Гражданская война. Генеральная репетиция демократии - Щербаков Алексей

Гражданская война. Генеральная репетиция демократии
Алексей Юрьевич Щербаков


Гражданская война в России полна парадоксов. До сих пор нет согласия даже по вопросу, когда она началась и когда закончилась. Не вполне понятно, кто с кем воевал: красные, белые, эсеры, анархисты разных направлений, национальные сепаратисты, не говоря уж о полных экзотах вроде барона Унгерна. Плюс еще иностранные интервенты, у каждого из которых имелись свои собственные цели. Фронтов как таковых не существовало. Полки часто имели численность меньше батальона. Армии возникали ниоткуда. Командиры, отдавая приказ, не были уверены, как его выполнят и выполнят ли вообще, будет ли та или иная часть сражаться или взбунтуется, а то и вовсе перебежит на сторону противника.

Алексей Щербаков сознательно избегает подробного описания бесчисленных боев и различных статистических выкладок. Все это уже сделано другими авторами. Его цель – дать ответ на вопрос, который до сих пор волнует историков: почему обстоятельства сложились в пользу большевиков? И могла ли Гражданская война завершиться каким-то иным способом?





Алексей Щербаков

Гражданская война. Генеральная репетиция демократии


Пожары над страной
Все выше, жарче, веселей.
Их отблески плясали в два притопа, три прихлопа,
Но вот судьба и время
Пересели на коней,
А там в галоп, под пули в лоб —
И мир ударило в озноб
От этого галопа.
Шальные пули злы,
Глупы и бестолковы,
А мы летели вскачь —
Они за нами влет.
Расковывались кони,
И горячие подковы
Летели в пыль на счастье тем,
Кто их потом найдет.
Увертливы поводья, словно угри,
И спутаны и волосы и мысли на бегу,
А ветер дул и расправлял нам кудри,
И распрямлял извилины в мозгу.

    (Владимир Высоцкий)




Пролог

Неизвестная война


О российской Гражданской войне люди знают до обидного мало. Хотя при СССР на эту тему было написано огромное количество книг и снято еще больше фильмов.

Однако, за редким исключением, все они были посвящены отдельным эпизодам и при этом изрядно мифологизированы. Да и вообще обращались с историей очень вольно. Например, в одном из самых популярных фильмов о Гражданской войне «Адъютант его превосходительства» военные действия разворачиваются совершенно фантастическим образом, не имеющим никакого отношения к реальности. А ведь согласитесь, вряд ли какой-нибудь режиссер набрался бы наглости перенести, к примеру, Курскую битву под Тулу или Бородинское сражение под Коломну. А вот с Гражданской войной это делали и делают.

Книги продолжают писать, фильмы снимают и сейчас, но от этого не легче. На смену одним мифам пришли другие. Вернее, те же самые, только повернутые на 180 градусов. Если раньше «хорошими парнями» были красные, то теперь – белые. Понимания это не прибавляет.

И, что особенно важно, новая мифология не раскрывает главный вопрос: а почему победили именно красные? В новодельных изданиях и кинофильмах, таких как «Адмиралъ» или «Господа офицеры», ответа на него не найти.

При Советской власти победа большевиков более-менее внятно обосновывалась. Сейчас этого нет. Получается так: белые героически сражаются, но почему-то оказываются в Турции, в Галлиополийском лагере.

Если обобщить сегодняшние оценки Гражданской войны, то выйдет примерно следующее: большевики на немецкие (масонские) деньги сделали революцию, а потом так запугали народ террором, что сумели создать пятимиллионную армию, которая, не иначе как с перепуга, всех победила. Всерьез такое объяснение воспринимать трудно. Особенно если учесть, что к 1917 году большинство мужчин прошли через Мировую войну. Чем, интересно, их можно было запугать после немецких снарядов-«чемоданов», газовых атак и прочих фронтовых радостей? Да и большевиков было очень немного, так что любой части ничего не стоило перебить своих командиров и комиссаров – и уйти хоть к белым, хоть к махновцам, хоть просто в лес. Значит, дело обстоит сложнее.



Гражданская война полна парадоксов. Какие-то осмысленные, то есть имеющие некую стратегическую цель, боевые действия начались лишь в конце 1918 года. До этого были судорожные метания различных командиров, генералов и атаманов, которые далеко не всегда понимали, за что они сражаются и против кого…

Нет согласия даже по вопросу, когда Гражданская война началась и когда закончилась. Ее началом считают разные даты – от Февральского переворота до конца 1918 года. С окончанием и того сложнее – от эвакуации Врангеля из Крыма в 1920 году до 1924 года. Но ведь и после этого, по сути, война продолжалась. Непримиримые эмигранты устраивали на территории СССР террористические акты, большевики не оставались в долгу (можно вспомнить похищения чекистами генералов Кутепова и Миллера).

Как известно, кроме красных и белых, в Гражданской войне участвовало множество иных сил. Это были эсеры и анархисты разных направлений, различные национальные сепаратисты, не говоря уж о полных экзотах вроде барона Унгерна. Плюс еще иностранные интервенты, у каждого из которых имелись свои собственные цели. Но и это не все. Вспомним, к примеру, известную повесть Михаила Булгакова «Белая гвардия». Если приглядеться – то никакой Белой гвардии там просто нет! Действие начинается в конце 1918 года в Киеве. Герои произведения, русские офицеры, сражаются за украинского «самостийника» (и по совместительству немецкого ставленника) гетмана Скоропадского против… другого украинского «самостийника» – Симона Петлюры.

