Память камня - Обухова Елена

Девчонка явно была непроста, о чем свидетельствовали обрывки фраз, но пока он не смог ее раскусить. Для него было очевидно одно: она не владеет магией Темных Ангелов, но что-то определенно умеет. И это интриговало. Почему-то Ангелы не хотели делиться с ним воспоминаниями Нева, касающимися ее, а сам Егор в первый вечер как-то постеснялся спросить.

Да, осознавать это было еще более неловко, чем симпатию к старику, но во всем, что касалось отношений с противоположным полом, Егор оставался до противного невинен. Даже нормального поцелуя в его жизни пока еще не случилось, чего он очень стыдился. Стыд порождал страх продемонстрировать свою неопытность, поэтому от девчонок Егор шарахался, убеждая себя в том, что ему просто никто не нравится и магия интересует куда больше, чем подобные глупости.

Однако, когда Нев наконец отложил смартфон в сторону, обо всем договорившись, Егор все-таки осмелился спросить:

– Слушай, а эта Карина – она кто?

– М? – рассеянно отозвался Нев, что-то записывая в пухлый ежедневник.

– Девчонка, говорю, что в этот раз с вами – она кто? – повторил Егор немного раздраженно.

Нев обернулся, посмотрел на него все еще немного отстраненно и пожал плечами.

– Она сестра Анны, нашего директора.

– Но вы же не поэтому взяли ее с собой, – едко заметил Егор. Какое ему вообще может быть дело до ее родственных связей?

– А, ты об этом, – Нев улыбнулся. – Она экстрасенс, у нее такой же дар, как у Войтеха, только проявился значительно раньше. Она жаждет его практиковать и развивать, вот и напросилась в командировку с нами.

– А-а-а… – кивнул Егор равнодушно и больше вопросов задавать не стал, чтобы не выдавать свой интерес.

Нев какое-то время молчал, словно ждал других комментариев, но, так и не дождавшись, поднялся из-за стола и велел:

– Поехали, нас уже ждут в местной библиотеке.

– Ой нет, давай без меня, – скривился Егор, резко садясь на кровати. – Не люблю я эти книги, газеты и прочую фигню. Я лучше чем-нибудь другим займусь.

– И чем же ты хочешь заняться?

Егор пожал плечами.

– Пошатаюсь по этой бывшей больнице, посмотрю, чего там как. Обещаю не проводить пока никаких ритуалов! – быстро добавил он, заметив, что ему хотят возразить. – Просто присмотрюсь, прислушаюсь, принюхаюсь… И за вашими заодно пригляжу.

Нев удивленно вскинул брови.

– В каком смысле?

– Ну, за женой твоей и остальными. – Егор снова дернул плечом. – Вдруг там и правда призрак или проклятие какое? Или еще чего похуже? А она там с братом своим придурочным осталась совсем одна. Если чего случится, ты помочь не сможешь. Чего нам обоим киснуть в этой библиотеке, если тут может понадобиться магическое прикрытие?

Нев продолжал сверлить его удивленным и недоверчивым взглядом, от которого Егору стало не по себе.

– Чего ты на меня пялишься-то? – буркнул он, вставая и отворачиваясь.

– Да просто… удивлен неожиданной заботой о Лиле и Ване.

– На этого бугая мне плевать, – тут же ощетинился Егор. – А за Лилей я, так уж и быть, для тебя готов присмотреть.

– Что ж, спасибо, – немного растерянно пробормотал Нев, наблюдая за тем, как он обувается. – Только без глупостей, ладно? Я за тебя поручился.

– Да не боись, я не подведу, – фыркнул Егор, хватая с вешалки ветровку. И, повинуясь внезапному порыву, неожиданно добавил: – Но ты бы, вообще, повнимательнее был, что ли. Оглядывался бы чаще. И за женой присматривай, если она тебе действительно дорога.

– Ты о чем? – На этот раз голос Нева прозвучал встревоженно.

Егор уже успел пожалеть о вырвавшихся словах, но раз начал, стоило сказать все, что мог. Поэтому он обернулся к своему собеседнику, прежде чем выйти из номера, посмотрел на него и тихо произнес:

– По Ковену разные разговоры ходят. В том числе о тебе.

– Я думал, они потеряли ко мне интерес, когда взяли тебя.

– Меня пока не приняли: место еще не освободилось, но речь сейчас не об этом… – Егор отмахнулся. – Им не ты нужен. Им нужен твой Ангел. А с кем именно придет его сила – с тобой или со мной – им плевать. Сечешь?

Не дожидаясь ответа, Егор вышел из номера, хлопнув дверью.


?

Для проведения интервью Лиле выделили еще одну затронутую ремонтом комнату с большим столом по центру. Здесь, как ей объяснила Арина, помогавшая с организацией, предполагалось вести переговоры с клиентами и подписывать договоры. Так что для опроса потенциальных свидетелей это место подходило, как никакое другое.

