По дороге из битого стекла - Ковальски Крисия

Он пропадает на работе, его не бывает дома сутками. Деловые встречи, переговоры, командировки. Мне оставалось научиться развлекать себя самой. Бизнес заменил ему и секс, и все другие отношения. Постепенно он стал импотентом. У нас нет детей. Нет, у Геннадия есть взрослый сын от первого брака, но он живёт отдельно, я его редко вижу. Он ненамногим младше меня, ему двадцать девять лет. Он живёт где-то то ли в Москве, то ли в Питере, я не в курсе, да это и не важно. Геннадий никогда ничего ко мне не испытывал, кроме спортивного азарта. Ему нравится выставлять меня напоказ, хвастаться моей красотой, ухоженностью, молодостью. У него даже секретарши нет, я вместо неё. Меня он подкладывает под своих деловых партнёров, берёт с собой на светские приёмы. Вот, в принципе, и всё. Ты мне понравился, Ваня. Моему мужу всё равно. Единственное его условие – чтобы всё внешне было прилично.

Иван внимательно слушает женщину, не перебивая. Лора взглянула в его глаза и поразилась тому, с каким участием он смотрит на неё. В его взгляде жалость. Но не та жалость, которая унижает, а другая, которая согревает душу, даёт ей утешение. Лора не помнила, чтобы кто-либо так смотрел на неё, только если бабушка в совсем раннем детстве, а из мужчин – никто.

– А теперь, Лора, ответь мне, – произносит Иван, как только молодая женщина замолчала. – Есть шанс разорить Назарова, обанкротить его, пустить по миру?

– Теоретически всегда существует вероятность банкротства в любом бизнесе. Здесь надо подумать, Ваня, хорошенько подумать.

– Лора, мне сказали, что ты училась на экономическом факультете, закончила университет. Ты понимаешь все тонкости бизнеса.

– Да, я и с Геннадием познакомилась на практике. У него проходила практику, он меня и заприметил, – Лора нервно и быстро произносит заготовленную заранее фразу, которую она произносила много раз до этого, но под внимательным взглядом синих глаз парня теряется, былая резкость покидает её. Женщина кладёт в пепельницу из толстого гранёного стекла недокуренную сигарету и сдавливает её, так что крошки табака сыпятся на чистую поблёскивающую в приглушённом свете лампы поверхность. А потом набирает в лёгкие воздух и произносит, – Нет, Ваня, у меня никакого образования, ни высшего, ни какого-либо другого. В кабаке я с Геной познакомилась, когда официанткой работала. Только об этом мало кто знает. Вот уже десять лет нашему браку, а кажется, что рядом совершенно чужой мне человек. А Назаров… Да, можно разработать схему, составить план. Только зачем мне это?

– Это моё условие, Лора. Ты помогаешь мне разорить Назарова, а я принимаю твоё предложение, – произносит парень, открыто смотря в глаза женщине.

Лора бросает раздавленный окурок и, махнув рукой, соглашается:

– А давай, Ваня! – с азартом произносит она. – Посмотрим, что из этого выйдет. Если мы разорим его, то выкупим за бесценок его бизнес. Его компания « Золотое руно» приносит прибыль, она очень перспективная.

Лора протянула руку парню, Иван ответил на рукопожатие.

– По рукам, – улыбнулась она и подмигнула с озорной улыбкой.

Они выпили ещё и Лора потребовала:

– Теперь твоя очередь откровенничать, Ваня. Почему ты так ненавидишь Назарова?

И он начал рассказывать. Его голос звучал приглушённо и почти бесстрасно, но молодая женщина чувствовала, сколько скрытой боли таится за этим видимым, таким контролируемым спокойствием.

– Я знаю, что должен был запретить ей участвовать в этой фотосессии, но не смог… Она бы всё равно меня не послушала, нашла другого фотографа. Я тогда и подумал, что лучше уж я… А потом меня трясло всего, буквально выворачивало, когда я её фотографии послал Назарову. И на ринг пошёл чтобы только приглушить эту боль, чтобы забыться… Мне нужно было испытать другую боль, физическую, чтобы меня не корёжило внутри. Мне нужна была драка, и я дрался, дрался за деньги, выигрывал…

Взгляд светлых глаз Ивана стал тёмно-синим, холодным, злым. Воспоминания душили изнутри болью. Он на ринг вышел, чтобы выплеснуть агрессию, испытать боль физическую, чтобы притупить боль душевную. Не мог видеть, как она, обнажённая, снимается для богатого клиента, а сделать ничего не мог! Не было у него таких денег, чтобы ей помочь… Не было! Хоть почки свои продавай… Вот и пришлось щёлкать фотоаппаратом обнажённую девушку, когда больше всего хотелось её наготу прикрыть, чтобы никто не видел, ни один мужчина.



Бутылка водки была допита, многие столики опустели, а белокурый парень и красивая молодая женщина блондинка всё сидели за столиком под лестницей.

