Ледяная Пята, боги и чёрный снег - Квант Макс

Ледяная Пята, боги и чёрный снег
Макс Квант


Ну, какой прок может быть от свежеслепленного снеговика? Однако ж в новогоднюю ночь его похитили прямо на глазах мальчика Ярослава – его автора. Мальчик следит за вором и знакомится с мелкими духами, посланными выведать задумки вора, оказавшегося древним волхвом-облакогонителем Ледяной Пятой. Это и становится началом больших приключений, происходящих и под землёй, и в старинных детинцах, и в старославянском Раю – Ирии, и в ледяной пустыне – и заканчивающихся спасением Мира от Вечной Зимы.





Ледяная Пята, боги и чёрный снег

Макс Квант



© Макс Квант, 2015



Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero




Пролог


Стоит ли говорить, что Новый Год – праздник поистине волшебный, долгожданный и оттого странный. Готовиться к нему начинают, кажется, ещё выкинув предыдущую ёлку: придумывают подарки, готовят карнавальные костюмы, делают игрушки, изобретают блюда, которым суждено украсить праздничный стол… И всё это заканчивается в одночасье. Напольные часы пробьют двенадцать раз, все поздравят друг друга с новым годом, раздадут подарки и весь праздник!..

Вот именно такое разочарование и посетило впервые в жизни Ярослава. Это был уже двенадцатый его Новый Год и осознание чего-то большего, причитающегося ему в этом почтенном возрасте, не покидало его. Поначалу праздник ему безусловно нравился. В доме появлялась ароматная ёлка, а украшать её одно удовольствие. Потом Николай Угодник (кем спустя Новые Года и оказался его родной отец) преподносил подарки. Ну и мамина суета у плиты да ожидание чего-то особенного… Но мало-помалу волшебство куда-то улетучилось. То ли тому виной ежегодные скучные карнавалы, то ли какое-то сонливое и неопределённое первое января… И в свой дюжинный новогодний праздник Слава вдруг осознал: его он этого стал слегка даже побаиваться… И даже сам не смог понять отчего…

Шёл четвёртый час наступившего года. Домашние уже легли спать, даже рыжий сеттер Руфус дремал, зажав в лапах свой новогодний подарок – большую кость («Лучшего подарка для этой рыжей бестии и не придумаешь», – так прокомментировал папа Ярослава.). Полупустой дом затихал. Доносившиеся канонады фейерверков, крики ликующих горожан с улицы да тиканье больших напольных часов нарушало тишину дома…

Присев у окна с куском новогоднего торта Ярослав уставился в чистое ночное небо. Дворик их дома, куда переехали вот-вот, перед самым праздником (отец не хотел оставлять переезд незаконченным делом в старом году), освещался всего одной слабенькой лампочкой. Светлый конус отхватил одинокую берёзку, стену сарая да снеговика. Слава и его младшая сестра Варя решили как-то скрасить пустой двор, вот и слепили это чудо. Шею снежному человечку обернули старым цветастым шарфом, на голову водрузили найденную на чердаке прохудившуюся соломенную шляпу-канотье, а за нос сошла обязательная морковка, которую чуть не схрумкал Руфус… Когда же пёс вышел на вечернюю прогулку, то зловещая снежная фигура с длиннющей тенью напугала его не на шутку – пришлось после короткого лая заскулив вернуться восвояси…

Глаза Ярослава слипались, он уже почти задремал, когда калитка вдруг скрипнула. Мальчик мигом проснулся. Кто бы это мог быть? Отложив кусок торта в сторону, Слава потёр глаза и стал рассматривать темноту. По двору двигалась тёмная человеческая фигура. Неужели вор?.. Но ведь дом не пуст! Бандит?! Надо поднять домашних… Однако чёрный человек в агатовом тулупе подошёл к снеговику, закрыл его своей спиной от мальчика…

Это уже странно! Какова ценность в снеговике? Зима выдалась пушистой, можно себе такого же слепить… Ярослав заворожено глядел на чёрную спину незнакомца и гадал про себя кто бы это мог быть… Казалось, чёрный человек как-то странно шевелит руками. Будто хочет подровнять снежного человечка, превратив его в древнюю фигуру дискобола или Венеры…

Неожиданно незнакомец резко развернулся и пошёл прочь… А снеговика на месте не оказалось! Только одинокая морковка лежала на снегу…

– Варя! Варя!.. – уже тряс за плечо сестру Ярослав. – Вставай. Да вставай же…

– Что? – открыла сонные глазки Варя.

– Да быстрей же… Одевайся… Нашего снеговика украли…

– Как украли?

