Люби Небесное - Левонович Ольга

Люби Небесное
Ольга Михайловна Левонович


В книге «Люби Небесное» – стихотворения православной тематики. В ней говорится о храмах, праздниках, молитве, исповеди и Причастии, о родных и близких, о творчестве, о смерти и Вечности.





Ольга Левонович

Люби Небесное





Слово от автора


Книга «Люби Небесное» отличается от всех предыдущих. В ней собраны стихотворения православной тематики, написанные на протяжении двадцати пяти лет. Многие из них были опубликованы ранее, но так как книги были светскими, голос этих стихотворений был едва слышен. И только здесь, среди собратьев по духу, многие из них впервые заговорили во всю силу.

Рукопись была огромной, в ходе работы сократилась значительно. Конечно, многие строки из раздела о современном мире теперь не так злободневны. Книжные развалы, телевизор – сейчас отошли на второй план. Но суть явлений осталась та же.

Тема Православия многогранна, потому и разделов в книге много. В ней говорится о храмах, праздниках, молитве, исповеди и Причастии, о родных и близких, о творчестве, о смерти и Вечности. И хотя книга несёт явный отпечаток души и личного опыта автора, думается, что многие стихотворения найдут отклик в душах людей.

Коротко о себе. Проживаю в городе Дмитрове Московской области. Состою в литературном объединении «Дмитровские зори». Член Союза писателей России с 2001 года. Окончила педагогический институт, работала учителем начальных классов в школе, педагогом в Доме детского творчества, корреспондентом в редакции районной газеты. Окончила курсы «Основы православной культуры». В газете вела православную страницу, сейчас участвую в работе православных групп в интернете. Трудилась в Пантелеимоновском храме при Дмитровской городской больнице.

Книга издаётся по благословению настоятеля храма, иерея Артемия Базатина.

Ольга Левонович




Храм Божий любит тишину













Из селенья захолустного


Из селенья захолустного,

С горькой думою в очах,

В храм заходят люди грустные,

С тёмным грузом на плечах.



Перекрестятся тихонечко,

Свечи светлые зажгут,

Да приложатся к иконочкам,

Грузы тяжкие – спадут.



И когда уходят – крестятся

На святые образа.

А на лицах тихо светятся

Увлажнённые глаза.




Мимо храма люди


Мимо храма люди, мимо храма.

Всё в больницу люди, всё в больницу.

Лечат грипп и всяческие раны,

Ходят по врачам, грустнеют лица.



В храм заходят редко, редко, редко.

Денежки на свечку наскребают.

Душу осторожную из клетки,

Полетать немного, выпускают.



Вот она летает и вздыхает.

Смотрит боязливо на иконы.

Боли её, раны – затихают.

Радуется и кладёт поклоны.



И выходит человек из храма

Ликом светел. А душа лопочет,

Что смотрела Богородица – как мама.

Что из церкви уходить не хочет…




Очи-окна


Очи-окна смотрят в душу.

Глубоко! Невольно трушу.



И волнуюсь, замирая,

Словно в двух шагах от края.



И высоко, и глубоко,

Но тепло, не одиноко.



Словно светлая святая

По садам душа летает.



…Я прильну щекой к иконе,

Так просторно и легко мне…




Покров


Покров, но утро выдалось погожим.

Не выпал нынче первый мокрый снег.

Спешил, забыв о празднике, прохожий,

Но возле храма он замедлил бег.



«Сияют как… Скажите-ка на милость!».

Он замер, заглядевшись на кресты…

И что-то вдруг в душе переменилось.

Роняли клёны влажные листы…



Забытые проснулись песнопенья,

Он ощутил невиданный покой.

И что-то вроде крестного знаменья

Он вывел неуверенной рукой.



…Шагал прохожий рощей пожелтелой,

Вдыхая прелых листьев аромат.

«Спасибо, Боже, что душа взлетела.

Покинула обычный душный ад…».




Пустое воскресенье


Опять пустое воскресенье…

Я не попала в Божий храм.

Брожу по дому мрачной тенью,

На радость внутренним врагам.



Ищу, конечно, оправданья.

Мол, как – одна, да на такси…

В окне природа дышит ранью,

Клён сыплет каплями, плаксив.



Грустит со мной сырая осень.

А в храме – ладан, хор поёт…

Уж ни о чём душа не просит.

И снова воскресенья ждёт.




Выходной день


Сияют ветви, лёд искрится.

