Его невинная добыча - Алиса Ковалевская

Его невинная добыча
Алиса Ковалевская


Я – пленница в закрытом пансионате для девочек. Моя жизнь предрешена и расписана. С юности я знала, что по достижении восемнадцати лет должна стать женой человека, имя которого вызывает у окружающих уважение и страх. Моё согласие ни к чему, ведь ему принадлежит не только пансионат, но и все его воспитанницы. В том числе и я.

Идти против его воли никто не осмеливался. Я стала первой.

Продираясь сквозь лесную чащу в попытке спастись от пущенной по моему следу погони, я и не предполагала, что за высоким забором меня ожидает настоящая жизнь. Что за пределами пансионата я найду не только саму себя, узнаю кто я, но и встречу настоящую любовь. Вот только что, если мужчина, которого выбрала я, намного хуже того, от которого я сбежала?..

Содержит нецензурную брань.





Алиса Ковалевская

Его невинная добыча





Глава 1


Ева

Мягкая влажная земля под ногами сменилась твёрдым асфальтом, дождь хлестанул по щекам, резкий свет фар резанул глаза.

– Стойте! – бросилась я наперерез машине прямо на дорогу. – Стойте!

Шум воды глушил срывающийся голос, мокрые волосы липли к щекам, к плечам. В стопы впивались мелкие ветки и камни. Свет окутал меня, ударил в глаза так сильно, что я, едва успев отпрянуть в сторону, прикрыла лицо рукой. Грязь у обочины была вязкой, холодной, и я, поскользнувшись, едва не скатилась обратно, к темнеющей за спиной стене леса.

Смотрела на пронёсшийся мимо огромный автомобиль, едва сдерживая рвущиеся наружу рыдания.

– Стойте… – пробежала несколько метров, глядя на удаляющиеся габаритные огни, и встала как вкопанная.

Шуршание растворялось вдали, дождь всё так же бил по голым плечам. Громкий, резкий крик птицы заставил меня вздрогнуть.

Оглянувшись, я всмотрелась в темень у себя за спиной и сглотнула, боясь увидеть наверняка уже посланных за мной людей.

Внезапно вдали раздался визг, какой-то странный, незнакомый мне звук и…

Только что пронёсшаяся мимо машина резко сдала назад. Я попятилась, едва сдерживая желание снова кинуться в лес. Но там…

– Пожалуйста… – стоило водителю открыть дверь, закричала я. – Пожалуйста, подвезите меня. Я…

Прямо над нами в чернеющем небе появился яркий зигзаг молнии. Вспышкой он отразился в глазах смотрящего на меня незнакомца, а последующий за ним грохот смешался со звуком его тихого, рокочущего голоса:

– Садись, – только и сказал он, осмотрев с ног до головы.

Не думая, я нырнула на сиденье.

Не автобус и не одна из тех машин, на которых ездили люди Призрака. Люди Призрака и он сам.

– Спасибо, – я было потянулась, чтобы захлопнуть дверцу.

Едва успела сделать это, машина сорвалась с места. Посмотрела на водителя, но тот ответным взглядом меня не удостоил.

– Спасибо, – повторила чуть громче.

– Если я тебе не ответил, – жёстко и в то же время очень сдержанно сказал он, – это не значит, что я тебя не услышал.

Руки покрылись мурашками. Можно было списать всё на холод, но я знала – это тут ни причём. Звук его голоса…

Почти беззвучно извинившись, я поднесла ладони к печке и тут же отдёрнула руки. Кровь… Под ногтями, между пальцами… Бросила взгляд на сидящего за рулём мужчину, но он, кажется, ничего не заметил.

– Меня Ева зовут, – сказала настороженно, пряча ладони между коленок.

Тонкое намокшее платье облепило грудь, бёдра, с волос ручьями стекала вода.

В небе опять громыхнуло. Мужчина, медленно повернувшись, осмотрел меня. Лениво, неспешно. Задержался взглядом на мокрой шее, на груди. Внезапно мне стало неуютно, даже страшно, захотелось прикрыться. Что, если он решит воспользоваться мной? Такое ведь бывает. Наставница говорила мне, что бывает…

– Простите, – тихо сказала я, сама не до конца понимая, за что именно прошу прощения.

Ничего не сказав, он сильнее вдавил педаль. Я видела выхваченную светом фар дорогу, темнеющие стволы у обочины и черноту впереди.

Аккуратно повернувшись, стала разглядывать незнакомца. Лицо его покрывала тёмная щетина, несколько прядей чёрных, как вороново крыло волос, падало на лоб, твёрдый, волевой подбородок выдавал характер. В чертах его лица – немного острых, резковатых, прослеживалось сходство с хищной птицей. Поджарый, жилистый…

– И долго ты будешь меня рассматривать? – внезапно спросил он, резанув взглядом.

– Простите, – стушевавшись, снова выдавила я, чувствуя, как от неожиданности сердце подскочило к горлу.

