Читая Шваба. Инклюзивный капитализм и великая перезагрузка. Открытый заговор против человечества - Катасонов Валентин

Читая Шваба. Инклюзивный капитализм и великая перезагрузка. Открытый заговор против человечества
Валентин Юрьевич Катасонов


В новой книге профессора В.Ю. Катасонова рассказано о главном событии нашей исторической эпохи, о котором знают далеко не все. «Великая перезагрузка», или «Великое обнуление» – так назвали это событие его творцы, сильные мира сего, которые решили загнать население планеты в цифровое рабство и утвердить свой фашистский новый мировой порядок на века. Богатейшие люди планеты, известные политики и даже папа Римский замешаны в этом «открытом заговоре» против человечества. Разоблачению мирового заговора элит и посвящена эта книга.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.





Валентин Катасонов

Читая Шваба. Инклюзивный капитализм и великая перезагрузка. Открытый заговор против человечества



© Катасонов В. Ю., 2021

© Книжный мир, 2021

© ИП Лобанова О.В., 2021




Введение


Уважаемые читатели! Вашему вниманию предлагается книга, представляющая собой сборник статей и очерков по теме «Великая перезагрузка». Еще в середине 2020 года термин «Великая перезагрузка» (The Great Reset) мало о чем говорил читателю (не только российскому, но и зарубежному). Он новый и был вброшен в оборот президентом Всемирного экономического форума (ВЭФ) Клаусом Швабом и его единомышленниками. Это произошло в июне прошлого года в ходе видеоконференции, в которой кроме Шваба участвовал английский наследник британского престола принц Чарльз, генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш, исполнительный директор МВФ Кристалина Георгиева и другие VIP-персоны.

«Второе дыхание» это модное понятие получило после того, как в июле 2020 года в свет вышла книга под названием «COVID-19: Великая перезагрузка», написанная тем же Клаусом Швабом в соавторстве с журналистом Тьерри Маллере[1 - Klaus Schwab, Thierry Malleret. COVID-19: The Great Reset (http://reparti.free.fr/schwab2020.pdf).]. Из самого названия книги можно догадаться, что так называемая «пандемия коронавируса» и «Великая перезагрузка» – вещи взаимосвязанные. «Пандемия COVID-19», разразившаяся (правильнее сказать: спровоцированная и организованная) стала своеобразным «триггером» («спусковым крючком»), запустившим процесс «Великой перезагрузки». Вот откровенное признание Клауса Шваба о связи двух явлений:

«Мы должны немедленно запустить «Великую перезагрузку». Это – насущная необходимость. Неспособность побороться с глубоко укоренившимися болезнями наших обществ и экономик упрочит риск того, что рецидив болезни повлечет за собой сильные потрясения, конфликты и даже революции. Наш долг – начать действовать. Пандемия дает нам этот шанс: это – узкое «окно возможностей» для размышлений, решений и перезагрузки нашего мира».

В 2020 году пандемия дала возможность начать разворот мира. И Клаус Шваб хочет верить, что процесс разворота стала необратимым: «Мира, каким мы его знали в первые месяцы 2020 года, больше нет – он рассыпался на фоне пандемии. Наша история разделится на две части: до коронавируса и после»

Вся книга посвящена тому, как не позволить процессу «перезагрузки» заглохнуть и как правильно его организовать и направлять. Клаус Шваб – человек элиты. Уже полвека руководит созданным им Всемирным экономическим форумом. Знаком со всеми сильными мира сего. Был в составе руководства такой закулисной организации, как Билдербергский клуб. Но, кажется именно сегодня, благодаря «Великой перезагрузке», Клаус Шваб переживает свой «звездный час». Наверное, ему хочется выглядеть в лице человечества ветхозаветным Моисеем, который вывел еврейский народ из египетского плена и повел его в обетованную землю. Между прочим, Моисею в момент исхода из Египта было 80 лет, а Клаусу Шваба сегодня – 82 года. Древним евреям было все-таки понятнее, куда и зачем вел их вождь через пески пустыни. Клаус Шваб гораздо менее внятно объясняет конечную точку движения. Обозначая ее невнятным термином «инклюзивный капитализм» (в своих очерках я объясняю, что указанный термин является типичным оксюмороном, т. е. комбинацией слов с взаимоисключающими смыслами).

