Сторге - Лами Кой

Сторге
Лами Кой


Сладкая плавная история для гармоничного погружения дома. Ведьма с простым именем Тася не успевает узнать о своих способностях, которые и связывают этот мир, как тут же отрекается от них, и обязательно в погоне за сторге – истинной любовью, без которой никак в этой монотонной, слегка припудренной безумием истории, не обойтись.





Лами Кой

Сторге





Пролог


Там, за улицей, стоял красивейший ряд уютных двух- и трёхэтажных домов. В ночи их освещали только уличные округлые и утончённые фонари, и горели они жёлто-оранжевым цветом, падающим на ещё зелёные кроны и на пастельно-белые стены жилищ, меняя их. В обстановке этой, сонно завораживающей, успокаивающей, хотелось всегда рядом кого-то близкого, даже если пока, в этот час и в это время, такое было невозможно. Но человек, думающий о своём любимом, вспоминающий все прекрасные моменты и мечтательнопланирующий быть с ним, чувствует уже семейную теплоту, пока даже просто гуляет по таким местам. Слева тишь Луны убаюкивает любой стресс его, утешает, придаёт гармоничности всем движениям и дыханию гуляющего в ночи, а справа обнимает стена ещё полных постелей. Он бродит по незнакомым улицам один и не является всё же одиноким, потому что невидимая радость обитает где-то рядом с ним.

Был полный разгром, как в человеке, так и в природе, после которого обиженные люди-мимозы стали верить во что попало. Этими грубыми словами я пытаюсь объяснить то, как люди научились в моей скромнейшей вселенной совершать «чудо».

Это мини-роман о жизни чудной девочки Таси и о том, как её внутреннее душевное состояние влияет на видение окружающего мира, как люди внешне преображаются, попадая к ней в её скучающие руки. У Таси нет цели в жизни, нет предыстории, поскольку все вокруг неё утверждают, будто она взялась из ниоткуда и именно в том возрасте, в котором она и начала свою судьбу в романе, и подобные упоминания с самой первой секунды сознательной жизни девушки, похожей внешне на ребёнка, превращают её в по-настоящему серую, потерянную субстанцию, как луч, без начала и без конца. Единственное, что делает Тася правильно и интуитивно, это поиск человека, для которого она сможет совершить чудо, что изменит и его, и её.

И раньше говорили, что определённую силу всё же имеет мысль: она позволяет человеческому организму и разуму даже неосознанно стремиться к тому, во что верит человек. Например, он хочет чего-то добиться, что многие считают невозможным, и добивается, хотя даже не имеет за собой черту особого упорства или целеустремлённости; он может и не думать о своей цели, но всё равно её достигнет. Или он может выздороветь, не узнав о болезни. Или завалить экзамен, потому что внутри верил, что так и будет. Также случается и с людьми, не нарочно поверившими во что-то. Так влияет время на людей, окружающее общество – оно невольно заставляет тебя принимать какие-то решения, и даже человек, стоящий против неоправданных и несправедливых стереотипов, может сам невольно подчиниться им. Так девушки становятся глупыми, жестокими или легкодоступными, так ребёнок, которому всё детство только и ставили кого-то из ровесников в пример, хая его, этого ребёнка, за все промахи и ошибки, в которых он даже не виноват ввиду своей неопытности, так и вырастает неудачником, завидующим тем, кто лучше его самого. Безусловно, так случается не со всеми, но причина этому, как я считаю, – податливость. Есть люди, глубоко воспринимающие всё, они даже при сильном желании не всегда могут бороться с тем, что им внушают, что они слышат вокруг себя или замечают. Их организмы слабые (или, скорее, нервная система), поэтому они очень подвержены стороннему влиянию. Неосторожно сказанное слово может изменить или даже сломать чью-нибудь судьбу.

