Тайна спрятанных украшений Тайна загадочного письма - Авдеев Виктор

Тайна спрятанных украшений Тайна загадочного письма
Виктор Александрович Авдеев


Книга повествует о приключениях детективной троицы. Первый из них, непревзойденный лидер компании – Марк Ларкин, и его главный инструмент – острый ум. Вторая – его сестра Памела или попросту Пэм, обладает первоклассной внимательностью. Третьим является Тим Вайз, и его низкий рост компенсирует львиная доля смелости. В этот раз они ищут украденные из ювелирного магазина драгоценности и решают головоломку старого пирата.





Виктор Авдеев

Тайна спрятанных украшений Тайна загадочного письма





Тайна спрятанных украшений





Предисловие




Сегодня, впрочем, как и всегда, я проснулся довольно рано. Думаю, сказывается возраст. Утреннее солнце уже поднималось над горизонтом, ополаскивая золотыми лучами черепичную крышу моего старенького, но очень уютного дома на одной из тихих улочек небогатого квартала. Теплый майский ветерок обдувал занавески на створках приоткрытого окна, неся с собой запахи цветущих деревьев и кустарников, магнолий и гортензии… Кажется, с годами я разнежился, стал видеть разницу между олеандром и акацией, ирисом и тюльпаном. Но, не смотря на свою любовь к спокойствию и уединению, я часто вспоминаю время, проведенное в душном кабинете, и моих друзей – Марка, Тима и Пэм. В то время они были еще совсем юными, но очень смышлеными ребятами. Повзрослев, они называли себя «Бюро три эМ». У меня сохранились копии завершенных дел, и я часто перечитываю их, как какую-нибудь книгу. Да, пожалуй, я люблю эти папки с номерами даже больше, чем любил когда-то учебники по психологии или сыскному делу… Прекрасное солнечное утро будоражит во мне сладостное чувство ностальгии, поэтому сегодня я вновь вернусь к самому первому детективному расследованию. И буду читать вслух, пополняя факты историей, что бы Вы четко понимали, о чем идет речь. Но перед тем, как я начну повествовать о подвигах простых ребят, скажу следующее: с каждым из них я Вас буду знакомить постепенно, не торопясь. Готовы? Тогда начинаем…



Сергей Лунский




Таинственное свечение




Август выдался особенно жарким. Несмотря на то, что месяц подходил к концу, температура воздуха и не думала снижаться, если верить прогнозам погоды. Воздушное марево стойко вздымалось над автомобилями, металлическими крышами домов и продуктовых палаток с раннего утра и до самого вечера. Лишь к сумеркам зной наконец утихал, и ему на смену приходила желанная прохлада.

Приезжие, поселившиеся в гостиницах и сдающихся домиках на берегу Пиратского моря, практически не вылезали из воды. Взрослые, плескаясь в теплых волнах, отражающих золотистые солнечные блики, радовались пенным брызгам не меньше, чем дети.

Местные, привыкшие к жаркому климату, были очень похожи на африканцев, что даже не вооруженным взглядом можно было отличить их от туристов. Будто пляж, это большая шахматная доска, а люди на ней фигуры, черные и белые…



* * *



Тим не был ни смуглым, ни бледным. Обычный мальчик, подросток с простецкими чертами лица, серыми глазами и подходящей фамилией – Вайз, что означает «белый». Подтверждением тому, был цвет его волос. Светлые, почти белесые, что совсем не характерно для южанина.

В глубокой задумчивости он крутил в руках какую-то металлическую деталь, находясь в своем мире фантазий, и восседал на деревянном стульчике у металлического верстака в помещении для ремонта и покраски автомобилей, принадлежащем его отцу. Устремив в пустоту, казалось бы, отрешенный от всего мира взгляд, Тим казался взрослее своих двенадцати лет. Наверное, как и любой мальчишка в округе, он любил автомобили, интересовался моторами. Он даже помогал папе с покраской и заменой деталей. Не сказать, что клиентов было много, да и сдвоенный гараж не смог бы вместить в себя более двух – трех машин, но работа была постоянно, и заработка на жизнь хватало. Мамы у Тима не было. Какое-то время они всей семьей жили в Австрии, но после ее кончины перебрались с отцом обратно, в Далантию. Об этом трудно говорить, и он почти ничего об этом не рассказывал.

