Инженер. Часть 2. Поиск - Южин Евгений

Озер стало меньше, и наконец, когда я уже собирался совершить посадку, вдали стало заметно что-то темное. Ана обернулась ко мне и улыбнулась:

– Долетели.

Каменная осыпь поражала воображение – казалось, что она протянулась от самых облаков до подножия гор. Вправо и влево, насколько хватало взгляда, тянулась стена каменистых, крошащихся, веерообразных склонов, перемежавшихся скалистыми зубами. Верхушки большинства этих конусов прятались выше нижнего края облаков, и оттого горы казались совершенно непроходимыми, протянувшимися глухой стеной от края мира до края. Но, конечно же, это было не так. Немного повисев почти под самыми облаками, разглядывая открывшийся вид, мы направились вдоль основания гор на юг. Долго лететь не пришлось, и уже через полчаса мы опустились на площадку рядом с первым из сооружений древних, которое пережило грандиозный катаклизм Второго поворота.

На ровной скалистой площадке одного из зубов, торчащих из осыпающихся склонов, располагались четыре высоченных колонны. Они мне напоминали египетские монументы, послужившие прообразом для многих памятников такого рода на Земле – четырехгранные сужающиеся к вершине столбы с косо срезанными макушками. Столбы располагались ромбом так, что один, самый высокий, стоял у дальнего края площадки, ближе к горе. Второй, такой же по высоте, стоял вообще не на площадке, а на располагавшемся ниже выступе скалы. Два оставшихся располагались справа и слева по краям – они были относительно невысокие. Вершины всех столбов были срезаны таким образом, что их площадки лежали на одной огромной наклонной плоскости, которая проходила через макушку еще одной детали сооружения – невысокой четырехугольной ступенчатой пирамиды, стоявшей в самом центре.

Мы опустились на краю скального выступа, недалеко от пирамиды. Вблизи было видно, что площадка когда-то была выравнена искусственно, и под мелкими камушками и мусором, покрывавшими ее, виднелись огромного размера квадратные плиты, лежавшие в основании. Я спрыгнул из кабины на скалу и с любопытством завертел головой. Ана сидела в самолете и, по-моему, больше следила за мной, чем за видами вокруг.

– Пойдем осмотримся? – позвал я ее, не сомневаясь в ответе.

– Иди. Я уже насмотрелась в свое время. Там ничего нет.

Я пожал плечами и двинулся к пирамиде. Зачем-то же мы прилетели сюда! Однако, по-своему, девушка оказалась права. Сооружение, по-видимому, было абсолютно функциональным – никаких украшений, надписей, таинственных дверей или непонятных механизмов. На плоской пыльной макушке пирамиды, два на два метра, ничего не было. Все, что мне удалось обнаружить, – четыре вырезанных в каменном материале строений древних иероглифа. Ана пояснила, что это числа – один, два, три, четыре. И все?

Пока я бродил по окрестностям, она разогрела воду в небольшом чайнике и теперь наслаждалась варевом, которое делалось из какой-то морской водоросли и по вкусу, как это ни странно, более всего напоминало кока-колу, правда, почти не сладкую. Я не мог просто так сдаться.

– А ты что-нибудь магическое здесь видишь? – спросил я девушку.

– Не-а. Только на низких колоннах, может быть, есть что-то на вершине. Здесь все уже тысячу раз облазили и в прошлом, и позже много кто.

– Ну, меня-то здесь раньше не было, – самоуверенно заявил я и полез под брюхо самолета, где в гамаке хранились наши дорожные пожитки. Вытащив на свет усовершенствованную версию подзорной трубы с линзами из неизвестного мне материала, который мог, фигурально выражаясь, проявлять магические эффекты, я оглядел сооружение, как говорится, вооруженным глазом.

