Заговоры русской целительницы на 23 предмета удачи, которые должны быть в каждом доме - Тихонов Алексей

Заговоры русской целительницы на 23 предмета удачи, которые должны быть в каждом доме
Алексей Тихонов


«…В этой скромной на первый взгляд книжице – огромная сила. Сила, которой владели испокон веков знахари славянского рода… Пусть книга эта служит только для добра…». Эти слова одного из знающих людей нашего времени дают ясную характеристику книги. В ней – древние заповедные слова русичей, которые многие называют заговорами. Заговоры, которые способны помочь и в беде и в исполнении желаний!





Алексей Тихонов

Заговоры русской целительницы на 23 предмета удачи, которые должны быть в каждом доме





Александра – русская ворожея





Несколько слов об Александре



Об этой удивительной женщине рассказывать одновременно и трудно, и легко. Зовут ее Александра. Отчества и фамилии ее никто не знает, и не знают также, когда и где родилась она. Да и описать внешность Александры невозможно: одни говорят – бабушка, другие утверждают – девушка. Живет она в обычной русской глубинке, в глухой деревеньке на пять дворов. Живет открыто, но попасть к ней могут лишь те, кому Бог определяет получить у нее исцеление и совет. Кто она, откуда пришла – не знает никто. Расспрашивали мы местных жителей, все твердят в одно слово: всегда тут жила. Да и местных жителей-то – пять старушек, да два деда. А она помнит их детство, и детство их родителей. Ведет хозяйство, соседям помогает, принимает нечастых гостей. Никого в гости не зовет к себе: людей к Александре приводит случай. Так же, как привел и нас, когда, возвращаясь из отпуска, с юга, мы ошибочно свернули с главной трассы куда-то вбок.




Как мы познакомились с Александрой


А дело было ночью, сразу не поняли, что ошиблись, ехали-ехали, и заехали на дремучую лесную дорогу. А там снова напасть: колесо прокололось. И запаски не было: только утром меняли колесо. Делать нечего, решили заночевать в машине прямо на дороге, а утром вызывать техпомощь: ночью-то кто поедет? Да уснуть в машине в лесу – дело мудреное, особенно троим взрослым мужчинам. Сквозь открытые окна тут же налетели тучи крупных лесных комаров. Окна закрыли – задыхаемся. Решили развести костер, набросать туда побольше сырого валежника, чтобы дымом отогнать жужжащих кровопийц. Вышли из джипа, взяли по фонарю, разбрелись в поисках дров. Далеко не уходили – хоть и глухие места, да мало ли что с иномаркой случиться может. Кого-то из виду потеряем – покричим, фонарем помашем – он огоньком отзовется. И тут потерялся Валя, наш шофер и владелец джипа – да не просто потерялся, а как будто сквозь землю провалился. Только что был его фонарь на виду, вдруг раздался треск, вскрик – и нет огонька. Рыскали мы по окрестностям всю ночь, да так и не нашли товарища. На рассвете стали звонить в МЧС – но связь пропала! А ведь недалеко совсем – федеральная трасса, везде вышки стоят телефонные. Ну, заколдованное место, не иначе как. Решили пешком идти до трассы, подмогу искать. Прошли несколько метров, и видим: выходит из лесу женщина. Молодая или старая – не понять. В платке, в куртке и резиновых сапогах. По одежде – старушка, по осанке – девушка. Подошла она к нам близко, поздоровалась и спросила:

– Не вы ли товарища потеряли?

– Да, да, где он?

– У меня в избе, – спокойно так ответила, повернулась и пошла обратно в лес. За собой не звала, но каким-то чутьем мы поняли, что нас приглашают в гости. То ли бессонная ночь сказалась, то ли было в ней что-то особенное, но пошли мы за женщиной послушно, не расспрашивая ее о Вале, вообще ничего не говоря. Но чем дольше глядели мы на ее прямую, как у балерины осанку, на ее легкую и уверенную походку, тем яснее становилось нам: с Валей ничего дурного не случилось, жив он и здоров.

Так и оказалось: Валентин ночью оступился и упал в яму. Фонарь отлетел и разбился. Пока выбрался из ямы, оглянулся – никого рядом нет. Кричал-кричал нам, а мы не слышали. Побрел он наугад и набрел на деревеньку. Там и встретил эту женщину – она словно ждала его, сидела перед домом на лавочке.




В гостях у ворожеи


Александра и правда будто ждала нас: утро, а у нее истоплена баня, стол накрыт. Мы с удовольствием попарились в прекрасно срубленной, пахнущей сосной и березовым углем русской бане. Мало того, что грязные и потные после ночных блужданий, так на нас места живого не было: все открытые части тела покрылись волдырями от укусов. Валентин принес нам в баню какую-то баночку, вроде как с медом.

– Хозяйка передала. Сказала: лицо, руки-ноги намажьте, везде, где покусали.

– Медом, что ли?

– Да это не мед, мазь такая. Сама она ее делает.

В другом месте и в других обстоятельствах мы, городские грамотные люди, конечно же, не стали бы пользоваться самодельным лекарством. Но волдыри страшно чесались, и мы были готовы намазаться чем угодно. Мазь приятно охладила укушенные места, и зуд сразу же спал. Когда мы сидели за накрытым столом в доме у Александры, то уже и забыли об укусах.

