Сеятели - Шорохов Владимир

Сеятели
Владимир Леонидович Шорохов


Фантастика. Я мыслю, следовательно, существую #1
Сейла сказала, что разводится. У Конна осталось мало времени, чтобы переубедить жену, но он не успел, брачный контракт расторгнут. Сейла вернулась, и Конн уже не помнил, кто она такая, точно так же, как и она не вспомнила своего бывшего мужа. Блокировка прошла успешно. Но произошёл сбой, и Конн увидел реальный мир. Сеятели – это священная каста, цель которых – созда-вать жизнь. Они бороздили просторы от звезды к звезде, выискивали планеты и сеяли жизнь. Но в одной экспедиции что-то пошло не так. Два героя: один уже отжил своё, а второй только встал на путь сеятеля. Мёртвая планета, кислотные дожди, но свою миссию нужно выполнить.





Владимир Шорохов

Сеятели





Умышленная блокировка





1. Брачный контракт




Он не мог запомнить весь этот документ, почти сотня страниц. Юристы хотят свести его с ума. Тогда Конн потратил почти целый день на галочки и пометки. Чего они добиваются? Описать всю его жизнь в рамках этих правил? Бред. Ни шага вправо, ни шага влево, нарушение и штраф. Как так жить?

Сейла тоже пыхтела и ругалась, она хотела всё бросить и забыть про него, но так нельзя, в противном случае её деактивируют. А как же любовь? Разве можно описать её на бумаге. Как можно предугадать свои чувства?

Они встретились в метро. Она толкнула его, и он чуть было не упал. Сейла спешила и не обращала ни на кого внимания, Конн не мог стерпеть такого нахального поведения, догнал девушку и высказал ей всё что мог. А потом появилось это странное чувство, любовь. Они стали встречаться, стали жить вместе, просто без памяти влюбились друг в друга, и вот теперь настало время заключить брачный контракт.

– Я так больше не могу… – Стонала Сейла и падала на кушетку, – они над нами издеваются. Ты только почитай пункт 22.48.1C, это сколько раз я тебя должна поцеловать. Ужас. И это утром, а вечером. Они там что, совсем больные на голову. Может не надо? – имела в виду, не надо заполнять этот контракт. Но девушка знала, что ей всё равно придётся его заполнить, чтобы активировать брачные отношения.

– Нет, надо закончить сегодня. Давай, милая, постарайся, это ведь не диплом писать, всего-то, – он посмотрел на её терминал и присвистнул, – осталось 49 страниц.

Это было давно. Наверно, года четыре назад. Они прожили счастливую жизнь и совсем не придерживались правил, что были прописаны в контракте. Когда хотели целовались, обнимались и валялись на полу. Кому какое дело до них. Но любовь повернулась к нему спиной.

– Конн, я расторгаю контракт. Так больше не могу, прости меня. Активировала протокол расставания. Прошу тебя, не обижайся на меня. Хорошо, милый?

– Активировала? – он был явно шокирован её решением, она даже не посоветовалась с ним. – Почему?

– Так надо, поверь мне. Тебе будет легче без меня, а я не могу больше быть с тобой. – Сейла немного нервничала, ходила по комнате из угла в угол, и всё время отводила взгляд .

– Когда активировала?

– В 6 утра. Извини. Так надо.

Мужчина посмотрел на часы. 9:30. Значит, до полной активации расторжения осталось около девяти часов, а потом всё, Сейла будет стёрта из его памяти.

Каждый гражданин перед тем, как поступить в школу, проходил процедуру идентификации. В мозг вживлялся чип, который выступал в роли паспорта. В нём хранились коды личности, пароли для активации основных жизненных интерфейсов. Чип связывался с центральным ЦПУ и корректировал личность. Он активировался только раз в жизни и был связан с сердцебиением и привязывался к ДНК его владельца. Поэтому, изымая чип, тот просто блокировался и, используя внутреннюю энергию, сжигал основные блоки памяти.

Были случаи, когда чип выходил из строя, но это случалось редко, и тогда включался протокол «осознания». Что это такое, Конн не знал, да и не хотел об этом думать. У него осталось мало времени убедить Сейлу приостановить расторжение контракта. Если ему это не удастся, она пропадёт из его жизни. Он знал, как это работает. Ещё год назад Конн уволился с работы и перешёл в параллельную компанию. В руководстве посчитали, что он переметнулся к конкурентам и, запросив через ЦПУ, ему блокировали все воспоминания, связанные с предыдущим местом работы. Теперь он подходил к зданию, где провёл более 5 лет своей жизни, смотрел на него и ничего не мог вспомнить. Его не узнавали сотрудники, которые с ним работали, им так же через ЦПУ заблокировали воспоминания о нём.

Хорошо это или плохо, он затруднялся сказать по причине того, что утратил воспоминания, связанные с работой. Но помнил, где в эти годы отдыхал, как ездил в горы, и как сломал ногу, спускаясь в ущелье с Ахцу. Конн помнил, как познакомился с Сейлой, их тусовки с друзьями, но не помнил друзей с предыдущей работы. Теперь они были для него недосягаемы. Мужчина мог смотреть им в глаза и не узнавать их, – об этом позаботилась ЦПУ.

Чип в мозгу менял личность, он входил в контакт с памятью и менял реальность. И теперь у Конн осталось так мало времени, чтобы остановить процесс расставания. Девять часов, а потом всё.

