Крепче стали - Селевко Вероника

Крепче стали
Вероника Павловна Селевко


История девушки, ее жизни, сомнениях. Общение с людьми, которое вдохновляет на самые добрые поступки или месть. Отрезок жизни, который изменил героиню или это был этап ее взросления. Идея рассказа пришла мне в начале 2012 года. Со временем он видоизменялся не раз, но суть девушки не изменилась. Изменилось ее отношение к людям. Если бы раньше история была похоже на подростковый сериал, то в итоге вышла маленькая биография героини от других лиц. Мысль, которая вдохновила на эту историю – Что крепче стали (аллегория на отношения)? Когда-то я писала, что дружба. И вот, к 2022 году рассказ закончен, дружба стало одним из составляющих. Что же еще? Прочитайте историю и найдете ответ.





Вероника Селевко

Крепче стали





Эпиграф




В одном из городов шел проливной дождь после невыносимой жары. Люди давно спрятались по своим домам, а машины заблаговременно оставили в гаражах или закрытых стоянках.

На одной из улиц находилось лечебное учреждение «Надежда», где можно отдохнуть или пройти курс лечения. Любые процедуры, врачи на ваш вкус – только платите.

Машина тёмно-синего цвета подъехала к главному входу здания. Из автомобиля вышла молодая девушка, предварительно раскрыв зонтик, затем вытащила небольшой чемодан и пошла в сторону санатория.

Ее приняли радушно, направили в зал, чтобы погрелась у камина. У девушки были все необходимые документы для поступления, где указана длительность пребывания в «Надежде» 3 месяца, с примечанием «для поддержания психологического равновесия».

Позже ей нашли комнату, рассказали, что и где находится, правила и порядки этого заведения.

Сегодня освоение, а с завтрашнего дня распределят дальнейший ее график лечения и обследований.




Глава I



15 июля



Сегодня первый рабочий день Карла Элнеста в качестве штатного сотрудника «Надежды». Он – психолог, в чьи обязанности входит первичный осмотр, цель и реализация дальнейшего лечения, а также оценка своих действий, которые перед выпиской проверяет главный врач.

Недавно у него с кабинета вышла пожилая пациентка, и, захлопнув дверь, Элнест услышал ее тихое ворчание.

Ровно в 10:00 мужчина внушительных размеров привел впереди себя девушку.

Она выглядела спокойной, а глаза выражали тоску. Карл понимал, что ей, как и любому пациенту, нужна помощь и поддержка по мере своих возможностей, и дал себе обещание это исполнить.

Во время своих размышлений доктор Элнест сидел за своим деревянным столом с ручкой в руках и небольшим блокнотом. На первом листе была уже написана сегодняшняя дата: «15 июля 2011г.»

Ему 26 лет, выглядел очень красивым: русые короткие волосы, зеленые глаза, в которых чувствовалась теплота и сопереживание, «несвойственная людям данной профессии» (по-мнению девушки, вошедшей в кабинет).



В понимании героини, психолог всегда хладнокровен с пациентом, просто выслушивает его жалобы и молчит, а сам человек находит ответ на волнующий его вопрос.

Может, это было и не так, может это лишь предрассудки – ей сейчас было все равно. Она пришла добровольно в это заведение ради душевного покоя и высказать все, что у нее накопилось за недолгое время. Ее грела надежда, что здесь помогут, и она снимет камень со своего сердца, а также исполнится ее месть.



– Здравствуйте, – сказал спокойным тоном психолог, сидя за своим столом и продолжая держать в руках шариковую ручку, – я ваш лечащий врач, психолог. Меня зовут Карл Элнест. Мы с вами будем проводить беседы по несколько часов в неделю…

– Ясно, – резко сказала пациентка, не взглянув на врача и присела на диван напротив него.



Кабинет был небольшой, но уютный. Обои светлых тонов легко могли поднять человеку настроение.

Первым выделялась симметричность предметов вдоль стен: два пластиковых окна по бокам, позади врача, находились напротив тумбочек с другой стороны, а две картины по бокам другой стены так же симметрично смотрели на своих «коллег». Потом выделялся письменный стол врача: на левой стороне был светильник, напротив – кожаный диван.



Произведения искусства, которые находились по бокам, изображали эмоции одной девушки: радость, печаль, злость, удивление.



– Милый кабинет, – заметила девушка, удобно рассевшись на диване и скрестив руки на груди.

– Спасибо, старался, – с мимолетной улыбкой сказал Карл.

– И картины ничего…, -как-то про себя заметила пациентка и решила, что ей будет удобнее лечь и пристально начала смотреть в потолок.

– Это уже сестра, – тихо ответил Элнест и тут же сделал серьезный вид, – ну, ладно. Начнем. Как вас зовут?

– Эмили Фирс.

– Дата рождения?

– 5 июля 1992 года.

– Сколько полных лет?

– 18.

«Как молода, – пришла мысль к психологу, – что же здесь забыла эта особа, куда в основном приходят пожилые, разочарованные в мире люди».

– Учитесь, работаете?