Тут же выяснилась интересная деталь: все скошенные площадки на колоннах переливались голубоватым отсветом. Скелле просто не могли видеть магию так далеко, а колонны были слишком высокими – вот они и проморгали эти спецэффекты. Для меня было очевидно, что площадка на вершине ступенчатой пирамиды является функциональным центром этой конструкции и что предназначена она для человека. Но вот что он должен был там делать? Никаких деталей, которые позволяли бы управлять чем бы то ни было, там не было. Осматривая площадку, я уже раньше нашел единственные здесь настоящие развалины. Это было похоже на небольшой каменный сарай, разрушенный сильным ударом по одной из стен. Сейчас груда обломков высилась среди уцелевших оснований трех стен и производила ощущение глубокой древности – острые грани сгладились от дождя и ветра, между камней скопились песок и гравий. Я направил свою трубу на холмик и сразу же обнаружил две искорки, еле заметно мерцающие под ним. Это было интересно.

На раскопки ушло часа три, не меньше. Я вымотался, пару раз порывался бросить это занятие или слетать за кайлом, но как только бросал взгляд через трубу на ближайшую искру, так азарт сразу же смывал усталость. Ана все это время нарезала круги вокруг меня, как акула, почуявшая добычу. Работать приходилось коротким ломиком, который я прихватил, сам не знаю, почему, и руками. Наконец, после того как я выдернул особо упрямый каменный блок, не желавший покидать свое насиженное гнездо, в мелком щебне, открывшемся под ним, я заметил знакомый камень. Сердце заколотилось бешеным насосом – маленький треугольный окатыш, точная копия того, который привел меня сюда. Я обтер его трясущимися руками и всмотрелся. Никаких звездочек в нем не было видно. Поводив камнем по сторонам, я ничего не обнаружил.

– Что скажешь? – обратился я к Ане.

Та немедленно выхватила камень у меня из рук:

– Такой же, как тот, о котором ты рассказывал?

– В точности. Только никаких звездочек не видать. Может, ты чего видишь?

– Вижу, конечно. Интересно, как его сразу не заметили? Там очень сложная структура. У нас такие, только попроще, делают в Арракисе[2 - Арракис – город на побережье океана, столица государства, в которое попал Илья.]. Они для моряков. Что-то вроде устройства для навигации – при любом положении сохраняют точное направление на точку, к которой их привязали. И да, это похоже на звездочку.

– Так почему же сейчас никакой звездочки не видно?

– Мне кажется, он не привязан еще. Точно сказать не могу – я ничего настолько сложного еще не видела. Даже больше, я не понимаю, зачем так сложно?

Отобрав у нее камень, я навел на него лупу. Через линзу, превращающую излучение таинственного источника в электромагнитное, стало видно мерцающее сияние внутри. Судя по тому, что только часть этого излучения преобразуется в видимый свет, внутри действительно что-то непростое.

Приближался вечер. Поднялся несильный ветер, и сразу стало намного прохладнее. Я обратил внимание, что Ана уже надела на себя теплое длинное подобие пальто, и полез под самолет за своим камзолом, который сохранил со времен приключений в Варсониле[3 - Варсонил – крупный город на притоке Дона – Орнеже. Находится на полпути от истоков Дона до океана. Особенностью является нахождение под контролем города так называемого Радужного Разлома – серии геологических образований, в которых добываются некоторые магически важные минералы.].

– Думаю, надо спуститься вниз, к озерам, и переночевать там. По крайней мере, не замерзнем, – сказала моя спутница.

Я был возбужден находкой – еще никогда я не был так близко от цели. Хотелось исследовать все как можно тщательнее. Забрав у девушки камень, который она вертела между тонких изящных пальцев, я заявил:

– Поднимусь на пирамиду. Хочу проверить кое-что.

О том, что под развалинами должен быть еще один камень, я почему-то умолчал.

