Новый Зеленоград – начало - Николай Выговский

Новый Зеленоград – начало
Николай Выговский


"Благодаря " халатности Хранителя Часы Времён изменили ход своего течения, что послужило толчком к перемещению огромного количества людей в иные временные пласты. Им приходится выживать в новом мире, надеясь лишь только на себя. Ко всему прочему территория, на которой они очутились, является ещё и пространственно-временным мостом между двумя мирами. Но несмотря на все трудности люди не сдаются, а строят свой новый дом – Новый Зеленоград.





Николай Выговский

Новый Зеленоград – начало



Пролог

Часы были всегда. Непонятно, когда и как они появились, и уж точно никто не знает сколько им лет (хрон[1 - Хрон – мера времени, используемая при изучении Часов (равна примерно 1 году Земного времени).]). Предполагалось, что возникли они с самого начала сотворения мира. В разные периоды их называли по-разному: «Часы Мира», «Часы Времён», «Вселенские часы», «Космические Часы», «Часы Мироздания», но сути это никогда не меняло.

Часы представляли собой странную субстанцию, симбиоз вроде бы живого организма, который рос, развивался, разрастаясь отдельными шестернями, осуществляющими постоянный круговой бег, и кучей уже остановившихся, практически отмерших и окаменевших частей. Они, отламываясь, улетали в открытый космос огромными кусками. В дальнейшем притягивая к себе различные частицы, через миллионы лет (хрон) превращаясь в кометы и иные космические тела, устремляясь покорять межзвёздное пространство. На самом деле всё могло быть и не так, но Первооткрыватели Часов посчитали их «живыми», и никто и никогда не пытался данный факт оспорить, это было табу.

Отмиравшая часть Часов всегда ознаменовывалась прекращением отсчёта времени, а соответственно и существования какого-то отдельного «мирка», а появление новой ветви механизма – начало зарождающейся жизни.

Принцип функционирования Часов и их взаимосвязи с остальным Миром (они устанавливали (отмеряли) определённое время, либо просто отражали ход его течения) разгадать по сей день никому не удалось. При этом их механизм работал исправно, без сбоев, методично отсчитывая секунды (миги[2 - Миг – мера времени, используемая при изучении Часов (равна примерно 1 секунде Земного времени).]), часы (сроки[3 - Срок – мера времени, используемая при изучении Часов (равна примерно 1 часу Земного времени).]), годы (хроны) и тысячелетия (эры[4 - Эра – мера времени, используемая при изучении Часов (равна примерно тысячелетию Земного времени).]) всей Вселенной. Просто все, когда-либо их видящие, точно знали, что если когда-нибудь Часы остановятся – то этому мирозданию придёт конец.

* * *

Гринвальдерис, как обычно, сидел и смотрел на огромный механизм завороженными глазами, он был Хранителем Времени. Если быть точнее, то одним из Главных часовых Хранителей. Это была очень почитаемая, но достаточно скучная работа. Надо было измерять ход течения времени в различных мирах, особенно уделяя внимание «разумным»



(где помимо камня, льда, газа и пыли, уже были или имелись зачатки флоры и фауны), при этом скрупулёзно сверять данные, используя довольно старинный и неудобный в использовании хронометр, по два раза перепроверять полученные данные, и только после этого делать записи в «Книге Времён».

Но несмотря на эти минусы работа ему нравилась, он, можно сказать, втянулся в неё с головой. Ещё в самом начале, когда Гринвальдерис только пришёл в Службу Времени стажёром, он уже тогда грезил, мечтал и представлял себя Хранителем. С каждым годом он всё более увлекался ею. Гринвальдерис мог часами (сроками) пропадать в различных лабораториях, отвечающих за изучение тех или иных параметров Часов и различных частей механизма. Не забывал заглядывать в хранилище и изучать историю первых упоминай о Часах, мемуары первых Хранителей и много другой справочной документации.

Его заметили, сначала взяли на практику в центр управления, а затем шаг за шагом и наконец-то он добился своей цели. И вот Гринвальдерис уже почти сто лет (хрон) работает Хранителем.

* * *

Утро сегодня выдалось на загляденье. По-быстрому перекусив, Гринвальдерис помчался, как на крыльях, в центр управления Службы Времени, где, сменив одежду и выполнив дезинфекцию, подменил на дежурстве своего напарника, которого застал в преспокойной дрёме и практически в той же позе, в которой он его оставил вчера. Сменщику работа уже давно наскучила, несмотря на то, что он работал Хранителем всего-то ничего, и всегда проводил лишь минимально требуемые и предписанные Протоколом, манипуляции и действия.

Гринвальдерис же горел на работе: постоянно измерял, вычислял, сверял полученные расчёты. Он даже установил, что время не однородно, и в каждом из миров течёт по-своему, присущему ему графику. Да конечно параметры отклонений минимальны и заметны только при слежении за ними на достаточно длительном промежутке наблюдений, но всё же.

