Хаос и Амбер - Бетанкур Джон

Ступени закончились около тяжелой деревянной двери. На центральной панели была вырезана физиономия человека с рожками. Рот у него был приоткрыт, как будто он собирался что-то сказать.

Из вежливости я постучал, хотя точно знал, что отца нет дома, а затем толкнул дверь. За ней оказался длинный узкий коридор, пропахший плесенью, странными травами и чем-то еще непонятным. Я переступил порог. На стене напротив двери висели полки, уставленные диковинными трофеями – здоровенными стеклянными шарами, головами зверей, человеческими черепами, чучелами кошек, уймой флакончиков, свитков, пробирок и бесчисленным количеством таинственного магического инструментария. На всем лежал толстенный слой пыли. Правда, пыль явственно сместилась от порога к стене вследствие того, что тут кто-то не так давно прошел. Вероятно, после возвращения отец наведался сюда, дабы удостовериться в том, что все его сокровища в целости и сохранности.

– Тут никто не прибирает? – с ухмылкой поинтересовался я.

– Не разрешают, – негромко ответила Реалла. Она осталась на лестнице. – Нам не следовало сюда приходить, милорд. Когда лорд Дворкин узнает, меня накажут.

– Ерунда. Я с тобой. Я велел тебе привести меня сюда, и ты ничего не могла поделать. Мой отец все поймет.

Все здесь напоминало личные покои Дворкина в Джунипере – кроме неприятного запаха затхлости. Долго ли он не бывал здесь? Судя по тому, как тут все выглядело, не годы, а десятки лет.

– Милорд…

В голосе Реаллы прозвучало волнение.

– Его здесь нет, – сказал я, стараясь приободрить ее. – Ну и нам нет причин тут задерживаться. Давай спустимся вниз.

Я знал, что теперь сам сумею найти дорогу сюда и, если потребуется, доберусь без посторонней помощи.

– Хорошо, лорд Оберон.

Реалла, похоже, обрадовалась. Она повернулась и первой пошла вниз по лестнице. Я поспешил за ней. Шагая по ступеням, я глубоко вдыхал исходящий от нее мускусный аромат и еле сдерживался, чтобы не попросить ее о помощи. Мне отчаянно хотелось, чтобы она видела во мне здорового и сильного мужчину.

– Спасибо тебе, – сказал я ей, неровным шагом войдя в свою комнату. – Я… Надеюсь, мы еще увидимся с тобой, Реалла.

– Непременно увидимся, милорд, – отвечала она, чуть смущенно улыбнувшись и сделав неглубокий реверанс. – Как только я вам понадоблюсь, позовите, и я приду.

– Спасибо. О… кстати, насчет сухой одежды. Посмотри, не найдется ли чего-нибудь моего размера. Рост у меня такой же, как у моего брата Мэттьюса. Поищи в его комнате.

– Хорошо, милорд.

Она вышла и торопливо поднялась вверх по лестнице, а я плюхнулся на стул и уставился на опустевший поднос. В животе у меня ворчало. Я бы не отказался от второго завтрака. Наверное, надо было у Реаллы не сухую одежду попросить, а еще еды.

Я устремил взгляд в проем открытой двери. Что же стряслось с Эйбером? Вечно с ним так – его нет, когда он тебе так нужен… и потом: я по-прежнему очень хотел узнать, что за загадочные гости к нам пожаловали.

Зевнув, я склонился к столу, уронил голову на руки. Я ничего не мог с собой поделать. Изнеможение овладело мной. Внутренний голос выкрикивал предостережения, и все-таки я закрыл глаза и очутился во мраке.




Глава 4


На меня хлынули потоки холодной воды.

Задыхаясь и отплевываясь, я вскочил на ноги и, задев стул, перевернул его. Мир вокруг запрыгал и завертелся. Я чуть не упал.

Это был Эйбер. Он опрокинул мне на голову еще один кувшин воды и теперь отошел на пару шагов и, ухмыляясь, любовался делом рук своих.

– Вот не думал – не гадал, – признался он, – что ты предоставишь мне возможность проделать это еще разок.

Я одарил его свирепым взглядом. Уж больно у него был довольный вид.

– Я тебя распну, – пообещал я, а в следующее мгновение меня затрясло от холода.

– Тебя предупреждали! – Эйбер укоризненно покачал указательным пальцем. – Тебе говорили, что сон для тебя губителен.

– Я не спал! – рявкнул я.

– Ха! Полотенце желаете?

