Достаточно трёх. Война души. Книга 3 - Климова Маргарита

Достаточно трёх. Война души. Книга 3
Маргарита Климова


Сложно жить, когда в твоём существовании всегда присутствуют прилагательные первая и единственная. Первая девочка, рождённая от землянина, первый курсант женского пола, допущенный до управления звездолёта. Единственная сакиа, потерявшая своих мужей и не сумевшая сохранить своего ребёнка. Может, когда-нибудь моя душа вернётся, и я смогу быть счастливой…

Содержит нецензурную брань.





Маргарита Климова

Достаточно трёх. Война души. Книга 3



Пролог



– Дотронься Акмаль, – шепчет змей искуситель, втягивая ноздрями моё возбуждение. – Я же знаю, ты этого хочешь не меньше нас.

– Позволь сделать тебе приятно, – вибрация воздуха сзади, замешивает ураган в груди, спускающийся вниз живота. – Позволь любить тебя, малышка.

Я со стоном подаюсь вперёд, впечатываясь губами в Литама, сдаваясь на волю победителям. Меня окутывает поцелуями, ласками, по всему телу гуляют руки и губы. Я проваливаюсь в пучину страсти, взлетаю к мерцающим звёздам. Не замечаю, как в каюте появляется Лахтур, приникший жадным поцелуем, вдавливающий с силой в себя, трясясь от нетерпения мной обладать.

– Я так долго ждал… мечтал… – ловлю его слова, продирающиеся в самое сердце.

– Моя малышка… сладкая… яблочко… – окружают слова, стелющиеся шёпотом.

Это моя жизнь, разделившаяся на до и после. До было как во сне, сжигая меня в пламени страсти, после остались прилагательные – первая и единственная. Первая девочка, рождённая от землянина, первая женщина, закончившая военную академию, первый курсант женского пола, допущенный до управления звездолёта, первая ганзалеонка, отправившаяся служить наравне с мужчинами. Единственная сакиа, потерявшая своих мужей, и не сумевшая сохранить своего ребёнка. Бывшая первая, стала единственной ганзалеонкой с изуродованным на одну треть телом, отказавшейся устранять дефекты. Почему? Чтобы помнить! Чтобы не забыть, что не уберегла своих мират и маленькое сердечко, которое уже отстукивало несколько дней, будя меня по утрам. Чтобы, глядя в зеркало, я всегда видела ту, которая виновата в случившемся.

Оставшись служить в приграничном гарнизоне, стала разочарованием своей семьи, одновременно получив под командование тяжёлый крейсер и отшлифованную команду, готовую умереть за меня и безопасность Ганзалеона. Первый год, после случившегося, окружающие ждали, когда я сломаюсь. Но я обновила апгрейд, произвела дефрагментацию и выбила кулаками все ожидания. Мой слом означал бы потерю связи с местом гибели и захоронения мужей, что было сравнимо с окончательной смертью телесной оболочки. Душа умерла в тот день, семнадцать лет назад, уйдя в мир Зандал, в надежде соединиться там со своей судьбой.

Мой крейсер патрулирует приграничный район Дамиртал, планеты, воинственно настроенной против всех, стремящейся захватить и поработить население ближайших планет. Именно в стычке с дамирталцами я потеряла свою жизнь, именно они разнесли в щепки моё счастье. Возможно поэтому я осталась здесь. Месть и жажда убивать несли меня все эти семнадцать лет в самые горячие точки столкновения. Стены моей каюты покрыты звёздами, за каждую уничтоженную жизнь. Это мой храм войны, где я покланялась богу мести.

Семнадцать лет я не видела свою семью, довольствуясь несколькими минутами общения по видеосвязи, вовремя пристыковки к космической станции пару раз в год, и каждый раз они уговаривали меня вернуться, начать новую жизнь, связать себя с новым родом. Возможно когда-нибудь, но не сейчас. Возможно, настанет время, когда я смогу отпустить прошлое ради будущего.

Давайте знакомиться. Я Акмаль Дор, в девичестве Лароз, капитан военного крейсера Замилак, что в переводе означает дракон, бороздящего неспокойные просторы космоса. Мне тридцать девять лет, из которых двадцать два года я проживала счастливую жизнь, а последние семнадцать лет существую, тайно надеясь на почётную смерть воина, выполняющего долг.



Глава 1

– Капитан! В квадрате три двадцать шесть зафиксирована вспышка! – отрапортовал Шамид, молодой, но толковый парень, заслуживший два года назад место моего помощника.

– Перемещаемся! Квадрат три двадцать шесть! Сотрём это дерьмо в пыль, ребята! – это не моя фраза. Когда-то она принадлежала капитану космического корабля Мирто, моему старшему мужу Лахтуру.



