Айнон. Лунная пара - Бейлинсон Томас

Айнон. Лунная пара
Томас Бейлинсон


Молодая девушка спасает жизнь гнома и волей случая становится обладательницей могучего артефакта древности. Он может нарушить хрупкое равновесие между силами света и тьмы. Артефакт чувствуют маги и за ним начинается охота. В сопровождении эльфа и нескольких гномов, девушке необходимо доставить артефакт к лесным эльфам. Она отправляется в трудное путешествие. За обладание этим артефактом борются люди, сумеречные эльфы и тёмное королевство. Слишком многие хотят получить столь мощный артефакт. В пути её ждёт много приключений и подстерегает много опасностей. Ей встретятся друзья и враги, она найдёт любовь и станет воспитательницей маленького дракона.





Томас Бейлинсон

Айнон. Лунная пара



Пролог.



Поднявшись с земли, Гхарх вытер тыльной стороной ладони, стекающий со лба пот вперемешку с кровью. Он тяжело дышал, его силы были на исходе, но он был упрям, он был орк и он поднялся.

Очень болели скула и сломанный нос. Саднило ухо и сильно кровоточила рассечённая левая бровь. Гхарх слизнул с губы капающую из сломанного носа кровь. Он пошатал солёным от крови языком, качающийся нижний левый клык и бросил взгляд на своего противника.

Спор с вождём их небольшого племени возник из-за того, что Гхарх принялся убеждать горных орков ходить вглубь человеческих земель и совершать больше грабежей и набегов, а вождь отговаривал соплеменников, заявляя, что в дальних набегах гибнет слишком много орков, а добыча слишком мала, чтобы рисковать немногочисленными воинами.

Вот тогда Гхарх и обвинил вождя в трусости и выразил своё презрение и недоверие к его правлению их небольшим кланом горных орков, живущих за счёт охоты, грабежей небольших деревень и набегов на небольшие караваны.

В запале жаркого спора Гхарх вызвал вождя на поединок чести. Без оружия и не до смерти, но до полного поражения.

Но сейчас, сильно избитый Гхарх уже считал, что с его стороны было ошибкой бросать вождю подобные обвинения. И тем более не стоило называть вождя трусом. Поединок двух лидеров клана, за которыми готовы были идти орки, явно складывался не в пользу Гхарха.

Вождь стоял напротив него и тоже тяжело дышал, волосы у него на лбу слиплись от пота, верхняя губа была разбита, левый глаз заплыл, явно будет знатный синяк, но он ухмылялся и поигрывал мускулами на руках. Сил у вождя оставалось ещё предостаточно и Гхарх прекрасно видел это.

Горные орки принялись криками подбадривать обоих бойцов. Шаман их клана, внимательно наблюдающий за поединком, сидел чуть в стороне, на замшелом валуне и молчал, никак не реагируя на крики орков и на ход самого поединка. По традиции, шаман был судьёй таких поединков, но самому шаману этот поединок не нравился. Раскол в клане не предвещал ничего хорошего, старый шаман прекрасно понимал это, в отличии от радующихся, хорошему бою, соплеменников.

Продолжая усмехаться, вождь ударил себя кулаком в грудь и сделал шаг вперёд, Гхарх сжал кулаки и собравшись с силами, нетвёрдым шагом двинулся ему навстречу. Пусть даже ценой проигрыша в поединке, но Гхарх твёрдо вознамерился стереть эту ехидную ухмылку с лица вождя.

Неожиданно для всех, клановый шаман поднялся с камня. Шаман высоко поднял и резко опустив свой корявый посох, стукнул им землю. Маленькие колокольчики, укреплённые на навершии посоха, жалобно звякнули.

Бойцы остановились напротив друг друга, толпа орков, наблюдающих за поединком, затихла. Все в ожидании уставились на шамана. Несколько секунд шаман смотрел в небо, слегка прищурив глаза от яркого солнца и наслаждался повисшей тишиной, а затем неторопливо обвёл взглядом обоих бойцов и соплеменников.

– Слушайте меня, орки. Только что я говорил с духами. Духи считают, что поединок не стоит продолжать. Я считаю, что силы бойцов почти равны. Если оба бойца не против, то не стоит продолжать поединок чести дальше. Гхарху стоит взять свои слова обвинения обратно, а нашему вождю стоит прислушаться к его советам. Я всё сказал. Меня услышали и духи, и орки, – шаман ещё раз стукнул посохом и медленно опустился на камень.

Глаза зрителей уставились на обоих бойцов. Стояла тишина, все ждали, что скажут бойцы. Гордо выпятив грудь Гхарх заявил:

– Я не против продолжения поединка, – орки, поддерживающие Гхарха, одобрительно загудели, – Но я готов взять свои слова обратно, если вождь не станет препятствовать придуманному мной плану и отговаривать орков от дальнего набега, который может принести хорошую добычу.

