Когда-то я был… - Разумов Антон

Когда-то я был…
Антон Андреевич Разумов


Когда-то я был поэтом… писал кому-то стихи. Влюблялся, любил, без конца отдавался той, что была лучше мечты.

Когда-то я был мечтателем… видел иные миры. Нырял в них, желая навеки остаться. Нырни же за мною и ты.





Антон Разумов

Когда-то я был…



«Душа – это парус. Ветер – жизнь»

Марина Цветаева



И мы плывём, казалось бы, по замкнутому кругу.

Встречаем бури, реже – штиль.

Отталкиваем протянутую руку.

Хотим мечтать и ищем звёзды в бездне.

Ныряем вглубь волны, купаясь в синеве.

Плывём вперёд… казалось бы, к надежде.

Но почему-то кормим рыб на дне.

Вот паруса друзей и тех, кто о нас помнит.

Спускаются на дно – становится светлей.

И снова ветер сквозь невзгоды гонит,

туда, где дышится свободно без цепей.



***

Я просто останусь здесь,

Посижу на обочине жизни.

Оставлю просто как есть

Разведу небольшое кострище.



Вижу тех, кто проходит мимо,

Тех, кто потерялся в пути,

Тело, что когда-то любило,

А сейчас не может идти.



У всех суета, какие-то мысли.

Спешат поскорей сделать всё -

Бегущие с корабля крысы

Боятся уйти с ним на дно,



Где всегда горит свет -

Напоминая о тщете надежды -

Пускающих дым сигарет,

Облепленных губами невежды.



Он такой же мечтатель…

Но увидев мир без прикрас,

Как и простой обыватель

Спрятал душу в тесный каркас.



И у него были дерзкие мысли,

Он когда-то сражался за них…

Руки, как ивы обвисли,

Голос благоразумия стих.



Нет уж тех, кто бредил мечтами,

Воины отложили мечи.

Лишь брюзжат и бередят раны

Не становись таким же и ты.



Жизнь – одна, мир прекрасен

Помни ценность мечты.

Я посижу на обочине жизни…

Ну а ты, пожалуй, дальше иди.



***

Боюсь, когда идёт снег -

Сорвавшиеся с петель звёзды -

Напоминает о том, чего нет…

Шепчет хрипло вопросы.



Би-2, присели на уши,

И вроде поют о другом,

Но слышится глуше и глуше

То, что хранил под замком:



Места, те далёкие встречи,

Стихи, что писал для тебя,

Слова, что были предтечи

Того, что вернуть уж нельзя.



Тот серый гранит,

Пролитые через край мысли.

И времени, вроде бы нет,

Признанья, как мыши повисли.



И вроде бы всё как тогда -

Как будто не знаем друг друга.

И знает лишь тишина

Наши пустые потуги.



Начать всё сначала -

Нельзя…

Попробовать дальше -

Тщетно.



Узнать бы как ты, как дела…

Но только молчания бездна.



***

Ныряя в глубины отчаянья,

Закрывая от боли глаза,

Чувствуешь, будто облизывая,

Съедает тебя темнота?



Первое время страдаешь,

Хочется света, тепла,

Медленно, но привыкаешь,

Коркою кожа от льда.



Они пробираются внутрь,

Струятся по венам туда,

Где есть ещё что-то живое,

Куда не пускал никогда.



И вот ты становишься частию

Чего-то большого… Да. (?)

Это зовётся утопию -

Глупость людей бытия.



И вот, мы, большой толпою

Плывём все месте туда,

Где боль разбавляют бедою,

Где ты будешь один навсегда.



***

Когда-нибудь из моды выйдут алкоголь и пошлость.

Когда-нибудь забудем, что такое ложь.

Когда-нибудь не будет наркоты и страха.

Когда-нибудь другого ты поймёшь.

Не будет ни звонков, ни слёз сквозь ночь.

Не будет сводки о детских суицидах.

Не будет ни разводов, вдов, сирот, ни того, что называют мнимым.

Не будет операций для абортов и браков "по залёту" тоже нет.

Не будет зла, но знаешь только… а будет ли в этом мире человек?



***

А знаешь, в жизни всё бывает:

Любовь, отчаянье, паденье, взлёт.

Кого-то целуют на прощанье,

Ну а кого-то со слезами – в лоб.



Нам говорили: "Можно всё исправить",

Но как понять, где мёртвая черта,

После которой можно лишь поздравить,

Что ты добрался до конца?



Что потерял кого любил,

И расточал жизнь от избытка?

Что ей так редко говорил:

"Люблю тебя, моя малышка!"?



Да, в жизни всё бывает:

Любовь, отчаянье, паденье, взлёт.

И лишь одно её смеряет,

То что никто с собою не возьмёт.



Семья, любимые, друзья,

Воспоминанья тёплой встречи,

Улыбки, нежность бытия

И романтические речи.



***

Привет! Ну как дела?

Не слышал голос твой давненько

И не было от тебя даже письма.

Успел соскучиться я хорошенько.



Привет! Наверно, не ждала,

Что напишу вот так, стихами?

Но знаю, ты не предала,

То что родилось между нами.



Привет! Конец ли это,

То, что не вижу облик твой?

Ответь и я приму смиренно

И не поникну головой.



Привет! Быть может это всё – пустое?

Быть может не было любви?

Не мог же я придумать поле

И те весенние мечты?!



Привет! И вновь я без ответа

Стою я там, где и всегда.

И вновь один в объятьях ветра

Смотрю как капает вода.



Привет… это последний

Мой стих, мой дождь, моя весна.

Сорвусь, как будто лист осенний

И улечу… только куда?



***

Ноль двадцать две. Ночь.

Сижу, туплю в потолок.

Ноль двадцать три. Дождь.

Неужели это всё, что я смог?



Двадцать четыре. Чай.

Здесь не будет новых начал.

Ноль двадцать пять. Знай:

Всё что было ты потерял.



Ноль двадцать шесть. Гром.

Лишь на миг грусть разогнал.

Ноль двадцать семь. Сном

Не забудусь, даже если устал.



Тридцать минут. Пар

Уже не обвивает мой стакан.

Ноль тридцать две. Жар,

Но нет места здесь даже углям.



Ноль сорок две. Жаль,

Что ошибся и проиграл.




Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=67473912) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Поддержите автора - купите книгу


1


Читать бесплатно другие книги:

Неминуемый распад химерического государственного образования «Украина» вновь делает актуальным вопрос: что придет на ...

"Я столкнулся с Кузнецом и Искором в одном из Трактиров славного города Буерака и в тот же день решил стать их хроноп...

Радость и тоска, дружба и предательство, любовь и пустота, правда и обман, свет и мрак… Этот список можно продолжать ...

Оказывается, эволюционно люди предрасположены реагировать и избегать угрозы, как это делают зебры. Мы должны расслабл...

Роман награжден медалью Джона Ньюбери за выдающийся вклад в американскую литературу для детей.

Бестселлер New Y...

Сегодня Варшава, ежедневно рассуждая о «русской угрозе» и «коварных планах Путина», старательно обходит неудобные воп...