Штампованное счастье. Год 2180 - Поль Игорь

Штампованное счастье. Год 2180
Игорь Поль


Капрал Жослен Ролье Третий – искусственный солдат, символ ударного рода войск – Инопланетного Легиона Земной Федерации. Волей судьбы Жослен становится свидетелем и участником драматических событий, повлекших за собой начало Второй Марсианской войны. Стремясь разрешить противоречия, заложенные в него создателями, капрал доказывает, что человеком может называться не только существо, рожденное в государственном родильном доме.





Игорь Поль

Штампованное счастье. Год 2180





АНАФЕМА ГРЫЗУНАМ, ИЛИ ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ


В далекой Австралии обитают мелкие прожорливые твари. Имя им – поссумы. Эти сумчатые жрут все, что ни попадет на зуб, как и подобает грызунам. Но с особым удовольствием они уничтожают растения незнакомых им доселе видов, что упорно высаживают вокруг своих бунгало незадачливые белые колонисты. Побеги березы, лиственницы, осины, ели для поссумов – точно для наших малышей мороженое. Глядя на страдания обиженных донельзя белых людей, пушистые обжоры ехидно скалят зубы и по ночам победно топают по крышам, будя в кормильцах неутолимое чувство мести и не давая им выспаться перед трудовыми капиталистическими буднями.

Это чувство мести отвлекает белого человека от дел насущных, от дел созидательных. Над миссией белого человека нависла угроза. Между ним и меховыми садистами идет невидимая война.

Эта война началась давно и продолжается по сей день. Постепенно она захватывает все новые территории. Докатилась она и до Тасмании – острова у южной оконечности пятого континента. Отдавая ей все силы, с коварными врагами сражается рожденный в СССР австралиец Эндрю Эдамс.

В перерывах между катанием на тракторе по дикому бушу и посадкой очередного десятка европейских деревьев на радость поссумам Эндрю облачается в смокинг и приводит в чувство сраженные вирусами и тотальной безграмотностью пользователей компьютеры тасманийцев. И еще Эндрю Эдамс обожает завалиться на диван с хорошей книжкой. Он любит фантастику. Настолько, что фантастические сюжеты сыплются из него, как детеныши из сумки поссума, а астероидные пейзажи выглядят в его описании так, будто он только что заявился откуда-нибудь с Цереры или Весты и метановый лед еще не растаял на его пыльных сапогах.

Малая часть идей борца с грызунами вошла в эту книгу. И если роман вдруг покажется вам интересным, то я уверен – в этом огромная заслуга Эндрю.

На бескрайних тасманийских просторах вам может встретиться летящий на бешеной скорости черный джип. Шлейф пыли, затихающий вдали рев мотора и звуки «Раммштайна» из открытого окна еще долго напоминают о его появлении. Вы также можете стать свидетелем того, как неизвестное науке существо является из холодного моря, пристально смотрит на вас красными глазами и, выдув струю воды, вновь исчезает в свинцовых водах. Его черная шкура здорово напоминает гидрокостюм. Если это произошло, знайте: вам повезло. Вы встретили его. Эндрю.

Прошу вас: передайте ему мою искреннюю благодарность.




ПРОЛОГ


При высадке я привык смотреть в потолок. Сама поза к этому располагает: ты полулежишь ногами к борту, зафиксированный в жестком ложементе, голова прижата к подголовнику, и твоему взгляду не за что зацепиться. Можно опустить веки и расслабиться. Еще разрешено мысленно проходить маршрут от места высадки, зачитывать по памяти статьи тактического наставления, прогонять тесты скафандра или слушать щелчки таймера в голове. Некоторые просто пытаются заснуть. Или делают, как я: таращат глаза в потолок на цветную пленку экрана внешнего обзора.

Вообще-то все, что нужно для выполнения миссии, есть в памяти такблока, и при необходимости можно прокрутить перед глазами список целей и условия вводной. А экран этот предназначен для визуального контроля зоны посадки на случай сбоя систем автоматического наведения. У нас есть одна очень весомая причина для сбоев – несмотря на кучу средств постановки помех, мы представляем собой идеальную мишень для зенитчиков. Так что нам полагается следить за тем, куда мы падаем, чтобы в случае непредвиденной посадки сориентироваться для дальнейших действий. Но мы уже достаточно повоевали, чтобы слепо следовать этой устаревшей инструкции. Если нам не повезет и трудяга «Милан» прохлопает зенитную ракету, то мы вряд ли сядем достаточно мягко, чтобы продолжить выполнять поставленную задачу. Если вообще сможем сесть. А если место посадки окажется далеко от расчетного – нам не хватит воздуха, чтобы дождаться эвакуационной бригады. Поэтому при подлете к цели каждый член десантной группы занят кто чем.

Неровная загогулина, похожая на недорисованную запятую,– вот как выглядит на экране каменюка Деймоса. С каждой секундой она все ближе и ближе, ее кривые края сначала постепенно съедают красный шар Марса, затем медленно наползают на бархатную черноту космоса с рассыпанными на ней колючками звезд. Перед самой посадкой это тусклое серо-стальное нечто заполнит собой весь экран. А пока планетоид выглядит просто угловатым, засыпанным слоем пыли камнем.