Ноябрьский день успел проснуться.

Сверкая лаком, «колесницы»

Змеёю к тротуару жмутся.



День выходной и малолюдно.

Народ рабочий отдыхает.

Храм Божий, как морское судно,

Мирские волны разгребает.



Плывёт неспешно и спокойно.

Глядят с икон родные лики.

А люди: то не встали с койки,

То – в интернет, надели «ники».



На службе чистой и пустынной

Летает голос одинокий.

А где-то чьи-то души стынут,

Проходят страшные уроки.



А надо-то совсем немного:

С молитвой встать, услышать сердце.

По-детски обратиться к Богу.

И, наконец, душой согреться.




Лучик


Лучик ходит по иконам.

И прильнёт, и поцелует.

Следом – мы, и так легко нам,

И душа поёт-ликует.




Воскресенье


Распрощалась в мыслях с тем, что дорого.

Сохранила в сердце красоту.

Рада снегу, воздуху и городу,

На высоком куполе кресту.



Рада утру светлому, воскресному.

Длинная решётка… Стадион…

Праздник, и звонарь Борисоглебского

Рассыпает колокольный звон.



В храме оживлённое движение.

Бабушка разматывает шаль.

Блеск лампад, неспешное каждение.

Золотой алтарника стихарь.



Чтение Часов… Завеса движется.

Возглас… Переливы голосов…

Словно жемчуга на нитку нижутся

Драгоценных живоносных слов.



Воды Исповеди и огонь Причастия.

Слово пастыря – внимай и не дыши.

Пока живы – большего нет счастия,

Чуда – обновления души.




Рождественский пост


Пост Рождественский, тени синие.

Стали рощи, сады – нарядными.

Ветки тёмные в белом инее.

Новый год замигал гирляндами.



В магазин зайдёшь – оживление.

Есть подарки и угощения.

В храме слушают люди чтение.

Ждут прощения, очищения.



Лики светлые над лампадами.

А душа стоит, тихо кается.

Слёзы катятся, слёзы падают,

Словно шарики, разбиваются.



Богородица – в белых лилиях,

Свет свечей в стекле отражается.

Раскрывает священник Библию,

Говорит, что Христос рождается.



Пост Рождественский… Дни чудесные.

Снег искрится, переливается.

Мы – причастники! Мы – небесные!

В души наши Сам Бог вселяется!




От Чаши до Чаши


"Прости нам, Господь,

       Прегрешения наши!

       И дай продержаться

       От Чаши до Чаши".

       Протоиерей Андрей Логвинов



Мы от Чаши живём до Чаши.

А родные блуждают в чаще,

А родные залезли в дебри

Заблудились в глухом неверье.



Мы их любим, и молимся молча.

Чтобы вышли из чащи волчьей,

На вопросы нашли ответы.

Чтобы выбрались души – к Свету!




В храме


Метель … Гремит на крыше кровля.

Тишь в храме. Отблески свечей.

Душа здесь прячется от ловли

От скрытных каверзных сетей.



Забыт компьютер, телевизор,

От мыслей разум не кипит.

В миру любой поступок – вызов.

А здесь зверинец мирно спит.



Спят страсти, тайные желанья.

Жизнь настоящая – проста.

И припадаешь с упованьем

К иконе кроткого Христа…




Середина зимы


Середина зимы. Тает снег.

Галки криком исходят истошным.

Растрезвонили всем о весне.

Дождь летит вместо снежной пороши.



В лужах рваные тучи плывут,

Сахарятся сугробов остатки.

Прошлогодней травы там и тут

Зеленеют косматые прядки.



Задыхаясь, старушка бредёт,

К сердцу плотно прижала ладошку.

Под водою – предательский лёд.

Но шагает она понемножку.



Мимо храма… Согнулась крючком,

Никуда-то от дум ей не деться.

А зашла бы – и стало легко…

И, быть может, растаяло б сердце.




Храм Божий


Храм Божий любит тишину.

Звон колокольный, праздничное пенье –

затихнут. В храме сумрачном одну

Молитву шепчешь пред иконой в умилении.



«Помилуй, Господи, Молитвами Твоей

Пречистой Матери…», и Очи Неземные

Глядятся в душу. Чувства нет новей.

Минуты странные, вне времени, немые.



Боюсь восторгов страстных, диких чувств,

Экстазов, озарений, восхищений.

