Домохозяйка для дракона - Никольская Ева

Сказка, да… очередная. А что обычно бывает с моими сказками? Во-о-от!

– Тихо, Рыжик! – Я погладила ткнувшуюся в руку мордочку кота, пытавшегося протаранить лбом переноску. Как же хорошо я его понимала: тоже была готова в любой момент броситься вон из этой железной коробки класса «люкс». – Арсений Романович! – Голос мой звучал твердо, несмотря на внутреннее напряжение. – Кот уже с ума сходит. Когда приедем?

– Точно кот? – Мужчина странно на меня посмотрел, дернув краешком губ. А может, и не странно, просто мне, учитывая обстоятельства, во всем теперь чудился подвох.

– На что вы намекаете? – нахмурилась я, разглядывая его.

Когда мы только встретились, поймала себя на мысли, что он кого-то мне напоминает. Может, виделись когда-то давно, не знаю – поначалу бывший много куда меня выводил, хвастаясь молодой женой. А возможно, просто типаж у Туманова распространенный. Хотя… не сказала бы.

Арсений был высоким (очень!) и оттого немного нескладным, сутулым, будто большой рост ему мешал. Не знойный мачо и не смазливый красавчик с томным взглядом – обычный, но довольно приятный внешне мужчина с грузом домашних проблем. Одет дорого, но немного небрежно: верхняя пуговица на рубашке расстегнута, узел галстука ослаблен, еще и маленькое пятнышко на кармане пиджака, которое он, похоже, в упор не видит. Волосы пепельно-русые, но не светлые, а то, что стилисты называют «темный блондин». Кстати, стрижку обновить ему точно не помешало бы – отдельные пряди под ворот рубашки лезут. Глаза серые, прищуренные, живые, нос с небольшой горбинкой (если не от природы, то от старого перелома), линия губ жесткая, четкая, идеальная – пожалуй, это единственное, что мне в работодателе показалось по-настоящему безупречным.

– На вашу недостаточную стрессоустойчивость намекаю. Расслабьтесь, Милалика Сергеевна, я вас не съем, – усмехнулся он, отчего рот его чуть скривился, не растеряв при этом своей идеальности.

Тьфу! О чем я думаю? Меня тут в приукрашивании личных качеств обвиняют, а я…

– Будь моя стрессоустойчивость недостаточной, сейчас бы вы не кошачий ор выслушивали, а женскую истерику. Поверьте, зрелище не из приятных. – Я выдавила ответную улыбку, стараясь поддержать разговор. – Иногда это хуже любого стихийного бедствия.

– У вас такое бывало?

Пожала плечами.

– Я по характеру флегматик. Долго терплю, очень-очень долго – не люблю скандалы. Но если уж прорывает…

– И часто прорывало? – заинтересовался он.

– Расслабьтесь, Арсений Романович, – вернула ему его же фразу, и на сей раз моя улыбка была искренней. – Вас это никоим образом не затронет. Я умею держать эмоции под контролем.

Рыжик протяжно взвыл и как-то жалобно всхлипнул. Мне тоже стало не по себе, хотя, казалось бы, общение, наоборот, успокаивало. А потом будто какая-то невидимая волна прошла сквозь машину, кота, меня… На мгновение я забыла, как дышать, а в глазах зарябило от ярких пятен.

– Все в порядке? – заботливо поинтересовался водитель, которого все эти непонятные ощущения, к счастью, не коснулись, а то была бы у нас радостная встреча… с деревом.

Я сняла очки, проморгалась, пытаясь восстановить зрение.

– Наверное, что-то в глаз попало, – солгала ему. Снова взглянув на лес сквозь лобовое стекло, с удивлением обнаружила, что хмурая осень сменилась солнечным летом. Ну или я в обмороке, и все это просто глюки. Вернула очки на место – нет, не глюки!

– Музыку, может, включить? – услышала голос Туманова, будто сквозь вату. Тряхнула волосами, зажмурилась, снова открыла глаза – полегчало. – Какую предпочитаете?

