краями, как сомбреро у мексиканцев, а точнее – маленькое блюдечко с дыркой посередине. Нос был пуговкой, а рот – до ушей, будто у Буратино. В целом голова производила благоприятное впечатление, поскольку глаза смотрели на Лену и Котьку с любопытством и доброжелательностью.

– Где я нахожусь? – споросила голова.

– В парке Дружбы, – ответила Лена.

– Дружба – это прекрасно! – заявила голова. – Но я имею в виду другое. На какой я планете?

Лена и Котька переглянулись. Они еще не знали, что живут на планете, которая называется Земля.

– Кстати, меня зовут Мананам. Будем знакомы.

С этими словами существо, назвавшееся Мананамом, ловко выпрыгнуло из яблока и предстало перед ребятами целиком. Ростом оно было с карандаш, на ногах имело присоски и по цвету напоминало молодой весенний побег.

Лена разгребла листья, чтобы лучше видеть Мананама, а он, с достоинством поклонившись, торжественно проговорил:

– Наш дом – Вселенная. Наш мир – един. Здравствуйте, братья по разуму!

– Здравствуйте, – проговорили братья по разуму, то есть Лена и Константин, хотя ничего не поняли.

– Где-то здесь должен быть мой братец, – сказал Мананам.

– По разуму? – робко спросила Лена.

– Не только по разуму, но и по дереву.

– По дереву? – удивился Котька.

– Ну да. Мы выросли на одном дереве, – объяснил Мананам.

– Наверное, он сидит там, – догадалась Лена, указывая на второе яблоко, которое мирно лежало в сторонке.

Мананам взвился в воздух, точно кузнечик, и одним прыжком оказался у яблока своего братца. Изо всей силы он забарабанил зелеными кулачками по серебряной кожуре.

– Выходи, Пататам! Мы прилетели! – закричал он.

Второе яблоко с треском лопнуло, и из него выскочило точь-в-точь такое же зеленое существо, только чуть потолще. С радостным криком братцы заключили друг друга в объятия и принялись кататься по земле. Они совсем утонули в ворохе листьев, слышалось только шуршание. Наконец они поднялись на ноги и повернулись к ребятам.

– Пататам, приветствие! – подтолкнул Мананам братца.

– Наш дом – Вселенная. Наш мир – един. Здравствуйте, братья по разуму! – быстро проговорил Пататам, вскинув вверх маленький кулачок, и добавил: – Я Пататам – покоритель космоса.

– Меня зовут Лена, а это Котька, – сказала Лена, кивнув в его сторону.

– Этот будет мой, – вдруг заявил Котька, указывая на Пататама. – Я его в аквариум посажу, а то у нас все рыбки сдохли, – и Котька схватил Пататама за туловище.

– Прошу вас, поставьте меня на место, – холодно проговорил Пататам в Котькином кулаке. – Мы с вами не настолько знакомы…

– Ты плавать умеешь? – споросил Котька.

– Разве мы с вами на «ты»? – с ледяным спокойствием заметил Пататам, глядя в глаза Котьке.

Котька пришел в некоторое замешательство.

– Нет, я хотел вас… в аквариум… Воду выливать или нет? Или ты… или вы в воде поживете?

Пататам только усмехнулся.

– У нас иные планы, – сказал Мананам. – Говорю вам русским языком – опустите братца на землю. Будьте так добры.

Котька нехотя поставил Пататама на землю.

– А кто вы такие? – спросил он подозрительно.

– Откуда вы? – спросила Лена.

– Мы выросли на этом дереве, – Мананам устремил пальчик вверх. – А вообще мы с планеты Талинта. Не слыхали? Впрочем, прошу прощения, вы не знаете, что такое «планета».

В это время послышался голос воспитательницы:

– Дети, собираемся на аллее! Пора в сад!

– Кто это? – спросил Пататам, выглянув из травы и разглядев на аллее воспитательницу Маргариту Петровну, которая возвышалась над стайкой малышей.

– Это наша воспитательница, – ответила Лена.

– Какая большая!

– Она взрослая.

– Так-так, понимаю! – воскликнул Мананам.

– Она где-то взросла. Слышишь, Пататам?

– Хотите, мы отнесем вас в детский сад? – спросила Лена.

– В сад? Это чудесно! Мы обожаем сады! – воскликнул Пататам.

– Я положу вас в карман. Можно? – вежливо осведомился Котька.

– Пожалуйста. Только не показывайте нас пока никому. Договорились? – сказал Мананам.

Котька вздохнул. У него в голове была полная неразбериха от этих братцев. Кто они? На зверьков непохожи. На игрушки – тоже. Говорят как-то странно… Он осторожно положил братцев в карман своей курточки, и они с Леной поспешили к воспитательнице с видом заговорщиков, знающих важную тайну.

Взявшись за руки, группа направилась в детский сад. Пататам и Мананам тихо сидели в кармане, прислушиваясь к разговорам детей. В кармане было полно всякой всячины: монетки, пуговицы, ржавый гвоздь, обтрепанный календарик и несколько желудей. Пахло карамелькой.

В раздевалке детского сада Котька снял курточку и повесил ее в шкафчик, на дверце которого был изображен зеленый танк.

– Мы идем обедать, – шепнул он, наклонившись к карману, и плотно прикрыл дверцу.




Глава 2. РАЗГОВОР В ШКАФЧИКЕ


Мананам выглянул из кармана курточки и осмотрелся. В шкафчике было темно. Мананам разглядел вблизи пуговицу, дотянулся до нее и вылез из кармана.