И вот в течение полугода словосочетание «Великая перезагрузка» стало таким же популярным у журналистов, политиков, публицистов, как например, «пандемия», «коронавирус», «экономический кризис», «локдаун» и т. п. В мире на всех уровнях и во всех сферах (геополитика, внутренняя политика, экономика, финансы, коммуникации и СМИ, медицина и здравоохранение, образование и культура, личная жизнь человека и его сознание и др.) стали происходить стремительные изменения, для описания которых потребовались новые слова.

И одним из таких ключевых новых слов стало англоязычное «reset». На русский его можно перевести как «перезагрузка», «перестройка», «переформатирование». Иногда с учетом контекста в переводах на русский язык используют слово «обнуление». Но это мы говорим лишь о филологической стороне вопроса.

В контексте тех заявлений и тех откровений, которые были сделаны профессором Клаусом Швабом и его единомышленниками слово «reset» имеет явный подтекст не каких-то частных изменений и корректировок, а радикальных преобразований. У многих наших сограждан, наверняка, на память приходит наша «перестройка», которая разрушила Советский Союз и опустила возникшую на его обломках Российскую Федерацию до уровня полуколониальной страны. У наших сограждан отношение к разным «красивым» словам стало более обостренным и настороженным (чем у тех же европейцев). Мы таким словам перестали доверять. Мы пережили несколько десятилетий щедрых обещаний. И нам стали очень понятны слова древнеримского поэта Горация: «Большие обещания уменьшают доверие».

В вольном переводе «reset» можно назвать «переворотом», или даже «революцией». А чтобы не было сомнений в радикальности, революционном характере изменений, слово «reset» усилено прилагательным «great». Итак, мир заговорил о «Великой перезагрузке», или «Революции». В истории человечества было немало революций. Прежде всего мы помним буржуазные революции последних нескольких веков. Но все они были национальными (сначала в Голландии, потом в Англии, Франции и др.).

Еще лучше наши сограждане помнят так называемые «русские» революции: первую революцию 1905–1907 гг., февральскую революцию 1917 года, октябрьскую революцию того же года. Последняя из них явно имела претензию на то, чтобы из национальной перерасти в мировую. Наиболее ярким и последовательным политиком, проводившим курс на перерастание пролетарской революции в России в мировую социалистическую революцию, был Лев Троцкий. Идейным подспорьем для проведения такого курса был «Манифест коммунистической партии» Карла Маркса и Фридриха Энгельса, а также другие работы классиков марксизма. В художественной форме настроения большевиков, нацеленных на мировую революцию, выразил Александр Блок в своей поэме «Двенадцать»:

Мы на горе всем буржуям
Мировой пожар раздуем,
Мировой пожар в крови —
Господи, благослови!

The Great Reset Клауса Шваба – претензия на мировую революцию. И это удивительным образом роднит «Великую перезагрузку» с «Манифестом коммунистической партии» и теорией «перманентной революции» Троцкого.

Клаус Шваб уже полвека руководит Всемирным экономическим форумом. За это время он достиг большого мастерства в выражении своих мыслей с помощью слов-эвфемизмов (таких, которые помогают смягчать и «облагораживать» не очень приятные или даже совсем неприятные для аудитории мысли). Вот и сейчас он благоразумно решил не пугать человечество революцией, а предложил провести всего лишь «перезагрузку». У многих это сегодня ассоциируется с таким безобидным действом, как перезагрузка компьютера или айфона.

А у меня и многих, чутких на обман людей, «перезагрузка» перекликается с созвучным словом «перегрузка». В смысле: «избыточная нагрузка». Я имею в виду, что задуманная Клаусом Швабом и Ко. революция создаст невыносимые для человека нагрузки. Многих такая революция может просто раздавить. Да и после того, когда революция завершится, и человек окажется в «дивном новом мире», жизнь его вряд ли станет легче. Это уже не мой домысел. Об этом прямо говорит Клаус Шваб в своей книге: ««Многие спрашивают, когда мы, наконец, сможем вернуться к нормальной жизни. Если вкратце – никогда! Жизнь никогда не вернется к ощущению «сломанной» нормальности, царившему до кризиса… Мира, каким мы его знали в первые месяцы 2020 года, больше нет – он рассыпался на фоне пандемии».

