Айя. Жизнь… и после… - Критская Ирина

Айя. Жизнь… и после…
Ирина Критская


Жизнь Айи благополучна и до тошноты нормальна – семья, муж, свекровь, все как у всех. Вот только любви нет, да и кому она нужна, эта любовь, если и без нее все в порядке. Даже дача есть, правда, Айя ее ненавидит до дрожи, единственное, что ее примиряет с грядками – это огромная яблоня на участке, с ветвей которых, на которые Айя карабкается, как кошка, по ночам видно луну.

Но однажды у этой колдовской яблони Айя встречает рыжую женщину – то ли призрак, то ли видение… Странные вещи говорит эта женщина – вроде Айя совсем не Айя, у нее есть другое, настоящее имя. И с момента этой встречи жизнь Айи покатилась под откос – страшная болезнь, предательство мужа, и наконец – смерть… Только вот после этого началась совсем другая, новая жизнь…





Ирина Критская

Айя. Жизнь… и после…





Часть 1. Айя. Жизнь до…



Глава 1. Дача свекрови



"Как же меня ЭТО достало. Когда он поймет, что таскаться на эту сраную дачу мне вообще не в кайф. Да еще на электричке этой поганой".

Эти мысли у Айи возникали в такт "та да, тада, та да, тада"– колеса электрички стучали слажено и нудно, чуть отдаваясь в голове легкой болью. У Айи сегодня с утра начался приступ ее мигрени, но, к счастью, он был совсем слабым и она смогла собраться и поплестить вслед за Сашей на станцию.

Айя ненавидела дачу. Там, где весело управляла хозяйством ее неунывающая свекровь, она чувствовала себя совсем не в своей тарелке. Примерно, как если бы разноцветную попугайку, прожившую в комфортной, чистенькой клеточке, сунули в грязный курятник. Она и вела себя так – брезгливо ходила по дорожкам, даже встряхиваясь от неприятия. Так намоченная дождем кошка пробирается среди влажной травы, высоко поднимая лапы, но все -таки движется к цели – выпавшему птенцу. А Айи цели не было. Но, прямо сказать мужу: «К черту, я не поеду», – у нее не хватало смелости. И, поэтому, раз в неделю, а, если повезет – в две, они собирали сумки с продуктами и перли их, задыхаясь от тяжести. Там кроме свекрови жил еще и свекор – совершенно больной человек, у которого после инсульта отказала речь, и он только плакал, сидя на лавочке. Все время у него текла слеза из странно опущенного глаза.

От электрички надо было еще переть десять верст на оленях. Жаль только оленей не было, и, с трудом волоча свою тележку, набитую молоком и кефиром, Айя чертыхалась в душе. Дорожка виляла сначала вдоль путей, потом спускалась вниз к лесу, и тянулась нескончаемо через редкие посадки лип до самого дачного поселка. А потом и по поселку – к самому лесу. "Врачам давали то, что осталось", – улыбаясь говорила свекровь, и Айя готова была кинуть в нее чем-нибудь, только бы она перестала хихикать. Нашла, чем хвалиться…

Наконец, пыхтя, они повернули на свою улицу. Калитка была открыта, к ней вел мостик через канаву, а забор утопал в зарослях белого шиповника. Еще не было и пяти, а комары уже зудели, и Айя с тоской подумала о том, как они будут сидеть после чая на лавке перед домом, и их будут жрать поедом. А в Москве в кинотеатре можно было … Ой. Да что говорить…

Свекровь их ждала, стоя посредине дорожки, единственной на всем участке. Все остальное было плотно засажено, но посадки эти результатов не приносили. А вот загорать на шезлонге было решительно негде, любая попытка пристроить кресло, вызывало заполошное "Ой, там не надо". «А где надо?». – один раз злобно спросила Айя, но Саша испугался, залебезил перед матерью и быстро утащил Айю на речку.