Хозяйка сытно и вкусно накормила нас; все со своего огорода, а масло, молоко и яйца – домашние. Странно, но спать нам совсем не хотелось. После бани и еды обычно люди расслабляются, а мы почувствовали прилив сил. Хотели отблагодарить хозяюшку, потянулись за кошельками, но она сказала: лишнее это. Да таким тоном сказала, что и язык не повернулся возразить. Все больше и больше удивляла нас эта деревенская жительница. Но как же удивились мы, когда подъехал ко двору Александры трактор, на прицепе у которого был… наш джип! Платы за это он не взял, но что потрясло нас окончательно – что тракторист согласился отбуксировать машину в райцентр, в шиномонтаж. И тоже абсолютно безвозмездно!

Валентин поехал один: райцентр был недалеко, в другой стороне от трассы, и дорога все равно лежала через эту деревню. Нам же гостеприимная хозяйка предложила отдохнуть: все-таки ночь не спали. А мы уже поняли: предложение ее равнозначно приказу: отказаться никак нельзя.

Постелила она нам в разных комнатах, но мне не спалось. Я вышел из избы, сел на лавочку у открытого окошка и закурил. Вдруг до меня донесся чей-то негромкий голос. Непонятно, откуда он шел, и слова были какие-то непонятные. Вроде бы что-то знакомое, но разобрать ничего не возможно. Я погасил сигарету и начал вслушиваться. Последнее, что услышал и разобрал, были слова: аминь, аминь, аминь. Через минуту ко мне вышла хозяйка, в руках у нее был кусок белой пеньковой веревки.

– Вот, – сказала она. – Возьмете в дорогу. Положите в бардачок или в карман чехла наседельного. И доедете до дома без приключений.

И хотя снова слова ее звучали как приказ, все же в них послышалась мне возможность вопроса. И я спросил Александру, что это за веревка, и почему ее надо взять с собой. Женщина будто ждала, что я ее спрошу. Она объяснила, что веревка эта наговоренная, особый заговор есть, который помогает тем, кто путешествует на машине, благополучно добираться до места.

Услышав это, я так и подскочил на месте.

– Вы что, заговоры знаете? – вскрикнул я. – А мы как раз их собираем, и книжки издаем! Только… странный был у вас какой-то заговор. Много я читал, и много слышал заговоров, но этот какой-то необычный, и слова такие незнакомые… А можете мне его рассказать?

Хозяйка лишь головой кивнула. И ушла в дом, поманив меня за собой.




Древняя магия славян


То, что поведала мне Александра, было просто невероятным. Всего написать я не могу: многое касалось меня лично, моей судьбы, вернее, ее исправления. Но то, что ко мне не относится, расскажу.

Живет Александра на этой земле уже очень давно. Многое помнит из того, что стало для нас далекой историей. Но главное – помнит она древний язык, который был когда-то для наших предков обычным языком, как сейчас для нас обычен наш современный русский язык. Впрочем, и язык Александриных заговоров тоже русский, вернее, славянский. Но столь древний, что мы, услышав его, и не поймем, о чем речь. Язык этот сохранился лишь в славянской магии. Знают его лишь три человека во всей Руси, и Александра – одна из них. Этот язык когда-то был главным Божьим даром и самой почитаемой реликвией славян. Вернее, словян – ведь название народа «словяне» произошло от Слова. Именно дар Слова был дан Богом словянскому народу. А потому язык словянский таил в себе невероятную силу. Словяне знали про эту силу, и слов на ветер не кидали. Впустую не болтали, говорили только по делу, и только доброе. А язык был действительно силен: все, что ни говорилось на этом языке, непременно сбывалось.

Но шли столетья, словяне расселились по разным странам, смешались с другими народами, забыли свой могущественный язык. Вернее, язык сам ушел от них: люди стали злее, завистливее, употребляли силу слова уже не на добро, а во зло. Вот Бог и отнял у славянского языка его магическую силу. Вместо словян стали славяне, а затем и русские, и язык стал совсем другим. А древний словянский язык помнили лишь волхвы и ворожеи – они ведь лечили с помощью слова.

Род Александры происходит из когда-то могущественного и сильного рода словянских волхвов. Но не каждому человеку в роду передается сила древнего языка.



Читать бесплатно другие книги:

Книга включает в себя очерки, посвященные пребыванию в Челябинске, выражаясь современным языком, медийных персон – извес...
В итоговой книге Анатолия Андреевича Бухарина (1936–2010) – литератора, историка, исследователя традиций отечественного ...
Времена – проходят. Люди – остаются. Не все, лишь некоторые. А. С. Макаренко – остался. Своими книгами, своими мыслями, ...
Это издание, по существу, содержит под своей обложкой две книги. Их авторы, Александр Попов и Любовь Симонова, незнакомы...
Если кто забыл, то мы – невезучие! Вернее, теперь уже Воины Судьбы, прибывшие на остров богов, дабы попасть в их величай...
Этнические немцы Игорь и Ольга родились и выросли в киргизском городе Ош. После распада Советского Союза они эмигрировал...