Я знаю, ты вернешься - Фликей Лена

Я отрицательно помотала головой, надеясь, что до него дойдёт и они наконец свалят, но не тут-то было. Второй индиец опёрся руками о край столешницы, чуть не опрокинув её, и выдохнул мне в лицо:

– Don't say “no”, baby. It’s gonna be the best experience of your life. Come with us, we're cool guys and we'll teach you how to have fun[21 - Не отказывайся, детка. Это будет лучшее приключение в твоей жизни. Пойдем с нами, мы классные парни и научим тебя веселиться. ( англ).]!

От него сильно пахло алкоголем и табаком, я поморщилась и, снова помотав головой, ответила максимально строго:

– No, I'm not interested[22 - Нет-нет, мне это не интересно. ( англ).]. – я взяла бутылку воды со стола и убрала в сумку. Мне хотелось надеяться, что парни поймут мой посыл и всё же отвалят, но они, как назойливые менеджеры телефонных продаж, не понимали слова «нет».

– I'm the best sex coach on this beach, baby. Come with us[23 - Я лучший секс-тренер этого берега, детка. Пошли с нами.]. – сказал тот, что сидел, потянулся через стол и попробовал дотронуться до моей груди. Это было уже слишком. Я отшатнулась, со всей силы шлёпнула его по руке и поднялась.

– Fuck you! – я показала ему средний палец и рванулась к выходу.

– You will regret, bitch![24 - Ты об этом пожалеешь, сучка.], – крикнул он вслед, но я не обернулась.

Вытащив на ходу пятьдесят рупий, я сунула их обалдевшему официанту, вылетела наружу и только тут выдохнула и огляделась. Море совсем ушло от берега, обнажив участки дна, покрытого мелкими ракушками. Воздух колыхался, словно густой кисель, а песок обжигал босые ноги. Я вытащила из сумки шлёпанцы, надела их и двинулась по пляжу, поглядывая по сторонам. Я надеялась, что где-нибудь вдалеке замечу знакомые силуэты, но Алекса и Шмидтов не было видно. Ну что же, возвращаться назад я передумала, потому, опустив бандану пониже на лоб, двинулась вперёд, стараясь ступать по кромке воды, чтобы хоть чуть-чуть охладиться.

Вскоре отели закончились, и я вышла на пустынный отрезок пляжа, где слева виднелись только островки тёмно-зелёной тропической растительности. Было жарко, и я решила искупаться. Оглядевшись вокруг, я не заметила ни души. Обрадованная внезапной удачей, я побросала вещи прямо на песок и побежала в море.

На глубину заходить я не рискнула, оставшись барахтаться в волнах на мелководье, потому издалека заметила группу людей, приближающихся с той стороны, откуда я только что пришла. В затылке появилось лёгкое покалывание, как бывало, когда я использовала Дар. Это насторожило меня, и я вышла на берег, похватала вещи и быстро двинулась прочь, молясь, чтобы это оказалось не предчувствие, а просто разыгравшаяся паранойя. Через некоторое время я обернулась, надеясь, что сзади уже никого нет, но оказалось, компания по-прежнему преследует меня. Сердце ускорило бег, я сглотнула и прибавила шаг.

Я постоянно оглядывалась и надеялась, что они отстанут, но тёмные силуэты всё ещё маячили на горизонте, а предчувствие беды кровью стучало в висках. Я уже пожалела, что пошла, в эту сторону, а не к дому: там я могла бы найти убежище в одном из многочисленных отелей или скрыться в шэках. А здесь, на безлюдном пляже, где кроме одиноких пальм и разбитых кокосов ничего не было, я становилась удобной мишенью. Одинокая дурочка, которой некуда бежать…

Я в очередной раз обернулась и увидела, что один из компании отделился и бежит в мою сторону, размахивая руками. Я похолодела, узнав его: тот самый парень из кафе, что пытался меня облапать! Недолго думая, я скинула неудобные шлёпанцы и со всех ног бросилась прочь, стараясь не обращать внимания на нарастающий гул в ушах.