Слева мелькнула какая-то вывеска, впереди показались огоньки. Мужчина сбросил скорость, и я тут же встревожилась. Не прошло и минуты, как мы въехали на площадку перед небольшой постройкой.

– Двадцать четыре часа, – прочитала я вслух и с непониманием посмотрела на мужчину. – Двадцать четыре часа? – спросила, не представляя, что это может быть.

Несколько секунд он пристально разглядывал меня. В неярком свете черты его лица вырисовывались причудливо, непонятно. Дождь хлестал в лобовое стекло, пеленой закрывая всё вокруг, и от этого казалось, что мы с ним находимся под куполом.

– Что значит двадцать четыре часа? – снова спросила я, чувствуя странную неловкость.

– Это значит, что здесь открыто круглосуточно, – внезапно он взял меня за подбородок и заставил приподнять голову, большим пальцем неспешно провёл по скуле. – Ты откуда такая?

Я обмерла. Смотрела в его тёмные глаза и не знала, что ответить. Сказать правду? Дыхание с шумом вырвалось у меня из груди.

– Не надо, – тихо попросила я, пытаясь освободиться.

– Что не надо? – он не отпускал. Уголок его рта едва заметно дёрнулся, стоило мне попытаться отодвинуться от него.

Долго он рассматривал меня, не говоря ни слова. Так пристально, как будто оценивал, взвешивал что-то. Лицо его было непроницаемым, глаза такими же тёмными, как небо над нами.

– Такая мне и была нужна, Ева, – тихо сказал он наконец. У меня мурашки побежали вдоль позвоночника, так вкрадчиво, убаюкивающе и в то же время предостерегающе прозвучал его голос. – Е-ва… – повторил он, чуть растягивая моё имя.

Отпустив, открыл бардачок. На колени мне упала пачка бумажных платков.

– Дрянная погода… – процедил он, достав бутылку, на дне которой не было и глотка. Подал мне, но я даже не прикоснулась к ней.

Заметила ствол большого пистолета, такого же, как были у людей, обычно сопровождавших Призрака. Вдоль позвоночника опять побежали мурашки.

– Ну что, Ева? – он коснулся моей коленки.

Прилипший подол пополз вверх по бедру, и я тут же сдвинула ноги.

– Нет, – отпрянула к двери.

– Нет? – переспросил он, равнодушно глядя на меня, и я замотала головой.

Губы его искривила жёсткая усмешка. Вспышка молнии отразилась в зрачках.

Пальцы впились в кожу, с нажимом он провёл по моей ноге едва ли не до самых трусиков и, убрав руку, встал. Я выдохнула. Мысли в голове смешались, сердце зашлось галопом. Только теперь я заметила дверцу, что была позади.

– Подойди ко мне, – резко открыв её, приказал незнакомец. Я не шелохнулась. Рассматривала темнеющий проём, не зная, что скрывается там, внутри. – Разве ты не слышала, что я сказал? – неожиданно он взял меня за ворот платья и буквально сдёрнул с сиденья.

Только теперь я поняла, насколько он сильный – одного рывка хватило, чтобы я впечаталась ему в грудь. Разжал пальцы, выпустив ткань, и я, пошатнувшись, инстинктивно схватилась за его плечо. Тут же попыталась отпрянуть, но он не позволил.

– «Нет» будешь говорить кому-нибудь другому, – очень тихо сказал он, а после так же резко толкнул к дверце.

Пространство вокруг озарил свет, и я увидела… комнату. Дом на колесах… Автодом – вот что это было такое.

В следующую секунду я оказалась прижатой к стене. Почувствовала исходящий от мужчины слабый запах алкоголя, его прикосновения к своему бедру. На лице его по-прежнему не отражалось ничего – ни интереса, ни каких-либо других эмоций, в глазах – безразличие. Только ладонь… Ленивые, как будто неохотные касания.

– Нет, – процедила, пихая его изо всех сил, но он не отставал.

Тут же мне вспомнились другие прикосновения, другой взгляд, и меня накрыло волной отвращения. Запах… Совсем другой запах. Этот и тот, что был раньше. Но… Но это было тем же. Только Призрак ни разу не дошёл до конца. Но этот мужчина… На что он способен?

– Да или нет – решаю только я, – сказал он, не позволяя мне уйти. Ладонь так и лежала на моём бедре, на влажном подоле, но поднять его он больше не пытался.

Взгляды наши встретились, и на миг я почувствовала что-то. Что-то, от чего мне стало ясно – он не шутит. Право выбора принадлежит ему. Не только сейчас – всегда.

Из последних сил я толкнула его, отшатнулась в угол и, тяжело дыша, повторила:

– Нет.

– Ты мне нравишься всё больше, – внезапно сказал он. – Не выношу женщин, которых можно взять легко.

– А разве ты не это хотел сейчас сделать? – место на бедре, где лежала его ладонь, горело так, как будто он оставил клеймо. Хотелось одёрнуть платье, закрыться от него.