Лишь умиление до слёз приходит пусть,

И радость тихая, и просьба о прощении…




Хор


Я слышу: хор мужской поёт

Под сводами старинной церкви.

Потоки света солнце льёт,

Но огонёчки свеч – не меркнут.



Иконы в ризах золотых.

Священник движется по храму,

Кадит. Мальчишечка, застыв,

Стоит благоговейно-прямо.



Особый мир… Высокий храм,

Где каждый вторит со слезами

Святым, божественным словам.

Кадильный дым над образами,

И дверь в алтарь – ворота в Рай.



…Пока глядим туда – отсюда.

Живи, душа. Не умирай.

И верь в Христа сильней, чем в чудо.




Ангельский хор


Чудесный хор с Небес спустился!

Он разом всех очаровал.

И сразу храм преобразился,

Как будто бы просторней стал.



Открылось Небо, кружат птицы,

И песнопения звучат.

Так дивно слушать, и молиться.

Сердца взволнованно стучат.



Господь послал нам дивных певчих!

И нет минут, и нет часов:

Готовы слушать бесконечно

Мы переливы голосов.



Храни Господь вас, Божьи птицы.

Вы только пойте, без конца.

Вы ж видите – светлеют лица,

И согреваются сердца!




Воскресные зарисовки


Сегодня в храме многолюдно.

Толпа, и повернуться трудно.

К иконам вовсе не пробраться.

Старушки к лавочкам теснятся.



Горит свечей медовых лес.

Звенят молитвы до Небес.

Пищат детишки слабым хором.

Все на мамаш глядят с укором.



Алтарник нынешний, Серёжа,

Свечу выносит осторожно.

Священник возглас подаёт,

И дружно крестится народ.



Вот исповедь, и к аналою

Приход придвинулся волною.

Старик взглянул на образа,

Потупил влажные глаза.



Вот у священника старушка.

И шепчет батюшке на ушко.

Подходят бледные девицы.

Отходят – розовые лица.



Переминается парнишка.

Второй стоит – уткнулся в книжку.

А третий крутит головой.

Похоже, в храме он впервой.



Ну вот, и детки, и мамаши

Идут, скрестивши руки, к чаше.

Причастников неровный ряд.

Алтарник держит красный плат.



У батюшки усталый вид.

Но он с амвона говорит.

Народ подходит ко Кресту

На нём распятому Христу.



Купель готовят, на Крещение,

И ждут, когда придёт священник.

Кадильный дым… Мерцают свечи…

Всем православным в храме – легче.



Уходят лишние проблемы,

Воочью видим – кто мы, с кем мы….

… У храма бабушки стоят,

И расходиться не хотят.




Соборование


Заполнен храм. Трепещут огоньки.

Звучат молитвы. Вкус вина и масла.

Душа недавно ныла от тоски.

Но здесь тревога без следа угасла.



Весь храм поёт! Молитвы фимиам

Струится в небо.

Каждый здесь – болящий.

Свои Кресты возносит к Небу храм.

Отрезок времени – святой, животворящий.



Мы выиграли этот краткий бой,

Став частью светлого церковного народа.

Придём домой, и принесём с собой

Сиянье глаз и тонкий запах мёда.




Рождество


Рождество приходит тихо,

Без грохочущих огней.

Засыпают зло и лихо,

Спит земля. Светло над ней.



Небеса поют, сверкают.

Над Россиею – мороз.

Тишина стоит такая,

Что услышишь шёпот звёзд.



А в далёком Вифлиееме –

Свет в пещере. Дышит вол.

В колыбельке спит на сене

Тот, Кто в мир сейчас пришёл.



Светлый-светлый, чистый-чистый.

С умиленьем смотрит Мать

На Христа. Звезда повисла,

Продолжая звать, сиять.



Пастухи шагают спешно,

В небе Ангелы поют.

Над Россией, белой, снежной,

Полумрак в Церквях, уют.



Что за чудо, что за милость:

Смотрят люди – среди роз

Богородица склонилась –

В колыбельке спит Христос.



Жарко свечи полыхают,

Льётся свет на аналой.

Хор тихонько запевает.

Пахнет мёдом и смолой.



Вифлеем уснул, но где-то

Всё идёт из дальних стран,

Освещён прекрасным светом,

Утомлённый караван.



Спешно движутся верблюды,

И, взволнованны, волхвы

Откровенья ждут и чуда,

Богу шлют они хвалы…



…Сквозь века проходит лучик,

Замирают все слова.