Трудно спорить с тезисом Клауса Шваба, что мир радикально изменился. Какие-то изменения приобрели, наверное, необратимый характер. Какие-то могут носить временный характер, быть обратимыми. Из тех изменений, которые потребуют времени, я бы назвал смену социально-экономической модели. В начале XXI века в большинстве стран мира доминировали идеи экономического либерализма, которые базировались на представлениях о том, что лучшим регулятором экономики является рынок. Мировой финансовый кризис 2007–2009 гг. продемонстрировал, что модель рыночного капитализма окончательно себя дискредитировала. Механизмы конкуренции и ценообразования на основе стихийно складывающегося спроса и предложения перестали выравнивать образующиеся в экономике диспропорции. Возникла потребность в жестком регулировании экономики с помощью административно-командных методов.

Фактически Клаус Шваб провозглашает отказ от прежнего капитализма, который базировался, во-первых, на максимизации прибыли; во-вторых, на рыночных механизмах (с минимальным вмешательством государства). Альтернатив указанной модели несколько.

Во-первых, это может быть социализм. Прежде всего, тот реальный социализм, который существовал на протяжении нескольких десятков лет в СССР и ряде стран Европы и Азии.

Во-вторых, государственный капитализм. Ярким примером такой модели является современный Китай; хотя он и заявляет, что строит «социализм с китайской спецификой», однако, де-факто это государственный капитализм, который действительно имеет некоторую китайскую специфику.

В-третьих, корпоративный капитализм. Этот такая модель, которая предполагает господство в экономике нескольких суперкорпораций. Такие суперкорпорации контролируют соответствующие сегменты экономики и управляют ими с помощью административно-командных методов.

Если внимательно вчитываться в книгу Шваба, то можно понять, что рекламируемый автором «инклюзивный капитализм» является третьим из названных вариантов. Это корпоративный капитализм. Были ли в истории примеры такой модели? – Были. Прежде всего, это экономика Третьего Рейха. С приходом к власти в 1933 году Гитлера экономика Германии была поставлена на рельсы мобилизации и милитаризации. Процесс консолидации активов под руководством нескольких назначенных NSDAP (Национал-социалистической немецкой рабочей партией) экономических «фюреров» поощрялся Гитлером, а также министрами экономики (Ялмар Шахт, Герман Геринг, Вальтер Функ).

Гигантские объединения имели признаки трестов, синдикатов, картелей и концернов. В рамках германских супермонополий существовало очень жесткое планирование, цены были фиксированными, заработная плата замораживалась, финансовые результаты деятельности имели подчиненное значение[2 - См.: Хембергер. Экономика и промышленность Германии накануне и в ходе Второй мировой войны // Вторая мировая война: Взгляд из Германии. Сборник статей. – М.: Яуза, Эксмо, 2005; Немчинов А. Олигархи в черных мундирах. – М.: Яуза, 2005; Галин В. Политэкономия войны. Заговор Европы. – М.: Алгоритм, 2007.].

Когда началась вторая мировая война немецкие корпоративные гиганты вышли за пределы Германии и стали грабить другие страны Европы. Вот таким был корпоративный капитализм Третьего Рейха. Да его можно назвать «инклюзивным капитализмом» в том смысле, что корпоративные гиганты захватывали, поглощали, загребали все, что относилось к их сфере влияния («инклюзивный» – от английского слова «include» – включать, захватывать, добавлять, охватывать). Кстати, что такое корпоративный (или инклюзивный) капитализм Третьего Рейха Клаус Шваб должен знать не понаслышке. Ведь его отец, Евгений Шваб, в годы Третьего Рейха был коммерческим директором фабрики по выпуску гидротурбин в г. Равенсбурге на юге Германии.

Что ж, «инклюзивный капитализм» Клауса Шваба гораздо более грандиозен по сравнению с тем, что было в Третьем Рейхе. Тогда сфера действия «инклюзивного капитализма» ограничивалась Германией и рядом стран Европы.



Читать бесплатно другие книги:

Книга отправит вас в незабываемое путешествие по «зеленым» домам Европы и покажет, какими красивыми, оригинальными и ...

Книга, которую вы держите в руках, – это второе издание бестселлера Хангстрома, значительно переработанное и дополнен...

В «Естественной истории разрушения» великий немецкий писатель В. Г. Зебальд исследует способность культуры противосто...

Немецкий финансист Георг фон Вальвиц (род. в 1968), в первой переведенной на русский язык книге «Мистер Смит и рай зе...

Эта книга повествует об одном из самых древних учений в мире, которое за тысячелетия своего существования прошло долг...

Когда кнес Градский предложил своей дочери Милославе самой выбрать жениха – она серьезно задумалась. Степной хан ей л...