Неясные штрихи и точки на холмистой поверхности продолжают расти, тени меняют очертания, расплываются уродливыми пятнами, превращаются в бесконечные поля кратерных выбоин, затем растут сами кратерные дыры, и их края наливаются слабым красным оттенком– отсветом Марса. Этот экран внешнего обзора – вещь действительно полезная. Здорово успокаивает. Иначе в голову начинает лезть всякая чушь. Вроде ТТХ марсианской противокосмической системы «Спица». Оно конечно, средства противодействия здорово повышают наши шансы. Но все равно – неприятно слышать, как тактическая система бота диктует нам перечень обнаруженных радарных облучений. Это не страх, нет. Мы напрочь лишены такого чувства. Скорее, это инстинкт самосохранения, порождающий протест по поводу бесполезной гибели носителя. Ведь, кроме того, что мы лучшие солдаты в обитаемой Вселенной, мы, вместе с нашим оснащением, еще и достаточно ценное федеральное имущество. Бережное отношение к вверенному имуществу встроено в нас от рождения.

Судя по бегущим в углу экрана столбцам цифр, мы приближаемся к границе эффективного зенитного огня. Зоне гарантированного поражения. Сейчас мы в очередной раз узнаем, насколько действенна наша тактика. Сейчас. Сейчас. Вот! После отстыковки средств высадки эскадра произвела два полновесных залпа. И вот, незаметные прежде на фоне звезд искорки, обгоняющие нас, распускаются бурыми точками. Будто кто-то сыпанул конфетти. Это начала сбрасывать боеголовки первая волна ракет. Сработала задолго до входа в зону действия противоракетных батарей. Сейчас эти контейнеры выплюнут миллионы обычных шариков из плохонького железа. И всю поверхность убогого рыхлого камня, по недоразумению названного планетоидом, от горизонта до горизонта захлестнет сверкающим на солнце железным ливнем. Новая сеточка ряби – вторая волна сбросила боеголовки-пробойники. Эти бьют уже не по площадям. У этих цели строго расписаны. Каждая из таких боеголовок проделает в поверхности спутника глубокую дыру, сквозь одну из которых мы проникнем в лабиринты военной базы сил самообороны Марса.

Мои товарищи открывают глаза. Зрелище, когда боевые части ракет достигают планеты, стоит того, чтобы на минуту отвлечься от сна. Кроме того, все равно пора просыпаться – до высадки менее двух минут. Деймос стремительно теряет стальной блеск. Кажется, что внешние датчики одновременно вышли из строя и экран демонстрирует сплошные помехи. Никаких холмов, отбрасывающих длинные тени, никаких кратерных дыр. Только ровная бурая муть. Это килотонны мелкодисперсной пыли от удара шрапнели взмыли на десятки метров над поверхностью, насыщая пространство помехами и делая невозможной работу лазерных батарей. Я представляю, как гигантская железная плеть внизу крошит все, что оказалось на ее пути. Вгрызается в камень, увечит антенные мачты, шлюзы пусковых установок, поля датчиков наведения. Я не тешу себя излишней надеждой: остаются еще системы загоризонтного запуска, десятки невидимых станций наведения и дежурных надповерхностных ракет, и где-то сейчас уже летят к нам встречные гостинцы, и чей-то десантный бот беспорядочно кувыркается прочь, превращенный в кусок мертвого металла с застывшими внутри еще живыми легионерами. Но этих данных до нас никто не доводит. Это лишнее. Либо мы высадимся, либо нет. От того, сколько наших средств высадки накроют по пути к поверхности, наша задача не изменится. А противоракетная батарея «Милана» действует в автоматическом режиме. Опасаться же того, на что невозможно повлиять,– глупо. И я выбрасываю из головы ненужные мысли. Кроме того, я не верю, что нас можно остановить. В этой десантной операции задействовано две полнокровные пехотные бригады и высадку поддерживает мощнейшая эскадра из лучших кораблей Земли. Любое ожесточенное сопротивление на поверхности будет подавлено огнем корабельной артиллерии и авиацией. Один лишь перечень кораблей – крейсеры «Темза», «Ориноко», «Миссисипи», ударные авианосцы «Хорнет» и «Кузнецов» – способен вселить уверенность в успехе. Момент операции выбран очень удачно: флот марсиан разбросан по всей Солнечной системе, вынужденный рассредоточиться в операциях прикрытия своих грузовых конвоев.

Я думаю, что гибель при десантировании – просто дело случая. Надежда на то, что я не попаду в двадцать процентов запланированных командованием потерь, не покидает меня. Я удачлив. Я бы сказал, исключительно удачлив. Моя удача – смесь из дерзкой напористости, отличной выучки и Божьего внимания к моей скромной персоне. Моя популярность в Легионе граничит с фантастикой – статуса трижды первого до меня не удостаивался никто. Я надеюсь, что мне повезет и в этот раз.

Вот наконец муть приобретает какие-то очертания – боеголовки второй волны дошли до цели. Экран демонстрирует черные сгустки. Затем мы видим, как серое нечто закручивается в огромные воронки в местах попаданий – так близко мы уже от поверхности. Больше никому не хочется спать и думать на отвлеченные темы – в предвкушении боя мы облизываем сухие губы. Ложемент подо мной мелко вибрирует от воя гравикомпенсаторов, работающих на полную мощность.



Читать бесплатно другие книги:

 Ю. Трифонов был писателем, во многом сформировавшим духовный облик мыслящего поколения 70 – 80-х годов. Повесть «Дом на...
Юмористическое повествование Александра Житинского, написанное от лица молодого научного сотрудника Пети Верлухина, публ...
Верхний и нижний. И никаких средних! Что вверху – то и внизу. А посередке – я с питерским эфом. Вчера привез. Сегодня св...
«...теперь любой типограф, памятуя цитаты из министерского письма, уже не согласится тиражировать книжку под названием «...
«Низший пилотаж» – «Голый завтрак» по-русски. О жизни «винтовых» наркоманов. С медицинским послесловием....
«…Я обращаюсь к вам, чтобы попытаться вместе ответить на некоторые вопросы. Ответить на них, как мне кажется, довольно н...