Ничего нет чище, лучше

И прекрасней – Рождества!




Лазарь


Господь заплакал: выходи.

И вышел он, потусторонний,

Из злобы адовой бездонной.

Толклись рыдания в груди.



Он не смеялся, говорят.

Служил, и помнил бездны ада.

И знал, что ничего не надо

Душе, а только Божий взгляд.



Познав отчаянье и страх,

Он знал – земное не спасает.

Лишь словом Божьим оживает

Душа в греховных пеленах.




Неразмываемая радость


Неразмываемая радость,

Когда звучат слова псалмов,

И голоса звучат, сливаясь,

Вибрируя… Не зная слов,



Душа поёт, звенит ответно…

Взгляд поднимаешь – из окна

Струятся вниз потоки света,

Сияет дыма пелена,



Слоится… Батюшка с кадилом

Обходит храм… а хор – поёт…

Откуда-то приходят силы,

Старушка древняя – встаёт.



Она с клюкой – как знак вопроса.

Полупрозрачная почти.

Её лучи пронзают косо…

Младенчик розовый кричит,



А мама, в беленьком платочке,

Его качает на руках.

Старушка – снова в уголочке,

Душа витает в облаках.



Причастья Чаша! Жизни жаждет

Серьёзный, праздничный народ.

Отходит – и сияет каждый!

И радость тихую несёт!




После Всенощной


Из храма выйдешь – зябко, сыро.

Декабрьский дождь и фонари.

Молитва в сердце не остыла,

Жива до утренней зари.



А рано утром – Литургия!

И души снова в храм летят.

И наши помыслые благие

Все искушенья победят!




Вербное


Вербное воскресение.

Вербы сияют в руках.

Солнце лучится весеннее.

Служба – светла и легка.



Хор наверху заливается,

Хочется петь и летать.

Небо к земле наклоняется,

Чтобы излить благодать.



Ходят алтарники чинные,

Словно спустились с Небес.

Их одеяния длинные –

И переливы, и блеск.



Словно небесные вестники,

Медленно входят в алтарь.

С завистью смотрят ровесники:

Им бы примерить стихарь…



Ну а старушки иссохшие,

Вербы зажав в кулачках,

Светленькие и хорошие,

Молятся на облачках.




Уже Господь грядёт


Уже Господь грядёт в Иерусалим.

Ученики скорбят, томятся страхом.

Молва сгущается, полощется над Ним,

И горизонт до белизны распахнут.



Всё впереди: «Осанна!», Крестный Путь

Среди толпы, до впечатлений жадной…

Последнее желание вздохнуть

Всей грудью, судорогой сжатой…



О, Господи! Как близко всё сошлось:

И Благовещенье, и Смертная Дорога…

В последний раз стучится в души Гость.

Впустите Бога!




Вербочки


Вербочки жемчужно отливают.

Каждая душиста и легка.

В синеве небесной проплывают

Радуясь, сияя облака.



Сам Господь, как Странник, на осляти

Под ликующие возгласы грядёт.

Зная о предательстве, распятьи,

Благостный и любящий – идёт.



Не обманется душа: светло и жданно

Ото сна пробудится земля.

Запоют восторженно «Осанна!»

Солнцем озарённые поля.




Троица


Ель зелёненьких ёжиков нянчит на ветках.

Шишки рыжими гроздьями густо свисают.

Истекают смолою. Нагрянуло лето.

В небе влажном кружит голубиная стая.



Дождь прошёл, и уже лучезарится солнце.

По прямой, деловито, летают вороны.

Нынче звон колокольный без устали льётся.

Нынче Троица, вот и разносятся звоны.



А больные стоят у раскрытых окошек.

Тучи в небе гуляют, и дышат деревья…

И даётся уставшим надежды немножко.

И, что искра в груди, просыпается вера.




На Троицу


На Троицу благоухают храмы

Берёзовыми листьями, травой.

Душистый самый, и зелёный самый

Июньский праздник, солнечный, живой.



Гирлянды из берёзовых сердечек.

Куда не глянешь – отдыхает взор.

Три Ангела, среди цветов и свечек,

Ведут серьёзный, вечный разговор.



Священник в изумрудном облаченьи

Выходит к людям и возносит крест.

И от креста и блики, и свеченье

Летят, благословляя всех окрест.