Таким образом, особо чувствительные люди, чья психика довольно шаткая (но не всегда), могут быть способны к «волшебству». Я имею в виду что-то невероятное, влияние той самой силы мысли, мечтаний, разума, выделяющегося даже через взгляд. Такой человек может посмотреть на тебя и полностью переубедить в чём-то, поскольку сам действительно и глубоко верит в это. Дело не только в психологии – это огромная невидимая паутина, касающаяся любого, «случайность», «совпадение», при котором может чуть раньше вернуться с работы муж и застать жену с любовником, могут встретиться и пожениться спустя очень много лет друзья детства или всего лишь кто-то может по такой «случайности» выиграть что-то у фортуны. Когда ты идёшь и думаешь о ком-то, не ожидая его встретить, но желая этого, а потом сталкиваешься с ним – «удача». Так и с маленькими, и с большими желаниями. Смысл их существования не в том, чтобы верить и думать, что вот-вот это произойдёт, а, наверно, в приятном чувстве от момента исполнения такого желания или же наоборот: обвинении некого «Закона подлости». Есть то, чему неосознанно подчиняется человек, потому что обладает мышлением, которое может как раз погубить или одарить чем-то.

Мир, описываемый мною, открыл эту способность в людях. В этом переломе создался чудесный и невообразимый мир осмысленной магии, но в то же время серый из-за самих его жителей. Как бы мне ни не хотелось всё называть этим словом из-за его репутации и отождествления с чем-то абсолютно полностью нереальным, действительно невозможным, но я вынуждена это делать, дабы сократить все объяснения и лишние слова. Далее, пожалуй, я также буду звать это «сознанием» или «особым сознанием», «причудой» …

Мой несуществующий друг, человек осознанный, как представитель отдельного вида, которому принадлежат все порядочные непосредственные умные и добрые люди, как на счастье мне склонен к писательству, лечебному делу и интересу к детективным, криминальным делам и историям. Думаю, это потому, что он логик (такой чертой тоже обладает этот «вид»). Мой друг не обладает магией во всей чистоте этого слова, он слишком здоров, а потому слишком реален и далёк от прямого использования своей причуды, однако мне нравится, как он связывается с окружающими. На этой паутине он как паук-вегетарианец, который способен следить за всеми в ней и понимать каждого, но никогда даже не думает о том, чтобы воспользоваться этим в корыстных целях. Он трезво оценивает обстановку перед тем, как войти в неё, а затем пристраивается по необходимости в общий механизм, никого не обижая и помогая этой общей системе как правильный гражданин, хорошо знающий свою работу и правильно, честно выполняющий её, а благодаря сильной воле и живому уму он всегда находится на такой высоте своей значимости, которой другим не достигнуть, на таком посте, с которого его никогда не уберут ввиду его большой полезности.

Это первый из описываемых мною здесь людей, которые мне нравятся. Есть личности, которыми я в какой-то мере восхищаюсь, и знание их, способность найти информацию о ком-либо, о каких-либо событиях, поддержание порядка где-либо я считаю своей работой, поэтому описание некоторых людей или моментов не может обойтись без меня.




I глава: Малое путешествие





Семья


На видеозаписи мы увидели счастливую семью. Длинный худой отец, со светлой кожей и еле заметной тоже светлой рыжиной, с веснушчатым лицом, глубоко посаженными красно-карими умными щенячьими глазами и густыми низкоопущенными бровями, совершенно добро и счастливо улыбался нам в камеру, придерживая вместе с женой малыша. Жена была смуглая женщина среднего роста, с округлыми, но в то же время скромными формами и лицом, с тёмно-рыжими коротковатыми волосами, миниатюрным носом, губками и, как у мужа, карими глазами; она периодически краснела или немного бледнела и постоянно смеялась, показывая свои белые зубы. Пока она смеялась, её глаза сощуривались в узенькие блестящие щёлочки с чёрными ресничками, полными слёз, а малыш, что был, как ни странно, рыжее обоих своих родителей, был почему-то спокоен, даже когда мать, потрясаясь от смеха, вызванного какими-то словами папки, полностью передала ему на руки ребёнка и опустилась куда-то вниз, откуда её уже на записи не было видно. Её несдержанная эмоциональность поразила меня, однако, насколько мне известно, на учёте у психотерапевтов или у психологов она не числилась. Впрочем, похоже, это была очень жизнерадостная женщина, переполненная любовью к дому и семье.