– Я окончила школу, отдыхаю на каникулах.

– Чем занимаетесь в свободное время? – Элнест спрашивал отстраненным тоном и одновременно делал записи в блокноте.

– Читаю книжки.

– Что привело вас сюда? – спокойно, не переводя разговора, говорил бывший практикант.

– Тетя.

– Я слышал, что вы сами сюда приехали.

– Добровольно – принудительно, – добавила Эмили с ноткой замечания в голосе.

– По какой причине принудительно?

– Из-за наследства, – девушка пожала плечами.

– Что вы имеете в виду? – спокойно, не выдавая удивления, спросил лечащий врач.

– После смерти родителей мне осталась двухкомнатная квартира в центре, вот она меня и решила «впихнуть» сюда, чтобы спокойно разобраться с документами и оформить все на себя.

– А добровольно вы здесь зачем?

– По той же причине, – вновь пожала плечами девушка и продолжила, – мне нужно с кем-то поговорить, а друзьям я не хочу это навязывать – мне тяжело будет смотреть им в глаза, ведь им будет очень сложно понять мое состояние. Я хочу, чтобы вы мне помогли заглушить эту боль, страх. Я в отчаянии, – она закрыла лицо руками. Ее голос дрожал во время короткого монолога.

На несколько секунд нависло молчание, Карл мысленно подбирал слова.

– Вы тогда обратились по адресу, – наконец сказал и улыбнулся ей доктор Элнест, – это моя работа, так что можете высказывать все, что душа пожелает.

– Спасибо, – слегка улыбнувшись, сказала девушка, убрала руки с лица, села ровно и, наконец, внимательно посмотрела на своего психолога. На мгновение у нее глаза расширились, будто от удивления, затем она резко облокотилась на диван и стала придерживать лицо рукой, пытаясь отвлечь свои мысли на картины.



Эмили Фирс – девушка с русыми волнистыми волосами до плеч, серыми глазами, слегка полной фигурой. Наряд у нее был обычный, не выделяющий из толпы: темные джинсы, белая футболка, серые кеды. Для своего возраста она казалась слишком взрослой. Не понятно в чем, но в манере, в голосе, жестах психологу казалось, что ей лет 25, но, когда он посмотрел на её лицо, глаза, улыбку – увидел еще подростка, которому нужно помочь.

– Расскажите о своем детстве, – после недолгой паузы спросил Карл.

– Детстве…, – повторила за ним девушка отрывок фразы, снова рассматривая потолок, – ну, как и у всех детей: ясли, сад, школа. Мои родители часто путешествовали, чаще виделась с мамой. Она мне всегда привозила шоколадку с названиями стран и говорила: «Съешь, будешь самой красивой и умной», я собирала эти обертки в коробку и надеялась исполнить слово мамы…

Ее лицо немного засияло от приятного воспоминания, а Карл Элнест делал пометки в течение ее рассказа.

–…а еще отец обожал играть в шахматы. Мы с ним всегда по вечерам играли, и я выигрывала. Только потом, когда подросла, поняла, что он мне поддавался. Помню, как я еще удивлялась своей везучести и радовалась, что обыгрывала чемпиона, – засмеялась своей детской наивности пациентка.



Психолог сразу заметил, как она воодушевилась, загорелась, говоря о своих родителях и времени, проведенном с ними. Любому бы стало понятно, что она очень любила их и была счастлива.

Чем старше она становилась в своем рассказе, тем печальнее становился ее голос, тем тяжелее ей было говорить…она добралась до темы появления тети в ее жизни.



– Ну, все. На сегодня достаточно, в следующий раз продолжим, – Карл не спеша встал и проводил Эмили до двери.

– Хорошо. До свидания, доктор Элнест – из-за двери бросила пациентка.

– До встречи, – ответил ей психолог.




***

– Как вам первый рабочий день? – поинтересовался главврач у новоиспеченного работника, не отрывая глаз от газеты.

– Да, нормально – спокойно ответил Карл, – первая пациентка пришла сразу, как я появился в кабинете. Я едва успел застегнуть халат, а она не выдержала ждать, пока я ее позову, – на что главный врач с интересом среагировал и посмотрел на бывшего практиканта своими спокойными глазами, лишь его лоб выдал гримасу удивления, – ну эта старушка Милли, которой так и хочется поболтать.

– А, Милли, – успокоился Дэвид Клайн и со смехом добавил, – ей здесь нравится, и она приезжает сюда, как на курорт, лишь бы избавиться от спиногрызов-внуков, которые отнимают много сил.

Главный врач задумался, убрал газету в сторону, посмотрел куда-то вдаль за окно.

Доктору Клайну уже под 50, в его темных волосах хорошо виднеется седина, но по здоровью он может переплюнуть и 30-летнего бегуна. Маленькие глаза серого цвета, немного виднеется щетина, что ничуть его не портит. Он всегда заботится о своем здоровье и бережно о пациентах. Мистер Клайн не только их лечит, но и щепетильно проверяет перед выпиской. Благодаря ему, все пациенты выходили с санатория здоровыми и с хорошими впечатлениями. В большинстве случаев сюда возвращались с профилактической целью или отдохнуть от жизненных трудностей и проблем.

