По дороге из битого стекла - Ковальски Крисия

Что поделаешь – работа… Но зато Кристиночка возвращалась посвежевшая, загорелая, с модными обновками, счастливая. А ему другого и не нужно. Приезжал домой поздно и усталый, даже вымотаный, но, перед тем как в дом войти, не забывал купить цветы и любимые Кристинины конфеты из бельгийского шоколада в дорогом супермаркете, расположенном на первом этаже их нового многоэтажного дома.

Женька Крутков, его лучший друг ещё по службе в армии, а сейчас служивший в милиции, казалось, терпеть не мог Кристинку, на дух её не переносил.

– Ты, Лёха, человек с характером, а позволяешь собой вертеть. Пляшешь под дудочку эгоистичной бабы, – сквозь зубы с явным презрением говорил Женька.

Алексей не возражал по старой армейской дружбе, но неприятный горький осадок всё же оседал где-то на дне души… Как-то вернувшись раньше обычного с работы, он увидел Женьку Круткова выходящим из его подъезда. Хотел было окрикнуть друга, но что-то заставило сдержаться. Что-то неестественно суетливое было в движениях Женьки, ему не присущее…

Алексей, сам не зная зачем, быстро-быстро вбежал по ступенькам на свой этаж, открыл дверь своим ключом, звонить не стал… Кристина только что вышла после душа в тонком полупрозрачном халатике, кожа ещё влажная от воды. И зачем она мылась в середине дня? Она имела привычку принимать душ только вечером перед сном. Встретила его в прихожей слегка расстерянная, бросилась к нему, обняла за плечи, прижалась.

– Женька… Он у нас был? – резко спросил Алексей, дыша рвано, прерывисто не то от быстрого подъёма по лестнице, не то от неизвестного досадного волнения, обжигающего его всего изнутри. Он даже за тонкие её запястья схватил и с силой отвёл её руки от себя. Кристина же смотрела на него спокойно, чуть пухлые губы растянулись в ласковой улыбке.

– Ну вот ещё! – звонко рассмеялась и призывно облизнула губы кончиком розового язычка, – Напридумываешь себе всякого, а потом сам же и маешься!

Алексей хотел было сказать что-то, возразить, выплеснуть клокочущий в груди жар наружу, но мягкие податливые губы жены впились в его упрямо сомкнутые губы и заставили разжаться в страстном поцелуе, таком страстном, что через минуту Алексей забыл всё…

И всё же лучший друг Женька начал как-то внезапно отдаляться. Сам не звонил, только если отвечал на звонки Алексея и то как-то сдержанно без прежней душевной теплоты. А встречи и вовсе отменял, ссылаясь на страшную занятость то на работе, то на даче у родителей.

После четырёх лет брака Алексей осмелился впервые настоять на своём и потребовал у жены родить ребёнка. Да, он любил Вадьку, обожал как своего собственного, но хотел ещё одного общего, хорошо бы девочку… Такую маленькую, красивенькую и капризную, как Кристинка. Вот он бы баловал её! В первый раз жена промолчала, сделала вид, что не поняла или не заметила. Тогда Алексей чуть позже уже напрямую спросил:

– Кристина, когда собираешься беременеть?

А в ответ жена вдруг разрыдалась, громко, с истерикой, заламывая руки и шатаясь по комнате, как безумная. Алексей испугался такой реакции, принёс стакан с водой, успокоительные капли, заставил жену их выпить, а потом долго укачивал её всхлипывающую и дрожащую на руках. Сначала Кристина отталкивала его, отпиралась, а потом притихла, шмыгнула носом и призналась, что сама давно хотела забеременеть, но всё никак не получалось. И врачи сказали, что у неё не будет больше детей…

– Ну прости, прости меня, маленькая! – расстроенно извинялся Алексей, – Почему раньше-то мне не сказала? Почему скрывала?

– Боялась, что узнаешь и бросишь. Можешь развестись со мной, – глухо прошептала Кристина, уткнувшись лицом в его плечо, – Найдёшь себе здоровую, она родит тебе детей. Я пойму…

– Кристин… Ну что ты в самом деле! Какая другая? Мне ты нужна, – произнёс тогда он, чувствуя, как в горле встаёт ком и не даёт ему продохнуть то ли от нежности, то ли от жалости к жене. Разговоры о детях больше не велись. Это стало запретной темой.