19 августа


«Первее примирися

тя опечалившим…»

Из молитвослова.

1.

Сегодня ехала по лужам.

Измокла юбка. Дождик льёт.

И в церкви чувствовала стужу –

Как холод по спине идёт.

Татьяна, видя, что я в куртку

Закуталась, закрыла дверь.

И я забыла на минутку,

О том, что в ссоре мы теперь.

Стихийно как-то помирились:

Прости! – Прости! – шепча взахлёб,

А дождевые капли били

В окно, там велик в луже топ…



2.

Служба была чистая, пустынная.

По свече – прозрачная слеза…

Исповедь – домашняя, недлинная.

Отошла, и вытерла глаза.

Перед ней направилась на клирос.

Удивлённый, осторожный взор.

Обнялись, и сердце больно билось…

Торопливый, тихий разговор…

Господи! Неужто примирились?!

Я поверить, гордая, боюсь.

Царские Врата легко открылись,

Отчего ж – растерянность и грусть?

Как законсервировать мгновенье,

Чтобы вечно примирённым жить?

Не сражаться с выдуманной тенью,

Копья, стрелы – всё в костёр сложить…

Слава Богу. Мы преобразились.

Плохо, слабо, всё-таки – всерьёз.

Мучаясь, чему-то научились.

Обойди нас, отчуждения мороз.



3.

Как хорошо без всяческих условий

Друг с другом рядом находиться.

И, слушая поток молитвословий,

Вникать в них, и, забыв себя, молиться.




Никольская церковь в Акше


Здесь каждый обломок грустит о былом,

Песком осыпаясь и глиной.

Три деревца чахлых. Густой бурелом.

Развалины церкви старинной.

Воздушная церковь как слепок стоит.

Одно основанье весомо.

Полуденный ветер над храмом летит,

Свистит в колокольных проёмах.

Хлопочет в порушенной роще весна,

Листва пробуждается снова.

А белые камни хранят голоса,

Напевы церковного Слова.

Весенние ветры поют в вышине,

Плывёт перезвон колокольный.

Откликнется сердце в глухой глубине,

Слезою прольётся невольной.

Здесь каждой душе по обломкам бродить

Монашкой бездомной, покуда

Не свяжется времени звонкая нить,

Не явится зримое чудо:

Людей голоса растревожат пустырь,

«Бог в помощь!» – и люди сваяют

Прекрасную церковь. И вспыхнут кресты,

И купола – засияют.




В монастыре


В монастыре – звенящее пространство.

Густое – ни микрона пустоты.

Царит вневременное постоянство.

Намолены и стены, и цветы.



Не люди – души бродят по дорожкам,

Течет молитва плавно и легко.

Сытней в разы еды скупая плошка,

Сон краток – погружает глубоко.



Здесь цели жизни – явно наизнанку.

Намеренье, что невесомый дым,

Здесь получает дивную огранку,

Становится топазом голубым.



Здесь рай душа почувствует до срока,

Увидит язвы страшные свои,

И не уйдет отсюда без уроков

Смирения, надежды и любви.




Свет свечи


Свет свечи. Сияние лица…

Всей душой Тебе поем мы, Боже.

Радости пасхальной несть конца.

Ты воскрес! И мы воскреснем тоже!



И увидим всех, кто дорог нам,

И увидимся, и вместе вечно будем!

Ангельским внимая голосам,

Никого на свете не осудим!



Никого не сможем обмануть,

Будем с Тем, Кто всех других дороже!

Только покажи нам верный путь!

В мире этом не оставь нас, Боже!




Вы прислушайтесь к миру













Русь


Кто мы, кто мы для Тебя, Россия?

Дочери твои и сыновья?

…В лихолетья Ты не голосила,

Очи слёзные ладонью заслоня.



Ты нужду с достоинством терпела,

Крохи собирала для сирот.

Скольких схоронила и отпела!

Горевала за славянский род.



Было время – рожь не колосилась,

Взрывы искорёжили поля.

Огненные бури проносились,

Всё смешалось: небо и земля.



В эти годы собирала жатву,

Щедрую, по градам-весям смерть.

Ты о жизни так молилась жарко,

Как другой, конечно, не суметь.



Как могла, хранила и спасала

Свой народ от супостатов Ты.

Но История пока не пролистала

Всех скорбей печальные листы.



Пусть хотят тебя служанкой сделать,

Радости, надежд лишают пусть,

Белоглазая косится чудь и нелюдь,

Будешь, как была – Святая Русь.




