Притворись моей женой - Лакс Айрин

Целуй, мол, холоп…

Я сжимаю её ладонь изо всех сил и трясу. И в свою очередь представляю этой парочке свою жену.

– А это моя супруга, Татьяна. Танюша, познакомься… Это Елисей и Ирусик.

– Татьяна и всё? – усмехается Елисей.

– Ласковые прозвища не для посторонних ушей, – отрезаю я. – Как бабуля поживает?

– Ждёт нас у себя, – улыбается Елисей и поигрывает ключами от автомобиля. – Я отвезу вас.

Делать ничего не остаётся. Мы идём за Елисеем. И увидев, на чём он приехал, я понял, что мы отстаём по очкам. Потому что бабуля доверила Елисею управлять одним из своих коллекционных ретро-автомобилей. Это был роскошный красный Jaguar MK2 пятьдесят девятого года. Бабуля не любила давать свои автомобили. Значит, Елисей уже успел втереться к бабуле в доверие.

Спокойствие, Родя. Ты всегда был бабушкиным любимцем. Просто она в силу возраста об этом немножко забыла, но ты обязательно ей об этом напомнишь.

До бабушкиного двухэтажного коттеджа в живописном и спокойном местечке мы ехали довольно долго. По крайней мере, мне так показалось. Хотелось как можно поскорее избавиться от общества Елисея и Ирусика, которые только и делали, что мерзко сюсюкались и хватали друг друга за коленки.

– А вы же молодожёны? – противно пропищала Ирусик. – Но ведёте себя как пенсионеры… налюбившиеся.

– Пресытившиеся, – поддакнул Елисей.

– Мы только слезли друг с друга, – неожиданно подала голос Таня, – стюардесса грозилась нас высадить… Если мы будем так часто занимать кабинку туалета.

– Высадить? – недоуменно спросила Ирусик. – Из самолёта?

– Ага… Катапультировать нас хотели! До того экипажу самолёта надоели жалобы пассажиров, которые не могли попасть по назначению…

Я поцеловал Таньку в висок: молодец, уела этих двоих! До конца поездки они заткнулись.

Ягуар, довольно урча мотором, остановился на просторном дворе бабушкиного поместья. А на крыльце двухэтажного коттеджа нас встречала сама бабуля Марта. Она выглядит как икона французского стиля с отличительными чертами славянского характера, которые, как ни крути, но просвечивают через французский шик. А эти её присказки… Короче, бабуля Марта, выражаясь сленгом подростков, просто огонь! Одни её морковно-рыжие волосы чего стоят.

– Родя, милый! – протянула ко мне руки бабуля.

Мне пришлось сильно нагнуться, чтобы обнять любимую старушенцию.

– Бабуля, ты всё молодеешь!

– Ах ты проказник! – довольно улыбнулась бабуля и ущипнула меня за щеку. – Да ты никак похудел?

– Наверное, жена плохо кормит, – вставила свои два слова Ирусик.

Мда… Может, выглядела она как особа недалёкого ума, но при этом была хитрющей в некоторых вопросах. И сейчас подгадила очень вовремя.

– Просто времени на еду не остаётся, когда любовью сыт по горло, – улыбнулась Татьяна и мягко произнесла, – moi je veux c'est aimer…

Ого! Татьяна знает французский? Судя по выражению лица бабули, ей это очень понравилось.

– О! Я так люблю эту песню! Просто обожаю! – всплеснула бабуля руками.

– Да? И я тоже очень люблю творчество Милен Фармер. Строка сама пронеслась в моей голове. Вы мне её чем-то отдалённо напоминаете… Я – Татьяна!

– Да что же мы стоим на пороге? Скорее заходите. Мария, управляющая, покажет вам ваши комнаты. Приведите себя в порядок с дороги. А потом я жду вас всех к столу.

В спальню, выделенную для нас с Татьяной, я уже вошёл в приподнятом настроении. И не смог удержаться: схватил Татьяну, сжав в объятиях, и крепко поцеловал.

Татьяна залепила мне звонкую пощёчину:

– Отстань, Родя! Сейчас некому оценивать твоё актёрское мастерство.

– Теперь у меня в ухе звенит, – пожаловался я, присев на кровати, – и щека будет красная.

– Поделом тебе, – отозвалась Таня и уселась в мягкое кресло, оглядывая интерьер комнаты. Шикарный, чего уж там. Мягкие пастельные тона, умело подобранная мебель и аксессуары. У дизайнера бабули был отменный вкус.