Дальше в видео было показано всё детство огненного ребёнка с года от рождения по семнадцать лет – а больше нам и не было известно, хотя это являлось тем, что мы искали. Запись не дала нам много полезного, но мы не сдавались: даже просмотрев одно только это и саму квартиру, полную вещей пропавших хозяев, не несущих в себе причину их исчезновения, я всё же чувствовал, что нити, ведущие к истине, где-то рядом.

В найденном дневнике я так же не прочитал ничего интересного, только сделал вывод, что мать семейства, очевидно, сохраняла свою юность и свою детскость и являлась творческим человеком. Я прочитал это на одной из страниц, первых, сразу открытых мною в дневнике:

«Не хватает кислорода на море, полном воздуха, мучает жажда при горе различных прохладительных напитков, – это так любовь мучает меня и возбуждает, как Солнце светит, согревает и обжигает. Но моя кожа темна – значит, меня Солнце любит. И это взаимно».

***

Там, за улицей, стоял красивейший рассвет,

И сонные высыпали люди.

Уже устали фонари и нет

Ночных маньяков – лишь на блюде

Уже пахнет у кого-то завтрак…

Ночь отступила – вместе с ней

Ушло плохое, забываемое, как

Любой кошмар днём станет светлей.

Фигура полицейского вышла из двери здания. То был дом семьи Летовых, уже пожилой пары с ребёнком, который намного больше взрослых преступников привлекал здешнюю полицию ещё со своего детства. Признаться, раньше он даже не был таким опасным – только вызывал подозрения, но достигнув совершеннолетия, Роман стал главной целью для всех отделений как Дальнего Востока, так и Центральной России или других стран. Великие лбы в среде лучших сыщиков собрались в этом спокойном когда-то месте, решая загадку по поводу исчезновения целой семьи.




Тася


Мир подчиняется власти фей и чудаков, он полон чудес и одновременно скептицизма, что накрывает пелена сознания, даже если никто этого не видит. Да и мир красится так не чтобы на него смотрели. Деревья растут прямо из земли и сторожат в себе заключённую человеческую душу даже после того, как другие люди срубают их. В мебели… В посуде… В игрушках… В рамах и окнах живут сотни душ. Они – нити сетей, что образуют время и пространство, пуская корни и связывая всё происходящее вокруг, как держат землю в саду. Потому мечты, испущенные головой, или сердцем, или душой, обязательно попадают в эту невидимую паутину. Они питают великих и страшно могущественных фей, рождённых из многочисленных ошибок людей. Умирают феи так же необычно – на своей заре, которая наступает, когда создающие их люди путаются в себе и во мраке, когда их мечты сменяются предвкушением и мыслями о смерти, когда страх или отчаяние заполняют то место, что было когда-то отведено сладостным звёздам и желаниям. Потому все убийцы являются настоящими преступниками против природы, создавая бесконечные страдания в мире. У животных такого нет. Они не жаждут ни своей, ни чьей-либо смерти, и их головы не содержат кровожадных или мрачных мыслей. Наоборот: те желают жизни себе и своему потомству. Они не несут зависти к людям из-за того, что те обладают бессмертною душой, лишь берегут собственную роль, отведённую им в этой жизни. Они преодолели конец света, и тот не сказался на них как на человечестве, которое потерпело собственный упадок и потерю многовекового опыта. В живых остались только лицемерие, запретное творчество и, конечно, медицина, позорно превратившаяся из точной науки в обитель чудных людей.

В любом случае, человек всё равно относится к животным по своему строению и по своей природе. Но почему именно он обладает бессмертием своего существа? Самым блаженным даром? Потому что именно он идёт наперекор своему мозгу и телу, будто те – всего лишь отдельные составляющие его. Потому что только он, не повинуясь инстинктам и внутренним, заранее заложенным, законам, делает столько серьёзных ошибок. Душа человека трансформируется и перерождается снова и снова, чтобы исправлять эти ошибки… Или иметь такую возможность. У каждого есть своё бремя, оно определяет его суть, его значение.