День России


Патриотизм сейчас не в моде.

Зачем нам старый-новый гимн?

На праздник – пьют, иль – в огороде.

И безразлично – молодым.



Объединяющей идеи

Нет, утверждают, на земле.

А тот, кто был живых живее,

Давным-давно исчез во мгле.



Страну, от края и до края,

Окинуть сердцем не берусь.

И всё-таки она – живая,

Неумирающая Русь.



Жива. В ней – молодые силы.

Хотя и кажется, что спит.

Быть может, в шаге от могилы,

Нас только враг объединит?



Нет-нет. Объединяет вера,

Что сквозь неверье проросла.

И в душах есть любовь – без меры.

И в храмах свечи – без числа.




Чернуха


Вся чернуха жизни нашей пёстрой

Как песок скрежещет на зубах.

Нет покоя в соснах, травах росных,

Холод в сердце, горечь на губах.



Плещут вихри огненные, гнутся.

Маску мести не содрать с лица.

Силы нет прозреть и оглянуться…

Злом – по злу! И – схватке нет конца.




А Россия ещё жива


А Россия ещё жива!

С тонкой тропочки не свернула.

Поседела её голова –

Горя много она хлебнула.



Молча, тихо она глядит,

Как беснуются на экранах

Люди-звери (ужасен вид),

Душам чистым наносят раны.



Как пытаются доказать:

Оскотинились наши души.

Их корёжит при слове «мать».

И «Россия» им режет уши.



Мать Расеюшка отдохнёт,

Поглядит и светло, и свято,

Распрямится и отряхнёт

Мошек разных с холщёвого платья.




Бандиты


Бандиты хозяйничать вздумали в доме.

Их норов – безжалостен, лих.

Ни горе, ни слёзы, ни детские стоны

Не стали преградой для них.



Не люди – рабы, исполнители злые,

Живыми ушедшие в ад.

Нас будят раскаты небес громовые,

Чтоб мы оглянулись назад.



Чтоб подняли головы, и ужаснулись:

Ползёт беспросветная мгла.

Как нужно тряхнуть,

чтобы все мы – проснулись,

Увидели плевелы зла?




Ной


Ковчег нелепый строит старый Ной.

А мы смеёмся. Мы поём и пляшем,

Забыв, какою страшною ценой

Оплачен долг непоправимый, страшный.



Стальные птицы падают с небес,

Холмы могильные на месте небоскрёбов.

Мы жаждем развлечений и чудес,

Не замечая, что шумим у гроба.



Нам застит очи вековой обман,

Что смерть в дома чужие только вхожа.

Пустые домовины по домам,

Невидимые, высятся в прихожих.



…Ной строит ковчег… Мы глазеем беспечно:

Скорбя, он несёт на плечах

Тяжёлые доски. А дни быстротечны!

Уж первые капли стучат.




Господь хранит планету


Всего, всего должно быть в меру.

Жары и стужи, сильных гроз…

Господь хранит планету, верю.

Цветущий сад, дыханье роз,



Живой компьютер – пчёлок в улье –

Он изобрёл, и водопад…

А мы, испорченные, – пули,

И прочий смертоносный ад.



И нынче бесится природа:

То град, то жар, не перечесть…

Для вразумления народа,

Чтоб знали, что Хозяин есть.




Мир осыпается


Мир осыпается. Размыты берега,

Сползают в воду рыхлыми пластами.

Метелью огненной охвачена тайга.

Дельфины вспарывают отмель животами.

Мир содрогается. На землю с высоты

Летит не град, а ледяные камни.

Сжирают оползни дороги и мосты.

Безжизненно-пусты глазницы зданий.

В огне и пепле падают дома…

Асфальт в крови.

Сквозь дым проходят тени.

Льды тают. На экваторе – зима.

Мир непокорный рухнул на колени.

Паучья сеть, с названьем «интернет»,

В мозги вживляясь, землю облепила.

Мир бабочкою бьётся. Меркнет свет.

Открыто правит бал лихая сила.

Личины сброшены. И леденеет кровь

От злобы, очерствелости, бесстыдства.

И в души, где ещё жива любовь,

Игла с дурманом норовит вонзиться.

Несчастный мир. Он катится во тьму,

Визжа, стеная, хохоча, кривляясь.

Но руки тянут Ангелы к нему,

Теряя силы, удержать пытаясь.