Я поступила под его командование в восемнадцать лет, будучи выпускницей военной академии и лётной школы, организованной моим отцом. Безумно красив, высок, широк в плечах. Змеевидная татуировка тянулась от виска, пересекая скулу и уползая под китель, расстёгнутый не по уставу на одну пуговицу. Чёрные глаза в гневе, испещрялись шоколадными лучами в моменты спокойствия. Тонкие губы придавали мужественному лицу аристократической твёрдости, а выбритые виски и дреды, забранные в высокий хвост, нагоняли ужас на каждого, прогневившего кэпа.

– С каких это пор домашних девочек присылают в горячие точки?! Совсем охренели?! Планета перенасыщена воинами, а командование женщинами прикрывается?! – первые слова, застрявшие в глубинах сердца, заставившие его затрепыхаться, ускориться и потеряться в этом мужчине.

Год я давила в себе чувства, стараясь меньше попадаться на глаза Лахтуру. Он сам не жаждал встречи со мной, заваливая заданиями подальше от капитанского мостика. Служба шла, и мы, наверное, так и избегали бы друг друга, пока к звездолёту не откомандировали его братьев Ларита и Литама, служивших до этого на других кораблях. Они были очень похожи. Тот же взгляд, та же стать, те же, сводящие с ума губы. Ларит ничем не уступал старшему брату, огромный с массивным разворотом плеч, с татуировкой, витиевато расчерчивающей левую часть лица, затылок, шею и прячущейся за воротом кителя, вызывая зуд в пальцах от желания снять одежду и пройтись по тёмным росчеркам вниз, узнать на сколько далеко они уходят вниз. За этими грязными мыслями и поймал меня Литам, младший из братьев Дор.

– Нравится? – прошёлся по виску бархатистым урчанием. – Хочешь потрогать?

Я аж подпрыгнула от неожиданности и от стыда, заливающего щёки румянцем. Литам стоял слишком близко, оставив пару сантиметров между нами, что не спасало от жара, исходящего от его тела. Чёрные омуты пожирали меня целиком, затягивая, не давая шансов на спасение. Непослушная чёлка спадала на выбритую полосками бровь, закрывала маленькие звёзды на виске, нахальный оскал поблёскивал белизной, маня пройтись по ней языком.

– Не стесняйся, яблочко, – шёпот, доносящий свежесть мяты, пробегающий мурашками по хребту, стремящийся вниз к пульсирующему лону. – Достаточно прикоснуться, и я весь твой.

Подняла руку, приближая к непослушным тёмным прядям, и одёрнула, заметив, как замер в ожидании Литам.



– Капитан! Мы на месте! – вырывает из воспоминаний голос Шамида. – Четыре корабля-разведчика дамиртальцев по правому боку!

– Орудия?! – проверяю данные по количеству и принадлежности вражеских кораблей.

Исключаю наличие по близости гражданских транспортников. Мы не уничтожаем мирное население, заставляя переговорами и угрозами вернуться в измерение, но вооружённые звездолёты уничтожаем без предупреждения уже семнадцать лет.

– Работаем, мальчики! – прикрикиваю, поддаваясь жгущему грудь желанию мести. – Защитные щиты опустить! Оружие на цель! Никого не упустить!

Бой длился пять-десять минут. Это даже не бой, одностороннее истребление. Мы месяцами плавали в просторах вселенной, выискивая корабли врагов и уничтожали их, следуя охотничьему инстинкту.

Рисую ещё четыре звезды на стене в каюте, такие же как у Литама на виске. Каждую смерть я посвящаю мужьям, каждую звёздочку любимому Литаму. Как позже оказалось, звёзды покрывали ключицу и плечо.

– Почему звёзды? – спрашивала, когда мы поженились.

– По одной на уничтоженный вражеский корабль, – улыбался, подминая под себя.

После каждого вылета их становилось больше, завладевая предплечьем и грудью. Для него это было игрой. Немного беспечный, слегка бесшабашный, всегда улыбающийся. Но это всё я узнала потом, а сейчас стояла, одёрнув руку и шумно дыша.

– Смелее малышка, – склонился, уткнувшись лбом к моему. – Коснись, и дальше я всё сделаю сам.

Что-то щёлкнуло в голове, выключив рубильник, отгородив окружающий мир от нас, засосав в вакуумный колпак. Слишком близко, слишком горячо, слишком хочется податься вперёд, скользнуть по тонким, приоткрытым губам. Грудь болезненно вздымается, касаясь его собой. Каждое касание проходит наждаком по соскам, кружа голову, мутя разум. Стон. Не его, мой, от этой случайной ласки, от сумасшедшего желания большего.

– Давай, яблочко! – нетерпеливо рычит, впиваясь горящим взглядом, но не касаясь меня руками.

Те же пару сантиметров, между нами, и только в области лба пульсирует энергия, закручивающая нас в безумие. Срываюсь с места, боясь погибнуть в воронке чувств, скрываясь в машинном отделении, глотая появившиеся откуда-то слёзы. Не плакала с шести лет, считав солёную сырость слабостью. Никогда не реагировала так на мужчин, считая себя выше этого. Всегда хотела быть воином, перечеркнув семейную, оседлую жизнь, затолкав взгляды на мужчин, как на самцов. Они всегда делали попытки сблизиться, выделиться, зацепить, но меня не трогало, моя цель блестела звёздами, меня тянуло в бесконечную черноту.