Мысли Тима прервал настойчивый голос папы, видимо, уже не первую минуту пытающегося дозваться сына из открытого кухонного окна их дома, находящегося там же, рядом с мастерской.

– Иду, идууууу! – встрепенувшись, откликнулся Тим и, погасив свет в помещении, выскочил через дверцу на небольшую асфальтированную площадку перед створками гаража, где его чуть не сбил с ног рыжий шерстяной клубок. С громким мяуканьем он тут же ретировался куда-то вглубь сада. Мальчик прошагал по садовой дорожке мимо цветущих кустарников гортензии и барбариса и прошмыгнул в прихожую дома, там уже вовсю пахло жареным картофелем с луком и сосисками.

– Еще немного и ты остался бы без ужина, – недовольно проговорил отец, высокий крепкий мужчина средних лет. – У окна снова крутилась та растрепанная наглая кошка, которая торчит тут уже целую неделю, и я был готов сдаться и ужинать с ней!

– Выходит, тетя Лина сегодня не придет? – пропустив мимо ушей сарказм отца, спросил Тим и сев за стол, принялся за еду.

– Нет, но она просила передать, что завтра обязательно зайдет. К тому же она следит за нашими цветами и деревьями, ты ведь знаешь.

Тим поймал легкую улыбку на лице папы. Друзья и знакомые звали его «Дядя Сэм», и это прозвище вполне подходило ему за его добродушный характер. Да и звучало куда лучше, чем Семен Георгиевич. Хотя он мог быть и строгим, если того требовала ситуация. А тетя Лина была его родной сестрой, и никогда строгой не была, по крайней мере к Тиму. А жила она неподалеку и работала в центре города в обувном магазине. Мальчик очень любил эту добрую, не высокого роста, худенькую женщину с веселым нравом и живыми глазами, изо всех сил старавшуюся сделать его жизнь чуточку веселей.

– А помнишь, полгода назад тетя принесла хомяка в обувной коробке и сказала, что это туфли, которые нужно отнести заказчику? – он улыбнулся, хитро глядя на отца.

– О, да! – ответил дядя Сэм с набитым ртом. – А когда все уснули, стал топотать по всему дому, как маленький слон, и мы подумали, что в дом забрался вор.

– Ты взял клюшку для гольфа, и стал осторожно спускаться по лестнице на первый этаж, а когда обнаружили, что это лишь всего-навсего маленький хомяк, – продолжил Тим, обхохатывалась прошлогодней шутке, – тетя Лина уже до слез смеялась в дверях спальни.

Вспомнив проделки сестрички Семен Георгиевич и сам не мог сдержаться от смеха, припоминая себя в клетчатом халате и сеточкой на голове. Стоя босиком на нижней ступеньке с занесенной на изготовку клюшкой, он озадаченно глядел в крохотные черные глазки испуганного животного, в недоумении закрывшего носик маленькими лапками.

– Твоя тетя всегда была озорницей! – добавил он и сосредоточился на еде.

Когда с ужином было покончено, первые сверчки на улице начали свой монотонный стрекот. Вечерние запахи, дурманящие своим неповторимым ароматом голову, уже ворвались в комнаты сквозь раскрытые окна.

Отец зевнул, однако не ушел наверх в свою комнату, а отправился прямиком в мастерскую, объяснив это тем, что завтра срок сдачи автомобиля клиенту, и нужно кое-что доделать. Тим, оставшись один, взял горстку слив из столовой вазочки и вышел на крыльцо.