…Мы, против воли, в гуще новостей.

Участники и очевидцы битвы.

Земля в смятении. И кружатся над ней

Слова последней, горестной молитвы.




Одуванчики закрылись…


Одуванчики закрылись.

Холод. Тучи. Редкий дождь.

Выйди, солнце, сделай милость.

Без тебя по коже дрожь.



А в Москве-то разгулялся

Сильный ветер-хулиган.

Рвал плакаты, завихрялся,

Превратился в ураган.



Он, как демон непокорный,

Что свою покинул клеть,

Вырывал деревья с корнем,

Рушил всё и сеял смерть.



В ход пошли столбы и крыши,

И людей не пощадил…

К нам пришёл уже поникший,

Видно, выбился из сил.



…Есть и в наших душах смерчи,

Вихри злобы – будь здоров…

Вышли – было бы не легче.

Наломали б тоже дров.




Мы разделились


Мы разделились на друзей-врагов.

Мы раскроили мир на свой размер.

Мы вылепили собственных богов,

Религию сплели из ложных вер.



И удивляемся: качается земля,

Пугает и уходит из-под ног.

Но не даёт гордыня умолять,

Просить, чтоб пощадил нас добрый Бог.




Игра


Парень компьютер включает.

Метко стреляет, быстро.

Ангел стоит за плечами.

Вздрагивает от выстрелов.




Телевизор


Телевизор – сладкая отрава.

Ложь, иллюзия покоя и любви.

Хорошо в мечтах туманных плавать,

Новости горячие ловить.



Погружаться в призрачные страхи,

Видя чудищ – ёжиться, потеть,

Волноваться, жмуриться и ахать.

Знать – исчезнут, если захотеть.



Повреждать свою святую душу,

Но тянуться к пульту всё равно.

Вновь приходят, загражденья руша,

Бесы в дом… Подумаешь, кино…



Душу лечит Божия реальность.

Для души скучна она, сера.

Снова убегает в виртуальность,

До самозабвенья, до утра…



Радость тихая – наряд неяркий леса,

Свежий блеск заснеженных полей

В ней не вызывают интереса.

Тошно в жизни, оглушённой, ей.




Новости


Вся семья приросла к телевизору.

Поглощает поток новостей.

Там на выбор любая провизия,

Винегреты вестей и страстей.



Иссушается мозг, выпивается,

Незаметно, под визги реклам.

Даже стих мой сейчас спотыкается:

Тянет силы бормочущий вамп.



Голоса, голоса накалённые,

Барабанный ритмический звук.

Очи в очи, глаза остеклённые…

Пьёт энергию … телепаук…




Наши души


Мы не стяжали непрестанной молитвы.

Мы не достигли чистоты сердца.

Наши мысли – словно могильные плиты.

Нам от дум некуда деться.



Что нам делать, немощным, хилым?

Ни поста достойного, ни молитвы.

Скот – о скотском, а мы до могилы

Всё – о жвачке, не слыша Ангелов пенья.



Как магнитом, нас тянет к мерцающим монстрам.

Там дурман, там отрава, там чувственный опий.

Представляется: так легко и так просто –

Штепсель выдернуть… Но скука утопит.



Наши души уже задыхаются.

Едва слышно «спасите!» пищат-голосят.

Из последних сил трепыхаются.

Жить хотят.




Вести


Нелепые мысли и страшные вести

С экранов, журналов в мозги западают.

И тем, кто скандально и шумно известен,

Внимает бездумно толпа молодая.



О Церкви – с насмешкой, о бедах – смакуя,

Кричат они громко, с настроем резвиться.

Пусть фейки, подлоги и пишут вслепую,

Но как озабочены имиджем лица.



Их слушать не нужно, их лучше не трожь.

Она агрессивна, спесивая ложь.

Желаем коктейлем вестей насладиться?

Довольно глотка, чтоб всерьёз отравиться.




В журналах


В журналах глянцевых – гламурное житьё.

В цене – успех, комфорт, богатство.

Сабвуферы и сполеры, литьё…

Автомобильно-призрачное братство…



Но каждый за себя! И день за днём

Владельцу чуда на колёсах – не до Бога.

Но будет миг, и вспомнится о Нём:

Когда вдруг встанет и обрушится дорога…




Талант


Талант дешевле, чем любовь…

Гляди: в журнальчике площадном

Свет, чистота – распяты вновь.