– Мда-а-а-а, – протянула Таня, – теперь понятно, из-за чего весь сыр-бор. Недурно!

– Боишься, что продешевила? – съязвил я, оскорблённый её пощёчиной.

– Нет. Я не жадная.

– Ха-ха…

– Заткнись, Родя. В моих руках ключи от твоего будущего благосостояния.

Я вздохнул: Таня была права. Поэтому мы должны действовать слаженно, а не пытаться ужалить друг друга.

– Я к чему веду. К тому, что всё может оказаться гораздо сложнее, чем мы могли подумать. К тому же непохожа твоя бабушка на старую маразматичку, которую можно обмануть, просто показавшись ей на глаза. Она наверняка будет спрашивать нас о прошлом, о наших отношениях.

– Придерживаемся плана. Чем ближе к правде, тем лучше. Мы знакомы со школы, но случайно встретились, когда я хотел выкупить твою блошиную лавку.

– Она не блошиная! Антикварная!

– Хорошо-хорошо… Когда я хотел купить антикварную лавку. В это время мы были в отношениях, тщетно пытались спасти брак, но чувствовали… тягу друг к другу.

– Поддались чувствам, развелись и решили соединить наши жизни?

– Ага. И в меру драматично, и не соврём! Всё пройдёт вот так! – я оттопырил большой палец.

К сожалению, всё проходило не так гладко, как нам того бы хотелось…




Глава 11. Родион


Ужин проходил в более-менее дружественной обстановке, то есть мы обменивались фразами и напоминали большую дружную семью, потому что по большей части жевали. Ну, проголодались с дороги, что поделаешь. К тому же с этой предсвадебной беготнёй мы почти ничего не ели, так что сейчас восполняли недостаток пищи в организме. Вернее, я восполнял. А Танечка клевала салатик и осторожно черпала ложкой какой-то бледный суп. Лично я его есть не стал. Там не было ни мяса, ни картошки! А воду я и из графина попить могу.

– У Тани плохой аппетит? А не беременна ли Татьяна? – заинтересовалась бабушка.

Елисей с Ирусиком аж позеленели. Они явно не додумались зайти так далеко с инсценировкой и сейчас пожалели об этом.

– Нет, нет! – запротестовала Таня. – Я не беременна!

Я сдавил её коленку под столом, мол, чего ты творишь? Промолчала бы многозначительно. Пусть каждый сам бы делал свои выводы. А в случае чего, так ты же не подтвердила их догадки, мало ли что они себе нафантазировали?

Бабуля хитро сощурилась.

– Когда я была беременна, тоже страдала отсутствием аппетита. Всегда.

– Хотелось бы познакомиться с вашими детьми, – ответила Татьяна.

За столом воцарилась тишина. Чёр-р-р-рт! Я забыл сказать Татьяне, что бабуля была беременна лишь однажды. Но у неё случился выкидыш, и больше забеременеть она не смогла. Своих детей и внуков у бабули не было, поэтому она привечала нас, двоюродных…

Елисей сокрушённо покачал головой, а Ирусик пискнула и принялась суетиться вокруг бабули.

– Ничего страшного! Роде и Танечке просто было не до обсуждения моей подноготной. У меня нет своих детей, но есть любимые двоюродные внуки, – отмахнулась бабуля.

Ужин вернулся на круги своя, и вечер проходил более-менее мирно. Мы болтали, демонстрировали наши совместные фото. Спасибо фотографу, работавшему сутки напролёт, чтобы успеть более-менее всё обработать и даже прилепить на некоторые фотографии несуществующую толпу друзей.

Всё шло просто замечательно, но Ирусик вдруг заметила:

– Хм, а причёска у Танечки везде почти одна и та же. Кое-где немного растрёпанная, но…

– Это моя любимая причёска, – безмятежно отозвалась Татьяна, – Медвежонку она очень нравится.

– Да-а-а, – подхватил я, – очень! Особенно приятно растрепать потом идеальную причёску моей Ласточки.

Ирусик склонилась над iPad, увеличивая изображение:

– И шпильки одни и те же…

– Это мои любимые шпильки, – отмахнулась Татьяна, – я очень постоянный человек.

– Миленько, – проворковала Ирусик.

– Бабуля, а мы тебе ещё не все наши фотографии показали, – чмокнул Елисей бабушку Марту в щёку и уселся на пушистый ковёр у её ног. Как самый настоящий пёс. Того и гляди развалится на спине и подставит брюхо с просьбой почесать его!