– Сколько времени прошло после этого? – тихо спросила Лора.

– Полтора месяца, – ответил Иван.

– Мало, она ещё не оправилась. Молоденькая совсем, к тому же в первый раз, и так чудовищно было, – произнесла Лора. – Конечно, её ещё рано оставлять одну, но у тебя, я вижу, выбора не было. Вот что, Иван, будешь работать здесь, на участок не отправлю. Я найду причину тебя здесь оставить. И мне самой нужно, чтобы ты был под рукой.

Лора смотрит на парня и мысленно представляет себя под ним, ей до безумия хочется почувствовать крепкий захват его сильных рук, прикоснуться к его твёрдой груди, очутить его в себе…

– Хорошо, – произносит Иван. – А теперь, Лора, поздно уже. Мне домой надо, Мила меня давно уже ждёт.

– Завтра утром пораньше, до работы зайдёшь ко мне в офис. Спросишь на проходной, тебя проводят, я предупрежу. Часов в восемь утра, я рано прихожу в офис. Там и поговорим о подробностях нашего плана, обсудим детали, – распорядилась Лора, вставая из-за стола.

Когда они вышли из кафе, было уже темно, поднялся холодный ветер. Лора сжалась, ей стало неуютно и холодно. Вдруг она почувствовала, как Иван заботливо накидывает свою куртку ей на плечи и, чуть приобняв её за талию, ведёт к машине. Он открыл дверцу со стороны пассажирского сидения и сказал Лоре:

– Машину поведу я, ты устала, Лора. Тебе нужно отдохнуть, как приедешь, сразу ложись спать.

Парень сел за руль, завёл мотор, машина тронулась. Лора смотрит на сильные мужские руки на руле, задумавшись над его словами. От его слов веяло теплом, заботой, как если бы это сказал отец или старший брат. Но при упоминании о брате её тело пронзила дрожь. Молодая женщина постаралась поскорее отогнать эти не прошеные воспоминания.



– Эта головоломка, – задумчиво произнесла Лора, складывая вместе два пазла из детской игры.

– Мы должны её решить, – упрямо возражает Иван. Он, как и было велено, пришёл в офис к восьми утра. Лора очень удивилась, увидев парня, одетым в белую рубашку, пиджак и брюки, к тому же Иван надел галстук.

– Красавчик, – восхитилась она, на что Иван самодовольно хмыкнул.

И вот сейчас они сидят друг напротив друга за противоположными концами офисного стола и пытались собрать все пазлы их плана воедино.

– Нужна приманка, Иван, – наконец произносит Лора. – Фиктивные данные геологической разведки. Мы должны хорошо постараться, чтобы их создать. Карта местности будет, конечно, настоящая. В типографии закажем, это не вопрос. А вот с самими разработками придётся поработать. Но есть у меня один толковый геолог на примете. Когда всё будет готово, объявим о данных нашей георазведке на собрании аукционеров, на планёрках, рабочих совещаниях, пусть все наши сотрудники примут это за чистую монету. Правду будем знать только мы трое – наш геолог, ты и я.

– Похоже на фашиский план захвата Советского Союза, – скептически замечает Иван.

– Да, дорогой, ты прав! – Лора возбуждённо вскочила с кресла и зашагала по кабинету.– Будет два плана, один для всех, и один настоящий. Пусть все поверят в пакт о ненападении, и только мы вдвоём будем знать дату захвата.

– И как наживка попадёт к Назарову. Как он её заглотит? – спрашивает Иван, разворачиваясь на кресле к молодой женщине.

– Наживкой будет твоя невеста, – спокойно произносит она.

– Что?! – Иван вскочил с кресла, от неожиданности он даже растерялся.

– Я знаю, что ты сейчас возразишь, дорогой. Ты потребуешь не впутывать Милу в это дело. Но она единственная, кто может усыпить его бдительность. Он сделает на неё охотничью стойку, он проглотит наживку. Не волнуйся, Иван, мы максимально обезопасим твою девушку, но надо рискнуть.

– Нет! – перебивает Иван. – Так не пойдёт! Милу вмешивать не будем, не будем и всё.

– Ну, хорошо, – слишком быстро и слишком поспешно соглашается Лора, и это показалось парню подозрительным. – Нет, так нет. Придумаем что-нибудь другое, а пока разработаем и приготовим нашу приманку.

Молодая женщина приближается к парню и медленно проводит ладонью по его груди. Она чувствует напряжённые мышцы, сильное тело, привыкшее к тренировкам, сводит её с ума, так приятно прикасаться к нему…

– Сегодня вечером я приду к тебе в гараж, – с предыханием шепчет она.

– Прямо-таки в гараже будем? – усмехается Иван, не останавливая поглаживания молодой женщины, но и никак не реагируя на них.

– Да, у меня есть ключ от гаража, закроемся, нам никто не помешает. Если ты мне понравишься сегодня, я горы сверну, но помогу тебе разорить Назарова.