Вот тогда-то Алексей по-настоящему искренне поверил, что Кристина его полюбила. В их семье достаток, который он, как и обещал пять лет назад на свадьбе, обеспечил. И жилы рвал, и ночами не спал, и выходных не видел, но обеспечил. Владик тоже растёт здоровым, почти беспроблемным ребёнком. Поэтому уход жены стал неожиданным и от того страшным ударом. Она просто собрала вещи, когда Алексей был на работе, забрала ключи от машины, погрузила вещи в машину, забрала Владьку и уехала, ничего не объяснив. Позвонила только на следующий день, когда Алексей извёлся в бесплодных поисках жены и сына. Сообщила сухим и чужим каким-то голосом, что ушла к Женьке Круткову и попросила не искать встречи ни с ней, ни с её сыном.

– А как же… – Алексей даже не нашёлся что сказать. Слова, как рой суетливых мушек путались в его сознании, проносились мимо, не желая вставать в ровную осмысленную фразу, – Владька же… Он мой сын…

– Да никто он тебе! Никто! Слышишь! – раздражённо прокричала в трубку жена, теперь уже бывшая. И мгновенно теряя сдержанный холодный тон, добавила резко, со злостью, – И ты ему никто! Ты чужой ему человек, Клименков! Чужой!

И отключила телефон. Алексей ещё долго стоял в пустой тёмной кухне, сжимая в руке безмолвную телефонную трубку и невидящим слепым взглядом смотря в окно, где мигали огни проезжающих по автостраде машин, слышался людской говор и постукивание веток в оконное стекло. Всё. Всё кончено. Жизнь разбита. Поломана. Всё, к чему он стремился, чего добивался упорным трудом и многодневным терпением, рухнуло, распалось от малейшего дуновения ветерка, как карточный домик. И не сразу даже он сообразил, к кому ушла его неверная жена. А когда, наконец, до сознания дошло, что это его лучший друг, проверенный годами и армией, Женька Крутков, то перед глазами всё поплыло, побагровело. Алексей с диким рёвом отшвырнул телефон и начал крушить всё вокруг. Всё что попадалось под руки – посуда звякала и билась, полка с грохотом упала на пол, стулья отлетели, царапая дорогой итальянский кафель на стене, занавести из тонково, но крепкого итальянского шёлка трещали и рвались в клочья. И только когда изодранные в кровь руки уже не могли ломать и крушить, Алексей обхватил ими тяжёлую, ставшую чугунной голову, и упал на колени, сил не оставалось даже на то, чтобы подняться.



Потом начался бракоразводный процесс с разделом имущества. Кристина ничего не хотела уступать. Она требовала две третих нажитой в браке квартиры, машина и так была записана на неё.

– Я была тебе хорошей женой. Поэтому будь добр, заплати мне за все годы брака, – цинично и бездушно произнесла Кристина перед слушанием бракоразводного процесса.

Алексей был и не против отдать этой женщине всё, что она с такой мелочностью требует, если бы не мать. Мария Ильинична очень болезненно перенесла расставание с Владиком и запрет с ним видеться, и отдать бывшей невестке квартиру, на которую её сын зарабатывал долгие четыре года, она не могла. Началась конфронтация. Чем бы всё закончилось, неизвестно. Возможно, Алексею удалось бы отсудить квартиру, если бы не встреча с Радионом Добровым, коллегой Женьки Крутикова и их общим приятелем. Они посидели тогда до поздней ночи в квартире Алексея (ещё пока принадлежавшей ему), а наутро Радион предложил ему сменить обстановку, бросить всё и уехать, чтобы отвлечься. И возможность к тому же появилась хорошая – надо из Владивостока машину приятелю пригнать, он и заплатит неплохо. Алексей сгоряча тогда и согласился. До Владика добрался поездом, а уже оттуда поехал на машине, которая предназначалась для приятеля Радиона. Только когда он выехал из города, даже пригород толком проехать не успел, как его тут же остановил первый же попавшийся на трассе патруль. Служебная собака принюхивалась к колёсам и вдруг сначала тихо заскулила, а потом яростно залаяла. Патрульные обыскали машину и нашли пакет с белым порошком.

