Level Up 2. Герой - Сугралинов Данияр

Level Up 2. Герой
Данияр Саматович Сугралинов


Level Up #2LitRPG
Фил открывает свою компанию, ничего не зная о бизнесе, но учится на своих ошибках. Продолжая помогать близким и чужим людям, он обрастает друзьями и уважающим его окружением, которое помогает ему в его целях. Вместе с тем, он продолжает саморазвитие, стараясь быть лучше не только по оценке Системы, но и в своих собственных глазах, пытаясь при этом выяснить как можно больше о таинственной третьей стороне, наделившей его сверхспособностями.

Это вторая книга цикла. Первая – "Level Up. Рестарт".





Данияр Сугралинов

Герой

Level Up 2





Пролог


– Жуткий кошмар! Нули и единицы повсюду. Кажется, я видел двойку. Настоящую двойку.

– Это просто сон, Бендер. Двоек не бывает.

    «Футурама»

– Спрошу иначе. Как ты их убивал?

– Один шкет… Он задохнулся… Я не специально! Еще была девочка… Она тоже сама умерла! Истекла…

Глохну от звука выстрела под ухом. Пуля в плечо разворачивает чиновника, он падает. Словно сквозь вату в ушах слышу, как Вика, отбросив пистолет, бормочет проклятия:

– Гад, гад, гад! Ненавижу!

– Е-мое, Вик, что ты наделала…

Гречкин, высокопоставленный чиновник из отдела культуры городской мэрии, корчится на полу, но издыхать не торопится. Ранение не смертельное, и его запас жизненных сил все еще велик. Дебаф кровотечения тикает, снижая здоровье педофила.

– Он гад, понимаешь! Он недостоин жить!

– Ы… – стонет чиновник. – Вы ответите! Я вас в порошок… У-у-у…

– Так, все, собираемся! – трясу Вику за плечи, приводя ее в чувство. – Идем!

– Куда? Его надо добить!

Меня пугает ее настрой, но я вижу, что на ней висят бафы «Ярости» и «Праведного гнева». Хватаю ее за руку и тащу на выход. Пистолет, от греха, беру с собой.

В багажнике внедорожника нахожу канистру и шланг. Сливаю бензин, пока она осматривает другие машины.

– Вот, нашла, – Вика протягивает мне еще одну канистру.

Некоторое время уходит на то, чтобы их наполнить, а потом я возвращаюсь с двумя канистрами бензина в дом. Гречкин вздрагивает в углу за диваном и что-то бормочет. От него тянется кровавый след.

Чертыхаясь, вспоминаю и протираю пистолет смоченным в водке платком, который нашел в боковом кармане друга Гречкина, Дим Димыча Димедрола – погрязшего в коррупции и безнаказанности полковника полиции. Вика уходит стирать отпечатки в машине Шипы и Лучка. Именно эти два наркомана, подручных Димедрола, оглушив в темном переулке, привезли сюда в багажнике сначала меня, а потом и Вику.

– Что вы здесь делаете? – отчетливо, тщательно проговаривая слоги, спрашивает приговоренная системой особь. – Я не чувствую ног, что со мной?

Всматриваюсь в его профиль. Минус первый уровень социальной значимости повлек за собой многократное снижение характеристик. Дебафы тоже не способствуют активности – крайне заниженный метаболизм, практически полная утрата двигательной функции. После всех его признаний система объявила его особью с отрицательной социальной значимостью и выдала мне квест ликвидировать педофила. Этим я сейчас и займусь.

Слышу, как рядом кто-то мычит, и это не Гречкин. Приподняв окровавленную голову, дергает ногой Шипа – он еще жив. Добивать его не хочется, пусть доживает… пока.

Смотрю на настенные часы над дверью – четвертый час ночи. Заливаю бензином трупы, мебель, бильярдный стол, стараясь держаться подальше от горящего камина. Вторая канистра уходит на веранду, деревянную лестницу, ведущую на второй этаж, и прихожую. Остатки – на то, чтобы сделать горючую дорожку от дома.

Возвращаюсь в гостиную, держа пистолет через платок, вкладываю его в руки Лучка.

– Не бросайте меня… – бормочет Гречкин. – Миллион долларов… Наличными…

Хватаю с подлокотника дивана зажигалку, оставляю канистры в доме. Окидываю взглядом место нашего кошмара…

Выхожу за порог. Вика встает рядом и опускает голову мне на плечо.