Елисей принялся демонстрировать свой фотоархив. Вынужден был признать, что он хорошо подготовился. Очень хорошо. Чёрт… Мы с Таней опять отставали на одно очко…

И как выяснилось, даже не на одно…

Потому что утром бабуля поинтересовалась за завтраком:

– Родя, вы с Таней поссорились?

– Почему? – поинтересовался я.

Мне казалось, что со стороны мы выглядели прекрасно: Таня сидела у меня на коленях и скармливала своему голодному медвежонку круассан по маленькому кусочку.

– Обычно молодожёны такие шумные, – пропищала Ирусик.

– Да-да… А у вас тишина, – поддакнул Елисей.

Бабуля разместила нас с Елисеем на втором этаже, в одном и том же крыле. Наши спальни были далеко друг от друга, но, если бы Елисей захотел подслушать нас, он бы с лёгкостью это сделал. Не удивлюсь, если он прикладывал ухо к замочной скважине или елозил со стаканом, приложенным к уху, в соседней комнате.

А слушать было нечего! Потому что Таня наотрез отказалась даже спать на одной кровати, не то что заняться сексом. Таня сама заняла кровать, а мне пришлось спать на диванчике.

– Ох, нет, я не поэтому, – махнула рукой бабуля, – просто я рано утром… Потому что начинаю немного стареть, встаю раньше других. Я толкнула дверь вашей спальни и увидела, как вы спите по отдельности.

Изумлённый «АХ!» вырвался из уст Елисея и Ирусика. Как будто спать порознь – преступление.

– Да, бабуля. Мы немного вчера повздорили, – решил не отнекиваться я, – но сейчас, как видишь, всё в полном порядке.

Я теснее прижал к себе Татьяну и потянулся к её губам за лёгким поцелуем.

– Ох… Это так романтично! Хотела прогуляться вместе со всеми вами по улочкам Парижа, но не буду вас с Танечкой сегодня донимать. Отправляйтесь гулять вдвоём. Миритесь и возвращайтесь счастливыми…

– Да, пусть погуляют сами. А мы составим тебе компанию, бабуля, – сразу же нашёлся Елисей.

Пришлось нам с Таней отправляться гулять по Парижу. Нет, гулять с Таней было приятно. И я всячески ухаживал за ней, иногда даже забывая, что мы изображаем влюблённую парочку, а не являемся ею: так сильно меня тянуло к моей Ласточке. Разумеется, мы и фотографировались, и обжимались. Я даже вырвал у неё парочку поцелуев.

– На камеру, – строго заявила Татьяна.

– Конечно! – согласился я, но воспользовался ситуацией и оторвался как следует, всласть подразнившись языком.

Таня вывернулась раскрасневшаяся:

– Родион! Мы так не договаривались!

– Да ладно… Тебе же понравилось, – отозвался я, надеясь, что вечером она будет посговорчивее. Хотя бы в рамках договорённости.

Бабуля с Елисеем вернулась почти одновременно с нами. И по их довольным рожам было понятно: день удался. А ещё Елисей всячески демонстрировал свою горячую любовь к Ирусику. Он зажимался с ней и при каждом удобном случае и вылизывал ей языком не только глотку, но и пищевод, как мне казалось. Мы срочно должны были взять реванш.

Поздно вечером мы с Таней отправились в спальню. Таня закрылась в ванной, готовясь ко сну, и как только она вернулась, я сказал ей:

– А теперь мы должны изобразить горячий секс.

Я сел на кровать и хлопнул по ней рукой, надеясь, что Таня согласится.



Читать бесплатно другие книги:

Итак, чем вам может быть интересна эта книга. Ну хотя бы тем, что она практически не повторяет уже написанного и опуб...

Мэт Фицджеральд, автор книг о спорте и спортивном питании, на протяжении ряда лет изучал, как питаются лучшие спортсм...

Нюрнбергский международный военный трибунал быстро – и не напрасно – окрестили «процессом века». Книга известного юри...

Знаете, что общего между выбором новой квартиры, поиском спутника жизни и продажей жилья? Важно не продешевить и жить...

Геополитические прогнозы А.И. Фурсова на удивление точно отражают ход истории и дают представление о наиболее вероятн...

Книга посвящена конструированию новой модели реальности, в основе которой лежит понятие нарративной онтологии. Это по...