Карл Элнест до этого видел его лишь дважды, и главный врач оставил в его сознании лишь положительные впечатления.



В этот момент они вдвоем сидели за столом в столовой для работников «Надежды», доктор Клайн пил кофе.

Минут через 5 к ним присоединился на обеденный перерыв еще один психолог, который работал здесь уже лет 7.

Высокий мужчина с добрыми карими глазами, небольшими усами и короткими бакенбардами, темными кудрями и, длинном, слегка помятом белом халате, скрывающий светло-зеленую рубашку и черные брюки. Звали его Вильгельм, а фамилию его вечно забывал Карл, только ассоциировалась у него с героем шекспировской пьесы.

– Доктор Лоренц! – воскликнул Элнест и улыбнулся дружелюбной улыбкой, – присоединяйтесь к нам за кофе.

– Лауренц, – поправил его Вильгельм, – запомни, иначе я напишу тебе мою фамилию на лбу, – шутливо сказал психолог со стажем и присоединился к трапезе.



Каждый делился своими историями из жизни, рассказывали анекдоты или просто обсуждали передачу. Мельком приходили и другие коллеги по работе и поддерживали с ними беседу.

Прошло полчаса, и все собрались уходить по своим рабочим местам.

– Кстати, как вам новенькая, Эмили? – невзначай спросил доктор Клайн.

– А, да обычная семейная драма…– махнув рукой, ответил доктор Элнест.

– Знаю, ко мне ее тетя приходила, рассказала. Печально. Вы поаккуратнее с ней – таким людям нужна поддержка, тепло близких, которую вы не в состоянии дать, – пошел он в коридор и добавил, – и не пытайтесь прыгнуть выше головы.

– Ну да, – сказал удивленно молодой специалист, убрал свою вымытую кружку в сервант, вышел из «кухни» и закрыл за собой дверь.




Глава II



2 августа



– Добрый день, Эмили.

– Добрый день, доктор Элнест, – радостно ответила девушка своему психологу и резко смутилась.



У Карла Элнеста было всего 10 пациентов, которым он уделял индивидуальный подход: кого-то чаще видел, кого меньше. Плюс еще ему необходимо было заниматься документацией, отчетами о проделанной работе.

Эмили Фирс ходила и на другие процедуры, обследования: эндокринолог, окулист, массажист, бассейн, солевые процедуры.

В итоге она виделась с доктором Элнестом 1 раз в неделю, плюс мельком в санатории, что порой даже удивляло Элнеста совпадениями.

– Что случилось? – удивился психолог ее смущению, – я тебя чем-то смутил?

– Нет, что вы, – еще больше раскраснелась девушка и быстро села на диван, не дожидаясь реакции Карла.

Уже было несколько их встреч, и Карл многое узнал о ее семье.

Ее родители очень любили, мало баловали, часто были в разъездах. Она жила в основном с бабушкой, которая всячески ее поддерживала и очень любила. Когда Эмили исполнилось 15, «бабуля Линда» умерла от сердечного приступа в 82 года. Она оставила в наследство своей внучке дачу в минутах двадцати от города, недалеко от озера. Девочка была несовершеннолетней, а родители не могли быть с ней все время из-за вечных командировок, поэтому мать с отцом решили просить ее тетю Миранду Хокс присматривать за племянницей. Она согласилась с одним условием – ее необходимо прописать в городе, ведь она была не местная. У семьи Фирс была трехкомнатная квартира в центре города, где все они были прописаны. Так и получилось – Миранду прописали в квартиру семьи Фирс, и она должна была выполнять любые поручения девочки, одно из которых было жить на бабушкиной даче. Эмили многое не просила, любила быть самостоятельной. Как бы она себя не вела – мисс Хокс очень злилась и завидовала ей.

Когда Эмили было 17 лет, в апреле, погибли ее родители в автокатастрофе. Они не написали завещание, поэтому кандидаты на наследство были она и Миранда Хокс. Эмили жила на даче, а Хокс переехала в квартиру ее семьи.




Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=67564631) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Поддержите автора - купите книгу


1


Читать бесплатно другие книги:

Добрые сказки учат нас: выход всегда есть! Обязательно поможет друг, вас выберет счастливый случай, или добрый волшеб...

Прилетел однажды из теплых краев в тридевятое царство Чужеземец.

Из жалости приютил он у себя молодую Вдову с с...

Однажды он ворвался в мою жизнь и больше из неё не уходил. Поначалу отчаянно пыталась доказать ему, что я всего лишь ...

Думаете, что Баба-Яга – это такая старуха с костяной ногой? Я тоже раньше так думала. Оказалось, что Яга – это древни...

Книга психотерапевта Питера Хоупа «Секс-руководства» – результат длительного исследования сексуальной сферы отношений...

Какова вероятность того, что два человека, существующих в разных мирах, встретятся в огромном мегаполисе? Правильно –...