Толпа орков уставилась на вождя в ожидании его решения. Тот хмыкнул и ощерился, улыбнувшись ещё шире. Он медлил с ответом. Сплюнув на землю, он медленно, взвешивая каждое слово, заговорил:

– Я не умею слышать духов и я не знаю, что именно сказали духи нашему мудрому шаману. Я точно знаю, что шаман не станет врать оркам, – он приложил мускулистую руку к груди и уважительно кивнул в сторону шамана, – Но в то же время, я точно знаю и то, что орки не слепые. Орки видят, что поединок идёт в мою пользу, – поддерживающие вождя орки оглушительно закричали. Вождь поднял руку, заставив своих сторонников умолкнуть.

– Но я услышал шамана, и я готов навсегда выбросить из головы оскорбительные слова Гхарха. Я даже не против, что бы к его набегу присоединились наши собратья, я никого не буду отговаривать, – Орки снова одобрительно закричали, – Но, – вождь снова поднял руку, успокаивая зашумевших орков, – Если его затея окажется неудачной и наши братья погибнут, то он будет изгнан из клана без права возвращения. Его не примут ни в один клан. Он станет изгоем и каждый орк сможет плевать ему вслед.

– Я согласен, – недолго думая, проскрипев клыками, буркнул Гхарх.

– Оба бойца сказали своё слово. Все духи и все орки слышали их. Да будет так, – поднявшийся шаман снова стукнул посохом, и орки с криками выбежали на площадку к бойцам.

Орки сидели в засаде уже несколько часов. Рядом с небольшим пролеском, который рос возле проезжего тракта, отряд серых горных орков вырыл несколько ям. Орки накрыли их заранее сколоченными щитами, засыпав сверху небольшим слоем земли и присыпав травой и листьями. Недалеко, прямо в степи, орки вырыли два больших углубления для своих больших двухколёсных повозок. Сняв с них колёса, они уложили всё в ямы и закидали их сверху ветками. Чтобы не привлекать внимания к засаде, лошадей в этот раз у них не было, они решили тянуть повозки сами.

Гхарх, собравший орков для набега, был предводителем этого небольшого отряда горных орков. Он был терпелив, это был его собственный план, и он очень надеялся на удачу.

Гхарх заплатил шаману свежей тушей горного козла. Шаман провёл ритуал и благословил это нападение. Духи пообещали удачу и хорошую добычу для клана.

Если дело выгорит, то лидерство Гхарха ещё больше укрепится и тогда он сможет привлечь в свой отряд ещё больше горных орков и возможно он сможет отделиться со своими воинами и их семьями в свой собственный клан. Но если не выгорит, Гхарху даже не хотелось об этом думать, ведь тогда ему придётся покинуть клан. Отряд запасся едой и водой и был готов просидеть в ямах несколько дней, поджидая какой-нибудь караван.

Но оркам повезло, после всего одних суток ожидания, вдалеке показался большой караван повозок. Подождав, пока караван поравняется с ними, орки откинули щиты и с дикими криками бросились на добычу.



Глава 1.



Тлана родилась в семье крупного таурумского торговца. Хаил, её отец, всегда мечтал о сыне, чтобы впоследствии, передать ему свои торговые дела, но родилась дочь. Вскоре после рождения дочери, умерла от сенной лихорадки её мать. Роды проходили в Лавадии, у родственников жены. Хаил очень любил свою жену, но если бы он знал, как всё получится, то он никогда бы не отпустил жену в соседнее королевство.

Это была совсем небольшая вспышка страшной болезни, от которой всё тело сначала покрывается красными пятнами, которые вскоре превращаются в страшные гнойные раны, а затем человек медленно и мучительно умирает. Лавадийские маги успели остановить распространение страшной болезни, но это не спасло от гибели несколько сотен людей.

Хаил винил себя за то, что поддался уговорам жены и отпустил её к родителям в Лавадию. Он так и не смог оправиться после потери любимой жены и больше не женился. Хаил всецело посвятил себя работе, но не забывая при этом о хорошем воспитании для своей дочери.

Но пока отец с головой погрузился в торговлю, девочка ни в какую не хотела оставаться с нанятыми учителями и воспитателями. Устав выслушивать жалобы измученных воспитателей, на поведение непослушной девочки, Хаил решил привязать дочку к торговому делу. Едва только Тлане исполнилось семь лет, он стал брать её с собой в поездки. Сначала это были недальние походы, но потом отец стал брать её всё дальше и дальше. Поэтому с самого детства у Тланы возникла страсть к путешествиям.

Их небольшие караваны ходили в Лавадию, Гварн, Шондар, Тоскару и к подземному городу Хирна, оплоту живущих в Восточных горах гномов. В Хирне у Хаила были давние торговые отношения с восточными гномами из рода Крепкий Кулак. Именно в Хирну чаще всего ходили их караваны. Иногда гномы со своими фургонами присоединялись к их каравану до Корансы, столицы таурумского королевства.

Будучи ещё совсем маленькой девочкой, Тлана с огромным любопытством, разглядывала крепко сложенных, невысоких, бородатых, хмурых и неразговорчивых гномов. Девочка представляла себе, как они ходят там у себя в пещерах, как куют при свете факелов такие красивые мечи, кольчуги и ювелирные украшения. Как высекают из камня великолепные шкатулки и прочие предметы быта. Как куют столовые приборы из простых и драгоценных металлов. Девочке было жутко интересно узнать о них побольше, но она не решалась приставать с расспросами к немногословным бородачам, которые сторонились общения с людьми. Да и сами гномы не стремились к общению с маленькой девочкой, а отец только отмахивался от её вопросов.