Сегодня был довольно таки поздний ужин, солнце уже клонилось к закату, уступая место ночным светилам. Вот зажглась первая звезда, аккурат над ихним домом, где-то недалеко залаяла соседская собака и тут же затихла, видно получив нагоняй от хозяина. И снова тишина.

Тим неспешно поглощал спелые сливы, размышляя о завтрашнем дне. Настоящих друзей за этот год он так и не успел завести, а плескание в море со школьными одноклассниками за три месяца летних каникул уже надоело, да и каникулы подходили к концу. Хотелось чего-то особенного, неожиданного, чтобы вспоминать об этом, сидя за партой и слушая скучные разъяснения учителей о войне против Наполеона, теореме Пифагора или нейтронах и протонах.

Он так и просидел бы в задумчивости до прихода отца, если бы не внезапный шорох в кустах смородины, заставивший его прервать свои грезы о великом. Тим покосился на шевелящиеся ветки в паре метров от себя и прищурился, пытаясь разглядеть причину трепета смородиновых листьев. Затем ухмыльнулся и сплюнув сливовую косточку в кулак, запульнул ею в кусты. Еще раз вздрогнули ветки, а затем раздался знакомый «мяу», только немного обиженный, и не теряя чувства собственного достоинства, оттуда грациозно вышла рыжая кошка, только еще больше растрепанная, чем раньше.

– Опять ты! – тихонько сказал Тим. – Ну иди же, хочешь я тебя поглажу?

Кажется, тон мальчика ей показался вполне дружелюбным и, пройдя под свет горящего на крыльце фонаря, остановилась около Тима. Сейчас он смог рассмотреть ее поближе. Выглядит довольно-таки ухоженной, если не считать сухих листиков и веточек на шерстке, не побитая другими котами или собаками, вполне себе симпатичная дама с хвостом. Негромко мурлыча, она потерлась о коленку и хитро взглянула на Тима зелеными глазами.

– Из еды у меня только сливы, но ты ведь их не будешь!? Хотя, у меня есть кое-что получше, – с этими словами он поднял с земли тоненькую залежалую палочку и быстро-быстро стал водить ею перед любопытной гостьей.

Кошку видимо заинтересовал такой выпад со стороны мальчика и она, сжавшись в комок, стала пристально следить за его движениями. В какой-то момент она заерзала, еще шире раскрыла свои глаза, круглые как плошки, и резко перепрыгнув через шуршащую веточку, стрелой умчалась в глушь сада, оставив Тима в недоумении одного.

– Да ведь ты еще совсем маленькая! – только и успел он бросить в темноту. Затем махнул рукой и, оставив кошачью игрушку под крыльцом, поднялся в свою комнату.

Обставлена она была не богато. Стол с учебниками, над которым висела карта города с прилегающими окраинами, пара стульев, кровать у окна, занавешенного шторами изумрудного цвета, рядом тумбочка с настольным светильником, и гордость любого уважающего себя книголюба – ломящиеся от количества книг, полки. Тим любил читать детективы, его с самого детства влекли погони, перестрелки, дедукция, острый ум и зоркий глаз главных героев. Эти бесконечные и опасные авантюры, в которые влезали сыщики, не ради славы, а во имя справедливости. Артур Конан Дойл, Агата Кристи, Альфред Хичкок и многие другие, все они глядели на мальчика глазами своих персонажей с книжных полок, из каждой книги, с каждой страницы. Да что и говорить, мальчик мечтал стать настоящим сыщиком.

