Графиня из другого мира - Теона Рэй

Графиня из другого мира
Теона Рэй


Как построить жизнь в другом мире, если твои подданные тебя ненавидят? Пожары, разоренные пустые земли, куча долгов по налогам и разваливающийся замок – это теперь моя новая реальность. Разбираться с проблемами предстоит в одиночку, и под пристальным вниманием герцога.





Теона Рэй

Графиня из другого мира





Глава 1


От сильного удара головой о твердую поверхность перед глазами заплясали звездочки. Я громко выругалась и поднялась, пошатываясь поплелась к раковине. Стоп, это не моя раковина… а это что? Дырка в полу?

Я широко распахнула глаза и осмотрелась. От светлого интерьера с мебелью из икеи остались только стекла в окне – вот они были точно такими же как в моей квартире, только почему-то грязными.

Потрясла головой чтобы прогнать видение, но стало только хуже, к горлу подступила тошнота. Так, ладно, сначала умыться. Я собственно за этим в ванную и пришла, но поскользнулась на мокром полу и с размаху шлепнулась на спину, ударившись головой о плитку. Плитки, кстати, под ногами сейчас тоже не было. Поверхность пола покрывала темно зеленая мраморная мозаика, местами выщербленная, и покрытая толстым слоем пыли.

Смахнула рукой паутину с медной раковины и покрутила вентили, из крана полилась тонкая струйка желтой воды. Отключали опять что-ли на ночь? Вечная проблема этого района – ржавые водопроводные трубы. Горячей воды не оказалось, умылась ледяной. В горле пересохло, но пить из крана не решилась – был уже один случай…

Так, не об этом сейчас надо думать.

То, что я нахожусь не у себя дома, до меня дошло почти сразу, когда голова перестала так сильно кружиться. Ванную комнату я уже осмотрела, и осталась очень сильно недовольна. Убираться здесь никто видимо не хотел, или она вовсе заперта… А, нет, не заперта.

Деревянная дверь с вязью нарисованных цветов на поверхности легко поддалась, но заскрипела при этом так громко, что в ушах зазвенело. Из ванной я попала в комнату заставленную старым диваном и креслами, попавшими сюда словно из средневековья, при взгляде на камин мои брови поползли вверх. Чего-чего, а уж камина в моей двушке на семнадцатом этаже точно не было.

– Есть здесь кто-нибудь? – позвала, и прислушалась к эху, отразившемуся под сводом высокого потолка.

За дверью, что была в стене напротив, послышались шаркающие шаги, потом она отворилась и перед моими глазами возникла бабуля-одуван.

Бабуля застыла на месте уронив челюсть на пол, после подхватила полы своего невероятно пышного платья и грузно упала в кресло.

– Померла, моя девонька! – Вскрикнула она, и разрыдалась. Бабуля смотрела на меня, роняя горькие слезы, и сухощавыми руками хваталась за седые, белые как снег волосы.

Мне стало совсем не по себе, так что на всякий случай тоже решила присесть. Разместилась на краешке дивана и осторожно спросила:

– Кто умер?

Бабулин плач превратился в вой.

– Ответьте мне, пожалуйста.

– Ты померла, а значит и я скоро помру! В наш мир не приходят просто так, моя девонька-а-а!

Короткий всхлип и рыдания прекратились так же резко, как и начались. Я даже слегка опешила от такого уровня актерского мастерства. Бабулька одним движением смахнула слезы со щек, и поднявшись с кресла произнесла ровным, спокойным тоном:

– Пойдем, времени у нас не так много. Расскажу тебе и покажу все, что успею, дальше разберешься сама.

– Стойте, – я тоже вскочила. – Сейчас мне объясните, что происходит? Я шла в ванную, поскользнулась, поднимаюсь – а тут все вот это… В чем дело?

– Да померла ты, говорю ж. Тупенькая… Наградил меня Создатель не сообразительной внучкой.

От такой наглости у меня рот открылся сам собой, но ни звука издать не могла. Возмущенно хватала воздух ртом, как выброшенная на берег рыба, а бабуля уже бодро шла на выход. Мне пришлось ее догнать, схватить за руку и силой посадить в кресло стоявшее прямо у двери.

Я нависла над ней и грозно выставила вперед указательный палец.

– Объясняйте, сейчас же! – церемониться с той, кто секунду назад обозвал меня тупенькой я не стала.

– Что ж, сама потом по дому шлындать будешь, может заново помрешь. Лестницы трухлявые, наступишь не туда…

– Бабуля!

– О, так ты знаешь обо мне? – на морщинистом лице отразилась смесь удивления и радости.

– Я вообще вас впервые вижу, и где нахожусь – не понимаю! Я шла в ванную, говорю же, поскользнулась и упала.

– Ударилась и померла, знаю, знаю. Я бабушка твоя, Марья Закамская.

– Вы умерли при родах, мне мама рассказывала, – пробормотала я, припоминая это имя. Буквально недавно мама упоминала мою бабушку Марью, вот и всплыло теперь в голове.

