А чего дома сидеть? Вольный поход. Книга первая. Дилетант - Смолина Анна

А чего дома сидеть? Вольный поход. Книга первая. Дилетант
Анна Смолина


А чего дома сидеть? #1
Честная и вдохновляющая книга молодой женщины, которая променяла комфорт мегаполиса на выживание в экстремальных условиях. Девушка Анна полгода ехала по России на велосипеде и везла в прицепе любимую собаку. По прогнозам ветеринаров, пожилая собака не должна была пережить этот поход. А по прогнозам велосипедных спортсменов, Анна не должна была уехать дальше соседнего города. Откровенная история про непростые отношения в семье и про усталость от людей. Анна вдвоем с собакой, без специальной подготовки, без одобрения и понимания окружающих, отправляется в одиночное странствие и через 100 дней встречает своего будущего мужа.





Анна Смолина

А чего дома сидеть? Вольный поход. Книга первая. Дилетант





Если у человека появляется возможность вести необычную жизнь, он не имеет права от нее отказываться.




Жак-Ив Кусто



Посвящается моей маме и таксе Капе













Примечание от автора


При написании этой книги я использовала записи из личного блога и опиралась на воспоминания из жизни. Встречи или события, которые не оказывали решающего влияния на развитие истории, я опускала. Все имена персонажей и названия населенных пунктов сохранены.

Размещенные в книге комментарии взяты из блога vk.com/achegodomasidet, а также в личных профилях подписчиков, которые распространяли события похода путем репоста в социальной сети «ВКонтакте». В комментариях встречается нецензурная лексика и травля главного героя. Книга не рассчитана на детей (18+), а велосипедное путешествие не позиционируется как квалифицированный марафонский заезд.




Пролог


– Думаешь, доедет?

– Анька-то? Точно доедет!

– Да не, я про велосипед…

Я стою в мастерской возле ребят, которые готовят мой велосипед к большому походу, и краешком уха подслушиваю разговоры. Два месяца назад я поднялась из-за рабочего стола в небоскребе делового комплекса Москва-Сити, чтобы никогда не вернуться назад. Больше так не могу, все это не мое.

Меня зовут Аня, я обычный человек с обычными слабостями вроде курения сигарет и походов по барам. Несмотря на хорошую выносливость и крепкий характер, я не профессиональная спортсменка. В декабре 2016 года ушла из офиса, где сидела на средней руководящей позиции со своим небольшим уютным отделом и хорошей рыночной зарплатой. Последние годы передвигалась преимущественно на велосипеде, будь на улице хоть минус 20 °C, хоть плюс 40 °C. Велосипед был со мной всегда: на работу, деловые встречи, поездки к друзьям или в магазин за продуктами. А когда было совсем невмоготу, брала билеты на самолет и сразу с работы ехала в аэропорт, а своего двухколесного друга сдавала в багажное отделение. Всегда каталась одна: так мне было комфортно.

После увольнения начала собственное дело – SMM-агентство. И в первый же месяц заработала больше, чем получала на последнем месте работы. Но вместо ликования испытала отчуждение. Стало слишком очевидно, что нужны новые горизонты. Новые принципиально – и это больше не карьерные успехи.

«Аня, ты сошла с ума?!» – хором вопрошали знакомые, узнав о походе. Все-таки удивительно, как травма из детства превращается в якорь. Казалось бы, ты постоянно меняешься, трансформируешься из одной личности в другую, становишься все круче и круче… но по-прежнему остаешься той девочкой, в которой фундаментом заложена неправильная история. Она – как пресловутый антипраздник, который всегда с тобой: на работе, на встречах с друзьями, на днях рождения и свиданиях. Ты берешь ее с собой в путешествия и мечтаешь, чтобы она где-нибудь зацепилась за колючку и оторвалась от тебя навсегда.