На летние каникулы по школьной программе задали читать какую-то скучную классику, но Тим и не думал об этом. Спать не хотелось, и пару часов он с удовольствием решил скоротать за чтением новенького детектива. Выключив свет и включив ночник, он не раздеваясь улегся на кровать и стал жадно впитывать каждую строчку захватывающего расследования дела о похищении какой-то необычной птицы из клетки богатого коллекционера редких животных, странных трехпалых отпечатках на месте преступления и пугающих ночных звонках неизвестного, издающего только гортанные хрипящие звуки в трубку, мало похожие на человеческую речь. Кровь леденела в жилах, от одной только мысли происходящего, но главный герой обязательно должен докопаться до истины…

Тим так и уснул в одежде, не закрыв книжки. Он не слышал, как в дом вошел отец и закрыл на замок входную дверь, как поднялся наверх и прошел к себе в спальню, не слышал, как часы пробили двенадцать. Мальчик крепко спал. Ему снилась погоня за ним самим. Словно он загнанный зверь, задыхающийся и хрипящий, бежал по длинному коридору полуразрушенного дворца индийского раджи, вдоль украшенных позолоченными узорами матово-бежевых стен и мраморных постаментов, на которых красовались пузатые фаянсовые вазы. Блестящий керамический пол отражал все его движения, как в зеркале. Тим видел себя другим, похожим на марабу, только без клюва, с трехпалыми тонкими ногами, несущими громоздкое тело, а позади все ближе и ближе слышалось дыхание преследователя. Тим боялся обернуться, он чувствовал, что вот-вот все кончится, он уже видел дневной свет, проникающий во входную арку в конце коридора, он сможет, он успеет. Оставалось всего каких-то десять метров до спасения, когда раздался оглушительный грохот и опора исчезла из-под ног. Напольные плиты рассыпались, проваливаясь в темную бездну, и уносили с собой золоченные стены, потолок и Тима, которому хотелось кричать, но вместо этого он издавал только гортанные сиплые звуки и падал в пропасть….

Страх, быть погребенным под каменными обломками, заставил его проснуться. Поднявшись на кровати, он не сразу понял, что произошло и куда подевался индийский дворец, заменив свое великолепие квадратом из знакомых, обклеенных обоями, стен. Книга соскользнула на пол и ударившись, закрылась. Снова залаяла собака, и кажется стали слышны чьи-то отдаленные голоса. Тим мотнул головой отгоняя остатки сна и приоткрыл шторку. За окном уже исчезли звезды, а может их просто заволокло небесной дымкой, но до восхода солнца оставался еще час или два, небо было темно-синим.

Он не стал задергивать занавеску, разделся и присев на кровати, мельком снова бросив взгляд на улицу. Вдруг что-то его заинтересовало, там вдалеке над глубокими горными оврагами. Будто легкое свечение возникло, колеблясь, как пламя свечи, то затихая на миг, то разгораясь сильнее, отбрасывая замысловатые тени от деревьев на рыхлые каменистые породы.

Тим знал те овраги. Их, мимо высоких горных хребтов, огибала автомобильная дорога из пригорода, где он жил, и переходила в скоростное шоссе, по которому мальчик уже несколько раз за этот год ездил с отцом за запчастями, которых не было в ассортименте Варлицких магазинов, в другой, более крупный городок неподалеку. Ему и сейчас захотелось вдруг уехать, во тьму еще не начавшегося утра, но не куда то, а именно в то место, которое манило своим таинственным свечением, чтобы разгадать эту загадку.

– Может комета упала с неба? – пробормотал Тим. – Или там в далеком и неизведанном космосе НЛО потерпел крушение над нашим городом? Все это очень странно… Интересно, папа слышал грохот, или мне это приснилось?

Мальчик напряг слух. Во всем доме стояла звенящая тишина, значит отец ничего не слышал. Может и правда, почудилось?

Внезапный нарастающий вой полицейской сирены прервал его мысли. Где-то совсем рядом пронеслась служебная машина, отбрасывая синие мерцающие блики автомобильных маячков на десять метров вокруг себя, и унеслась прочь, в сторону таинственного зарева.

Тиму очень хотелось разбудить отца, но он понимал, что это приведет только к суровому выговору, а может даже наказанию. Поэтому ему не оставалось ничего, как лечь в кровать и попытаться усмирить свое возбужденное состояние. «Я не буду спать, дождусь, когда проснется папа и тогда все ему расскажу», – твердо решил про себя Тим, но уже через пару минут он спал крепким, спокойным сном.