– Милая… – Начал было он.

– Нет, не стоит, я давно уже думала над этим. Прости, но я не изменю своего решения. Наверно, пойду прогуляюсь, тебе надо всё обдумать. – Она подошла к нему, нагнулась, хотела уже поцеловать, но остановилась и, отстранившись, медленно пошла к выходу.

– Постой, – почти крикнул Конн, но дверь закрылась.

Мужчина безвольно грохнулся на кресло, и руки, как свинцовые грузила, что он цеплял на пояс, когда погружался в море, потянули его вниз. Как? Шептал он себе, всё ещё не веря в реальность происходящего. Вот так просто взять и расстаться. Через час стал осознанно мыслить, вскочил и сел за терминал перечитывать брачный контракт. Ему хотелось найти зацепку, чтобы остановить процесс расторжения, но как бы ни пытался, не смог отыскать в сотни страниц, и теперь все они против него. А как же любовь? Опять спросил себя и громко выругался.

Конн проиграл. Смотрел на часы, – осталось пять минут. Стрелка медленно двигалась, секунды отсчитывали последнее мгновение. Вдруг прозвенел звонок, кто-то пришёл. Мужчина тряхнул головой, будто на мгновение погрузился в сон, сам себе удивился, как это он смог задремать днём. Подошёл к двери и, открыв её, посмотрел на совершенно незнакомую девушку.




2. Сейла




– Здравствуйте, я Сейла. Я тут раньше снимала квартиру и у меня остались вещи. Вы не против, если я их заберу?

– Здрасьте… – Он не помнил, когда заехал сюда, вчера или неделю назад. – Да… – Протянул он и открыл пошире дверь, пропуская незнакомку в дом.

ЦПУ за считанные секунды блокировала память Конн и Сейлы, расторгла в одностороннем порядке брачный контракт и вычеркнула из их памяти все взаимные воспоминания. То же самое ЦПУ сделало со всеми, кто их знал.

Девушка зашла в квартиру и быстро по-хозяйски стала собирать вещи из шкафов. Мужчина удивился, раньше даже не обращал внимание, что рядом с его зубной щеткой стояла чужая, что на кухне были не его фужеры, а в спальне вообще валялась женская одежда. Он, как во сне, ходил по дому и не узнавал его. Какие-то цветы, журналы, даже портативный терминал, и тот лежал на столе.

– Может вам помочь? – наконец придя в себя, предложил Конн девушке.

– Да, вон чемодан, несите его сюда.

Кажется, он был его, но уже стал сомневаться. Всё вытряхнул из него и стал аккуратно складывать то, что девушка подавала ему.

– Это моё, – уверенно заявила она и взяла с полки стопку книг.

– Но, – решил возмутиться Конни, но Сейла его опередила.

– И это тоже моё, что вы с ним сделали? – она крутила в руках красный фен, но мужчина не знал, что с ним сделал, и поэтому, извиняясь, пожал плечами.

Он наблюдал за этой странной девушкой, которая бегала по его квартире и всё, что находила, тащила в зал. Как могла съехать и всё это оставить? Думал он, отходя в сторону, стараясь тем самым не мешать ей.

– А это моё! – вдруг увидев, как она кинула в общую кучу плеер, возмутился Конн.

– Да? – явно удивилась девушка, покрутила его в руках, уже хотела обратно положить в свою кучу, но передумала и отложила на место. – Ладно, твой так твой, мне-то что.

– На, – Конн протянул ей розовую фоторамку.

– Она не моя.

– Ну и не моя, – он точно был уверен, что не его, да и фотография собаки, что была в рамке, ему неизвестна.

– Не-мо-я, – громко по слогам сказала девушка.

Она провозилась почти два часа. Конн косился на часы, – всё, день потерян, на работе выпишут штраф. Он тяжело вздохнул и сел в кресло. Девушка, что могла, утрамбовала в два чемодана, ещё позаимствовала у Конн большую сумку, сказала, что завтра вернёт. И пыхтя, отказавшись от его помощи, зашла в лифт.

На столе так и осталась фоторамка с фотографией пса. В квартире была полная разруха. Вот что может сделать всего одна женщина за пару часов. Он потратил весь вечер, чтобы навести порядок. И всё же этот пёс, откуда он у него, да ещё рамка розовая, как у девчонки.

Наступило утро. Надо поторопиться. Не хватало опоздать, тогда точно ему несдобровать. Конн перепрыгивал через лестницы, выскочил на улицу и как можно быстрее побежал на остановку. Влетев в фойе института, он не заметил, робота-уборщика и то, что пол был влажным.



Читать бесплатно другие книги:

Данная монография – не учебник, не справочник и не «история эллинизма». Задача автора была иная – исследовать законом...

Семь лет разделяют их. В прошлом: юная лейна и благородный дер, в настоящем – проклятый Перерожденный и охотница за г...

Доминика Деграндис, один из ведущих специалистов по Канбан в IT-индустрии, рассказывает о том, как оптимизировать раб...

Попадаю в преисподнюю ожидаешь увидеть все, что больше всего боялся. Но также задаешься вопросом "почему". Эти велики...

Простое, легкое произведение, сравнивающее бездушные предметы с живым миром. Философия познания.

...

Эта книга для тех, кто пробовал худеть много раз. И у кого не получилось. У кого уже осталась одна только неувереннос...