– Я не знаю, но его нет… Одна морковка осталась…

– Я… я сейчас, Ярик…

Ярослав уже сбежал по лестнице вниз к гардеробной, где и дремал пёс.

– Руфус, подъём!

Рыжий сеттер открыл глаза, уставился на свою драгоценную кость и, оценив ситуацию, уснул вновь.

– Что за ленивый пёс!..

Прыг в валенки… Хвать тулуп… В два шага, путаясь в рукавах тулупа, Ярослав уже слетел с крыльца… Глядь влево, глядь вправо… Незнакомца и след простыл… Обошёл вокруг одинокой морковки, внимательно разглядывая снег. Незнакомец должен наследить и по незнакомой подошве его можно выследить… Но таких улик и не наблюдалось, зато в свежем снегу красовалась пара круглых отпечатков… Снеговик! Лучше чем ничего!..

Минут двадцать блуждал мальчик по малознакомому городу Ломна. За ту предновогоднюю неделю он кое-как запомнил разве что дорогу до школы да до лавки, а сейчас все улицы казались ему одинаковыми, уставленными как две капли воды похожими угрюмыми да зловещими домишками. Но Ярослав напомнил себе, что он всё-таки мужчина (пусть и маленький пока), а страх – для него чувство чуждое…

Свюить… В небо взлетела красная ракета и тут же с грохотом превратилась в небе в сияющий шар, осветив тёмные улицы. И вот тут-то увидел в конце улицы Ярослав знакомую тёмную фигуру незнакомца…

– Постойте! – закричал Ярослав. – Эй! Не уходите!.. Руфуса бы сюда, он бы вмиг его догнал и схватил… Эх, Руфус может… – замечтался он.

Чёрный человек тем временем свернул в проулок – к городской ёлке, у которой ещё не утихала пёстрая толпа горожан…

– Мальчик, а мальчик… А я тебя знаю… – сказал один из горожан в маске петуха. – Тебя зовут Ярослав и ты живёшь в бывшем доме полковника Черемисина…

– Всё верно… но о-откуда? – удивился Слава.

– Я – петух. Громким криком «ку-ка-ре-ку» я встречаю солнце… Сижу на заборе да оглядываю горожан и крестьян… Я про всех всё знаю… – наклонившись к уху прошептал петух. – А что ты делаешь здесь один, да без шапки? Где твои родители? Валерий Евгеньевич и Антонина Федотовна? А где твоя маленькая сестра?.. Эта… э… У неё ещё госпожа Мамочкина английскую грамматику преподаёт…

– Варя…

– Oh, yes, of course! Barbara!.. Где они все?!

– Они… они там гуляют… – показал на сверкающую ёлку Ярослав. – А я пока здесь, на скульптуры поглядеть отошёл, Михаил Андреевич… – Ярослав взглянул странно на петуха. – Михаил Андреевич?

– Только никому, мой юный друг… Для всех я здесь петух… – подмигнул он.

– Могила! – Ярослав показал как он закрывает свой рот на замок.

Михаил Андреевич рассмеялся. Под маской таился преподаватель истории и зоологии в гимназии.

– А вы не видели здесь такого в чёрном тулупе и чёрной шапке… – Слава описал фигуру незнакомца.

– Козла? Барана? Здесь ещё парочка волков ходит, в чёрных тулупах и чёрных шапках… Ты представляешь, волки серые, а шубы у них – чёрные! Волки-чернобурки… Чудеса да и только… Как он себе только пропитание добывает? Его же за версту видео!

– Он был без маски!

– Без маски, о, ну такого мы сразу найдём! Только зачем он тебе?..

– Он нашего снеговика украл…

– О! Снеговика – это лихо… Это похищение века…

– Михаил Андреевич… (Учитель скосил строгий взгляд.) то есть, петух… Он серьёзно его украл. Раз – и нету…

– Решил Новый Год с воровства начать, а ты с погони?.. Ну, украсть-то снеговика нетрудно… Вот что с ним потом сделать – это товар неходовой, я бы даже сказал скоропортящийся. Что с ним весной-то вытворишь?..

– Михаил Андреевич, вы бы меня подсадили, а бы сверху его и увидел.

– А это идея, мой юный друг… – петух присел на одно колено и подставил две ладони. Слава ступил на них и сразу же поднялся над толпой.

– Петух… то есть Михаил Андреевич… то есть снова петух… Вот он… за ним!..

Прорываясь через толпу, Ярослав спешил к ёлке, к ней же летел и чёрный незнакомец. Горожане отталкивались, шипели на спешащего юношу, но уступали дорогу… И уже было Слава достиг чёрного незнакомца и даже ухватил его за рукав…

– Стойте, отдайте нашего снеговика! Зачем он вам? – закричал мальчик, вцепившись в чёрный тулуп.