– Русский рок, – ответила машинально и продолжила озадаченно вглядываться в пышущий сочной зеленью пейзаж. Может, тут какая-нибудь аномальная зона?

– Есть нерусский металл. – Мой наниматель чему-то улыбался, Рыжик молчал, а я искала логическое объяснение происходящему, на время забыв про маньяков и прочие ужасы.

– Что? – спросила, очнувшись от размышлений. – Вы что-то сказали?

Арсений не ответил. Из динамиков послышались первые аккорды одного из хитов «Металлики». Проверила, жив ли кот – больно уж резко он затих, тот благодарно потерся о мою ладонь – значит, в порядке.

– И все же… где дом? – Я вновь посмотрела на водителя, отмечая произошедшие в нем изменения. Не внешние, хотя… и внешние тоже: сейчас он выглядел расслабленным и действительно уверенным в себе, эдакий хозяин жизни, у которого все под контролем. Даже сутулиться перестал! Длинные пальцы поглаживали руль, губы едва заметно улыбались.

– Да вот же он, Лика.

Хотела возмутиться таким обращением, но…

Черт! Впереди и правда был дом. Большой такой, старинный – идеальное место для съемок фильма ужасов. Еще и выросла эта громадина будто из-под земли. Может, у меня и плохое зрение, но не заметить здоровенный особняк, утопающий в цветущем саду, я точно не смогла бы. Тогда что за фигня, позвольте узнать, тут происходит? Меня нанял на работу русский Копперфильд?



Через пятнадцать минут…

– Дракон? – третий раз переспросила я, задумчиво протирая очки.

– Дракон, – все так же стойко ответил он.

Предчувствия не обманули! Я действительно вляпалась в историю, правда, на помощь звать следовало не полицию, а санитаров. Ну и этих, как их… уфологов, во! Чтобы определили, откуда в осеннем лесу взялся целый островок лета. Шутник Туманов объяснил это магией. Я, само собой, не поверила.

– А! – озарило меня. – Вы имеете в виду свое положение в бизнес-кругах? – Покосилась на его лощеный внедорожник – дорогая «лошадка».

Арсений Романович, если верить ему и интернету, был владельцем рекламной фирмы, чьими билбордами рябил весь Невский проспект. Полагаю, не только он. Красивые такие конструкции, кстати. Я не раз отмечала, насколько хорошо и деликатно они вписываются в среду, но никогда не задумывалась над тем, кто их разработал.

– Нет! – мотнул головой наниматель, отчего его и так находящиеся в беспорядке волосы растрепались еще сильнее.

У меня аж пальцы зачесались их пригладить. Спрятала руки в карманы удобных штанов, ибо не фиг.

– Прозвище?

– Нет, Милалика Сергеевна, не прозвище, – вздохнул он, хмурясь. Лоб разрезали тревожные морщинки, а не имеющие ни малейшего изъяна губы сжались в напряженную линию. – Вы извините, что вываливаю на вас все так с ходу, но выбора все равно нет. Если я и дальше могу притворяться обычным человеком, щадя вашу психику, дети церемониться не станут. И Соня, Лем… сам дом.

– Дом тоже церемониться не станет? – сыронизировала я.

– Скорее не станет маскироваться, – серьезно пояснил Туманов. – Здесь же наша территория, смысла прятаться нет.

Несколько секунд мы молчали. Я переваривала услышанное и размышляла, кто такая Соня, Арсений изучал пейзаж, наблюдая за проворной бабочкой, нарезавшей круги вокруг нас.

– Докажите! – решила подыграть ему. Сама не знаю зачем. Ну, хочется нанимателю быть драконом – мне-то какая разница?! Хоть Наполеоном пусть назовется, лишь бы не мешал работать и не задерживал зарплату.

– Полный оборот не получится, – начал оправдываться Туманов, как я и ожидала. – Пиджак жалко, – непонятно к чему сказал он. – Зачарованный.