Известия




Он проснулся, только когда в комнату вошла, загадочно улыбаясь, тетя Лина. Отворив занавески на окне и, тем самым впустив в комнату лучи утреннего солнца, она отвесила изящный книксен сонному мальчику.

– И долго Ваше Величество собирается нежиться в постели? – спросила она, выпрямившись из изящной позы. – Завтрак уже на столе! Если не поторопишься, его унесут галки! – и она весело рассмеялась.

– Ой, тетя, ты сегодня рано! – не скрывая радости, проговорил Тим, потирая глаза. – А что на завтрак?

– Яичница и тосты с джемом! Малиновый, сама делала!

Тим вскочил с кровати и, накинув шорты, выбежал в коридор, наступив на какие-то мячики, по размеру похожие на шарики для пинг-понга, только резиновые и немного побольше размером. Сначала он услышал пронзительный писк каждого из них, наполнивший дом унылыми и жалобными вздохами, а затем заливистый смех за дверью собственной комнаты, отчего и сам не сдержался повеселиться вместе с тетей. И тут будто щелчок раздался в его голове. Он в миг вспомнил все события минувшей ночи, необъяснимое зарево, полицейский патруль… Нужно скорее поговорить с отцом, может есть какие-то новости?

Когда он спустился к столу, тот уже заканчивал с тостами и крепким кофе. И, как заметил Тим, чтение утренней газеты тоже подходило к концу.

– Что сегодня пишут «Варлицкие новости», пап? – стараясь не ерзать на стуле, поинтересовался мальчик и принялся за еду. – Есть что-то интересное?

– Ну, смотря, что ты имеешь ввиду под словом «интересное», – несколько удрученно ответил Семен Георгиевич. – Тут есть музыкальная рубрика, спортивная, коммунальные вопросы, программа телепередач, а также прогноз погоды на ближайшую неделю, – он вопросительно посмотрел на сына и, уловив в его поведении некое беспокойство, добавил. – Мне кажется, тебя интересует что-то более конкретное?

– А больше ничего? – не оставляя надежды переспросил Тим.

– Я жду объяснений твоему интересу, – более настойчиво потребовал отец и отложил прессу в сторону.

– В общем, я проснулся среди ночи, мне снился кошмар, а потом я выглянул в окно и увидел вспышку света, там, за Сосновыми оврагами. А потом проехала машина полиции с сиреной. Неужели ты ничего не слышал?

Тот ничего не успел ответить, так как в кухню вошла тетя Лина и, всплеснув руками, подбежала к окну.

– Что ж это вы, мальчики, в духоте то, свежего воздуха пустили бы, сидите как затворники! Я вот уже и постели застелила! – палила, как из пушки она, раскрывая оконные створки. – Господи, и тосты уже все съели, боже правый! Оставь вас одних на день, так и пропадете совсем с голода!

Семен Георгиевич знал, что если ее не остановить, то беседа может быть долгой, даже если это будет разговор в одну сторону, поэтому дождался, когда она в очередной раз приготовится набрать воздуха в грудь для новой партии нескончаемого потока слов, и включил радиоприемник.

– Успокойся, Лина!



Читать бесплатно другие книги:

Цикл "Внезапно смертны" – это страшно смешные истории, которые могут случиться практически с каждым. Случайный челове...

Книга, которую вы держите в руках, – о женщинах, которых эксплуатировали, подавляли, недооценивали – обо всех женщина...

Конкуренция в ресторанном бизнесе с каждым годом становится все ожесточеннее, превращая успех и даже само выживание в...

Джозеф Шугерман – один из лучших американских копирайтеров. Его имя стоит в одном ряду с именами Дэвида Огилви, Джона...

Современные англичане забыли о многих своих гнусных «изобретениях», например об институте «сервентов» XVII века.

<...

У вас в руках второе издание «Кода публичности». Бестселлер Аны Мавричевой обновлен и дополнен с учетом трендов 2020 ...