«Только бы не упасть в обморок!» – молилась я про себя, с трудом поддерживая скорость. Бегать по пляжу оказалось не так романтично, как это показывали в фильмах: ноги проваливались в песок, сумка лупила по бедру, дыхание сбилось, от жары мутило и кружилась голова. Но я не сдавалась, хотя и понимала, что ещё пара минут такой гонки и мне конец. Вскоре мышцы ног взбунтовались, я стала оступаться и пару раз чуть не упала. Дыхание вырывалось изо рта с надсадным хрипом, по лбу стекал пот и заливал глаза, а когда я уже решила, что не смогу пробежать ни метра больше, впереди из-за поворота показалась фигура человека. От испуга я резко остановилась и всё же грохнулась на песок, больно стукнувшись ягодицами. Человек тоже замер, а потом бросился мне навстречу, и я с облечением узнала в нём Алекса…

Я закрыла руками лицо и разрыдалась, а когда он опустился рядом на колени и, взяв за плечи, спросил: «Лиза, что случилось? Ты цела?» – смогла лишь слабо кивнуть и рухнуть ему в объятья.

Наконец я успокоилась, перестала плакать и с помощью Алекса встала. Он заглянул мне в лицо, нежно вытер слёзы и снова спросил:

– Что случилось, тебя кто-то обидел?

– Я такая дура, прости меня… – всхлипнула я и прижалась к нему всем телом. – Меня преследовали какие-то придурки. – Я чуть отстранилась от Алекса и поглядела назад, но никого не увидела. – Или мне это померещилось, и тогда я не только дура, но и сумасшедшая.

– Нет, не померещилось, – возразил он и добавил: – Я тоже ощутил опасность.

Мне снова стало страшно, и я прижала ладонь к губам, но Алекс успокоил меня, погладив по волосам, и спросил:

– Ты видела их лица?

Я кивнула и рассказала ему всё, начиная с приставаний в кафе. Он внимательно выслушал, крепко обнял меня и поцеловал в макушку.

– Лиза, ты слишком дорога мне, чтобы я мог тебя потерять. Не смей больше так делать.

Я подняла на него глаза и кивнула.

– Я так испугалась… Их было много, и если мне не почудилось, один бежал за мной.

– Не бойся ничего. Я никому не позволю причинить тебе вред. Пошли, мы почти добрались до пляжа. Аннет и Руперт уже там.

Он взял меня за руку, и мы пошли рядом. Пока мы неспешно брели по песку, я поклялась себе, что ни за что больше не убегу от Алекса, что бы ни случилось.




Глава четвёртая


Когда мы, наконец, вышли к черепашьему пляжу, было уже около трёх. Солнце немного сдвинулось к горизонту, но жара ничуть не спала и знойное марево, кажется, только усилилось. Прохладнее стало только тогда, когда мы отошли от моря и спустились по пологому склону к реке. Черепах, которых я ожидала увидеть, не было, зато нашёлся тот самый чёрный песок, о котором говорил Алекс. Руперт и Аннет, заметив нас издалека, принялись махать руками и что-то выкрикивать, но шум течения глушил все звуки, и я разобрала слова, лишь когда мы подошли к ним вплотную. Оказалось, они пытались привлечь наше внимание к гигантской стае птиц, сидевших на небольшом островке в центре бурного потока.

– Это чайки? – спросила я у Алекса, он перевёл вопрос Руперту, и тот замотал головой:

– Xenus cinereus[25 - Латинское название птицы мородунки.], – ответил он, а потом стал что-то быстро объяснять по-немецки, но то ли от жары, то ли от пережитого ужаса, я не поняла ни слова.

– Он, оказывается, орнитолог. Говорит, что это птицы из семейства бекасовых и они водятся в России, – перевёл Алекс, заметив, что я ничего не поняла.

– А нам до них какое дело? – я устало опустилась на песок, ноги всё ещё ныли от бега, и я подозревала, что завтра утром не смогу без боли сделать ни одну асану.

– Не знаю, но спрашивать не стану, ещё обидится, – Алекс сел рядом и улыбнулся. Кажется, он не собирался вспоминать о нашей маленькой размолвке, и я была этому рада.

Чуть посидев на берегу, я отправилась плавать. В реке вода оказалась прохладной, а сильное течение заставляло грести со всех сил, чтобы тебя не смыло в море. Я быстро устала, выбралась на сушу, уселась на берегу, поджав колени и обхватив их руками, и стала разглядывать окрестности. Вверху по течению я видела деревянные пирсы, уходящие в воду, и множество лодок у них. Руперт принялся рассказывать Алексу об этом месте, большую часть я пропустила мимо ушей, но последнюю фразу услышала и поняла:

– На другом берегу реки рыбный рынок, можно нанять лодку и сплавать туда за свежими креветками.

– Он и в такую жару работает? – спросила я по-немецки. Руперт замотал головой:

– Нет, только утром. Сейчас там пусто. Но если хочешь, – он махнул рукой на противоположный берег, покрытый густой зеленью, – можно сплавать, я найму человека.