Он сначала сам этому не поверил. Копался в архивах, изучал показания хронометра, рисовал разные графики и только после этого выводы представил на рассмотрение Совета Хранителей. Результатом проведённой работы стала новая поправка в Протокол о необходимости Хранителям сверять отклонения с течением времени на основе разработанных графиков, чему не все были рады, ведь это дополнительная работа. Ну да ладно, на сегодня это уже всеми признанный факт и довольно шаблонная для всех процедура.

На сегодня у Гринвальдериса было определено не просто дежурство, а ещё назначен облёт и «техническое обслуживание» отдельных элементов Часов, так они называли про себя очистку окаменелостей с различных частей механизма.

Обычным движением глаз, осмотрев ряд экранов и мигающих панелей, приложив считыватель личного кода к устройству, Гринвальдерис открыл свою вахту. Тихо напевая под нос песню, он привычным движением сверил имеющиеся данные. Всё было в норме, часовой механизм функционировал как обычно безупречно, чем несказанно радовал Хранителя.

И вот, вскоре после проведения достаточно рутинных процедур, Гринвальдерис начал готовить манипулятор и всё необходимое для проведения обслуживания блока № 777 в самой отдалённой части Часов, можно сказать на задворках. Корабль за ним должен прибыть на станцию не ранее полудня.

Группа обслуживания к установленному времени, не нарушая Протокол, собралась на месте и Гринвальдерис, распределив её на части, приступил к обязательной процедуре. Только Хранитель мог руководить обслуживанием механизма Часов. Так повелось испокон веков.

Огромный манипулятор, по размерам сопоставимый с малым космическим кораблём приблизился к блоку № 777 и началась процедура уборки отдельных наростов. Но в самый неподходящий момент, когда Гринвальдерис отвлёкся, неожиданно раздался резкий треск, телескопическая рука манипулятора оторвалась и, пролетая мимо, ударила одну из шестерёнок. Техническая группа, оставшаяся на дежурстве, с огромными раскрытыми от ужаса глазами наблюдала как одна из них немного сдвинулась с места и чуть-чуть просела, при этом, не переставая крутится как ни в чём не бывало. Замигала аварийная сигнализация, Гринвальдерис обхватил голову руками, ничего не понимая. Он был в шоке.



Глава 1

Катастрофа: начало пути.



Путь в тысячу миль начинается с первого шага (Лао-Цзы)



Был обычный июньский вечер. Впрочем, какой же он обычный – сегодня же пятница. А каждый уважающий себя житель большого мегаполиса точно знает, что пятница – это самый лучший день на Земле. Лучше него может быть только первый день отпуска и то если ты уже успел в крайний рабочий день укатить подальше от шумных и назойливых, вечно спешащих, шарахающихся из стороны в сторону и «горячо любимых» соплеменников – таких же, как он и сам горожан.

Сегодня Андрея немного задержали на новой работе и он еле-еле успел на электричку. Не то чтобы это была последняя возможность добраться до Зеленограда, «лучшего города на земле», как часто подтрунивали над ним коллеги по работе, когда Андрей, несмотря на значительную удаленность от Москвы, отстаивал все «прелести» этого небольшого но очень уютного городка. Ему очень нравился Зеленоград. Он знал кучу мест, где после работы можно было, находясь практически в центре города, погулять по лесным дорожкам, посидеть на лавке и выпить пива, отдохнуть с друзьями, устраивая пикники, или просто поваляться на траве и даже искупаться. При этом, не подцепив себе какую-нибудь кожную заразу. Ну и самым последним его аргументом было то, что помимо всех вышеперечисленных прелестей, жители Зеленограда все-таки де-факто являются москвичами, однако таковыми чувствуют себя далеко не всегда, особенно когда стоят в пробках на Ленинградском или Пятницком шоссе, при попытке добраться домой после работы. Но такие нюансы он всегда старался оставлять при себе.

Но сейчас Андрею уж очень не хотелось ждать следующую электричку, тем более в пятницу, когда на вечер были грандиознейшие планы. Вбегая в почти ушедший электропоезд, задев нечаянно какую-то девушку, одним взглядом оценив её неплохие «внешние параметры», Андрей привычным движением попросил извинения и прошёл вглубь состава.

– Ей придурок, смотри куда прёшь, – услышал он сзади. Андрей удивленно обернулся:

«Ну не могла она так горланить, ведь с виду довольно порядочная», – подумал он.

«А так и есть», – это орала сидящая рядом женщина, на которую слегка облокотилась девушка после столкновения с ним.

Ещё раз приглядевшись, Андрей понял, что немного ошибся и девушке уже где-то около тридцати пяти лет. Но выглядела она, отметил он про себя, очень даже ничего.

