Абрек из Мюнхена - Щеглов Дмитрий

Абрек из Мюнхена
Дмитрий Алексеевич Щеглов




Дмитрий Щеглов

Абрек из Мюнхена

История-буффонада





Глава 1


Полковник Фридрих Манштайн, руководитель суперсекретного отдела С-31 в разведке Германии уже минут двадцать как ждал, постукивая пальцами по столу от нетерпения, свою самую перспективную сотрудницу – Лону Штерн. В отделе была жесткая дисциплина. Опоздания, нарушения жестко пресекались, да их, по сути, и не было. Манштайн с немецкой педантичностью приучил подчиненных к порядку.

Чихали лишь во время перекуров и только в курительных комнатах. А в кабинетах ни, ни! Стояла мертвая тишина. Кофе и то только мысленно выпивали.

– Как тебе это удалось внедрить? – как-то поинтересовался его коллега из окружения канцлера, слышавший краем уха об уникальной дисциплине в хозяйстве Манштайна.

– О…о…о! – похвастался полковник в ответ более молодому и пронырливому коллеге, который по слухам испытывал некоторые затруднения интимного характера при встречах с прекрасным полом и сильно из-за этого переживал.

– Ты насчет чиха или другого? – с явной насмешкой спросил Манштайн. – Условный рефлекс выработал. Долгими тренировками. Представляешь, у моих парней повышается жизненный тонус на все, что только шевелиться.

Да, было такое дело, за глаза, отдел Манштайна так и прозвали, супер-секс отдел. Бравые парни могли любую старуху заставить прыгать молодой козочкой. Ну, а сотрудницы… правда, их было всего две, но что это были за сотрудницы! Мировая секс-индустрия рядом не стояла. Все эти мисс Европы, мисс Мира были обычными замухрышками рядом с его двумя подчиненными. Одна Лона Штерн чего стоила. Эта вам не худенькая моделька, изгибающаяся тростником и переставляющая заплетающиеся длинные ножки на очередном подиуме. Нет, Лона Штерн была эталоном немецкой, да и не только немецкой красоты. Она была эталоном мужской красоты. Врут модные журналы, что мужчины любят худосочных дам. Ничего подобного в жизни на самом деле нет. Мужчинам навязывают свой вкус средства массовой информации.

Кто заказывает музыку в модных журналах? Модельеры, модельные агентства. Кто платит, тот и танцует девушку. Модельерам выгоднее и легче пошить одежду на вешалку, на швабру, чем на женщину, имеющую красивые формы. А тут еще и узкозадые гомики примешались. Свою лепту вносят в эталон, в образчик красоты. Как же свобода… Тьфу! Манштайн мысленно сплюнул.

Всех этих извращенцев полковник за ноги бы всех перевешал, в назидание потомкам.

Однако, вслух, предпочитал не распространяться на эту скользкую тему. Слишком много по нынешним временам скрытых и открытых доброжелателей в разных коридорах власти у этих женоподобных особей мужского пола.

Вот и этот коллега из правительства комплектует и завидует ему. И готов выслушать от него, от полковника Манштайна любой совет.

– Элементарно это достигается, – серьезно сказал Манштайн, внутренне посмеиваясь над доверчивым коллегой. – Месяц тренировки по моей методике и затем у тебя будет такая потенция, что ты сможешь, дерево изнасиловать, если вдруг его начнет ветер качать.

Реклама – двигатель прогресса. Коллега клюнул на его шутку и предложил вместе отобедать. После второй кружки пива, он возобновил разговор на больную для себя тему.

– Готовы ли вы полковник поделиться секретом со своим товарищем? Естественно, если методика не засекречена.

Полковник согласно кивнул головой.