Хаил не жалел денег на наёмников для охраны каравана, ведь на торговые караваны частенько нападали горные орки и даже тангорийцы или просто разбойники.

Командиром наёмников у Хаила, был лорд Тургай, старый друг отца, рослый молчун, бывший капитан таурумской королевской гвардии. Он был мастером мечей, о чём свидетельствовали скрещенные мечи, отчеканенные на гарде его полуторного меча. Тургай потерял в приграничном конфликте с горными орками половину левой руки и ушёл после этого на пенсию. Королевской пенсии вполне хватало на безбедную жизнь, но сидеть дома Тургай не захотел, не такого он был склада. Он не был женат, а скучать сидя дома и проедать капитанскую пенсию, бывшего мастера мечей не устраивало. Поэтому Тургай, не раздумывая, согласился на предложение своего старого друга Хаила и стал командиром и нанимателем охраны для сопровождения его караванов.

Своих детей у Тургая не было, но он очень любил детей и ему сразу приглянулась дочка Хаила, шустрая, зеленоглазая и рыжеволосая девчонка. Тургай, сначала шутки ради, а потом и всерьёз, стал на привалах и в любую свободную минутку учить её обращаться с мечом. Учил он её метанию ножей и стрельбе из лука, но к мечам Тлана тяготела больше.

Хаил не возражал, главное, чтобы ребёнок был занят, не мешался под ногами и не приставал со своими любопытными, детскими вопросами, на которые Хаил не всегда мог найти ответы.

В пятнадцать лет Тлана метала ножи, стреляла из лука и обращалась с мечом как заправский воин. Тургай отдавал девчонке всё то, что мечтал дать бы своему сыну, которого как Тургай считал, он воспитал бы настоящим воином. Тлана называла его дядя Тур и это умиляло старого ветерана.

Капитанами королевской гвардии не становились просто так и звание мастер мечей, мог получить далеко не каждый воин. Тургай учил Тлану всему, что знал сам, поэтому в её неполные восемнадцать лет, редко кто из наёмников отряда, мог противостоять Тлане в тренировочных боях на мечах и в метании ножей. А Тургай нанимал лишь тех, кто мог достойно противостоять в поединке ему самому.

Этот поход ничем не отличался от других, подобных походов за товарами. У них был большой караван, около тридцати фургонов. Спокойно дойдя до Восточных гор и взяв у гномов хороших товаров, они выехали обратно. В караване было порядка двадцати постоянных работников Хаила и около тридцати человек наёмников, включая самого Тургая. Также с ними было около пятнадцати гномов, которые присоединились со своими фургонами к их каравану до столицы.

Тургай ворчал, что из-за гномов караван получился слишком растянутым и в случае нападения, его трудно будет защищать, но Хаил не мог отказать гномам, попросившимся следовать с ним вместе.

Тлана, вместе с отцом ехали в головной, открытой повозке, запряжённой парой лошадей. Отец был погружён в свои мысли и ни на что не обращал внимания. Рядом на лошади ехал Тургай и присоединившийся к ним по дороге старый Хранитель. Тлана откровенно заскучала бы, если бы между Тургаем и Хранителем не завязалась оживлённая беседа. Тлана с любопытством стала прислушиваться к их разговору.

– То есть ты хочешь сказать, что Хранители – это не простые служители веры и они бывают разные? – басил Тургай.

– Конечно разные, – спокойно отвечал ему старик, одетый в светло-серый балахон и плащ такого же цвета, с вышитым на нём тёмно-серым крестом в виде буквы Х, – В мире есть много разных жрецов и служителей, служащих разным богам, которых не запрещает единая церковь. Мы – носители крестов, но наш орден не проповедует служение ни одному из богов этого мира. Мы поклоняемся не богу, а знаниям, которые мы собираем и сохраняем. Серые кресты у нас носят Хранители мудрости, чёрные – Хранители силы, а красные кресты – носят Хранители магии.

Тургай отмахнулся от Хранителя рукой.

– Меня не интересуют религии и божества. Я немало повидал на своём веку разных жрецов, поклоняющихся разным богам.



Читать бесплатно другие книги:

Райан Кингстон всегда считал себя здравомыслящим мужчиной. Профессиональный спортсмен, хоккеист, совсем не тот типаж,...

Сохранение в тайне исторических событий имеет смысл лишь постольку, поскольку эти события до сих пор имеют значение д...

Угорь – самый загадочный обитатель вод, тайны которого пытались разгадать люди со времен Аристотеля. Эти тайны заворо...

Однажды я случайно подпортила ему жизнь. Теперь он решил отомстить, ворвавшись ко мне в квартиру под покровом ночи. В...

Книга для Ведьм.Инвокация – это также принудительное установление взаимодействия между оператором и чужеродной силой,...

Здравый подход к составлению гардероба, основанный на принципах минимализма, – один из ведущих современных трендов. А...