«Впрочем, это неважно», – он всегда женщин называл девушками. Так на всякий случай, иногда это даже приносило кое-какие дивиденды. Конечно только в простых ситуациях и при решении незначительных проблем. Те женщины, которые работали в госучреждениях и могли реально помочь в решении проблем, на такие уловки, увы «клевали» крайне редко.

Намаявшись за неделю, добираясь на работу тремя видами личного и общественного транспорта, Андрей, найдя первое свободное кресло, как обычно сел и закрыл глаза.

«Ехать еще около получаса, можно и вздремнуть. Тем более, что электричка «Крюковская», а значит, конечную остановку не проехать. Всё равно кто-нибудь да разбудит».

Через время, когда электричка начала притормаживать, Андрей на автомате, приоткрыв один глаз, глянул на экран дисплея, чтобы свериться с внутренними часами и уточнить, какая станция сейчас предстоит.

«По ощущениям должны быть Химки», – промелькнуло в голове и Андрей, прищурившись, стараясь полностью не открывать глаза, посмотрел на экран. Он не ошибся, действительно там высветилась соответствующая надпись. Улыбнувшись про себя, Андрей в очередной раз отметил, что его внутренние часы тикают как надо, без сбоев.

И здесь краем глаза он уловил что-то странное. Яркая резкая вспышка ударила по глазам, а затем горизонт по ту сторону канала имени Москвы, который электричка только что пересекла, стал расплываться как в тумане. При этом, дальняя часть моста, соединяющая два берега канала, начала заваливаться в воду, а питающие электричку провода резко обвисли. Послышался скрежет тормозов. Электричку резко тряхнуло. Внутри пропал свет и она начала останавливаться, так и не докатив до перрона.

Пассажиры засуетились, переглядываясь друг с другом и пытаясь понять, что же всё-таки произошло. Самые нетерпеливые бросились к дверям электрички, тыкая на все имеющиеся там кнопки. Так как все современные электропоезда оборудованы резервными источниками питания, и электричка уже остановилась, то, несмотря на отсутствие питающей сети, двери «ласточки» плавно разъехались в стороны, выпуская всех желающих наружу. При этом прыгать приходилось довольно высоко и на это решались не все, в основном молодёжь. Где-то в конце вагона, одновременно успокаивая пассажиров, кассир-контролёр (по-простому, обычный кондуктор) пыталась связаться с машинистами и узнать причину произошедшего, но ей никто не отвечал.

Андрей никуда не торопился. Он был человеком военным, правда если быть честным то бывшим военным, не так давно уволившимся со службы, хотя говорят – бывших пограничников не бывает. За годы службы на границе он давно уяснил, что наиболее выгодным вариантом в экстремальных ситуациях является правильная оценка обстановки, которая позволяет в дальнейшем принять адекватное решение. А уж потом чёткие и быстрые действия, конечно если тебе, либо кому-то из окружающих не угрожает опасность. В этом случае не до раздумий, включался в действие другой принцип «быстро ввязаться в бой, начать действовать, а там ориентироваться по ситуации». Опыт и смекалка подскажут.

В общем, Андрей не терпел суеты, она, по его мнению, ни к чему хорошему не приводила. Как человек, на протяжении долгого времени отвечающий за жизнь и судьбы других людей, своих подчинённых, он привык принимать взвешенные и достаточно обоснованные, насколько позволяла конкретная ситуация, решения. А метания из стороны в сторону порождали только хаос и неразбериху.

Таким образом, глянув по сторонам, Андрей понял, что прямой угрозы никому нет и можно спокойно разобраться в сложившейся ситуации. Хотя интуиция, полученная как «базовый навык» ещё в военном институте и «прокаченная» в ходе многочисленных поисков нарушителей государственной границы, при попытке спрогнозировать их действия, подсказывала, что творится что-то неладное, даже можно сказать из ряда вон выходящее.

Так как с места, где сидел Андрей, понять что-то было трудно и куча народу, стремящегося к выходу, не давала возможности увидеть всю картину полностью, он поднялся и не торопясь двинулся к выходу.

– Да если так пойдёт, то с планами на сегодня придётся расстаться, – пробормотал он себе с некоторым раздражением под нос.

Спрыгнув сам, Андрей помог спуститься с электрички достаточно бойкой старушке. На соседнем рельсе он увидел сидящей, уже можно так сказать, знакомую ему девушку. Она сидела с гримасой боли на лице и растирала лодыжку.

– Здравствуйте, Вам помочь, – поинтересовался Андрей, как бы чувствуя себя немного сопричастным к сложившимся обстоятельствам.

– Было бы очень кстати, – ответила она, – а то у меня сегодня крайне неудачный день. С работы уволили, муж «объелся груш», в магазине нахамили, в электричке чуть не сбили, да ещё и спрыгнула нескладно. До перрона, скорее всего, одна быстро не дойду. Да и расселась я на железнодорожных путях, что небезопасно.