Новая страсть Лоры


Можно соблазнить мужчину,

у которого есть жена.

Можно соблазнить мужчину,

у которого есть любовница,

но нельзя соблазнить мужчину,

у которого есть любимая женщина

Омар Хайям


Эдуард Степанович недовольно хмыкнул – не сдержался, и это произошло слишком демонстративно, так что даже сидящие рядом начальник экономического отдела и главный бухгалтер смущённо переглянулись. Но бывший начальник отдела безопасности и не подумал сдерживать свои эмоции. Он сидел за большим круглым столом, куда их всех собрали в конференц-зал для экстренного совещания, и наблюдал за тем, кто так нагло занял его место. Алексей Воронков, одетый в тёмно-серый костюм с чёрным галстуком поверх белоснежной рубашки, в тщательно начищенных ботинках, так же тщательно побритый (никогда раньше так не наряжался), быстрой уверенной походкой зашёл в зал, придержав широкие стеклянные двери для того, чтобы Лора Дмитриевна могла беспрепятственно войти. И так же беспрепятственно пройти к своему месту во главе стола – Воронков шёл впереди, расчищая путь для начальницы. Хотя это было излишне – все присутствующие, завидев Лору Дмитриевну, почтительно отступали. Она, громко цокая высокими каблучками, следует за своим охранником, её туго обтянутые бёдра в кожаном белом платье призывно покачиваются в такт её шагам. Лора Дмитриевна садится на заботливо выдвинутый для неё Воронковым стул, кладёт ногу на ногу, из-за чего и так узкая юбка ещё сильнее натягивает покатые бёдра.

Эдуард Степанович замечает, как Воронков предупредительно придвигает к начальнице бутылку с минеральной водой и наливает воду из бутылки в высокий стакан. Он видит, как Воронков чуть наклоняется к своей начальнице и тихо говорит ей. Эдуард Степанович напрягает слух и слышит серьёзные слова нового начальника службы безопасности:

– Лора Дмитриевна перед тем, как впустить людей, мы проверили помещение на наличие прослушивающих устройств. Всё чисто.

– Разве мы раньше это делали? – Лора Дмитриевна бросает на молодого человека удивлённый взгляд и отпивает воду из стакана, оставляя на его стеклянном ободке след ярко-красной губной помады.

– Нет. Но будем делать это впредь из-за наличия утечки информации, – отвечает ей Воронков спокойным уверенным тоном (Эдуарду Степановичу кажется, что – самоуверенным тоном, очень самоуверенным).

Воронков выдвигает стул и садится рядом с Лорой Дмитриевной. «Возмутительно – как от зубной боли морщится Эдуард Степанович, – Что этот выскочка себе позволяет?! Нахал! Молокосос!». Никогда до этого даже он сам, Эдуард Степанович Криничный, не позволял себе занимать место во главе стола! А этот наглец, как ни в чём не бывало, уселся рядом с начальницей и преданно смотрит ей в глаза! И его даже не смущает присутствие Геннадия Юрьевича, который только что зашёл в конференц-зал и медленно и чинно приблизился к своему месту.

– Ну… начнём, – Шилин кивнул своему секретарю, тучной женщине лет пятидесяти, одетой в строгий деловой костюм, с гладко причёсанными волосами и без макияжа на спокойном сосредоточенном лице, – Что у вас произошло за время моего отсутствия, Лора Дмитриевна? Вы можете мне объяснить? И зачем вам понадобилось снимать Эдуарда Степановича с должности?

При этих раздражённых словах своего начальника Криничный преобразился, распрямил плечи и со злорадным выжиданием посмотрел на Лору и её нового секьюрити. Сейчас, сейчас… мало вам не покажется, голубки!

Лора бросила быстрый взгляд на Воронкова, и он начал серьёзно и обстоятельно говорить Шилину о произошедших событиях. Геннадий Юрьевич внимательно слушал, изредка хмурился, но не перебивал.

– Евгений Павлищев и Леонид Займов были уволены в прошлом году за пару недель до окончания сезона без расчёта.



Читать бесплатно другие книги:

"Благодаря " халатности Хранителя Часы Времён изменили ход своего течения, что послужило толчком к перемещению огромн...

Несмотря на то, что 21 век – век новых технологий и люди достигли огромного прорыва на пути к будущему, что-то до сих...

Жизнь на Земле – непостижимая, вездесущая, кишащая миллионами ног, сучков, колючек и зубов вакханалия, в которой мы с...

Доктор Дэвид Хокинс – всемирно известный психиатр, практикующий врач, духовный учитель и исследователь сознания. Благ...

Книга, которую вы держите в руках, будет интересна как новичкам, знакомящимся с возможностями осознанного дыхания, та...

Эта книга для всех, кто работает с аналитикой и делает презентации на основе данных. Она демонстрирует, как выйти за ...