Примиряло Айю с дачей только близость луны… Такой луны, она не видела больше нигде. Огромная, трепещущая, низкая, она была похожа на круглый вход в иной мир. Бывало, что Айя не ложилась спать всю ночь. Дожидалась, когда Саша уютно засопит, стаскивала шаль, которой был накрыт старинный сундук в их комнате и выскальзывала на улицу. Забиралась на самую низкую ветку старой яблони, чувствуя себя немного обезьяной, стелила шаль (благо ветка была широкая и удобная, как скамья), ложилась и, не отрываясь, всматривалась внутрь луны. А там было что рассмотреть. Прекрасные синие горы, голубые озера темные леса и цветущие сады – все это Айя видела, как наяву. И странное состояние полусна-полуяви тепло охватывало ее тело и не давало встать и уйти в дом до самого утра.





Глава 2. Клубника



-Айя. Айечка. Ты где?

Задремавшая на ветке, как птичка, Айя вздрогнула и чуть не свалилась вниз от неожиданности. Муж кричал так громко и так близко, что в ушах зазвенело и даже стало на секунду нехорошо. Она села, свесив ноги и, вдруг, поняла, что совершенно не одета – как вышла ночью в трусиках и короткой маечке, так и осталась. А уже вовсю пригревало солнце, где-то в конце участка виднелась вечно согнутая над грядкой спина свекрови, да и вообще – был белый день. Саша стоял внизу, у него в руках была немаленькая миска с клубникой и он явно рыскал по окрестностям в поисках жены.

–Ты что там делаешь, солнышко? Загораешь? Давай, прыгай, я поймаю.

Муж поставил миску на пенек и протянул руки. Айя спрыгнула, попала точно, но сразу высвободилась из объятий, почему-то сегодня они ей были неприятны. Легкая прохлада луны, серебристые сады еще стояли нее перед глазами и горячие, уже припекающие лучи раздражали. Хотелось убежать и спрятаться, куда-нибудь, хотя бы в плотную тень огромной елки, занимающей половину улочки и простирающей свои лапы за их забор. Однако, реальность постепенно возвращалась к Айе. Задумчиво вытянув из миски самую красную и здоровенную ягоду, она кивнул мужу и пошла в дом.

Когда они приезжали к свекрови – их поселяли в самую крошечную комнатку – бывшую кладовку. Скорее всего, причиной такого пренебрежения были их редкие посещения, но Айя привела комнатку в порядок, купила веселенькие белые занавесочки в стиле "село", накрыла малюсенький столик выстиранной и накрахмаленной старинной скатертью с кружевами, повесила образок и поставила вазу с люпинами. Диванчик был небольшой, но мягкий, даже зеркалу с полкой нашлось место. В целом получилось мило. Эта комната служила Айе убежищем, и она пряталась в ней, когда громогласный оптимизм свекрови доставал ее до печенок.

Присев перед зеркалом, Айя распустила волосы, медленно расчесывала их щеткой и рассматривала свое лицо. Изящный нос, очень белая кожа и огромные глаза с пушистыми ресницами были ее гордостью. Немного портил узкий, бледный рот, довольно оттопыренные уши и слишком длинная, худая шея. Но все это удачно маскировалось и при правильном использовании превращалось в достоинство. Крому ушей, конечно. Но уши, удачно прятались в пышной копне длинных, темных волос. Нравилась она себе очень. Правда, сегодня она была бледновата. Но – почти бессонная ночь – еще бы. И такая ночь… От медленного созерцания, ее снова отвлек муж. Влетел, чмокнул, затеребил.

–Айк, там мать уже оладьи напекла, с клубникой и со сметаной. Давай, не копайся. Ждем.

Он выскочил так же суматошно, как влетел и Айя, чуть припудрив синеватые подглазья, натянула белый, в ромашку сарафан и лениво побрела на кухню.





Глава 3. Недомогание



Когда электричка, наконец, добралась, слегка почихивая до их станции и Айя легко коснулась, наконец, каблучками асфальта – ей показалось, что нет никого счастливее. Под вечер собрался дождь, но она дождь в Москве всегда любила. Даже нудный, ноябрьский, противный, когда в окнах домов уже в четыре часа пополудни загорается свет и город кажется спящим, но очень уютным, она не грустила. Смотрела, как все встряхиваются, как мокрые звери, брезгливо морщась от холодной влаги и радостно жмурилась, поплотнее натянув капюшон и выглядывая из-под зонтика мышкой из норки.