– Вы поэтому его не чистите? – вырвалось у меня. – Простите! – Мысленно себя обругав, я невольно посмотрела на испачканный карман. Туманов тоже.

– Ах, это… – Он широко улыбнулся, не испытывая никакой неловкости. – Ребятня шалит: следилки ставить тренируются. Слабенько, кстати, на троечку, – оценил детские труды он, стирая пальцем пятнышко. Следилки, драконы… что дальше? – Лика…

– Милалика Сергеевна, – поправила его, не желая переходить на неофициальный тон.

– Угу, – качнул головой он, соглашаясь. – Имя у вас необычное. Почему через «А», а не через «О»?

– Потому что мама с бабушкой чуть не передрались, пытаясь назвать меня в честь друг друга. Вот папа и предложил совместить, – ответила с улыбкой – тайны в этом никакой не было, а воспоминания приятные. Не о том, как называли, конечно, а о том, как рассказывали мне об этом потом.

– Мила и Лика?

– Да. Людмила и Анжелика. Бабушка и мама. Ну а я МилаЛика – нечто среднее между ними. Арсений Романович, вы так ловко ушли от драконьей темы, что… – Я многозначительно замолчала, глядя на него.

– Да-да, конечно, Ли… Милалика.

– Сергеевна, – добавила без раздражения. Наверное, он привык на работе подчиненных по именам звать – отношения в коллективе разные бывают. Впрочем, пусть отвыкает. Один меня уже называл Ликой. Еще Ликусей и Милочкой. Чем это через семь лет закончилось – известно.

– Давайте, чтобы вас убедить и как-то подготовить, я покажу частичную трансформацию. – Говоря это, он снял пиджак и бросил его на капот, едва не прихлопнув любопытную бабочку.

– К чему подготовить? – насторожилась я, наблюдая, как Туманов закатывает рукав белой рубашки. В голову снова полезли мысли про маньяков всех мастей.

– К встрече с домочадцами, – сказал Арсений вроде бы спокойно, но уголок рта дернулся. Как мне показалось, нервно. Да что ж там за чертенята такие живут (и что за Соня?), раз даже «хозяина жизни» проняло?

В следующую минуту (вру – в следующие десять минут) я напрочь забыла о своих подозрениях, задумчиво разглядывая покрытую чешуей лапищу, пальцы которой венчали огромные черные когти.

Да уж, фантастика рядом!

– Потрогайте, не бойтесь, – предложил этот оживший персонаж из американских комиксов. – Она настоящая.

– Я заметила, – выдавила, вновь снимая, протирая и возвращая на место очки: вдруг картинка изменится? Да куда там!

Операцию на глаза, когда бывший муж еще был готов для меня раскошелиться, врачи делать отказались из-за какой-то генетической патологии – сказали, что велика вероятность полностью ослепнуть. Или же это все супруг подстроил, пожалев денег, а я, дурочка наивная, повелась. Носила долгое время линзы, но после развода вернулась к старым добрым очкам, ибо дешево и сердито. Они напоминали мне о жизни до свадьбы, когда были живы родители, бабушка – все.

– При полном обороте одежде крышка, – немного смущенно пояснил… дракон. – Так-то невелика потеря, но… щеголять перед вами голым так сразу я морально не готов.

– Угу, – буркнула я, не до конца понимая, что в его фразе царапнуло. – И зачем же вам, Арсений Ро… или вас как-то иначе зовут? – уточнила на всякий случай.

Он отрицательно мотнул головой.

Хм, интересные нынче драконы пошли: живут не в книгах, а среди людей, имена носят вполне человеческие и даже домработниц нанимают из числа таких, как я. Вопрос – зачем? Именно его я и озвучила.

– Зачем мне вы? – переспросил Туманов. – Мы же это обсуждали. Вы будете ухаживать за детьми, организовывать семейные праздники, вести хозяйство. – Он прямо смотрел мне в глаза. Слишком прямо, как по мне, явно что-то темнит.