– Наркота. Ты влип, парень, по полной. Теперь не отмажешься, – произнёс сержант милиции, взвесив пакет в ладони.



А потом был суд и три года колонии общего режима. Естественно, бракоразводный процесс с разделом имущества закончился не в его пользу. Квартира отошла его бывшей жене, где она прописала его бывшего лучшего друга. То, что Женька Крутиков подослал Радиона Доброва специально, и всё было подстроенно умело и чётко организованно, не вызвало никаких сомнений у Алексея. Если его так ценично предала женщина, которую он любил, всю свою душу в неё вкладывал, то почему его не может предать и лучший друг? Видно, не такой он был и лучший…




Найти союзника


…самый страшный гнев, гнев бессилия.

    Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита»

В зале кинотеатра потушили свет, большой экран замерцал титрами, заиграла тихая мелодия, служившая фоном к фильму. Те, кто немного припозднился, осторожно проходили между рядов к своим местам. Хотя в зале народу было немного, можно садиться на любое свободное место. Мила слегка обернулась на шум и с замиранием сердца увидела, как силуэт Назарова надвигается на неё. Девушка закрыла лицо руками. Быть этого не может! Только не здесь… Но когда открыла глаза снова, то увидела, что Назаров сидит в нескольких креслах от неё, а с ним рядом женщина и девочка подросткового возраста. Мила немного успокоилась. Но только немного. Она читала где-то в прессе, что у господина Назарова есть жена и дочь, но не видела их никогда. Когда девушка беспокойно зашевелилась, Иван повернулся к ней, проследил за её испуганным взглядом и сразу всё понял.

– Давай уйдём, – предлагает он, осторожно взяв Милу за руку и чувствуя её дрожь.

Девушка кивнула. Они поднялись со своих мест и начали осторожно пробираться к выходу. «Ну, вот и посмотрели кино», – досадливо думает Иван, крепко держа Милу за руку. Он напоследок не сдержался, уже возле входной двери обернулся и бросил быстрый взгляд в сторону Назарова и его семейства. Назаров невозмутимо смотрел в экран. Идеальная семейка, ничего не скажешь.

А в холле у Милы неожиданно началась истерика. Она хваталась руками за горло и не могла продохнуть. Иван удерживает девушку одной рукой за плечо, а другую прислоняет к её животу.

– Дыши, Мила! Дыши! Чувствуешь мою руку! Вдыхай… Вот так, спокойно, Мила, спокойно!

И когда девушка начинает дышать рвано и сипло, он ведёт её в туалет, брызгает на её лицо холодной водой, широко распахивает окно и подводит Милу к нему.

– Почему? Ваня, почему? – вымученно шепчет она.

– Почему он пришёл смотреть этот фильм? Да чёрт его знает! – со злостью отвечает Иван.

– Нет, не фильм… Почему он сломал меня, разрушил мою жизнь и спокойно ходит в кино? Сидит счастливый в окружении своей семьи… Почему он живёт как прежде?! Почему в его жизни ничего не поменялось?! – срывается на истеричный крик Мила, а в её больших зелёных глазах слёзы.

Иван молчит, давая возможность девушке выговориться. Может, хоть так ей немного полегчает, и она придёт в себя.

– Ваня! Я ведь верила, что мир справедливый и милосердный… А теперь как?! Как жить, понимая, что он никак не несёт наказание за содеянное?

– Мила, успокойся, прошу тебя! Да не думай о нём!

– Как не думать?!



Читать бесплатно другие книги:

"Благодаря " халатности Хранителя Часы Времён изменили ход своего течения, что послужило толчком к перемещению огромн...

Несмотря на то, что 21 век – век новых технологий и люди достигли огромного прорыва на пути к будущему, что-то до сих...

Жизнь на Земле – непостижимая, вездесущая, кишащая миллионами ног, сучков, колючек и зубов вакханалия, в которой мы с...

Доктор Дэвид Хокинс – всемирно известный психиатр, практикующий врач, духовный учитель и исследователь сознания. Благ...

Книга, которую вы держите в руках, будет интересна как новичкам, знакомящимся с возможностями осознанного дыхания, та...

Эта книга для всех, кто работает с аналитикой и делает презентации на основе данных. Она демонстрирует, как выйти за ...