– Засекречена! Но для вас…, в порядке исключения. Мои орлы, когда учатся в нашей школе, практику выживания проходят в пустыне Сахара, а практику секс-шопинга в домах для престарелых. Представьте себе, ты красивый, здоровый, накачанный, тебе по молодости лет все время хочется женщину, а вокруг тебя одни старухи со сморщенной как у крокодила кожей. И эти старые грымзы, с вожделением посматривают на тебя. У моих бойцов невидимого фронта приказом сняты все моральные ограничения. Они обязаны в совершенстве владеть любым орудием, хоть штыком, хоть пяткой, но это самое совершенное оружие, которое когда-либо создавала природа. Оно изнутри, если достает, то проникает в душу, развязывает кошельки, языки. Хорошо вспаханная почва столь необычным оружием дает удивительные для нашей профессии всходы, но, к сожалению, иногда случаются и срывы, как и в любом производстве. У нас свои издержки.

– В старух влюбляются?

Фридрих Манштайн поморщился.

– Нет! Человек на ровном месте глупеет, и выбалтывает лишнее.

– То есть уважаемый полковник, – решил уточнить его коллега, – если я достойно справлюсь с древней старухой, то вы утверждаете, я смогу и супружеские, и прочие обязанности на юношеском уровне выполнять?

– Гарантирую. Сможете! И корень женьшеня вам не понадобится! Моя методика – забытая методика Древней Греции. Юноши Спарты так воспитывали в себе настоящих мужчин. Колготки патрицианок не выдерживали молодецкого напора.

Полковник Манштайн думал, что его собеседник воспримет его совет как шутку. Куда там. Больной, прошедший круги Дантова ада, готов поверить любому знахарю обещающему исцеление и вечную молодость. Его в таких случаях питает не сомнение, а надежда.

Через три месяца в бундесвере разгорелся скандал. Особо, старалась желтая пресса. У нее испокон веку были претензии к защитникам отечества. На подполковника из окружения канцлера подали заявления сразу три восьмидесятилетние старухи, обвиняя его в попытке изнасилования. Адвокат у подзащитного умный попался. Он привел первый неотразимый аргумент:

– Там, такие молоденькие медсестры в коротеньких юбочках, на колясках вас возили, неужели же бравый служака, гренадер, от них отказался, и на вас, старые кошелки, польстился?

Громкий был процесс. У подсудимого среди обитательниц дома престарелых, вдруг нашлись еще более древние, чем заявительницы, четыре рьяные защитницы, которые стали опровергать, показания первых трех.

Подполковника естественно оправдали. Адвокат на суде привел второй неотразимый довод в его защиту. Заявительницы были клиентками дома престарелых, с некоторыми отклонениями от нормальной психики.

– Кому верить? – патетически взывал адвокат в защитительной речи к чувству разума присяжных заседателей, – старшему офицеру, беспорочно отслужившему отечеству тридцать лет, или выжившим из ума старухам? В свой законный отпуск, он милосердие им собрался оказать. А они недовольны. О какой бред мы обсуждаем…Мы то с вами господа, еще не выжили с ума?!

Адвокат своим вопросом подковал сразу всех присяжных заседателей.

А четыре другие старые карги утверждали, что они премного благодарны и довольны. Суд превратился в фарс. Подполковника естественно оправдали, и тут же потихоньку отправили на заслуженный отдых.

Через полгода Манштайн случайно встретил своего бывшего сослуживца, ставшего неожиданно знаменитым. Тот долго тряс полковнику руку и горячо благодарил.

– Господин полковник! Вы просто гений. Я в долгу перед вами на всю оставшуюся жизнь.

– Чем теперь занимаешься? – спросил Манштайн.

– Старых мультимиллионерш в очередь ставлю. Запись на пол года вперед. Предлагаю отметить нашу встречу.

Манштайн под благовидным предлогом отказался. Подобное знакомство, ни с какого краю не могло принести дивиденды. Вежливо приподняв шляпы и раскланявшись, они разошлись в разные стороны.

Эта была официальная вывеска, фейс-лицо его отдела даже в своей родной спецслужбе. Ловит простаков на сексуальный крючок, бытовало мнение даже на самом верху. Отлично устроился старый чертяка.