Вряд ли я могу назвать себя счастливым человеком. В какой-то момент все достало: несложившаяся личная жизнь, разнокалиберное лицемерие мегаполиса, в котором ты забываешь себя и начинаешь работать на шмотки и гаджеты. Не замечаешь, как стремишься вращаться в модной тусовке, старательно окружая себя успешными людьми: маркер принадлежности к определенному кругу – главный московский наркотик. Семьи у меня нет – ни своей, с любимым мужчиной и детьми, ни той, в которой обычно бывают мама и папа. Последние 20 лет я всегда одна. Не то чтобы мне это приносило страдания: социальная, финансовая и бытовая самодостаточность позволяли вести вполне приятную жизнь, но в душе дыра.




Часть первая





Люди сами себе запрещают что-то, а потом злятся на тех, кто себе этого не запретил


Идея с походом пришла внезапно. Я не следила за велотуризмом, не читала тематические блоги, никто не был для меня примером или идейным вдохновителем. Решение созрело спонтанно и всего за два дня. Сначала оно просто пронеслось в потоке мыслей, затем я вернулась к нему уже осознанно. Я представляла себя первопроходцем и начала готовиться.

Создав страницы в социальных сетях, где я планировала вести дневник похода, привычной рукой (я же маркетолог!) отправила первую запись с анонсом в рекламу на широкую аудиторию. В первый же день в мой блог пришло 1000 подписчиков, а за следующую неделю – еще 1500. Сотни незнакомых людей стали слать мне сообщения – и наполнены они были злобой и агрессией. Круглая дура, которой нечем заняться, – таков был вердикт пользователей. Такой бурной реакции я не ожидала, но волна неравнодушия подстегнула меня еще больше. Рекламу пришлось приостановить, да она была уже и ни к чему: новые подписчики теперь приходили сами.

Так, еще не успев отправиться в поход, я уже имела армию, которая делилась на два лагеря: те, кто меня поддерживает, и те, кто осуждает.











Жертвы кораблекрушений


– Ты не боишься?

– Боюсь!

– Понимаешь, насколько это опасно? Мы на мотоциклах колонной проехали похожий маршрут и такого насмотрелись в дороге, а ты одна поедешь, да еще и на велосипеде…

– Будет необычный опыт!

– Парень, который ехал с нами, в один из вечеров отказался останавливаться со всеми, поехал дальше один. На ночь встал в деревушке, его там ограбили и сожгли. Мы месяц его искали и только потом узнали правду.

Владелец популярного московского бара, в котором я была частой гостьей, стал первым в офлайне, кто спустил меня на землю. Подобные разговоры вселяли ужас, краски сгущались, идея уже не казалась такой простой и безоблачной. Социальные сети тоже продолжали давить, все сводилось к одному: я не доеду, меня убьют.






















Профессионалы велоспорта также были настроены скептически. Среди моих родственников есть двое причастных. Мамина сестра, узнав о сценарии похода, утверждала, что мне не доехать даже до соседнего города. Этот разговор закончился плохо, мы разругались. Уже потом, много месяцев спустя, моя мама рассказала, как в далеком прошлом на глазах сестры КамАЗом насмерть зацепило другую участницу велопробега, события тех дней как раз разворачивались на федеральной трассе.

Очень многие, не только родственники, но и люди из ближнего окружения, смеялись мне в лицо. Отряд из тех, кто не поддерживал, был намного больше того, что верил в меня. Мне было волнительно, но не страшно по-настоящему, я отвечала всем как одному: так мне и надо. Не доеду до соседнего города – так мне и надо, нарвусь на неприятности в дороге – так мне и надо, встречусь с дикими животными и не выживу – так мне и надо. Так мне и надо! – спасительная фраза, которой я снимала ответственность со всего мира, оставляя вину полностью на себе. На своем легкомыслии и дилетантстве, с которыми собралась отправиться в это странствие. Во мне жила убежденность, что у каждого человека есть свой путь, и я горела желанием пройти свой, каким бы он ни был, даже если он станет последним.

Готовясь к походу, я часто размышляла о словах знаменитого путешественника Алена Бомбара. Это первый человек в мире, который в одиночку пересек Атлантический океан на надувной резиновой лодке, от Канарских островов до Барбадоса, преодолев 2375 морских миль (4400 километров) за 65 дней. На момент окончания эксперимента он существенно подорвал здоровье, был обезвожен и предельно истощен, но достиг берега. В своей книге писал: «Жертвы легендарных кораблекрушений, погибшие преждевременно, я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха». Ален Бомбар считал, что человек вполне в состоянии перенести одиночное трансатлантическое плавание без еды, и решил доказать это лично.

