Сводный брат - Бейли Ники

Сводный брат
Ники Бейли


Сводный брат #1
Мне трудно дышать. Пережить смерть отца – слишком тяжело. Кажется, ещё немного и я задохнусь. Мысленно повторяю мантру «я сильная, я смогу», до боли сжимая кулаки и уже не замечая солёных дорожек на своих щеках. Сегодня я вынуждена вернуться в Монтану к матери, с которой не виделась четыре долгих года. К матери, которая, кажется, снова собралась замуж. Отныне мне придётся выживать под одной крышей со своим злейшим врагом. Одно успокаивает – он ненавидит меня так же сильно, как и я его.

Первая книга серии «Сводный брат».

Содержит нецензурную брань.





Ники Бейли

Сводный брат



Это первая книга из цикла «Сводный брат», законченная мной в декабре 2020 года, почти под Новый год. И моя самая первая книга в принципе. Я искренне люблю каждого своего персонажа и верю, что они найдут своё место и в ваших сердцах.

Для моих самых дорогих читателей. Без вашей поддержки, ничего бы не вышло. С любовью, ваша Автор.




Глава 1. Лекси Рид.


Мне трудно дышать.

Пережить смерть отца – слишком тяжело. Кажется, ещё немного и я задохнусь. Мысленно повторяю мантру: «Я сильная, я смогу», до боли сжимая кулаки и уже не замечая солёных дорожек на своих щеках. За последнюю неделю этого августа слёзы стали обыденностью.

Этим утром меня разбудила Тесса, я видела в глазах подруги беспокойство, но уже привыкла к такому её взгляду за эти семь дней. Замерла тишина, такая страшная и гнетущая, словно в день похорон, когда всё закончилось, когда рухнул мой мир. Я покрылась мурашками: боль от воспоминаний снова сковала меня, заставляя конечности неметь и холодеть. Образ отца каждый раз, вновь и вновь, отдавался глухой болью где-то в грудной клетке. И эта боль не проходит на следующее утро, лишь терзает с каждым разом сильней. С такими безысходными мыслями я присела на краю кровати, сонно потирая глаза. Слишком отвыкла за лето от серого утра, от раннего пробуждения. Сегодня я вынуждена вернуться в Монтану, к матери, которая меня ненавидит.

Тесса Абрамсон, без чьей поддержки я наверняка бы сошла с ума от тоски, была удивительным созданием. Время ещё не лишило её глаз блеска и радости. Наша дружба началась с начальной школы, в нулевом классе, когда нас посадили за одну парту. Тессе было всего пять, а я была одна из четверых самых старших в классе шестилеток, которых по тем или иным причинам отдали на учёбу позднее. Я всегда защищала её. Девушка была полной моей противоположностью: высокая блондинка – около пяти футов и восьмидесяти двух дюймов,[1 - Пять футов восемьдесят два дюйма – равняются ста семидесяти семи сантиметрам, или же одному метру семидесяти семи сантиметрам.] с волосами цвета пшеничный блонд, доходящими до плеч и бледно-нефритовыми, глубоко посаженными глазами. Нос с острым кончиком и плоской перегородкой-уточкой, светло-коричневые, слегка изогнутые брови, тонкие, гладкие губы накрашенные нежно-розовым, почти незаметным блеском, ромбовидное лицо со светлой кожей. С её ангельской внешностью, у неё был не менее ангельский характер и поистине добрый нрав. Покладистая, отзывчивая, заботливая. Рассудительна и всегда логична в своих поступках. За это её все и любят.

Я же, хм… А что я? Лекси Рид всегда отличалась дерьмовым характером. Я не умею себя контролировать, абсолютно. Говорю то, что думаю, а не то что нужно и принято в обществе. Всегда совершаю необдуманные поступки, чертовски эмоциональна и малость злопамятна. Я много ругаюсь и не верю в Бога. Зачастую использую людей. Так можно продолжать до бесконечности, проще назвать положительные качества, ведь их гораздо меньше. Меня всегда удивляло, как такая девушка как Тесса, терпит меня со всеми моими тараканами. Хотя отец частенько говорил, что мы прекрасно дополняем друг друга в нашем тандеме. Абрамсон для меня кто-то вроде сестры, которой у меня никогда не было, и я знаю, что должна ограждать её от всего плохого, что может преподнести этот мир. Но сейчас, скорее она оберегает меня от самой себя. И только ради неё я стараюсь быть сильной и не сорваться. Других близких людей у меня больше не осталось.