Но никому, даже среди коллег по службе, было невдомек, что под вывеской супер-секс отдела живет и работает глубокая стратегическая разведка. А полковник Манштайн, и вовсе не полковник, а генерал-полковник по своим возможностям, знаниям, финансам и связям.

Манштайн, в отличие от других отделов и управлений, кроивших и лепивших планы в лучшем случае на год, мыслил десятилетиями, планировал на полстолетия вперед. Манштайн – тень Бисмарка в космический век.

Объектами его разработок были не простые смертные, а исключительно президенты и премьер-министры. На меньший уровень Майнштайн не опускался. Не барское дело вшей ловить и давить. Военным министрами пусть занимается военная разведка, председателями парламентов обычная спецслужба, а он будет парить как одинокий орел среди высокогорных пиков.

Манштайн нажал на кнопку звонка. Вошла его старая сослуживица, проверенная двадцатью годами совместной работы, полногрудая секретарша.

– Слушаю, господин полковник!

– Лона Штерн не звонила?

– Звонила, господин полковник!

Вышколенная секретарша, четко отвечала на вопросы. Она усвоила одно правило; влево от вопроса – расстрел, вправо – расстрел. Но сейчас меньше всего Манштайн устраивал пустой ответ.

– Что, значит, звонила? – с недовольством спросил он и внимательно посмотрел на секретаршу. Плотоядным взглядом он пробежался по ее фигуре. Элеонора начала грузнеть. Манштайн подумал о том, что его секретарша перестала посещать бассейн. Рано, рано для своих сорока двух лет, его помощница забросила спорт. Придется сделать ей замечание.

Про свой возраст Манштайн не хотел даже вспоминать. Обычно про таких как он, с насмешкой говорят, что до таких лет не живут. Однако любому молодому офицеру он мог еще дать фору. Дистанцию десять километров, на стадионе Манштайн пробегал по времени перворазрядника. Кто бы только знал, какая воля ему нужна была, чтобы в любую погоду; в дождь, в снег, в жару, вставать в шесть утра и нарезать на стадионе тридцать кругов. Если по независящим от него обстоятельствам он пропускал утреннюю тренировку, то в последующие дни добирал круги. Бегал не тридцать, а два дня по сорок пять.

Он как-то посчитал, и получилось, что уже больше десяти раз, он мог бы по экватору обогнуть земной шар. Он виртуально добежал до луны, и находился теперь на обратном пути. Соседи по нему могли часы проверять.

И вот он, почти вдвое старше своей секретарши, может держать себя в спортивной форме, а она молодая, красивая женщина, рядом с которой не один капитан почел бы пройтись за счастье, позволяет себе избыточный вес. Но жировая прослойка ничего-с!

Майншайн грозно смотрел на секретаршу. Взгляд его метром обмеривал ее фигуру, сравнивая мысленно с теми параметрами, которые он почитал за эталон. Итак, бедра. О..о..о, у Элеоноры здесь все было в порядке. Юбка немного потрескивала, но в этом есть даже особенный шарм, изыск. Пухлые коленки и широкие бедра приводили всю жизнь Манштайна в неописуемый восторг. И здесь у нее полный порядок.



Читать бесплатно другие книги:

Сочинения протопопа Аввакума (1621—1682), главы старообрядчества, подвижника православия, – значительное и важное явлени...
Вы хотите узнать, откуда граф Потемкин знал иврит? Кто снабжал российскую армию продовольствием в войне с Наполеоном? Кт...
Кавказ в истории России занимает особое место. Для Московской Руси в XVI–XVII веках он был «местом мятежа и пожара», а в...
Как найти точку опоры в этом сумасшедшем мире? К тому же если ты – женщина, недавно пережившая или сейчас переживающая б...
Стыдно в таком возрасте пасти козу. Вот Данила и уходит с ней на другой конец озера, где по берегу растет густая трава. ...
Понятные рекомендации на каждый день помогут снять напряжение в мышцах, укрепить их, сделать движения безболезненными, а...