– А что там такое? – заинтересовалась я.

– Пляжи: Бага, Вагатор, Калангут, Кандолим. Но мне там не нравится – слишком много отелей и слишком много людей, – Руперт поморщился.

– Помнишь, мы ездили на пляж, где лицо Будды? – из воды выбралась Аннет, на её обнаженном теле блестели капли, острые соски торчали, а лобок покрывали густые тёмные волосы. Я смутилась и отвела взгляд.

– Шива, это было лицо Шивы из камня. В малом Вагаторе, – поправил её муж.

– Шива, разве? – она посмотрела на Руперта, пожала плечами и продолжила: – Так вот, там был ужасный пляж, камни и куча людей. Местные так смотрели на меня, будто хотели сожрать. Некоторые фотографировали на свои мыльницы, – она усмехнулась и уселась на песок напротив Алекса, ничуть не смущаясь собственной наготы. – Дикие люди эти индийцы.

В отличие от мужа, Аннет произносила слова нарочито медленно, и я понимала почти всё, что она говорила.

– Да, – Руперт откинулся назад и облокотился на песок, подставив солнцу и без того бронзовое от загара лицо. – Местные порой бывают агрессивными. Я слышал, что в центральной Индии до сих пор встречаются случаи торговли живым товаром.

Я вспомнила компанию в кафе и повела плечами, но этого никто не заметил.

– Не знаю, друзья, – Алекс сложил ноги по-турецки и потянулся. – У меня таких проблем не было, индийцы всегда казались мне довольно дружелюбными.

– Это потому, что у тебя нет этого, – Аннет провела руками по собственной груди, и Алекс проследил за её жестом заинтересованным взглядом. Я снова ощутила укол ревности и с усилием воли отвернулась. «Сбавить обороты,» – мысленно напомнила я себе и поднялась.

– Купаться? – Руперт приподнялся и взглянул на меня. – Пошли вместе, я тоже окунусь.

Я пожала плечами и машинально покосилась на Алекса, но он был полностью поглощён разговором с Аннет и не смотрел в мою сторону.

Руперт встал, ловким движением стянул трусы и, продемонстрировав мне то, что я бы предпочла не видеть, пошёл в воду.

– Дорогая, – Аннет заметила моё замешательство, – ты напрасно смущаешься, это нудистский пляж, тут так можно. Раздевайся и ты.

– Ну уж нет, – буркнула я и отошла на пару шагов.

– Лиза, – окликнул меня Алекс, – далеко не уходи. Не уверен, что тут безопасно.

– Я поброжу по берегу, не волнуйся.

Мне самой не хотелось уходить далеко, но и любоваться на интимные части тел Шмидтов было неловко, а в особенности после всех предостережений Алекса о сексуальных предпочтениях этой семейной пары. Осмотревшись, я решила прогуляться вниз по течению реки. В той стороне песчаных островков становилось больше, и на каждом из них сидели те самые птицы, название которых я уже забыла. Не то что бы я любила орнитологию, но лучше уж наблюдать за птицами, чем за тем, как твой парень пожирает глазами другую женщину. Но не успела я пройти и пары сотен шагов, как заметила человека на дальнем конце пляжа. Полноватый мужчина со смуглой кожей, одетый в одни яркие шорты, неспешно брёл по берегу в моём направлении. Было в его облике что-то знакомое. Я замерла на месте, приложила ладонь козырьком к глазам и присмотрелась, опасаясь, что тот самый местный парень из кафе явился за мной, но поняла: бояться нечего, это Олег. Ошибки быть не могло, ведь кто ещё здесь носил такие розовые шорты и забавную шляпу? Я с облегчением улыбнулась, подняла руку и неуверенно помахала ему. Он помахал в ответ, прибавил шаг и вскоре подошёл вплотную.

– А вы уверяли, у вас другие планы, – он улыбался из-под шляпы.

– Привет! – я почему-то обрадовалась ему. – Получается, это и есть твой нудистский пляж?

– Ну да, – Олег остановился и сунул руки в карманы шорт.

– А мне сказали, что он называется «черепаший».

– Черепахи тут редкость, а вот нудисты, – он поглядел через моё плечо. – Частенько заглядывают. Это твои там, сзади?

Я обернулась. Руперт уже выбрался из воды, стоял напротив Аннет и Алекса, в чём мать родила, и что-то оживлённо рассказывал, размахивая руками. Судя по взрывам дружного смеха, доносившимся до нас, им троим было весело и без меня.