Теперь вою, как маленькая девочка, спрятавшись за ящики с инструментами, растирая слёзы и сопли по щекам. Дура! Расклеились! Ты капрал звёздного флота! Встала, вытерла сопли и на выход проверять систему охлаждения!

Мне удалось пробегать два дня, не сталкиваясь с братьями Дор. Постоянное напряжение смешивалось с воспоминаниями, окатывающими огненной волной. Противоречивые чувства раздирали на части. Меня тянуло к ним, и в тоже время хотелось бежать как можно дальше. Мои сомнения разрешил стук в дверь и Ларит с Литамом, стоящие на пороге.



Глава 2

– Капитан. На смену выдвинулся Асалар, – Шамид настигает меня в столовой. – Встреча в квадрате шесть восемнадцать через четыре дня. Какие распоряжения?

– Просканируй перед уходом ещё раз квадрат. Если всё чисто, направляемся в точку встречи, – отправляю в рот мясную подошву, безвкусную, как и вся моя теперешняя жизнь.

Пол дня прошло в подготовке корабля к броску в световую воронку, с точкой выхода к квадрату, приближённому к месту встречи. Через неделю предстояло прибыть на станцию для профилактического ремонта и отдыха команды.

У ребят приподнятое настроение. Как бы они не любили космос, походы по питейным и публичным домам никто не отменял, а сбросить накопившееся напряжение требуется любому, здоровому мужику.



Ларит стоит за спиной, опаляя горячим дыханием затылок, мутя сознание своей близостью. Литам загораживает выход, медленно двигаясь ко мне. Это как танго втроём без тактильности. Только воздух искрит, потрескивая между нами.

– Дотронься Акмаль, – шепчет змей искуситель, втягивая ноздрями моё возбуждение. – Я же знаю, ты этого хочешь не меньше нас.

– Позволь сделать тебе приятно, – вибрация воздуха сзади, замешивает ураган в груди, спускающийся вниз живота. – Позволь любить тебя, малышка.

Я со стоном подаюсь вперёд, впечатываясь губами в Литама, сдаваясь на волю победителям. Меня окутывает поцелуями, ласками, по всему телу гуляют руки и губы. Я проваливаюсь в пучину страсти, взлетаю к мерцающим звёздам. Не замечаю, как в каюте появляется Лахтур, приникший жадным поцелуем, вдавливающий с силой в себя, трясясь от нетерпения мной обладать.

– Я так долго ждал… мечтал… – ловлю его слова, продирающиеся в самое сердце.

– Моя малышка… сладкая… яблочко… – окружают слова, стелющиеся шёпотом.

Влажное дыхание по складочкам, требовательные касания языком клитора, пальцы, проникающие в меня. Холодные простыни, касающиеся спины, чёрные омуты Лахтура, нависшие надо мной.

– Я, Лахтур Дор, беру тебя, Акмаль Лароз, в жёны. Навсегда, – входит резко, разрывая девственную плеву, не давая вздохнуть и опомниться.

Его движения резкие, быстрые, доводящие до бурления в крови, разрывающие струны одну за другой, отпускающие напряжение внизу живота, вызывающие судороги в ногах. Первый оргазм накрывает с головой, пробивая тело дрожью, выбивая стон, переходящий в рык.

– Я, Ларит Дор, беру тебя, Акмаль Лароз, в жёны. Навсегда, – не даёт опомниться Ларит, накрывая собой, врываясь слишком глубоко, затрагивая чувствительные точки, нещадно вбиваясь, заставляя кричать, вонзаться в плечи ногтями, доводя до новой волны удовольствия, до нового взрыва внутри, сжигая в пламени страсти и воскрешая в море нежности.

Кожа покрыта потом, горло саднит от криков. Литам не спешит войти, ласкает, целует, покручивает клитор.



Читать бесплатно другие книги:

Она: Мой муж вышвырнул меня, как ненужную вещь, запретил видеться с дочерью. Теперь единственный шанс спасти себя и д...

Словарь содержит 1700 самых часто встречающихся английских слов. Каждое слово имеет один главный перевод и ассоциацию...

Прочитав книгу специалиста по телесным практикам Эмили А. Фрэнсис, вы узнаете, почему…

• у большинства взрослых...

На Северной Руси наступили страшные времена. Затяжные дожди и морозы летом 1228 г. от Р.Х. уничтожили весь урожай и п...

Думаете, что все бессмысленно? Тревожитесь, не доверяете миру, беспокоитесь, что впереди ждут одни неудачи? Не верьте...

Как превратить посетителей сайта в покупателей, а случайных интернет-серферов в зарегистрированных пользователей? Гра...