Команда у проекта виртуальных приключений подобралась разношерстная и неординарная, что было вполне понятно: проектирование и разработка требовали креативного подхода, а все креативные люди весьма своеобразны.

Однако кое-что их объединяло и роднило: они все заметно нервничали во время разговора. Кто-то пытался скрыть эту нервозность за бравадой и вызывающим поведением, кто-то наоборот, что называется, «делал морду кирпичом», надеясь спрятать эмоции.

Впрочем, все эти волнения не выходили за рамки нормы, какой ее видела Лиля. Конечно, ты будешь волноваться, когда на проекте, который тебя кормит, пострадал человек, приехали какие-то непонятные люди и допрашивают тебя под запись на камеру. Особенно если учесть, что часть задаваемых Лилей вопросов всегда ставили людей в тупик.

Не замечали ли вы чего-то необычного, когда работали над проектом? Доводилось ли вам видеть или слышать в здании то, чего вы не могли себе объяснить? Бывали ли у вас странные ощущения, когда вы находились в коридоре, где все случилось?

Большинство сотрудников в такие моменты недоуменно косились на Арину и отвечали только после ее кивка. Лиле это не очень нравилось, она бы предпочла говорить с людьми тета-тет. Арина определенно была не только дизайнером и продюсером, но и одним из руководителей проекта, поэтому сотрудники могли молчать о каких-то важных вещах в ее присутствии, боясь показаться ненормальными и потерять работу.

Или ляпнуть то, что может повредить проекту и его организаторам.

Поэтому большинство разговоров сводилось к тому, что люди описывали, чем занимаются на проекте, и заверяли, что до случая с Сергеем ничего странного не замечали.

Сама Арина и наедине с Лилей оставалась такой же сдержанной и напряженной, как во время общей встречи. Она говорила только в том случае, если требовалось ответить на заданный вопрос, избегала смотреть Лиле в глаза и постоянно крутила в руках простой карандаш, как только дорвалась до него. Лиля все ждала, когда же тот сломается под натиском нервных пальцев Арины.

Было совершенно непонятно, как к ней подступиться, чтобы разговорить.

Около двух часов Арина призналась, что больше ей никого не удалось оперативно выдернуть. Обрадованные дополнительным выходным сотрудники разбрелись по делам, и ближайший обещал подъехать не раньше, чем через полчаса.

– О, какое счастье! – нарочито радостно выдохнула Лиля, демонстративно потягиваясь. – У меня уже язык болит и во рту пересохло. Может быть, выпьем чая? Если у вас к нему еще и печенье найдется, я буду просто счастлива.

– Да, конечно, идемте.

Они вернулись в «командный центр», где Ваня при помощи Тимура изучал видеозаписи и хронику генерации элементов дополненной реальности. Оба сидели в громоздких наушниках, освободив по одному уху, чтобы слышать другого.

Стараясь им не мешать, женщины прошли в кухонный уголок и включили чайник. Лиля с куда большим удовольствием выпила бы чашку кофе, поскольку утром в гостинице он ей не очень понравился и осталось чувство неудовлетворенности, но процесс заваривания чая был более длительным и тихим, что способствовало сближению и завязыванию непринужденной беседы. Особенно помогло то, что в кухонном шкафчике нашлись не только пакетики, но и рассыпной чай, в пользу которого Лиля и сделала выбор, когда его ей предоставили.

– Удивительный у вас проект, – заметила она, когда заварка была залита кипятком и постепенно начала окрашивать его в свой цвет. – Никогда раньше о таком не слышала. То есть… о дополненной реальности и играх, с ней связанных, слышала, конечно, но чтобы вот так, целое приключение со своим сценарием…

– За подобными аттракционами будущее, – заявила Арина, доставая из шкафчика две чашки. – Уже сейчас компьютерные игры привлекают все больше поклонников разных возрастов, отъедая аудиторию у кино и сериалов. Не только мужчин, но и женщин. Не детей и подростков, а взрослых, платежеспособных. Людям больше не интересно просто потреблять историю. Они хотят в ней участвовать, создавать ее. Так что кто успеет первым удовлетворить зарождающийся спрос, тот сорвет банк.

– Но это же все равно действие в рамках написанного кем-то сценария, – возразила Лиля. – И в играх тоже. Да, ты сам проходишь уровень, но все события в нем предопределены.