– Да, пожалуйста!

Он выхватил из воздуха полотенце и бросил мне. Вот уже во второй раз за день я вытирался и желал дорогому братцу всего самого гадкого. Ну, хотя бы тем можно было себя утешить, что скоро появится Реалла и принесет мне сухую одежду.

– Погоди, – пригрозил я Эйберу. – Как только я разберусь с этим Логрусом…

– Милости просим. – Эйбер поднял опрокинутый мной стул и поставил его рядом со мной. Я сел. – Но этому не суждено случиться, и ты это превосходно понимаешь.

Я вздохнул. Он был прав. Теперь я с этим смирился. Внутри каждого из членов нашего семейства был запечатлен некий узор, определенная магическая схема, позволявшая управлять Логрусом. К несчастью, узор внутри меня, если верить Дворкину, был настолько искажен, что мне не суждено было овладеть властью над Логрусом. Попытка сделать это убила бы меня. Так погиб брат Дворкина и еще несколько человек из нашего рода.

Неожиданно я вспомнил, из-за чего Эйбер вышел из комнаты.

– Так кто звонил? – полюбопытствовал я. – Гости заходили?

– Гости? В каком-то смысле. – Он вздохнул. – К нам наведались с десяток солдат короля Утора. Обыскивают дом, что-то ищут. Скоро сюда поднимутся.

Я удивленно вздернул брови.

– И что же они ищут?

– Понятия не имею. Мне они этого не сказали. Но, судя по всему, что-то невероятно важное.

– Надо было вышвырнуть их за порог!

Эйбер хмыкнул.

– Если хочешь жить, то так себя с людьми короля Утора вести не стоит. Это было бы… невежливо.

Я с трудом поднялся на ноги.

– Проводи меня вниз. Я их сам выпровожу!

– Сядь. Не делай глупостей.

Я зыркнул на него.

– А что, лучше позволять кому попало все в доме перетряхивать?

– В данном случае – лучше. Отец поступил бы именно так.

– И ты оставил их там одних? Чтобы они творили все, что им в голову взбредет?

– Конечно. Почему бы и нет? Мне скрывать нечего. – Он пожал плечами. – Кроме того, ты куда как важнее, чем этот дом, и я очень хорошо сделал, что поднялся поглядеть, как ты тут. Трудно сказать, сколько времени ты продрых.

Что ж, по крайней мере он ценил меня столь же высоко, сколь и я его.

– Ты говорил, что я провалялся без чувств трое суток, – негромко произнес я. – Расскажи мне обо всем, что я пропустил.

– Скажи сначала о последнем, что тебе запомнилось.

Я помедлил, задумался.

– Мы были в Джунипере. Отец нарисовал новые карты, и все ушли с их помощью… кроме нас троих.

– Все верно. А потом?

В сознании у меня замелькали картины нашего безумного бегства из Джунипера. Около замка кипел жаркий бой. Я и двое моих сводных братьев командовали войском, поделив его на три части. Я вспомнил об ужасной цене, которой мы заплатили за победу в тот день… Мои братья Дэвин и Локе погибли, и командование перешло ко мне…



Враги значительно превосходили нас числом, и я понял, что положение безнадежно. Тогда-то мне и пришла в голову мысль… Дворкин утверждал, что узор внутри меня отличается от контура Логруса, который носили внутри себя и он сам, и все остальные члены семейства. Поскольку все они были лишены доступа к Логрусу из-за чьих-то колдовских проделок, я уговорил отца первым делом нарисовать Карту с изображением того узора, который носил в себе я.

И эта Карта сработала.

Мы выяснили, что с ее помощью можно уходить в другие Тени. Вот так, совершенно неожиданно, нам представилась возможность покинуть Джунипер.

Я уговорил отца отправить моих сводных братьев и сестер в дальние Тени, чтобы никто, кроме него и меня, не знал, куда они подевались. Поскольку мы предполагали, что некий шпион докладывал нашему неведомому врагу о том, где нас можно найти и прикончить, братьям и сестрам было строго-настрого приказано не возвращаться ни в Джунипер, ни во Владения Хаоса. Мне оставалось лишь надеяться на то, что с ними все будет в порядке.

А потом, когда остались только Дворкин, Эйбер и я, Дворкин показал мне последнюю из изготовленных им Карт. На ней было изображено нечто кошмарное, просто мурашки по коже. С первого же взгляда я люто возненавидел это местечко, возненавидел Владения Хаоса и все, им подобное. Ненависть моя была настолько глубока, что я сам не понимал, почему это так… но все же я согласился отправиться туда. Вернее – сюда. В Запределье.