Из моих мыслей меня вырвало чьё-то невесомое прикосновение к плечу. Тесса. Тонкий флёр духов: пионы, ландыши и ещё что-то нежное, бесспорно лёгкое и цветочное – на миг окутал меня незримым облаком. Я наскоро вытерла слёзы рукавом чёрного свитера. Не хочу её расстраивать, подруга и так терпит мои истерики на протяжении недели.

– Слёзы – это средство вымывать боль из души и сердца, и нет ничего постыдного, в том, что ты плачешь, милая, – обняв меня произнесла Абрамсон. Её зелёные глаза выражали глубокую печаль, а на лице отразилась едва заметная скорбь. Светлые волосы собраны в незатейливую косу, под глазами залегли синяки. Лучшей подруге тоже тяжело далась смерть моего отца.

– Я просто не знаю, как жить дальше, честно.

– Тебе нужно время, в конечном итоге всё будет хорошо, – пристально оглядев меня с головы до ног сказала подруга. – Ты уже собрала чемоданы? Вылет вечером.

Я окинула взглядом комнату, такую родную, но уже совсем чужую, и чемоданы, к которым почти не притронулась. Слева от окна, у стены моя кровать, на которой, возле подушек одиноко сидел плюшевый мишка, подаренный отцом в раннем детстве. Справа стол с ноутбуком, над ним множество фотографий, на которых запечатлены самые счастливые моменты прошедших четырёх лет, а также школьные и спортивные награды. Сбоку вход в небольшую гардеробную, к обустройству которой я подошла со всей душой, вместе с Тессой выбирая даже такие мелочи, как вешалки и плетёные корзинки. Но, без отца наша уютная квартирка в Сиэтле стала всего лишь душным помещением, полным болезненных воспоминаний.

– Дальше нет смысла тянуть, не так ли? – тяжело вздохнула я, забирая спутавшиеся локоны в высокий пучок и небрежно фиксируя резинкой. – Мне всё равно придётся вернуться к ней.

– Возможно, за эти годы твоя мать изменилась?

– Я не знаю, Тесса, – изо всех сил стараясь не злиться, ответила блондинке. – Это ты живешь с ней в одном городе, а я не виделась с Джоан все долгие четыре года. И не видела бы эту женщину ещё столько же. – подытожила я, усаживаясь на пол возле злосчастных чемоданов.

– Просто думай о хорошем, ладно? – мягко улыбнулась Абрамсон, – Если будет невыносимо, ты всегда можешь перебраться в наш гостевой домик.

– На кой чёрт мне возвращаться в Монтану? Я совершеннолетняя и прекрасно смогла бы жить одна подальше от этой женщины. Нас с ней не связывает ничего, кроме общей ДНК.

– Не знаю к чему всё это, но если твой крёстный говорит, что таково условие для получения наследства, то потерпи пару месяцев, – успокаивающим тоном произнесла Тесса.

– Уверена, Джоан согласилась приютить меня только потому, что Билл пообещал ей денег.

– Быть может вы найдёте общий язык? Всё-таки она твоя мать. Либо, как только решится вопрос с бумагами, купишь себе квартиру.

Подруга присела рядом со мной, и принялась помогать собирать вещи. Да, она безусловно права. Стоит потерпеть Джоан всего каких-то несколько месяцев, пока доверенный отца не докажет моё наследственное право. Всего несколько долбаных месяцев и она не сможет прикатывать мне что делать. Я выросла, четыре года прошло, больше не позволю ей обращаться со мной так, как раньше. Я сильная. Так говорил отец. Не позволю сломать себя.

– Я просто хочу, чтобы это поскорее закончилось, – вздохнула, долго не находясь с ответом. – Она во всём виновата. Мать разрушила нашу семью. И я никогда не смогу простить её за это.