Даже если ада не существует, мы устроим педофилу персональный. Здесь, на Земле, в локальном сегменте Галактики.

Гори синим пламенем!

Боковым зрением замечаю, как из-за угла дома появляется чей-то силуэт.

Последнее, что я слышу, это звук нескольких выстрелов. Угасающее сознание фиксирует затихающий крик Вики…




Глава 1. Рестарт


Активация героического навыка «Обман времени» в связи со смертью носителя. Резервное копирование базы данных. Очистка логов. Очистка оперативной памяти носителя. До запуска 3… 2… 1…

    Augmented Reality! Platform. Home Edition

…Я все еще вижу отпечатавшееся на сетчатке глаз дымно-багровое зарево пламени, ощущаю вяжущий запах крови, слышу чьи-то истошные крики, чувствую вкус рыхлой влажной земли во рту и запах бензина… И просыпаюсь.

– Фил! Я дома! – от кошмарного сна пробуждает звонкий Викин голос, доносящийся из прихожей.

Она проходит в спальню и, наклонившись, целует.

– Вика… Родная… – Тру глаза и потягиваюсь, чувствуя, как ломит кости, а потом не могу удержаться, хватаю девушку и тяну на себя.

Она со смехом падает в мои объятья. Обнимая, перекатываюсь на нее и упираюсь в кровать локтями.

– Что, не ждал? – Вика дерзко и с вызовом улыбается. – Серьезно, я думала, ты вовсю свободой пользуешься – ладно, не девочки, но с друзьями-то уж мог бы в выходной погулять?

– Ждать – не ждал, но пользоваться свободой не собирался. Ты же знаешь – у меня сейчас выходных нет. С утра бегал, потом изучал рынок, прикидывал, что да как, потом бокс и тренажерка… К вечеру уже так вымотался, что отрубился, читая Адизеса [1 - Доктор Ицхак Калдерон Адизес – бизнес-консультант, автор книг на тему эффективного управления бизнес-процессами.]. Он пишет до того полезные книги, что они меня в сон клонят.

Она закрывает мне рот поцелуем и лезет рукой под футболку.

– А ты чего…

Я хочу спросить, почему она на день раньше вернулась от родителей, к которым уехала на все выходные, но кровь отливает от мозга. На ближайшую четверть часа желание что-либо спрашивать пропадает.

Когда мы, отдыхая, молча лежим, пытаюсь ухватить клочья ускользающего сновидения, но в голове мелькают только образы – лес, погреб, дождь, какие-то злые люди и моя полная беспомощность.

– Так ты чего вернулась раньше, чем планировала? – вспоминаю я незаданный вопрос.

– Ты знаешь… Мы сидели за столом, обедали, разговаривали. Родители, брат, дочка… – Вика на несколько секунд умолкает, погружаясь в воспоминания. – И меня вдруг так сильно к тебе потянуло! Почувствовала, будто я тебя теряю! Сначала хотела просто позвонить, потом смотрю – отец на рыбалку собрался с ночевкой, у мамы тоже свои заботы… Расцеловала Ксюшку – и в машину. Так гнала, чтобы успеть засветло вернуться, чуть в аварию не попала – вынесло на встречку, развернуло, мимо белый «крузак» пронесся… – Вика рассказывает отрешенно, словно это все случилось не с ней. – Зашла домой, услышала твое сопение, и сразу отлегло!

Прижимаю ее к себе, проникшись рассказом – работает эмпатия. Я будто наяву ощущаю горечь потери и чего-то жуткого, что могло произойти, но обошло нас стороной. Некоторое время мы лежим молча, а потом Вика отрывает голову от моей груди и легко поднимается. Встаю и иду вслед за ней в ванную, не в силах отвести взгляд от ее округлых упругих полушарий.

– Поужинаем? – спрашивает она, когда мы вместе принимаем душ. – Мама передала всяких пирожков.

– Жареных?

– Пареных! – Вика хлещет меня мочалкой. – С яйцами, луком, капустой и картошкой!

– Да я просто спросил, ты чего, – отвечаю я, уворачиваясь. – Маме спасибо большое! Все-все, сдаюсь!..

Ее реакция объясняется просто: устала от моих лекций о вредной еде. А куда деваться, когда стоит вкусить обычной жареной картошки, как система начинает засыпать предупреждениями и угрожает дебафами. Вообще, судя по сообщениям интерфейса, все жареное повышает риск онкологических заболеваний и поднимает холестерин. И все бы ничего, но каждый раз, когда я вижу здоровье, снижающееся пусть даже на тысячную долю процента, удовольствие от вкусной еды смазывается.