Мы с Дворкином были готовы воспользоваться Картой и уйти через нее немедленно, но нас остановил Эйбер.

«Мы не можем убежать в Хаос, будто побитые собаки, – заявил он, упрямо сложив руки на груди. – Мы – древний род, и заслуживаем уважения».

«И чего же ты ждешь? – осведомился я. – Парада в нашу честь?»

«Да! – рявкнул он, глядя на меня. – Вот именно этого я и жду!»

Назвать все последующее парадом было трудно. Скорее, это напоминало сбор войска. Меньше чем за час мы успели оповестить о предстоящем походе всю прислугу в замке и два десятка самых стойких воинов. Еще полчаса ушло на то, чтобы Дворкин собрал в своих комнатах все необходимое – оборудование для опытов, разные машины и всякие прочие штуки, которые он творил и собирал многие годы.

Наконец, когда численность нашей «армии» перевалила за сто человек, Дворкин воспользовался Картой и приступил к переправке людей с ее помощью. Первым ушел Эйбер, за ним – воины, потом – слуги со всевозможной поклажей, и, наконец, нас осталось только двое.

– После вас, – галантно проговорил Дворкин.

Я глубоко вдохнул и поспешно шагнул сквозь Карту, пока страх перед этими краями не сковал меня по рукам и ногам. Из того, что случилось потом, я не помнил ничего. Шаг вперед, ощущение падения, пронзительный свист беспощадного ветра, а потом – мрак.



– Потом, – продолжал я, – отец воспользовался Картой, и все мы перешли в… – Я нахмурился. – Дальше не помню.

Эйбер положил руку мне на плечо, его взгляд стал серьезным.

– Как только ты шагнул сюда, ты тут же упал без чувств. Просто молча рухнул на землю, и все. Я подумал, что на тебя с отцом напали враги на той стороне. Все выхватили оружие и поспешили на выручку, но тут появился отец, и с ним все было в полном порядке. Он даже не запыхался. Он не захотел долго оставаться на виду, поэтому двое наших гвардейцев подняли тебя на руки и внесли в дом. Они принесли тебя сюда.

Я пожевал нижнюю губу и кивнул. Все выглядело правдоподобно.

– Давай дальше, – сказал я.

Эйбер пожал плечами.

– Поначалу мы решили, что ты умер, но отец осмотрел тебя и сказал, что все это больше смахивает на очень глубокий сон. Сердце у тебя билось медленно и вяло. Дыхание было почти незаметным. Иногда ты шевелился и что-то выкрикивал – но не более того. Отец решил, что ты пытаешься проснуться, но не можешь.

– И я вправду мало что помню, – честно признался я. Я попробовал припомнить то, что мне снилось, но обнаружил, что почти ничего не вспоминается. Что-то про корабль… рев ветра… плавание по далекому морю…

Я поежился. Нет, теперь мои сны успели испариться, и я не хотел, чтобы они возвращались. Вот и хорошо: я вовсе не был от них в восторге.

– Ну, вот и все, – слегка пожав плечами, проговорил Эйбер. – Мы начали обживать дом. Слуги тут все держали наготове к нашему возвращению. Просто никто не знал, куда мы исчезли двадцать лет назад.

– Двадцать лет назад! – в изумлении воскликнул я. Упоминание об истекшем времени повергло меня в шок. Эйберу на вид было не более двадцати пяти, а вел он себя, как шестнадцатилетний мальчишка. – Сколько же тебе лет – на самом деле?

– Двадцать три. – Он усмехнулся, заметив, как я озадачен. – В Тенях время течет по-другому.



Читать бесплатно другие книги:

Мастер детективной интриги, король неожиданных сюжетных поворотов, потрясающий знаток человеческих душ, эксперт самых хи...
Алиса закончила второй класс и собирается со своим папой в путешествие за редкими зверями для зоопарка. Капитану Полоско...
Алиса уже перешла в третий класс. Начало каникул она решила ознаменовать экспериментом, позволяющим узнать, насколько ра...
Если профессор с козлиной бородкой – это воспринимается легко, но если профессор превратился в козлика – это намного хуж...
Гном, выбравшийся из кармана, волк – любитель морковки и козлик, который звонил по видеофону....
Маленькая Алиса еще не ходит в школу, но постоянно ухитряется оказываться в самой гуще событий: находит следы таинственн...