– Да! – почему-то обрадованно воскликнула бабуля. – И попала сюда, в этот мир. Потом вышла замуж, муж помер, а я живу одна уже много лет, но сейчас не об этом. Ты после своей смерти перенеслась туда, где есть частичка твоей души, то есть я – твоя родственница.

– А вы тогда как сюда попали?

– Этого я за свою жизнь так и не разгадала.

– Вы сказали, что теперь и вы умрете. Почему?

– Так пора уже, вот и ты мне на смену пришла. Значит пора, точно пора. Удивлена, конечно, что я все еще жива, так не должно быть. Ой, что-то уже нехорошо мне… – Марья вздохнула, прижав ладонь к груди в области сердца. – Так как тебя зовут, внучка?

– Алина.

– Мать не могла по-другому что-ль назвать? Ладно, ладно, не смотри так, хорошее имя. Необычное, но придумаешь что-то другое.

– Ничего я…

– Не перебивай! Мало времени, а мне тебе еще дела передать надо. Правда, неразбериха в них, но Хавьер тебе поможет.

– А это еще кто? – уже чуть не плача, спросила я. От всего происходящего голова снова начала кружиться, я не понимала ровным счетом ничего, но к моему ужасу – верила! Ну не могут быть галлюцинации такими реальными, не могут!

– Дворецкий, советник, правая рука, друг, помощник – называй как хочешь. Именно он занимался делами графства после смерти моего мужа, я была в трауре, не до того мне было.

Марья тяжело вздохнула и до меня донесся едва уловимый запах спирта. На мой многозначительный взгляд бабушка взмахнула рукой.

– Конфетки с ликером! Люблю я их, что уж скрывать. В общем ты теперь графиня Закамская. Внучка Марьи Закамской, то есть меня. Детей других кроме твоей матери у меня нет, ни в том мире, ни в этом, ты единственная наследница. У тебя сестры, братья есть?

Я покачала головой.

– Отлично, значит теперь все это, – она развела руки, словно охватывая всю комнату. – Твое. Графство занимает десять тысяч гектар земли… Не смотри такими глазами, это не так много, как думаешь. На его территории одна деревня с совершенно бесполезными жителями, словно весь сброд королевства в нее пригнали, и поля. Поля, кстати, неплодородные. Раньше на них выращивали зерно, а потом забросили и теперь чтобы расчистить такую территорию нужна баснословная сумма. Да, кстати, денег у меня нет, но есть долги, кому и сколько – найдешь в документах. На вот, держи ключ от кабинета.

В мою ладонь впихнули маленький железный ключ, я машинально сунула его в кармашек сорочки, даже не задаваясь вопросом нужен ли он мне. Сейчас глюки развеятся и я вновь окажусь дома…

Не развеятся.

Я вдруг отчетливо поняла это, и сердце замерло от ужаса. Все, что говорит Марья, вполне логично, а то что я вижу своими глазами – реально. Это кресло, холодный пол, на котором я стою босыми ногами, этот совершенно не конфетный запах алкоголя. Сквозь щель между плотными шторами пробивается яркий солнечный луч, а из приоткрытой форточки доносится свежий утренний воздух, словно только-только закончился дождь.

Я реально умерла и теперь нахожусь черт знает где!

– Бабушка-а-а, – всхлипнув, позвала я. – Быстрее рассказывайте все, что я должна знать! Пока и вы… не того…

– Ой внучка, сердце… Помни все что я тебе говорила!

– Так ты же мне толком ничего не рассказала! – от волнения я перешла на “ты”.

Впрочем, кричала я уже в пустоту. Глаза бабушки Марьи закрылись, руки безвольно упали на колени, а голова склонилась на плечо.

Теперь я в чужом незнакомом мире, в тонюсенькой ночной сорочке сквозь которую просвечивают кружевные труселя, стою посреди средневекового дома, а передо мной в кресле лежит труп бабки.

Единственное, что я могла сейчас сделать, это набрать в грудь побольше воздуха и очень громко закричать.

– Хавьер!

Я ждала его стоя на одном месте, не заботясь о том чтобы хоть покрывальце на себя накинуть. Как-то из головы вылетело, что выгляжу не совсем пристойно. А вспомнила об этом когда дверь распахнулась и на пороге возник мужчина.




Глава 2


Он был из тех, кто зачесывает волосы назад и смотрит на всех взглядом хозяина замка. Пожилой холеный мужчина с проседью в бороде и волосах, в черном идеально выглаженном костюме и белых перчаточках.

– Ты кто?

– Алина, приятно познакомиться, – широко улыбнувшись, протянула дворецкому руку. Он взглянул на нее вскинув бровь, и мы снова встретились взглядами. Пришлось объяснять. – Внучка Марьи, вряд ли она вам обо мне рассказывала, сама только сегодня узнала…

– Твою ж… Судя по твоему внешнему виду, приехала ты не из соседнего королевства?

– Из другого мира.