Пока Вика переодевается, я успеваю настрогать свежих овощей к ужину. Это единственный способ хоть как-то нейтрализовать жирную пищу – доказано системой.

– Слушай, Фил. – Вика появляется на кухне. – Мама уже мне плешь проела расспросами о тебе. А я и рада бы ответить, но что? Не буду же я объяснять им, какой ты хороший, надежный, умный, а потом ставить перед фактом, что ты – безработный! Может, на следующие выходные вместе съездим? Познакомлю тебя, наконец…

Моим родителям она понравилась. В тот день, полмесяца назад, когда мы с Викой приехали к ним, состоялась минутная немая сцена – меня ждали одного. Но как только эффект неожиданности исчерпал себя, мама закудахтала:

– Да что же мы стоим?! Сынок, ты бы познакомил нас!

– Это Вика, – сказал я. – Мы встречаемся. Познакомились на работе. Вика, это…

– …Кира, сестра этого оболтуса! – перебила меня сестра и обняла девушку. – Заходи, не стесняйся. Будь как дома!

Встреча с моей семьей прошла хорошо. А вот как пройдет знакомство с родителями Вики, меня беспокоит. Пока я думаю над этим, моя девушка перескакивает на другую больную для нее тему:

– Слушай, а что у тебя с планами? Надумал? Может все-таки в «Белый холм»? У меня там кадровичка знакомая, они крупные дистрибьюторы, но с продажниками текучка, постоянный недобор штата. Попробуешь? Там средненькие ребята неплохо зарабатывают, а ты же продажник от бога! Я договорюсь…

– Милая, ну что ты опять… Я понимаю, что ты привыкла рассчитывать только на себя – так дай и мне возможность самому решать. У меня есть идея бизнеса, я уверен, что все получится. Но нужно еще немного времени, чтобы подготовиться и стартовать правильно. Я же не просто так сейчас рынок изучаю…

– Так ты же не говоришь, что задумал! – восклицает Вика. – Почему ты даже мне не можешь сказать? Не потому ли, что у тебя нет никакой идеи, и ты мне, и прежде всего сам себе, голову морочишь?

– Идея есть… – Меня сбивает телефонный звонок. – Минутку, отвечу.

Смотрю, кто звонит. Какие люди, это Сява! Не видел и не слышал его с тех пор, как сдал хозяйке старую квартиру. Вика понимающе кивает, встает и идет мыть посуду. Я выхожу на балкон, чтобы шум воды не заглушал голос, и отвечаю:

– Привет, Слава!

– Филипп Олегович, добрый вечер! – Поздоровавшись, он запевает: – Оле-оле-оле-оле! Рос-си-я! Чемпио-о-он!

Наши одержали первую победу на начавшемся у нас Чемпионате мира по футболу. Позавчера разорвали саудовских арабов 5:0, и Сява, вероятно, все еще празднует.

– Оле-оле, Слав! Как ты там? И чего так официально? – Меня немного удивляет обращение Сявы – никогда такого от него не слышал.

– Филипп Олегович, а я вам вот по какому вопросу звоню! – развязно тянет он, и я понимаю, что Сява поддал. – Что там с нашим общим бизнесом? Когда планируется запуск?

– Сява, давай не сейчас. Начнем с недели на неделю, я позвоню.

Слышу, как он шепчет кому-то: «С недели на неделю начнем! Секретаршей моей будешь!» – и женский смех.

– Филипп Олегович… – Сява снова со мной. – Ну, вы там смотрите!



Читать бесплатно другие книги:

Смерть вторгается в повседневную жизнь, принимая разные обличья. Смерть – это прекрасная девушка-бродяжка и невинная ...

Перед вами первое издание на русском языке классических мемуаров, посвященных Второй мировой войне. Их написал Роберт...

Актриса советской эпохи Агния Орлова приглашает журналистку федерального канала Беату Иофе для работы с личным архиво...

Дилогия. Книга вторая Я научилась жить без него, без любимого мужчины, которого у меня отняли. Научилась бороться и в...

Появление в Солнечной системе автоматического корабля-разведчика неясной принадлежности полностью меняет расклад сил ...

Владислав Вавилов – ведущий бизнес-тренер, автор книг о менеджменте, сервисе, рекламе и продажах в индустрии красоты ...