На вершине ветер был еще сильнее. Я остановился, приходя в себя после подъема, и посмотрел вниз. Было видно, как Ана забралась в кабину самолета. Я подумал, что она собирается взлететь, но нет. Похоже, она просто пряталась от ветра. Выйдя на середину площадки, я собирался понаблюдать камень через линзу – не будет ли происходить каких-нибудь изменений в переливчатом пятне внутри, – когда заметил, что камень светится сам по себе знакомым голубоватым отблеском. Надо позвать Ану, подумал я, и тут же мир дернулся, потемнел, и по ногам жестко ударила земля.




3


Дорога была идеальной – ровный свежий асфальт, четкая красивая разметка и желтый свет фонарей, отделяющий мир цивилизации от окружающей тьмы. Пока я добирался до нее, я видел еще несколько машин, проехавших в том же направлении. И, как назло, стоило мне выйти на свет, машины исчезли. Поразмыслив, я двинулся в том же направлении, куда ехали автомобили. Я совершенно точно был на Земле, но где? Дорога казалась знакомой, разметка белого цвета – значит, не Америка и не Канада. Да и сам стиль дорожных фонарей казался родным и знакомым. Хотя я и не сомневался, что на большинстве из них, если поскрести, легко можно было найти надписи, что-то вроде «сделано в Китае». Было прохладно, но ощущения, запахи намекали скорее на весну, чем на осень. Пахло, кроме всего прочего, близкой водой.

Отблеск фар осветил обочину и протянул длинные тени от моих ног. Я обернулся и увидел приближающийся автомобиль. Остановился и поднял руку в универсальном жесте. Машина сначала проскочила мимо, не останавливаясь, но, проехав метров сто, внезапно осветила пустоту новой краской – ослепительным светом стоп-сигналов. Торопливо шагая к ней, я гадал, что это за авто – никогда раньше я таких не видел. Уже подойдя совсем близко, рассмотрел значок какой-то китайской марки на багажнике небольшого белого кроссовера и знакомые российские номера. Так, я дома. Коды регионов я не помнил, но это точно было что-то южное, и я подумал о Ставропольском крае.

– Добрый вечер, – поздоровался в приоткрытое окно я, – подвезете?

– Добрый, – буркнул водитель – пожилой дядька с усами, в клетчатой рубашке и джинсах. – Вы что, из этих, реконструкторов?

– Вроде того, – уверенно ответил я, решив играть по его правилам.

– Залезайте. Вас куда?

Простой вопрос поставил меня на время в тупик. Можно, конечно, было бы назвать ему московский адрес и остаться караулить следующую машину, но я выкрутился и после небольшой паузы сказал:

– Да любой торговый центр по пути. Мне бы переодеться.

– Это да, – согласился водитель. – Видел я вашего брата. Кто в чем! У вас, кстати, одежда не похожа на Средневековье. Это что?

– Это так одно угро-финское племя в прошлом одевалось, – продолжил я врать.

Тем не менее похоже, что это устроило моего спутника:

– А-а, ясно. А как на дорогу-то попали? С реки, что ли?

Стало ясно, почему пахло водой. Надо было срочно изобретать версию, как я попал туда в одиночестве.

– Лодка потекла. Пришлось бросить – завтра чего-нибудь придумаем. Телефон вот утопил – это проблема.

– Понятно! А то, я думаю, откуда он там взялся – один, ночью. Ну, да ничего, смарт – это не проблема.



Читать бесплатно другие книги:

История любви в эпоху Тиндера и медицинских масок. Мужчина средних лет подозревает, что он смертельно болен или скоро...

Удивительно теплая и нежная проза Олеси Куприн за одно мгновение перенесет вас из суетного настоящего на горячее от с...

Вопросы, связанные с питанием и диетами, интересуют очень многих. Однако чем сильнее мы будем углубляться в тему, тем...

Эви Пумпурас – бывший агент Секретной службы США. В своей книге она рассказывает о волнующих всех вопросах безопаснос...

Разбитые сердца, обманутые надежды, тяжелые расставания… Каждый день читатели присылают мне драматичные исповеди, в к...

В учебном пособии анализируется эволюция теоретических подходов к историческому знанию от античности до наших дней, о...