– Иллюзии участия и сотворчества не менее важны, чем реальные участие и сотворчество. Сейчас этим многие пользуются. Не только создатели игр. Даже писатели подключились. Как-то моя знакомая устроила такой эксперимент: выкладывала в сеть главы нового романа и предлагала читателям проголосовать за дальнейшее развитие событий. Интерактив привлек огромное внимание к ее работе, читатели очень живо обсуждали, что и как должно происходить, активно голосовали. Я ее спросила: «Сложно писать, когда кто-то другой принимает решение по сюжету?» А она ответила: «Я даю им принимать только те решения, которые неважны для основной интриги. В итоге только я решаю, как будут развиваться события». Думаю, многие это понимали, но людям нравилось чувствовать себя причастными. Только со временем им надоест играть в такие игры, они захотят по-настоящему влиять на сюжет и развитие событий. Придется подстраиваться. Время историй, которые хотят рассказать, уходит. Наступает время историй, которые хотят услышать.

– Какой кошмар, – рассмеялась Лиля. – Я предпочитаю читать книгу или смотреть фильм, не делая работу за их создателей. У меня все равно не получится так хорошо, как у профессионалов. Взять хотя бы сюжет с психушкой. Не обижайтесь, но если сравнивать с фильмами, то он проигрывает даже худшим из них. Слишком просто: проснулся, сбежал, нашел подругу, немного побегал по коридорам, выбрался…

– Я не обижаюсь… – Арина отмахнулась. – Сценарии писала не я, моя работа – их визуальное воплощение. Но дело не в этом. Кинематограф тоже начинался с ерунды вроде «Прибытия поезда», длившегося меньше минуты. И посмотрите, во что это вылилось через сто с небольшим лет. Дайте нам время. Думаю, нам его понадобится гораздо меньше, чтобы превратить этот аттракцион в настоящую вторую жизнь, из которой вам не захочется возвращаться. Когда очки станут совсем невесомыми, как обычные, когда мы сможем создавать целые парки аттракционов, внутри которых будут заключены свои вселенные, люди захотят пропадать внутри так же долго, как они пропадают внутри онлайн-игр сейчас. В альтернативной вселенной станут проводить не пару часов, а целый уик-энд или отпуск…

Арина вдруг осеклась, как будто только сейчас заметила, что слишком разговорилась. Она с досадой поджала губы и принялась разливать чай по чашкам.

– Не потеряют ли люди в таком случае границы реальности? – попыталась продолжить разговор Лиля. – Уже сейчас многие не могут разделить вымышленный мир фильма или сериала и реальный, отделить актеров от их персонажей. А в таких парках реальность может потеряться совсем.

Арина равнодушно пожала плечами, явно больше не желая идти на контакт.

– Не особо здоровые люди, теряющие связь с реальностью, были, есть и будут, им никакие аттракционы не нужны, чтобы утонуть в мире своих фантазий.

Замечание под конец все-таки прозвучало довольно эмоционально, поэтому Лиля не могла не поинтересоваться, забирая у Арины свою чашку:

– Вы имеете в виду кого-то конкретного?

– Да есть тут несколько, – Арина пренебрежительно фыркнула. – Неравнодушных граждан, как они себя называют. Сколько работаем над проектом, столько они кровь нам портят. Строчат петиции, собирают подписи, даже иногда стоят одиночными пикетами. Очень им не нравится идея сделать из бывшей больницы аттракцион для богатых. Мол, люди здесь страдали и умирали, а теперь будут развлекаться – какой кошмар! Эта байда досталась нам еще от предыдущих владельцев, которые здесь отель собирались сделать.

– Я читала об этом, – тут же поддержала Лиля. – Про то, что место это нехорошее и по коридорам больницы чуть ли не призраки бродят.

– Только мы за все время ни одного не видели, – с нажимом напомнила Арина. – Вам это все говорят и остальные тоже скажут. Нет здесь ничего такого. Просто некоторые люди не в состоянии принять реальность. Да, это, наверное, была хорошая больница когда-то, да, наверное, она могла бы еще послужить городу, если бы у города были деньги на ее содержание. Но их нет. Поэтому здание может либо и дальше гнить и разваливаться, либо получить новую жизнь в виде коммерческого объекта.

– Я не заметила, чтобы вы много здесь отремонтировали…




Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/lena-obuhova/pamyat-kamnya/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.



notes


Сноски





1


Цитата из фильма «Проклятие».


Поддержите автора - купите книгу




Читать бесплатно другие книги:

Врач по профессии Сергей Иванович Филонов в доступной форме рассказывает о сухом лечебном голодании, которым занимает...

Эта книга посвящена одной из самых древних загадок – тайне перевоплощения Души, истории прошлых жизней и реинкарнации...

3033 год. Ежегодная экстремальная гонка «Бритвашторм». В состязании «бритв», профессиональных кибернетизированных бег...

Перемещение в другой мир не такая уж сложная задача. Достаточно случайного стечения обстоятельств, и вот вы уже там. ...

Третья книга серии "Эгида". Агры из клана «Черных соколов», оказавшись не в силах поймать Троя, убивают его девушку. ...

Я обнаружил, что многие люди, прошедшие курс Радикального Прощения и научившиеся легко прощать других, с большим труд...