– А, отрок, отойди… – незнакомец махнул рукой и…

Слава упал на ровном месте – поскользнулся… А чёрный вор уходил, скрывался в толпе… И только тут мальчик заметил, что не было валенок у вора – босоногий воришка…

– Ну, поймал? – это склонился над Ярославом знакомый петух. – Хватай руку, лежать на снегу вредно…

– Я… я поскользнулся… – мальчик ухватился за учительскую руку и поднялся. – Я почти схватил его.

– Схватил. И что бы ты с ним делал?

– Попросил бы снеговика обратно?

– Ага, так бы он тебе и отдал его…

– Отдал бы! Я бы заставил!..

– Вот что, преследователь, почему же ты без шапки?.. Потерял? Или неуловимый чёрный тулуп и её таинственно похитил?

– Нет, я сам её забыл одеть…

– Не одеть, а надеть… – поправил петух. – Отряхнись же… И угораздило тебя найти в целом сугробе ледяную проплешину…

– Это как ещё? – отряхиваясь спросил Ярослав.

– А ты погляди на место, где лежал?

И правда. Вся площадь укрыта снегом, присыпанным песком, и только в одном месте блестело небольшое ледяное пятнышко.

– Я не знаю… – огорчился Ярослав и приподнялся на цыпочках, но незнакомца и след простыл. – Я домой пойду… можно?

– Нужно!..



* * *

На крыльце одиноко стояла Варя, укутанная с ног до головы, в руке она держала морковку от снеговика и ревела.

– Не плачь, – попытался успокоить её брат. – Мы нового слепим…

– Ага, слепим… Но он другой будет! У меня всегда так – двух одинаковых не получится.

– Он будет лучше…

– Но всё равно не такой!.. – Варя вытерла слёзы с щёк. – А этот красивый был… Ой, а ты же без шапки! А мама говорила, что зимой нельзя без шапки на улицу выходить – заболеешь…

– Это ничего, мне не холодно… Я не заболею. Пойдём в дом, я тебе расскажу как Михаила Андреевича встретил… Он мне помог, он хороший…




Глава первая. Снова босоногий вор


Ох, как права оказалась маленькая Варя. Ярослав и вправду заболел, да ещё и слёг с воспалением лёгких на целых три недели. И как назло в те дни стояла блестящая погода. А ведь нет ничего обидней болезни при ясном солнце и голубом небе; все гуляют, кидаются снежками, катаются на санках, лепят снеговиков, – а ты лежишь с температурой и пьёшь горькие лекарства…

Первые дни нового года Ярослав даже встать не мог

– Яиченку сжарить можно, – сказал доктор, пощупав лоб. – А ну-ка, откройте-ка рот, сударь… Скажите «А!»

Но горлышко Славы только и издало скрип, будто бы петли давно не мазанные.

– Да уж, угораздило вас, господин хороший, под Новый Год без шапки-то погулять… Что же вы гулять-то отправились, а шапку забыли?..

Слава открыл было рот, но доктор его остановил:

– Молчите-молчите, вам вредно говорить…

Выпросил жестами мальчик блокнот и карандаш да нарисовал фигуру чёрного незнакомца в длинном тулупе.

– Это чего? – вопросил доктор. – Это кто, сударь?

– Это вор… – подсказала из-за его спины Варя.

– Какой вор? Он что-то украл? – обратился доктор к ней.

Ярослав уже протягивал ему блокнот с нарисованным снеговиком.

– Статуэтку? Стеклянную?.. Шубу? Манто?.. Мороженное?.. – совсем уж недоверчиво добавил доктор.

– Да вы чего? Он же снеговика украл? Слава похоже нарисовал…

– Ах, я тоже сначала так подумал, но не поверил сначала… Но зачем ему снеговик?

Ярослав пожал плечами.

– Может, он волшебник?! – серьёзно предположила Варя. – И снеговика он сделал маленьким-маленьким, как ложечка – и всё! В кармашек, и пошёл дальше по своим делам…

Слушал это всё доктор с интересом и наконец сказал:

– Я сказки в детстве тоже любил…

– Но это не сказка! – чуть не заплакала Варя.

Ярослав тоже замотал неистово головой.

– Конечно, не сказка… конечно… – поспешил успокоить их доктор. – А вам молодой человек я пропишу покой, чай с вареньем… А чтобы вы не скучали, я вам принесу книжку…

– Про волшебников?

– Ну, почти… Но это не сказки, – добавил доктор совершенно серьёзно, подняв указательный палец. – Это – совершеннейшая правда…

А на следующий день маленький сынишка доктора принёс свёрток.