И все же я кивнула, соглашаясь. Странно, но его трансформация вовсе не повергла меня в ужас. Удивила, конечно, но я быстро взяла себя в руки, лишний раз подтверждая заявленную в объявлении стрессоустойчивость. Пока он просто говорил – не верилось, сейчас же я приняла все его объяснения как данность. Видать, мои нервы, закаленные разводом, слишком устали, чтобы бурно отреагировать на информацию в стиле «ОНИ среди нас». А может, всему виной книги и кинематограф, давно готовившие зрителей к подобному раскладу.

– А если я вашу тайну журналистам солью? – пошутила, но ответ его ждала с некоторой опаской.

– Вам никто не поверит, Ли… Милалика, – рассмеялся оборотень, возвращая своей конечности прежний вид. – И все же рисковать не будем, – добавил он с намеком. Интересно, с каким?

– Хотите сказать, что домой через месяц я уже не вернусь?

– Если сработаемся – нет. И мне бы очень хотелось, чтобы так оно и было.

– А если НЕ сработаемся?

Кот напомнил о себе требовательным мявом. Я подняла с земли переноску и чуть поводила рукой перед решетчатой стенкой, успокаивая животинку. Пауза затягивалась – это беспокоило.

– Не смотрите на меня так, Милалика Сергеевна, я не зверь. – С этим утверждением я бы поспорила, но точно не сейчас. – Решите разорвать контракт – получите расчет, как мы и договаривались. А чтобы не болтали лишнего, я немного подчищу вашу память.

«Твою ж… бабочку! – выругалась про себя, глянув на ярко-синюю летунью, присевшую на плечо Туманова. – Вот еще в мозгах моих не покопались для полного счастья! Такими темпами санитары точно понадобятся… мне!»

Лучше бы нам сработаться, а мне, ко всему прочему, выжать из ситуации максимум. Дракон он или просто фокусник (да-да, я все-таки оставила за собой право на сомнения) – какая разница? Моих обязанностей все эти нюансы никоим образом не отменяют, а значит, надо на них и сосредоточиться. На обязанностях, а не на нюансах!

– Идемте знакомиться с семьей? – бодрым голосом предложил наниматель.

– Идемте! – храбро ответила я.

Арсений предложил мне руку – ту самую, с которой экспериментировал, – но я вежливо отказалась. Закинула на плечо куртку и дамский рюкзак с разной женской мелочовкой, поудобней перехватила увесистую переноску (котейка мой килограмм пять будет, не считая «домика») и побрела к высокому крыльцу, на ходу продумывая, как лучше себя подать. Хозяин же странного дома, вынув из багажника мой чемодан, шел позади.

Эх, зря я его не дождалась! И под руку не взяла – тоже зря. Влезла, как говорится, вперед батьки в пекло.



Чуть позже…

Вдох – выдох… я спокойна, спокойна… спокойна, говорю!

Похоже, убеждать саму себя в собственной невозмутимости входит у меня в привычку. Даже жаль, что последнюю пачку феназепама в сумку не бросила.



Читать бесплатно другие книги:

В сборнике «Сияние миров» юной писательницы Алюшиной Полины представлены пять волшебных сказок: «Планета Адента», «По...

Эта книга – путеводитель по «Воспоминаниям» А. Д. Сахарова (21.05.1921–14.12.1989), а значит, и путеводитель по удиви...

Я думала, что мне нереально повезло, когда я стала встречаться с самым красивым и богатым парнем нашего города. Но эт...

«Мы – Николай Свечин, Валерий Введенский и Иван Погонин – авторы исторических детективов. Наши литературные герои рас...

Всю жизнь я считала себя дочерью рыбака из Эроллы, но попав в империю Тысячи Островов, поняла, что во мне кровь друго...

Много лет я считала своим отцом простого рыбака из Эроллы, а его жену – своей матерью. И не понимала, почему она так ...