– Андрей, – представился он, склоняясь к женщине и подавая руку, при этом косясь на вид, открывающийся за мостом.

А там было на что посмотреть. Сразу же за каналом появилась довольно мутная, как будто слегка матовая, «завеса», разрезающая видимый спектр на две части, до и после. До был чётко виден накренившийся железнодорожный мост, после проглядывался довольно странный и размытый пейзаж, явно непохожий станцию «Левобережная». Там вообще железнодорожное полотно не просматривалось. Домов одноименного Левобережного района Москвы тоже было не видать. Только зелёное марево и всё.

– Оксана, – вернул Андрея к действительности голос женщины.

– А, да хорошо, – невнятно выдал он в ответ. – Вы это тоже видите? – показал он в сторону Москвы, хотя её там уже по-видимому не было, ну не просматривалось уж точно.

– Вы тоже обратили внимание? Я то думала, что это последствия моего падения и резкого подъема давления, когда в глазах немного всё расплывается.

– Двоим казаться не может. Так, нам в другую сторону. Пора отсюда выбираться. А там будем разбираться с возникшими проблемами по мере их поступления, – резко сказал Андрей. Его как будто бы что-то толкнуло в спину, заставляя поторапливаться и уходить отсюда подальше. Он, быстро окинув взглядом картину вокруг, в том числе посмотрел на жилой район, облепивший железнодорожную станцию с двух сторон плотной застройкой, и начал понимать, что творится здесь какая-то чертовщина.

Ну ладно, отсутствие электричества ещё можно было бы списать на аварию на близлежащей подстанции, хоть, наверное, электропитание жилого района и железнодорожных путей, по идее, должно быть разным и одновременно отключиться не могло, за исключением случаев больших катаклизмов. Но то, что внезапно посветлело, как будто бы сейчас не вечер, а середина дня, простому объяснению не подлежало. Да на дворе, конечно, начало июня и протяжённость светового дня достаточно продолжительная, но вместе с тем уже было около 20.00, а солнце почему-то стоит в зените.

«Так, разбираться с этим пока нету времени», – подумал Андрей, – «вернёмся к данному вопросу, когда доберёмся до перрона».

Подставив плечо женщине, Андрей и Оксана пошли в направлении видневшейся станции. А там уже были слышны крики и ругань людей, успевших добраться раньше и пытающихся забраться на платформы.

Как ни странно, но сотрудники охраны, сопровождающие рейс, уже выбрались и помогали пассажирам залезть на перрон, по какой-то причине оставив электропоезд без охраны, или может, просто разделившись на две части.

Эти мысли пролетали в голове Андрея как бы сами собой, просто по привычке. Он всегда уделял мелким деталям чуть больше внимания, чем остальные, полагая, что в них всегда кроется разгадка. Так, несколько подряд сломанных в лесу веток в одном направлении, или примятая трава, образовавшаяся при падении человека, когда тот быстро двигается (бежит), говорят однозначно о том, куда он двигается. При этом, всё это надо замечать быстро на бегу, не отвлекаясь от преследования, одновременно смотря себе под ноги, чтобы не упасть, и догоняя нарушителя. Вот и появилась такая непроизвольная опция в виде «наблюдательности», которая не раз выручала Андрея и в повседневной гражданской жизни. Особенно это было заметно при управлении автомобилем, когда нужно смотреть не только за собой, но ещё и затем парнем, который едет где-то рядом, впереди или сзади тебя.

Андрей и Оксана добрались до платформы одними из последних.

– Может это и к лучшему, – улыбнувшись сказал Андрей, – наверняка первопроходцы уже кое-что узнали. Нам остаётся только подключить Ваше обаяние и мы в курсе всего, что происходит и стоит ли ждать следующую электричку. В последнем конечно я очень сильно сомневаюсь, исходя из того что мы с Вами видели около моста, но отчаиваться не будем.

На самом деле всё вышло совершенно по-другому. Никто ничего не знал и не понимал, что происходит.



Читать бесплатно другие книги:

Данное электронное издание является уникальным в русскоязычном сегменте учебной литературы. В пособии последовательно...

Вторая книга из серии "Одарённые".

Романтический отпуск Лизы и Алекса внезапно закончился: случилось страшное и...

Сочетание столпа дня и часа – это справочник по китайскому гороскопу, который вы можете использовать, как быстрый спр...

Два года назад ведьма Луиза ле Блан покинула свой ковен, нашла приют в городе Цезарин и теперь живет лишь воровством....

Дэвид Аврин – успешный бизнесмен и маркетолог с двадцатилетним стажем – предлагает ненадолго отвлечься от роли большо...

На мирном хуторе вдали от городов происходит жестокое убийство: кто-то застрелил из ружья целую семью. У местной поли...