И так бывало нередко. Красноармейцы порой вступали в бой с красногвардейцами, одни белогвардейцы поднимали восстания против других. Интернационалисты-большевики сражались против вторгшихся на Украину и в Белоруссию поляков, а «русский патриот» Врангель вел с теми же поляками переговоры о совместных действиях.

В итоге оказалось, что именно большевики, исключительно в силу обстоятельств, более-менее собрали развалившуюся страну, а сторонники «единой и неделимой России» были готовы отдать все что угодно и кому угодно – лишь бы победить ненавистных большевиков. И некоторые в итоге оказались в обозе нацистов…

Да и война была странная. Фронтов как таковых не существовало. Полки часто имели численность меньше батальона. Армии возникали ниоткуда. Командиры, отдавая приказ, не были уверены, как его выполнят и выполнят ли вообще, будет ли та или иная часть сражаться или взбунтуется, а то и вовсе перебежит на сторону противника. А ведь такие казусы у всех участников войны случались даже с самыми надежными частями. Блестящие наступления непонятно с чего заканчивались оглушительными катастрофами, а блестящие победы возникали практически из ниоткуда.



Эта книга – не научный труд. К примеру, автор сознательно избегает подробного описания бесчисленных боев и различных статистических выкладок. Все это есть и в специальной литературе, и в Интернете. Это попытка дать ответ на вопрос, который многих волнует и до сих пор: а почему все сложилось так, как сложилось? И могло ли получиться как-то иначе?




Глава 1

Какую Россию мы потеряли?



Начну с житейской истории. Дочка одной моей знакомой, наслушавшись, видимо, в школе историй про прекрасную жизнь в дореволюционной России, заявила маме:

– Вот жила бы я до революции, танцевала бы на балах!

На что знакомая долго смеялась и пояснила:

– При нашем происхождении ты в лучшем случае во время этих балов мыла бы на кухне посуду!

Так оно и было. Кто-то до революции жил хорошо, а большинство – не очень. Но все обстоит еще интереснее – государя-императора в феврале 1917 года не стал защищать никто! Ни дворяне, ни крестьяне, ни генералы, ни предприниматели. С чего бы это?




Мина под державу


«Если Вы шахматист, то должны знать, что иная шахматная партия бывает проиграна безнадежно ходов за 30 до мата. С нами произошло то же самое. Ошибки и нерешительность Александра II, незаконченность его реформ, внутреннее противоречие между ними и его политикой сделали революцию неизбежной…»

    (В. А. Маклаков)

Подходить к теме Гражданской войны придется издалека. С совсем другой революции – 1905–1907 годов, о которой нынче предпочитают не вспоминать. Если попросить человека, который что-то о ней знает,

перечислить основные события этой революции, то обычно называют следующие: «кровавое воскресенье», восстание на броненосце «Потемкин», манифест 17 октября, октябрьское восстание в Москве.

Все эти события важные, можно сказать знаковые. Но основные дела разворачивались совсем в иные местах. Прежде всего – это бесчисленные крестьянские восстания, которые длились аж до 1907 года. Во-вторых – это всеобщая политическая стачка, которая и вынудила Николая II объявить тот самый манифест. Итак, основными действующими лицами в этой революции являлись рабочие и крестьяне, не объединенные на тот момент ни в какие политические партии – революционеров всех видов, включая знаменитых эсеров-террористов, было в 1905 году ничтожно мало, а их влияние на народ – и того меньше.

Проблемы с крестьянами накапливались давно. Как известно, большинство их до 1861 года являлись крепостными (если не помещичьими, то государственными), и их положение было немногим лучше положения чернокожих невольников в Америке. То, что такую ситуацию нужно менять, понимал еще Николай I[1 - Кстати, именно оттуда пошли сказки про «Николая Палкина».]. Однако освободить крестьян ему не позволил откровенный саботаж тогдашней элиты. Александр II все-таки их освободил, хоть и ему это далось очень нелегко.

Как известно, освобождение прошло весьма коряво. Крестьяне, оказалось, вынуждены платить так называемые «выкупные платежи» за землю, которые превышали стоимость этой самой земли в четыре раза! Плюс к тому на них навалились еще и налоги. В общем, всяческие выплаты съедали, по разным оценкам, от 90 до 110 (!) % их доходов. Понятно, что о какой-то нормальной жизни говорить тут трудно.

Такое освобождение случилось отнюдь не только из-за жадности помещиков или тупости чиновников. Хотя имели место и тупость, и жадность.



Читать бесплатно другие книги:

«Однажды я вслед за моей собакой вышел в гречишный клин, нисколько мне не принадлежащий. В любезном нашем отечестве всяк...
«…На другой день Дерябин зазвал к себе трех соседских парнишек, рассказал, кто такой был Николашка.– Выходит, что вы жив...
Экспедиция капитана Скотта к Южному полюсу погибла в страшных буранах, разразившихся в Антарктике весной 1911 года.Шесть...
«Она словно медлила перед тем, как постареть всерьез, и с приветливым видом все держалась. Теперь не редкость такие женщ...
«Летом и осенью – речь идет о восемнадцатом годе – Армавир несколько раз переходил из рук в руки.Повествую о самом незаб...
«…На околице деревни мне встретилась торопливая чистенькая старушка. Она тащила на веревке дымчатую козу. Увидев меня, с...