А уж в июне! Теплый, суматошный, поднимающий жар с асфальта облачками пара запашистый и легкий. Под таким дождем Айе всегда хотелось снять туфли и бежать босиком по пузыристыми лужам, шлепая пятками и вздымая за собой бурунчики серой воды.

Но сегодня бежать, почему-то не хотелось. Немного болел бок и чуть познабливало – то ли переела клубники, то ли простыла ночью на той яблоне. Айя зябко закуталась в тонкую ветровку, которая не согревала, а, наоборот, холодила намокшей тканью, и, придерживая себя за мужнин локоть, поплелась к троллейбусу. Вроде только что скакнула козой из вагона, и вот тебе – свинцовая тяжесть навалилась и придавила к земле. Саша втянул ее в салон, заботливо усадил на свободное место и коснулся лба.

Ты что, малыш? Уж, не заболела ли?

Саша всегда опасливо относился к ее болезням. Несмотря на профессию и множество благодарных больных, при недомоганиях жены он терялся, как первокурсник и забывал все, что знал

Не знаю, что-то мне как-то…

Айя сама не знала, зачем она это ляпнула. Сейчас начнется… Притирки, чаек с медком, компрессики и прочее.

Ну ничего, детка. Сейчас доберемся – я тебя полечу. Потерпи

В квартире было темно и прохладно. Айя терпеливо выдержала все мужнины процедуры и провалилась в сон.

Утро было солнечным, лучи прорывались через реденькую, в кружевные розочки занавеску, подаренную свекровью и, преодолев препятствие, слабели, расщеплялись, как тоненькие лучинки и пятнышками ложились на полированный письменный стол – тоже свекровин подарок.

Бери. Это Сашенька на нем еще уроки делал. Разбогатеешь, выбросишь. А пока – это тебе и стол, и тумба, вон сколько ящиков.

Свекровь тогда, действительно, от души помогала обставить им квартиру – наследство Айиного дедушки и теперь их собственность. И радовала их каждая мебелюшка, как будто она стоила тысячи и десятки тысяч. Айя тогда и не думала отказываться, перспектива разбогатеть ей казалось очень далекой. Да так они и не разбогатели. Поэтому реденькая занавеска и стол, еще бывший свидетелем, как ее муж на горшок ходил, остались в их квартире. И, похоже, навсегда.

На работе Айя быстро пришла в себя, хотя еще в метро чувствовала зябковатую гадость в теле. Чуть поламывало кости, но это уже почти не мешало. Закончив, наконец, статью, которую она мучила неделю, она встала, потянулась по-кошачьи, как всегда, с удовольствием поймав взгляд на своих бедрах молоденького курьера и, побросав вещи в сумку, вышла на улицу.





Глава 4. Сон



Вечером тело опять ломило. Не так, чтобы очень, слегка, но неприятно. Саднило горло, и ничего не хотелось – просто какая-то апатия. Да еще и Сережа – молодой и очень красивый оператор из соседнего отдела, который в последнее время здорово на нее запал, вдруг переключился на новенькую – дебелую шатенку с тяжелой, вислой грудью, ненормально тонкой талией и низкой задницей.



Читать бесплатно другие книги:

Задачей романа является обучение переговорам в различных жизненных и деловых ситуациях с помощью художественных средс...

В пособии изложена авторская методика обучения выполнению заданий 40.1 и 40.2 раздела 4 Письменная речь единого госуд...

В мире, где магия под запретом, жизнь Бристал Эвергрин вот-вот изменится навсегда. Бристал Эвергрин не хочет жить по ...

Ида – настоящая красавица, завсегдатай вечеринок и звезда школы. Сандор после уроков спешит к балетному станку, а его...

Молодая женщина выходит из дома… и бесследно исчезает. Под подозрение попадает муж пропавшей. Не найдя поддержки у по...

«Притворяйся», – всегда учил ее отец. Для нее это стало заклинанием. Притворяйся хорошей и правильной. Дружелюбной и ...