Записки сказочницы - Талыбова Зульфия

Записки сказочницы
Зульфия Талыбова


Прилетел однажды из теплых краев в тридевятое царство Чужеземец.

Из жалости приютил он у себя молодую Вдову с сыном Змеем. Вдова и Чужеземец не любили друг друга, но решили жить вместе. Хотелось им построить дворец, чтобы в старости было, где согреться, но знаний и умений не было ни у Чужеземца, ни у Вдовы.

Родили они еще двоих детей: Феечку и Волчонка. С каждым годом дворец их рос, но стены его были хлипкими, а внутреннее убранство страшным.

И вот возвысился дворец – снаружи красивый, а внутри уродливый. Все притворялись, что не замечали его истинный вид. Феечка же устала притворяться. Знала она жуткую тайну уродливого дворца. Но если раскрыть ее, дворец разрушится. Осмелится ли она на это?





Зульфия Талыбова

Записки сказочницы





Пролог


Жила-была в тридевятом царстве бедная девушка. Приглянулась она местному юноше, и позвал он ее замуж. Девица сразу полюбила юношу и согласилась. Вскоре родился у них сын. Ему дали имя Змей.

Муж ещё будучи мальчишкой пристрастился к дурманящим травам, и после женитьбы влечение его усугубилось.

Однажды смешал он в чаше самые сильные травы и поглотил этот адский настой. Умер он после, и молодая вдова его осталась одна с осиротевшим сыном. Отныне звали ее Вдовой.

Приплыл однажды из заморских стран смуглый и красивый молодой Чужеземец. Несколько раз виделись они с молодой Вдовой и решили вместе жить. Не любили они друг друга: Вдове с сыном некуда было податься, а Чужеземец пожалел нищенку с ребенком и оставил у себя жить.

Союз их был проклят изначально: построенный на жалости, но не на любви. Они не прочитали священные клятвы друг другу, и союз их был ложным. К тому же разными были Чужеземец и Вдова: и по внешности, и по жизненным взглядам и даже в богов разных верили.

Чужеземец всерьез не думал о длительном житье со Вдовой, но вскоре та забеременела и родила девочку. Назвали они её Феечкой.

Чужеземец подсластил проклятие, оставшись с нелюбимой ради ребёнка.

А потом родили они ещё мальчика и окрестили Волчонком.

С каждым прожитым годом проклятие разрасталось, а расплачивались за него их дети.

Чужеземец невзлюбил первого сына Вдовы – Змея, был с ним очень жесток и суров. Он просил жену избавиться от него. Иногда ярость так затуманивала глаза, он не мог вытерпеть светловолосого, непохожего на него ребенка и бил его.

Родную же дочь Феечку – смуглую, черноволосую и кареглазую (как и он сам) – любил до беспамятства.

Младший сын Волчонок был тоже похож на отца, но волосы его были светлыми, как у матери. Своенравному мужу это не особо нравилось, и он обвинял жену в неверности, ревновал и часто колотил.

Вдова боялась его до смерти, но и ненавидела одновременно. Настоящих чувств она никогда не проявляла к нему из-за страха, но рядом бегала Феечка до жути похожая на жестокого мужа, и она вымещала на ней всю злость и обиду. Сынов же очень любила, обнимала и целовала.

Шли годы.

В обществе проклятый союз считали почтенным и частенько восхищались выдержкой Чужеземца и Вдовы: столько лет живут вместе, несмотря на разные прежние жизни!

Но за закрытыми дверьми дома царило равнодушие и жестокость. Отец постоянно добывал деньги и детей почти не видел, да и особо не интересовался ими. Живя с нелюбимой женщиной ради дочери и сына, он лишил счастья не только себя, но и детей отца. Молодая жена, брошенная мужем, занималась воспитанием детей одна, она не справлялась с непосильной ношей и вымещала раздражение и злость на детях, и больше всего на Феечке.

Но снаружи семья была образцовой.

Проклятие изо лжи и лицемерия пропитало их союз, но и скрепило сильнее из-за животного страха разоблачения перед обществом.

Но спустя много лет Феечка отправилась к целителю душ человеческих, чтобы хотя бы с ним поделиться бедой, которую она скрывала больше половины жизни.

В семье Феечка не нашла поддержки и исцеления.

Мать была настроена агрессивно к заявлению дочери. Но это и было началом пробуждения от, казалось бы, вечного забвения.




Маленький большой секрет


Феечка и Чужеземец поехали в больницу. Впереди сидела Вдова. Спустя полтора года отсутствия она вернулась к Чужеземцу, узнав, что у него рак третьей стадии.