Может быть это неправильно, винить во всём Джоан, вот только по-другому я не могла. И на то у меня было множество причин. Наше прошлое, совместное со старшей Рид не вызывало во мне ни одного приятного воспоминания, не будь у меня отца, я не прожила бы и дня того самого «счастливого детства», о котором так любят вспоминать в старости, сидя на уютном крыльце в кресле-качалке, попивая ароматный чай, укутавшись в мягкий плед. Я зажмурилась до белых кругов перед глазами, сжимая руки в кулаки и чувствуя, как ногти больно впились в ладони. В какой-то момент захотелось закричать от нестерпимо мучительной боли. Нет, не от физической. Моя душа разрывалась на тысячи осколков от обречённости и нескончаемой тоски, которые так сильно заставляли страдать. И только одна мысль помогала собраться, взять себя в руки хоть и на время – когда-нибудь станет легче. Обязательно.

Занимаясь самобичеванием и размышляя о том, как выдержать с женщиной, что звалась моей матерью, несколько месяцев совместного проживания, я даже не заметила, как мы с Тессой добрались до аэропорта Сиэтл-Такома. Погрузившись в свои мрачные мысли, бездумно, на автомате прошла регистрацию и посадку. Только оказавшись в салоне самолёта, через силу улыбнулась подруге и откинулась на спинку сиденья. Глаза начали закрываться, и я окунулась в царство Морфея.

– Уважаемые пассажиры, наш самолет совершил посадку в аэропорту Миссулы. Температура за бортом плюс семьдесят два с половиной градуса,[2 - +72,5°F (плюс семьдесят два с половиной градуса по Фаренгейту – единица измерения температуры в США), равняется +22,5?C (плюс двадцать два с половиной градуса по Цельсию – единица измерения температуры в России).] время восемнадцать часов. Командир корабля и экипаж прощаются с вами. Надеемся ещё раз увидеть вас на борту нашего самолета. Благодарим вас за выбор нашей авиакомпании. Сейчас будет подан трап. Пожалуйста, оставайтесь на своих местах до полной остановки, – раздался звонкий и мерный голос бортпроводницы, который окончательно вывел меня из беспокойного сна.

Здравствуй, родная Миссула. Ну что мамочка, готова к знакомству с новой Лекси?




Глава 2. Лекси Рид.


Мы с Тессой сели в такси и сообщив нужный адрес водителю, выдвинулись к моему старому-новому дому. Подруга ободряюще сжала мою ладонь и мягко улыбнулась. Она знает, насколько сложно мне возвращаться к матери.

– Не волнуйся Тесс, теперь ты рядом, а Джоан я как-нибудь перенесу, – вымученно улыбнулась в ответ, и хитро подмигнула подруге. – Ну или мы с мамочкой убьём друг друга, что не маловероятно.

– Рада, что хоть что-то заставляет тебя улыбаться, – блондинка нервно хихикнула. Знаю, она переживает за меня, а мои перемены в настроении её вовсе пугают. Но я не могу по-другому. Мне всего восемнадцать, и пережить потерю родителя в моём возрасте очень тяжело. Хотя, уверена подобное горе переносится мучительно и в тридцать, и в пятьдесят.

Такси медленно проезжало по уютно-зелёной улице, в тихом райончике Миссулы. Извилистая дорога то окружена одноэтажными домиками-близнецами, различающимися только цветом крыш, то вдруг пейзаж сменяется нескончаемым хвойным лесом. Вековые, неподвижные, статные. Им нет дела до душевных терзаний девушки, что вернулась в родные края.



Читать бесплатно другие книги:

Что может быть общего у него, двадцатичетырехлетнего девственника-программиста, и у его новоиспеченного руководителя ...

Данное пособие предназначено для сотрудников продающих и клининговых компаний, а также других лиц, принимающих участи...

Книга Рэя Ольденбурга рассказывает о жизни и смерти общественных пространств в американских городах. «Третье место» (...

В этой книге я собрал процессы, с помощью которых можно значительно облегчить болезненные состояния, ускорить выздоро...

Быть в шаге от цели. Протянуть руку к ключу, ведущему домой, и… ухватить пустоту. Есть трофеи. И по местным реалиям в...

Она простая девушка, мечтающая о большой сети ресторанов. Он влиятельный мужчина с львиным характером и дерзкой ухмыл...