В этот момент бабуля захрипела, резко распахнула глаза и подпрыгнула в кресле.

Испугались и Хавьер, и я. Дворецкий отскочил к двери, а я завизжала.

– Да накинь уже хоть что-то на себя, бесстыдница! – возмутилась Марья. Я послушалась, быстро схватила тонкий плед с дивана и обмоталась им, как в полотенце.

– Ты жива! Я уж решила…

– Решила она! Жива, жива. – Бабуля пожевала губы. – Странно это, но Создателю виднее. Так, на чем я остановилась?

Мы с Хавьером переглянулись. Дворецкий не был в курсе, а я все забыла. Да и как тут не забыть, Марья за пять минут выдала мне кучу информации к которой я не была готова.

– Ах да, точно! Покажу тебе дом.

Бабуля бодро подскочила и жестом позвала нас за собой к выходу.

– Замок имеет два этажа, но на второй ходить не советую, он в еще более плачевном состоянии, чем первый.

На этой фразе мои брови взлетели вверх. Если вспомнить, как выглядит ванная комната в жилых, как я понимаю, покоях, то что же на втором этаже?

Из комнаты мы попали в узкий арочный переход. На стенах висели канделябры с огрызками свечей, под потолком сети паутины, и клянусь, оттуда на меня кто-то смотрел. Я вздрогнула и ускорила шаг, чтобы не отставать от “умирающей” бабули. На умирающую она похожа не была, скорее наоборот, в ней стало еще больше энергии чем было до этого.

– Лестницы! – неожиданно громко крикнула Марья, когда я шагнула на ступеньки. Вскрикнув, отскочила обратно в коридор и замерла, а бабушка спокойно добавила: – Как я уже говорила – трухлявые в некоторых местах и нога может застрять. Хавьер с этим уже столкнулся.

Хавьер скривился, видимо припоминая тот случай.

– Почему замок в таком состоянии? – не могла не спросить я. Ну правда, если Марья не хотела следить за домом, то почему им не занялся дворецкий?

Оба остановились. Но если эмоции мужчины мелькнувшие на его лице я прочесть не смогла, то бабушка с ужасом смотрела на меня и держалась за грудь в области сердца.

– Замок пропитан духом моего мужа! Здесь даже пыль не протиралась со времен его похорон. Он ступал по этой дорожке, – Марья указала на откровенно грязную и потертую дорожку на лестнице. – Трогал эти перила!

– Мне было разрешено убираться только в своих покоях, – грустным шепотом оповестил меня дворецкий.

– А если мы были на первом этаже, то куда идем сейчас?

Мы уже спустились по невысокой лестнице вниз, в большую круглую залу, из которой во все стороны тянулись арочные коридоры. Все они были такими узкими, что я мгновенно вспомнила про свою клаустрофобию. Окна здесь были стрельчатые и располагались под самым потолком, света от них хватало, но у меня все равно создавалось ощущение, что нахожусь в темнице.

– Эта часть подземелья облагороженная для жизни, сделал ее еще мой муж. Мы перенесли сюда библиотеку, кабинеты, несколько гостевых комнат, и вон там, – Марья ткнула крючковатым пальцем в сторону хлипкой деревянной двери. – Ход, ведущий за пределы королевства. На случай войны. Пользовались им лишь однажды, но это было очень давно, даже не на моем веку.

– Так, по всем помещениям я тебя не поведу, сама разберешься. Вернемся обратно, покажу кухню и столовую.

– А там тогда что? – я кивнула в сторону другой двери, массивной, железной, с выковаными цветами на поверхности.

– Винный погреб, – отмахнулась Марья. – Содержимое его я с собой взять не смогу, так что останется тебе. Пользуйся правильно, там вина таких сортов и выдержки, каких нет даже в погребах Его величества!

Я усмехнулась. Ход, который в случае войны спасает жизни людям, защищен меньше, чем бутылки с винишком. Ну, бабуля!

– Подожди, куда ты с собой не возьмешь? – опешила я. – Ты вроде как жива и вполне здорова…

– Как куда? Внучка, теперь все это твое! Мне осточертел и этот замок, и графство, и в особенности – его жители. Познакомишься с ними поближе, поймешь почему.



Читать бесплатно другие книги:

Мой плохой босс – дерзкий суперэмоциональный любовный роман на БДСМ-тематику.

Для него она – серая мышь из его ...

Воспоминания молодой женщины, частного сыщика, о событиях своей жизни, о раскрытии преступлений в период дореволюцион...

Книга отправит вас в незабываемое путешествие по «зеленым» домам Европы и покажет, какими красивыми, оригинальными и ...

Книга, которую вы держите в руках, – это второе издание бестселлера Хангстрома, значительно переработанное и дополнен...

В «Естественной истории разрушения» великий немецкий писатель В. Г. Зебальд исследует способность культуры противосто...

Немецкий финансист Георг фон Вальвиц (род. в 1968), в первой переведенной на русский язык книге «Мистер Смит и рай зе...