***

Они надели на Селестию откровенное, но вместе с тем элегантное серебристо-белое тонкое платье, открывающее развитые, большие груди маленькой худенькой девочки, что всё время прятала своё тело под большой для неё, мешковатой одеждой и огромным рюкзаком, чем служила своей небольшой команде, ибо больше не умела для неё что-нибудь сделать.

– Ва-а-а, а тебе идёт! – восхитилась та, что в эти минуты являлась для милой Селестии костюмером.

– И правда. Почему ты вечно носишь этот рюкзак? Тебе бы очень пошло, если бы ты носила одежду своего размера, к тому же, сейчас у нас пока на это есть деньги.

И правда, хищный кошачий взгляд её больших светло-карих глаз на фоне пушистых вьющихся волос создавал в танце с этим молчаливым, но вызывающим одеянием впечатление страстной и дикой женщины, способной не завоевать, а именно управлять чужим сердцем…

– Нет, просто понимаешь, я не могу носить такую одежду… Я боюсь, что меня неправильно поймут люди, потому что скажут, что какой-то бомж украл это прекрасное белое платье… Хах…

«Никогда не пойму таких людей, – подумала Тася. – Зачем так говорить о себе, особенно когда остальные видят лучшую версию тебя? По-моему, это неуважение по отношению к доброте и мнению этих людей», – но она оставила своё мнение при себе, в голове под тысячей тёмно-русых кучеряшек, будто она-то уверена в себе.

Всего лишь за последние два с четвертью года все объединились с Тасей, незаметно для неё став друзьями, или хотя бы приятелями и приятельницами, и она прекрасно помнила, что совсем недавно всё было по-другому, однако, конечно, была благодарна судьбе за всё это.

***

Она ни с кем не дружила, не могла к кому-то привязаться и часто раздражалась. Её воспитала любящая Богиня, что подарила малютке ласки больше, чем умения самостоятельно проявлять к кому-либо чувства. Тася только ходила по городу, как бестелесная, как само настроение этих домов, этого народа и этих улиц, становясь то весельем, танцующим и играющим на маракасах, то печалью и тоской дождя, то любовью, витающей в воздухе… Однако живя такой бесполезной и бессмысленной жизнью, постоянно перемещаясь ветром и не имея постоянного дома, она вдруг почему-то поправилась внешне, о чём сама Тася узнала от старых знакомых, которые, встретив её впервые за некоторое время их необщения, отметили это, а также то, что она заметно похорошела и явно стала более активной и улыбчивой.

«Это, наверное, из-за тех объедков, – подумала она после размышлений и искреннего непонимания этих улучшений после голодной и одинокой, на её взгляд, жизни. В последнее время абсолютно незнакомые ей толстые кошельки в уличных кафе и ресторанах порой приглашали смугленькую девчонку, часто гуляющую по дорогам, особенно возле пристани, перекусить за их столом, когда большинство гостей их уже валялись пьяные или вовсе разошлись по своим домам и семьям, хвастая заказанными заранее дорогими блюдами. Везде ещё кто-нибудь да предлагал ей что-нибудь: то яблочко, то пирог, который чей-то молодой именинник не доел… И ей стало стыдно. – Моё тело – мой дом, а я вношу в него какие-то помои… То, что кто-то недоел. Меня кормит какая-то улица. Неужели в душе я всего лишь бродяжка и истинное наслаждение мне приносит только эта свободная жизнь? Или же я всё-таки хочу большего??.. Эх… Надеюсь на это. Вот бы приключилось нечто, перевернувшее всё вокруг и меня саму в нём», – с этими мыслями она под деревом на вершине над городом предалась мечтам о силе и магии, о совершенствовании, с которым она будет помогать людям, а они будут её благодарить под вонью продающихся крабов и устриц, под далёким шумом старых волн и назойливых чаек, за которыми девочка наблюдает сейчас. Они постоянны и настойчивы, а значит, постоянно радуют взгляд любящего море.