«Как в плохом сериале» – подумала Феечка.



С Вдовой Феечка не общалась и даже не здоровалась: эта женщина была ей чужой. Она заметно похудела, и теперь ещё сильнее походила на ведьму. Черты лица заострились, надбровные дуги вразлет. Вдова походила на коршуна или сову. Феечке так представлялось.



Ехали в молчании, лишь иногда Чужеземец и Вдова обмолвились парой фраз.

Феечку же начинало трясти. Тело помнило события восемнадцатилетней давности. Оно отяжелело, превратилось в пластилин, который трясло. Феечка думала, что умрёт.



Наконец Вдова их покинула (Чужеземец привез ее на работу).

А Феечка тихо-тихо молвила:



– Пап, я домой, наверное, поеду… Извини, я не пойду с тобой, потому что там будет этот…



Змей. Он обещал припереться на онкоконсилиум, куда они и ехали. Чужеземец написал Феечку в графе «доверенные лица». Но ей встречаться со Змеем было смерти подобно.



– Не знаю, кызым, я ведь тебя там написал…

– Я бы поехала, но не хочу видеть Змея…



Чужеземец молчал и только тяжело вздыхал. У него не было интереса спросить почему? А Феечка не могла вот так бросить причину. И, наверное, не к месту было бы подобное заявление, но когда ещё, если не сейчас? Но у Чужеземца голова была другим забита: сегодня ему назначат лечение и скажут прогноз.



– Он обижал меня… – словно пятилетняя сказала Феечка.



Ее тело начало сильнее трясти. Она разрыдалась, завыла, но все ещё сдерживала себя, потому что хотелось орать на весь мир. Через стиснутые зубы выходил вой.

Чужеземец пересел к ней и стал утешать. Руки у Феечки привычно скрутило, отец гладил их и растирал. Феечка выла. Потом и Чужеземец вместе с ней.

Он стал говорить банальные пустые фразы:



«Успокаивайся, перестань» и прочее.

Потом, что ещё хуже: «надо общаться с семьёй».



– После того, что он сделал, с ним нельзя общаться… А она знает и покрывает его… – сквозь вой признавалась Феечка.

– А что он сделал? Скажи, может, я ему по шее дам? – спросить он, скорее, игривым тоном, а не серьезным и испуганным.



Феечку это отрезвило. Он даже не догадывается. Он думает, что они просто в детстве что-то не поделили, оттого Феечка и трясется сейчас. Он даже представить не может, что на самом деле происходило. И Феечке пришлось смириться: отец даже не хочет вовлекаться. И не, потому что он едет на онкоконсилиум, нет. Он никогда не хотел вовлекаться.



Но Феечка гордилась собой: она хотя бы попыталась.




Вендетта


Несколько лет назад.



Так случилось, что Змея удалось, что называется, припереть к стенке, и он признался в том, что делал с Феечкой.



Вдова и Феечка были дома у Змея, сидели за столом и разговаривали.

Мать организовала-таки разговор «по душам», за что Феечка была ей благодарна.

Сначала Змей обвинял Феечку во лжи и насмехался над ней. Но потом он во всем сознался и даже попросил прощение у Феечки и она его простила.

И на время все стало хорошо.

Но проходили месяцы, умерла Хромоножка (мать Вдовы), и Вдова переехала к Змею. Она в очередной и последний раз разругалась с Феечкой и ушла от Чужеземца. Теперь Феечка общалась только с отцом, а отец с ней. Вдова жаловалась всем родственникам и друзьям, какие Чужеземец и Феечка плохие.

Зато тут-то и обрела Феечка отца.

Полтора года она была счастлива, пока Змей опять не вторгся в ее жизнь.

Он писал, как тяжко ему, что они не общаются (с Волчонком тоже, он, как и Феечка был отчужденным), как ему хотелось бы тёплых отношений с братом и сестрой.

Феечка кривила лицо от его сообщений. Какая она ему сестра, после того, что он делал?! Замечательные рассуждения у Змея: вчера мастурбировал на младшую сестрёнку, а сегодня «хочу тёплых отношений!»

Фу! Мерзким был весь его облик!

Тогда Змей спросил ее, чего она хочет? Чтобы он сдох?

Феечка желала этого большую часть жизни, но все же на данный момент, она хотела, чтобы они просто никогда не общались. И чтобы ни он, ни его мамаша никогда не смотрели на нее. В страшных фантазиях она представляла, как выкалывает им глаза, лишь бы они не глядели на нее!