– Да, это Алекс и Шмидты, – я отвернулась и уставилась на реку.

– Ты какая-то напряжённая, – Олег расстегнул полотняную сумку и, вытащив полотенце, бросил на песок.

– Да тут какие-то придурки привязались ко мне в кафе, – я махнула рукой, не желая называть ему истинную причину моего дурного настроения. – А потом, кажется, ещё и преследовали.

– Русские? – Он положил сумку и опустился на полотенце. – В Морджиме их полно.

– Нет, индийцы. Один всё время называл меня «детка» и заманивал на вечеринку, а потом полез лапать, ну, я их и послала. И, кажется, разозлила.

– А где был твой красавец-парень? – он похлопал рукой по полотенцу рядом с собой. – Садись, чего стоишь.

– Спасибо, – я села с края, поджав под себя ногу. – Мы поругались, и я убежала от него.

– А вот это ты напрасно. Тут, конечно, рай на земле, но только индусы… Или, как сказал твой парень, индийцы, – Олег улыбнулся, – не всегда адекватно реагируют на белых одиноких девушек. В прошлом году у меня одну знакомую обокрали: она вечером шла домой, и на неё напали несколько местных.

– Жесть! – я покачала головой.

– Да, а в этом году, я слышал, несколько девушек пропали, – он снял очки и положил рядом на полотенце. – Так что ты лучше одна далеко не ходи, с твоей обалденной светлой кожей и волосами, как у ирландки, ты вскружишь голову любому местному.

Я смутилась неожиданному комплименту и принялась накручивать кончик косы на палец, и, не поднимая взгляда, спросила:

– А что, пропавших девушек никто не ищет?..

– Не знаю, кажется, нет. Кто их будет искать, они же в одиночку приехали. Хотя тут такие нравы, что девушка может просто уехать в другой посёлок, никому не сказав. Или загулять. Не бойся, тут не опасней, чем в Москве. Главное не делать глупостей и не убегать от своего парня-каратиста.

Я тяжело вздохнула и опустила взгляд.

– Ты его не ревнуешь? – Олег кивнул в сторону Алекса и Шмидтов. – Оставила наедине с этой голой женщиной, а она, судя по всему, не прочь с ним переспать.

Я вздрогнула и тоже обернулась. Алекс по-прежнему сидел по-турецки прямо на песке, развернувшись всем корпусом к Аннет. А та полулежала на боку, открыв взору мужчин все изгибы загорелого тела. Её бесстыдно голый муж уселся рядом, спиной к нам, к моей радости, избавив нас с Олегом от необходимости лицезреть его мужское достоинство.

– С чего ты взял? Она же с мужем, – неуверенно возразила я.

– Ну, я хоть и гей, но вижу, когда женщина хочет секса. Твой парень красивый, и она на него запала, – он чуть склонил голову к плечу.

– Она, может, и запала, но Алекс мне не изменяет, – ответила я чуть резковато. Олег не стал спорить, лишь пожал плечами и перевёл тему:

– А ты знаешь, что у тебя сгорело лицо? – он снял шляпу и протянул мне, – надень, она защитит от солнца.

– Ой, да ты что, не надо, спасибо…

– Надо, милая, очень даже надо. Ты не видишь, но у тебя всё щёки и нос малиновые. Вот крем, – он достал из сумки тюбик.

– Спасибо, – я благодарно улыбнулась. Лицо и правда щипало.

Я взяла крем, намазала плотным слоем на лицо.

– Держи шляпу, – Олег всё ещё протягивал мне свой головной убор.

– А ты-то как?

– Дай мне бандану, она мне нравится. Будет равноценный обмен, – он мягко улыбнулся, от чего напомнил мне Клауса. – Как в детстве – берёшь и меняешься с другом.



Читать бесплатно другие книги:

Как поймать и приготовить пальмового краба, если посольство не платит зарплаты, а ты голоден?Гаагская конференция – с...

Интеллектуально-психологическая драма "Пропуск в лучшую жизнь", написанная Н.И. Курсевич для трех актрис, затрагивающ...

Книга моего дедушки об освоении Дальнего Востока рядом с границей с Китаем.

...

Сага о великой любви Клэр Рэндолл и Джейми Фрэзера завоевала сердца миллионов читателей во всем мире. Ради такой любв...

Встретились как-то в лаборатории две молекулы… Звучит как начало анекдота, не правда ли? Если вам так показалось, то ...

Заключительный том цикла романов о русском офицере из будущего Сергее Кобрине, начатого книгами «Комбат», «Комбриг», ...