Кощей в платье


Меня, как оказалось, нигде особо не любили ровно с тех пор, как я начала часто менять место жительства и школу. Я думала, что дело в окружающих, а сейчас думаю, что дело во мне и в сегодняшнем менталитете. В этот раз это не оправдание, не перекладывание своей вины на других, а дело вот в чём: недавно я устроилась впервые на работу, на полставки, и одна дама, что была там менеджером по продажам, на ровном месте получила отрицательное впечатление обо мне и отношение как к кому-то презренному, находящемуся на ничтожной должности. Также однажды я, возвращаясь с работы через магазин, пыталась зайти с тяжёлым пакетом в автобус и споткнулась. Естественно, я упала, в пакете разбилась бутылка минеральной воды, и пол транспорта оказался немного в ней и моей крови, так как я ободрала коленку. Мне не было особо легко сразу встать, да и вокруг были свидетели моего небольшого происшествия – я полагала, что мне как-то помогут или хотя бы спросят, цела ли я, потому что, как я потом заметила, моя кровь была и на руках, и на вещах, как и на самой ноге, да и сама я такого мнения, что всегда надо хоть как-то реагировать… Но окружающие сделали вид, будто ничего не заметили, а я, испугавшись звука разбивающегося стекла и реакции людей, заплакала. Да, в восемнадцать лет… Я ничего не могу с собой поделать, в такие моменты мной сильно овладевают мысли и эмоции: я искренне не понимала, почему никто не помог, я думала и представляла себе, что в подобных случаях всё должно быть с точностью да наоборот. Это мелочь, но огромное количество таких неприятных капель составляет грязное кислотное море. Возможно, смысл его в том, чтобы породить жизнь заново, будто в первичном бульоне. И правило любви к недостаткам людей на меня явно не работает. Затем моя мама выписалась из больницы, и выпустили её в такое непредсказуемое время, что меня не оказалось рядом, и маме пришлось топать со всеми бывшими передачками до ближайшего автобуса самостоятельно. Она заверила меня, что даже ещё сама заедет в банк, однако, обессилевшая после болезни, с трудом добралась даже до остановки. К слову, возле больницы и поликлиники постоянно есть какие-то люди, в том числе много мужчин, причём не каких-то маленьких, тоненьких хиляков, а реальных мужиков— и никто не предложил моей маме помощь. Когда я, невысокая, да и не спортивная, девочка, единственная говорю какой-нибудь бабушке, что могу донести её сумки, она обязательно отказывается, даже если видно, что ей тяжело. Я не понимаю, почему случилось так, что люди потеряли друг к другу доверие? Почему они не предлагают сами и не принимают от других руку помощи? С каких пор мы, такие немощные, слабые и беззащитные, обязаны черстветь и делать что-либо из самых последних сил? Ведь, насколько мне известно, раньше все русские были братьями, сёстрами, матерями и батьками. Вспомните обращения из старых наших фильмов: “Ну что, мать, как ты поживаешь? Куда дорогу-то держишь?



Читать бесплатно другие книги:

Все-таки есть свои преимущества у жизни в захолустье. Меньше людей – меньше неудобных вопросов. Правда, есть еще и вр...

Данная книга еще раз покажет, никто из нас не застрахован от несчастий. Каждому суждено пройти свой жизненный путь, н...

В хорошем произведении персонажи изображены настолько точно, что кажутся реальными людьми. Они по воле автора сталкив...

«Дом голосов» – новый бестселлер Донато Карризи, короля итальянского триллера.

Пьетро Джербер – психолог, но не...

Подполковник Вершинин, прибывший в Империю с целью собрать о ней сведения для российских спецслужб и найти способ пом...

Можно ли получать доход из дома или находясь в отпуске в другой стране? Да, это возможно и для этого необязательно им...