Талантливо! И беспощадно.




Следы


Следы бесовские – что знаки поворотные.

Развалы книжные. Тут зелья приворотные.

Журналы, где полно разборок мафии,

Эротики, на деле – порнографии.



По телевизору ещё весомей, зримее

Поведает о них учёность мнимая.

Всё то же: колдовство, убийство, блуд,

Что прямо в преисподнюю ведут.



Но лучше не выискивать следы

Природы падшей, страха и беды.

Есть Божьи драгоценные следы:

Свет солнца и журчание воды.



Хлеб на столе. Любимых голоса.

Садов цветение и детские глаза.

Когда душа возлюбит чистоту,

Увидит всю земную красоту.



А от земной поднимется к небесной,

Где с каждым шагом радостней, чудесней!




Добро и зло


У зла не увидишь дна.

У добра не видать границ.

У добра одежда одна.

У злобы тысяча лиц.

Сотни одежд, ролей.

У добра – одно упование.

У зла – никаких надежд,

обречено заранее.

Но почему, ядовитое,

так привлекает оно?

Сладкое, липкое, сытое,

тянет на дно.

Добро наши страсти борет,

Зовёт: «Поднимайся ввысь!».

Но тяжко взбираться в гору.

Легче катиться вниз.




Не имею телевизора…


Не имею телевизора,

Не читаю я газет.

Но идут из мира вызовы…

От него покоя нет.



Рассказал сосед о пенсиях,

Продавщица – про теракт…

Новостей течёт эссенция.

На душе царит бардак.



А душа сопротивляется:

Знать о взрывах – нелегко.

И скорбит она, и мается,

Растеряла весь покой…



В лес пойду – пичуга светлая

Трелью радует меня.

Утешают липы ветками,

И приходит радость дня.



Мир, в огне, скорбях и ужасах,

Разъярённый и больной,

Не исчез, а просто сузился,

Стал горошинкой одной.




На смерть Майкла Джексона


Вот мы умрем – а мир и не заметит…

Успеть бы тихо вымолвить: "Прости…"

…Какое солнце нынче Майклу светит?

Куда ему назначено идти?



Кто знает, что в душе его творилось,

Каким на самом деле был, скажи?

Звезда, как плод, созрела, покатилась…

Лишь ветка опустевшая дрожит…




Закваска


Плотская, мирская в нас бродит закваска.

Нам жизнь кинозвёзд представляется сказкой.

У каждой модели – павлиний наряд.

Царят за кулисами слёзы и ад.



Сулят нам конфетки в красивых обёртках,

Мозги заплетают умело и вёртко.

И тратим мы время и деньги на тряпки.

Но копятся где-то архивные папки.



Записаны наши дела, помышленья,

От Бога и к Богу любые движенья.

Когда же исчезнет земля под ногами,

То кто нас поймает? Что станется с нами?




Кумиры


Нет страшней восторженных людей,

Обоготворяющих кумиров,

Озарённых множеством идей,

Возносящих их, как светоч, миру…



Вот они кого-то на руках

С воплями восторженными носят.

А когда идее полный крах,

Бросят наземь, сокрушая кости…



Вновь кого-то вытащат на свет,

Понесутся с новою игрушкой…

Кажется – любви предела нет…

А остынут – не пробить и пушкой…



… Хорошо, когда любовь – тиха,

Жалостлива, и полна покоя…

Как река, бегущая века…

Как ладонь, что от беды укроет…




Нынче скромные не в моде





Конец ознакомительного фрагмента.


Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/olga-levonovich/lubi-nebesnoe/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Поддержите автора - купите книгу


1


Читать бесплатно другие книги:

Галиматья (бестолковщина, бессмысленность, нелепость, чепуха; на французском языке galimafr;e, на древнеанглийском ga...

В будущем богатые люди смогут отделить свой мозг от старящегося тела – и станут жить почти вечно в особом “баночном” ...

Автор мировых бестселлеров № 1 Стефани Майер возвращается с новым романом о Белле Свон и Эдварде Каллене!

До си...

Третья книга авторской серии «Егерь Императрицы».

К 1772 году Российская империя разгромила основные военные си...

«Практический интеллект» – это не обычная книга о том, как «эффективно думать». Нет, она начинается с рассмотрения би...

Общий враг не только устрашает, но и объединяет.

Дает толчок к переходу в новую реальность, где Солем собирают ...