– За мной! – бросил он Пататаму, а сам ловко полез вверх по курточке, цепляясь за пуговицы.

Вслед за Мананамом по пуговицам полез Пататам. Братцы добрались до воротника и увидели над крючком, на котором висела курточка, деревянную полочку. Они вскарабкались на нее, помогая друг другу. На полке лежали кепка и вязаный шарф Котьки. Пататам и Мананам уселись на кепку и начали разговор.

– Как ты думаешь: Лена и Котька мыслят? – спросил Пататам.

– Да, это мыслящие существа. Только на низкой ступени развития, – ответил Мананам.

– Не повезло! – огорчился Пататам.

– Не спеши с выводами. На этой планете много разных деревьев. Вполне возможно, что на них растут разные породы людей.

– А вдруг они не растут на деревьях?

– Скажешь тоже! А как же они растут?

– Не знаю… Нужно узнать, как они питаются. От этого все и зависит. Кстати, нам бы тоже подкрепиться, – заметил Пататам.

– Да, последний раз мы питались два миллиона лет назад.

Дверца шкафчика вдруг приоткрылась, и братцы увидели Лену. Она приложила палец к губам, сунула руку в карман фартука и достала два кусочка сахара.

– Ешьте, – шепнула она, кладя кусочки на полку. – Это сахар.

– Как вы предлагаете его есть? – спросил Мананам.

– Зубами. У вас есть зубы?

– Зачем нам зубы? – удивился Пататам.

– Грызть… Значит, у вас нет зубов? Жалко, – огорчилась Лена. – Тогда я принесу молока.

И она исчезла, прикрыв дверцу шкафчика. Пататам слез с кепки и ощупал сахар.

– Твердый. Белый. Не пахнет.

– Я понял! – воскликнул Мананам. – Они питаются ртом. Ведь зубы – во рту! Они принимают пищу через рот!

– Оригинальный способ… – удивился Пататам.

Снова приоткрылась дверца, и Лена поставила на полку блюдечко с молоком.

– Пейте, – сказала она. – Я пойду обедать, а то Маргарита Петровна заругается.

И Лена ушла. Пататам и Мананам в задумчивости посмотрели друг на друга, потом подошли к блюдечку.

– Жидкое. Белое. Пахнет приятно, – отметил Пататам.

– Без сомнения, перед нами вещество, которым они питаются. Как пытливые и бесстрашные исследователи, мы должны его попробовать, – подняв указательный пальчик, проговорил Мананам.

– А сахар? – спросил Пататам.

– Сахар тоже.

– Ну давай… – с сомнением отвечал Пататам.

Они взялись с двух сторон за кусок сахара, приподняли его и перевалили через край блюдечка. За первым куском последовал второй. Затем Пататам и Мананам забрались в блюдечко сами и оказались по колено в молоке.

– Приятного аппетита, – сказал Мананам. – Как тебе травится?

– Вкуснотища! Это сладко. Ты чувствуешь?

– На мой взгляд, слишком сладко.

– А мне нравится. На этой планете совсем не так плохо. Жить можно. У меня даже защекотало в присосках, – сказал Пататам.

Он приподнял ногу и вытянул правую присоску из молока. С присоски капало.

В шкафчик заглянул Котька. Увидев братцев по разуму, стоящих в блюдечке с молоком, он остолбенел.

– Что вы делаете? – спросил он.

– Питаемся, – отвечал Мананам.

– Как? – не понял Котька.

– Обыкновенно. Как все разумные существа растительного происхождения, мы питаемся с помощью корней, – указал Мананам на присоску Пататама, которая все еще болталась в воздухе.

– Впитываем потихоньку, – добавил Пататам, снова опуская присоску в молоко.

В это время хлопнула дверь, послышался шум шагов и чей-то сердитый голос сказал:

– Костя! Ну-ка марш спать! Что ты тут делаешь?

– Маргарита Петровна! – в ужасе прошептал Котька, а братцы по разуму мигом выпрыгнули из молока и спрятались под кепку.

Оттуда они услышали:

– Почему у тебя в шкафчике блюдце с молоком?!

– Это котенок… Я – для котенка… – лепетал Котька.

– А где же он?

– Убежал.

– Ты же знаешь, что нельзя приносить в садик животных с улицы. Никогда больше этого не делай!

С этими словами Маргарита Петровна сняла блюдце с полочки и, подгоняя Котьку, вышла из раздевалки. Братцы вылезли из-под кепки и, вытерев мокрые присоски о Котькин шарф, снова уселись рядышком.

– Как ты думаешь, не следует ли нам познакомиться с Маргаритой Петровной? – спросил Пататам.

– А вдруг она примет нас за животных с улицы?

– Да, пожалуй, не стоит, – согласился Пататам.

– Нам нужно побыстрее вступить в контакт с тем, кто сможет представить нас всей планете.



Читать бесплатно другие книги:

«Скрипнула дверь. Узенькая щелочка начала расширяться, и за ней показалось настороженное лицо. Или, скорее, мордочка. За...
Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо...
Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо...
«Аристарх Митрофанович Гадюкин положил ложечку на блюдце, отхлебнул горячего какао и причмокнул губами. От свежевыпеченн...
«Город Симуррум стоит на Нижнем Забе, притоке великого Тигра. Эти места – часть провинции Мадга, что лежит на северо-вос...
«– Венька, задрыга такая, выходи! Выходи, кому сказано! Жильцы уже приехали, вещи сгружают!...