– «Сла-вян-ска-я ми-фо-ло-ги-я», – прочла по слогам Варя. – А что это такое, папа?

– Это про богов всяких, про духов, про праздники… – папа полистал книгу и наконец заключил. – Хорошая книга… Редкое издание…

– И доктор человек милый… – добавила мама.

– Но врун! – возразила Варя.

– Мадемуазель Варвара, что за моветон?!

– Маман, он не сказал Ярославу про микстуры, а он их пьёт… Он соврал!..

– Он не соврал, а попросту умолчал – это не так страшно, Варя…

– Но всё равно… – стояла на своём упрямая девочка.



* * *

Так Ярослав и болел. С утра до вечера он лежал в кровати и то глядел в окно на зимний город, то погружался с головой в книгу доктора. Да, такого в школе ему не рассказывали… Мир, согласно книге, оказался полон разных духов. В каждом лесу обитал леший, в доме – домовой, а в речке или озерце водяной… Да что там! Даже в бане любил пошалить банник – дух с очень вредным характером… И мало того, где-то высоко в облаках в Ирии правил бог Сварог, а с ним дети-братья его, составлявшие славянский пантеон…

Это было несправедливо. С раннего детства Славе читали сказки про умелых гномов и сильных великанов, злобных троллей и хитрых магов… Но всё это чужое! И звали героев не так, и за доброе дело сражались чужие рыцари с драконами, а не наши богатыри. Но теперь-то всё встало на свои места. И витязи наши оказались не прочь побиться с волхвами, и родные лешие любили покуролесить, а Баба-Яга нередко путников лечила – ну прям как взаправдашняя фея…

Этот мир согласия с природой, чёткого равновесия сил добра и зла Ярославу безусловно нравился, а уж как ему мечталось хоть денёк пожить в этом полном жизни мире! Он бы отдал за этот день что угодно…

И так чтение захватило Ярослава, что он не заметил, как выздоровел. Ещё бы! От книги его было не оторвать – вот вам и требуемый покой. Лекарства выпивал по-быстрому, ни сколь не замечая горечи, и снова раскрывал книжицу. Когда же он дочитывал последние страницы, навестить больного ученика зашёл Михаил Андреевич, он же петух.

– Ну, что? Нашёл снеговика? – хитро прищурившись спросил он.

– Нет…

– Как же нет? А во дворе кто стоит?

– Это не тот… Это другой, его папа с Варей слепили, в то воскресенье.

– А вора? Вора-то нашёл?

– Нет, вор сгинул вместе со снеговиком, но я, кажется, догадался кто он такой был… Он был одет не по-нашему… То есть по-нашему, но по-древнему…

– Ну и кто же?

– Волхв… вот, посмотрите… – он показал Михаилу Андреевичу одноимённую статью из книги.

– Любопытно, любопытно… – учитель надел пенсне и внимательно разглядел изображение волхва. – И калики на ногах у него были?

– Вот тут-то и странность, Михаил Андреевич: он был вообще без обуви! Как он не мёрз – я и не знаю…

– Всё это конечно хорошо, Ярослав, но волхвов больше нет… – Михаил Андреевич захлопнул книгу и спрятал пенсне. – Минуло их время…

– Но вдруг он как-то выжил, не состарился, – начал размышлять Слава. – Может, он выпил настой долголетия и стал вечным, может, он яблоко с Мирового Древа откушал, может он…

– Слава, Слава, Слава! – остановил фантазию мальчика учитель. – Я конечно уважаю нашу древнюю культуру. Но выдумку и реальность надо всё-таки разделять. Мы живём в век пара и электричества. Через три года железная дорога свяжет западный и восточный края нашей Страны Лесов, человек вот-вот научился летать как птица, может говорить через расстояния, а скоро и сможет видеть!..



Читать бесплатно другие книги:

«Байки старого боцмана» – это сборник рассказов, в основу которых легли реальные события из жизни работников речного и м...
Всё написанное в этой книге – это реальная жизнь, это тот путь, который я прошёл, заплатив свою цену, а полученным опыто...
Воззвание нового Мессии, пришедшего сегодня на Землю. Иисуса Христа и Девы Марии одновременно. Библиотека – новая Церков...
Елену Юрьевну обвиняют в том, что она решила убить собственного мужа и наняла для этого какого-то бомжа. Растерянная и н...
В этом сборнике рассказов крупнейший представитель еврейской литературы на иврите, нобелевский лауреат Шмуэль-Йосеф Агно...
Активное использование информационных технологий в платежной сфере привело к появлению разнообразных специфических форм ...