– Если бы я хотел взять тебя, я бы сделал это, – верхняя губа его слегка дрогнула. – Всё, чего я хотел – проверить, что ты такое и на что готова пойти. Значит, Ева. Будем знакомы. Меня зовут Руслан.

Он так и стоял, расставив ноги на ширину плеч и, задумавшись о чём-то, в упор рассматривал меня. Почему-то мне казалось, что от взгляда его не ускользает ни одна мелочь: ноги мои были перепачканы грязью, к икрам прилипли травинки. И руки… Я снова попыталась спрятать ладони, но это только привлекло его внимание.

– Что там у тебя? – мигом впившись острым ястребиным взглядом, спросил он.

– Ничего, – поспешно ответила я.

В голосе появились сиплые нотки – так всегда бывало, когда я волновалась. От него это не укрылось.

Подошёл. Бесшумно, как будто ноги его не касались пола.

– Что там у тебя? – повторил очень тихо, вкрадчиво.

Внутри у меня всё задрожало, ощущение опасности, что охватило меня, было столь сильным, что захотелось вжаться в стену или… или снова скрыться в лесу.

Одним резким выпадом он схватил меня за руку и, с силой сжав запястье, заставил разжать кулак.

С губ моих сорвался вскрик. Поморщившись, я попыталась вывернуться, но он и не думал разжимать пальцы. Пристально осмотрел ладонь и, не выпуская, заставил меня сделать шаг к себе.

– Не знаю, что ты натворила, девочка, – сказал он тихо, убирая волосы с моей щеки. – И не уверен, что хочу это знать. По крайней мере, сегодня.

Найдя репейник, он попытался высвободить его, однако не смог.

Дар речи у меня пропал, во рту пересохло. Сглотнув, я облизнула сухие губы и тут же поняла, что зря сделала это.

– Сегодня у меня вообще нет желания что-то выяснять, – он задрал мою голову, осматривая лицо точно так же, как в кабине. Так, будто я была выставленной на продажу лошадью. Задел пальцем нижнюю губу и посмотрел зубы.

– Перестаньте! – не выдержала я и оттолкнула его руку. – Я вам не…

– Что ты? – не дав мне договорить, переспросил он и, ощутив моё бессилие, кивнул. – Что? Ничего, Ева. У тебя проблемы. Большие проблемы.

Я молчала. Молчала, потому что он был прав – у меня проблемы. Вот только что-то подсказывало, что, если я не буду осторожной, они могут стать больше. Потому что этот мужчина… Руслан… Кто он?

Во мне сплелись страх, неуверенность и гнев. Судорожно пытаясь понять, что делать, я так и стояла, смотря на него в то время, как он буквально пронзал меня взглядом. Глаза у него были тёмно-карие, почти чёрные, и эта чернота пробиралась в меня ощущением тревоги, какой я не испытывала никогда прежде.

Длилось это с минуту, может быть, даже дольше, и с каждым остающимся позади мгновением становилось только яснее – он не тот человек, который способен помочь мне. Нет. Он… от таких как он нужно держаться подальше. А я…

Руслан опять дотронулся до моих волос. Провёл от самого виска до плеча и сгрёб несколько прядок в кулак. Зажал, выпустил и, собрав снова, пропустил их между пальцами.

– Приведи себя в порядок, – приказал он жёстко.

Я знала – ослушаться, когда мужчина говорит подобным тоном, значит нарваться на наказание. Всё же высвободив из прядей один из запутавшихся в них репейников, Руслан кивком указал на противоположную стену.

– Там ванная, зверёныш. Если не сможешь разобраться с этим, – с силой дёрнул, – обрежь их.

Одновременно с его последними словами я, болезненно вскрикнув, отшатнулась к самой стене. Волосы, проскользив по его ладони, чёрными змейками хлестнули меня по ноге.

– Ты меня поняла? – не повышая голоса, спросил он.

– А если я не сделаю этого? – поинтересовалась в ответ на выдохе, дав части гнева вырваться наружу.

Руслан не ответил. Вместо этого внимательно посмотрел мне в лицо и проговорил ещё жёстче, хотя несколько секунд назад мне казалось это невозможным:

– Не сможешь распутать, отрежь. У тебя есть пятнадцать минут.

Сказав это, он скрылся в кабине.



Читать бесплатно другие книги:

Немецкий финансист Георг фон Вальвиц (род. в 1968), в первой переведенной на русский язык книге «Мистер Смит и рай зе...

Эта книга повествует об одном из самых древних учений в мире, которое за тысячелетия своего существования прошло долг...

Когда кнес Градский предложил своей дочери Милославе самой выбрать жениха – она серьезно задумалась. Степной хан ей л...

Вы когда-нибудь слышали о термине «рикошетные жертвы»? Нет, это вовсе не те, в кого срикошетила пуля. Так называют бл...

Я хочу её. Хочу её крови, её слёз и стенаний. Хочу играть в неё, пока не сломаю, а после уничтожить, испепелить, раст...

Любовь Федоровна Достоевская (Дрезден, 1869 – Больцано, 1926), известная в первую очередь своей книгой «Достоевский в...