И тогда Феечка написала ему правду:



«То, что произошло между нами – такое не происходит между братом и сестрой. Спасибо, что тогда извинился, но ты и меня пойми: меня тяготит отвращение. И оно не исчезает и не исчезнет. Вроде бывает, пройдет, потом опять возвращается. А я хочу нормально жить и забыть навсегда то, что произошло, а ты все напоминаешь: и присутствием и разговорами. Содеянного не исправить, я все проработала с лекарем душ вдоль и поперек, и ты извинился, за что спасибо, но принимаю решение не общаться. Очень надеюсь на твое понимание. Зла не держу (честно). Живи, Змей, и, знай, я не желаю, чтобы ты сдох».



Наверное, Феечка немного слукавила во фразе «зла не держу», но в целом, она написала, как чувствовала.

Но то, как ответил Змей, повергло ее в шок. Он забрал назад свои извинения:



«Знаешь, год или полтора назад, мне не стоило так делать. Унижаться перед тобой. И матери тоже. Потому что мы просто потешили твое самолюбие. Я признал то, чего не помню и в чём сомневался ради сохранения родственных уз. А ты это все растоптала, насмехалась… тебе этого было мало… А сейчас я пишу тебе, надеюсь на понимание, желая, чтобы мы общались как семья».



После этого послания Феечка пожелала, чтобы Змей сдох.



«Я признал то, чего не помню и в чём сомневался ради сохранения родственных уз!»



«Ах, ты не помнишь, бедненький?! Лицемер чёртов! Сколько тебе было? Пятнадцать тире семнадцать! Забыл он, видите ли! Ну, я тебе напомню!» – Феечка уже готовила обложку для мемуаров.




Кирюша. Бессмертная Аврора


Настоящее время.



– Котик, не лезь, прилипнешь!



Феечка обернулась и шмыгнула носом: пахло краской. В шагах пяти у могилки стояла щупленькая низенькая женщина лет шестидесяти. Рядом красил могильное ограждение мужчина – видимо ее муж. Тётка прокуренным голосом отгоняла бродячую кошку, которая чуть не прыгнула на только что покрашенный кованый заборчик.

Феечка едва улыбнулась и потихоньку отправилась дальше гулять по кладбищу.

Феечка очень любила бродить по кладбищу. Тётка с прокуренным голосом ей очень понравилась. Феечка чувствовала от нее тепло. И, наверное, тётка любила выпить. Феечке так представлялось. Она ведь сказочница, и обязательно запечатлит эту забавную сцену.

Феечка необычно проявляла чувства к людям (поэтому и была сказочницей): они имели форму странных, зачастую жутковатых фантазий и образов.

Это особенно ярко прослеживается в ее сказках «Гуашевая Дама» и «Плюшевый Габи».

А на кладбище столько вдохновения и тишины! Но однажды к Феечке подошёл очень мнительный и любопытный смотритель и осторожно спросил:



– Э-э-э… Кхе-кхе…

– Что с вами? – разволновалась Феечка.

– Хотел уточнить, – он пришел в себя, – Вы здесь так часто появляетесь…

– Это запрещено? – перебила Феечка. – Я ведь ничего не нарушаю!

– Нет-нет, просто любопытно! – его обвисшие полные щёки зарделись.

«Наверное, он умрёт от инфаркта…» – почему-то подумала Феечка, рассматривая его полные заплывшие щёки цвета переспелого томата. Томатные щёки! Феечка перестала на них таращиться и заглянула в глаза. Они ждали ответ.

– Здесь тихо. – Пожала плечами Феечка. – И спокойно. И воздух… кажется он мертвый и пустой, но нет..



Читать бесплатно другие книги:

Перед вами первое издание на русском языке классических мемуаров, посвященных Второй мировой войне. Их написал Роберт...

Актриса советской эпохи Агния Орлова приглашает журналистку федерального канала Беату Иофе для работы с личным архиво...

Дилогия. Книга вторая Я научилась жить без него, без любимого мужчины, которого у меня отняли. Научилась бороться и в...

Появление в Солнечной системе автоматического корабля-разведчика неясной принадлежности полностью меняет расклад сил ...

Владислав Вавилов – ведущий бизнес-тренер, автор книг о менеджменте, сервисе, рекламе и продажах в индустрии красоты ...

Огню поклонялись в разных культурах по всему миру на протяжении тысячелетий. Гостеприимное тепло очага, грозный огонь...