Кочевать по стране без еды я не планировала, но была настроена так же непоколебимо. Приняла решение больше никого не слушать и по возможности избавиться от всех непрошеных советчиков навсегда. Но список печальной статистики и полезных советов все-таки собрала, он представлен в конце книги: «Глава седьмая. Дорогая ярости».




Добрый вечер, диспетчер на связи. Что в дороге вас ждет, не скажу…


С момента старта и до финиша я планирую ехать под чутким руководством хранителя маршрута. Человек, с которым мы будем всегда на связи, у которого есть маршрутный лист со всеми контактами из городов, где мне предлагали помощь. Хранитель будет видеть мои перемещения по интерактивной карте, эту услугу можно подключить у мобильного оператора. У нас обговорен условный час, когда я должна выходить на связь и сообщать координаты. Кроме координат, мы подготовили несколько сценариев на случай нестандартных ситуаций: например, если я пропаду со связи или встречусь в пути с неприятностями.




Часть вторая





Мама-Магадан


Поход был объявлен на 9000 километров. Маршрут пролегал по главным трассам – аналогам Транссибирской магистрали: получалось, будто я поеду по самой легендарной железной дороге, но только на велосипеде. Глубоко в Сибири имелись участки, которые меня сильно смущали. На деле я допускала их объезд через соседние с маршрутом страны, но основной вектор неизменно лежал на Дальний Восток. Конечной точкой должен был стать Магадан. Именно там живет моя мама, с которой мы много лет не поддерживали отношения. Восстановить и наладить общение с мамой было еще одной целью моего похода. О том, что я задумала, она не знала, бабушку и мамину сестру я попросила держать все в тайне. Я не была готова к диалогу с мамой и избегала его всеми возможными способами.




Самое честное слышишь на кухне ночью


Наша жизнь сложилась не самым простым образом. В 15 лет, после громкого конфликта с мамой, я стала беспризорником, ушла жить на улицу. Не то чтобы это произошло по моему личному желанию, но тогда это была единственная возможность оставить друг друга в покое. Мы все переживали потерю: мама – сына, а мы, дети, – старшего брата. Олега не стало в 18 лет после тяжелой болезни. Мама, которая всеми правдами и неправдами боролась за него, была сломлена. Она скорбела и тяжело отходила, а я в свои 15 лет имела типичный подростковый характер и не нашла другого способа докричаться до нее, кроме агрессии. Я хотела вернуть ее внимание, сказать, что здесь, рядом, остались мы – я и мой средний брат Максим. Я не давала маме отдышаться, огрызалась, хамила и ревновала. Ничего хорошего из этого не получилось – моим домом стала улица и сомнительные компании. Мама долго не замечала моих попыток вернуться домой. Она нашла меня только через полгода, плакала в трубку и просила зайти хотя бы за теплой одеждой. Но я уже жила как могла и как сама этого хотела.

Спустя долгое время я начала писать маме письма, в которых рассказывала, что теперь живу в другом городе и планирую получать образование. Город скрывала, но мама догадалась сама: среди фотографий, которые я посылала, был кадр на фоне магазина, а на витрине красовалась надпись «Москва – 850 лет». Благодаря письмам нам удалось наладить отношения. Я стала иногда приезжать в гости. Я скучала и очень любила ее, во мне жил тот ребенок, которого бросили.



Читать бесплатно другие книги:

6000 лет истории. Город с тремя названиями: Византий, Константинополь, Стамбул. Столица четырех империй: Римской, Виз...

Я хасраши, воин одного из самых элитных подразделений самой тьмы. Но, видимо, тьма отвернулась от меня или я воин ник...

Анна-Кейт приезжает из Бостона в уютный южный городок, расположенный у горного хребта, чтобы разобраться с наследство...

Что случится, если в нашей реальности пропишутся персонажи русских народных сказок и мирового фольклора? Да не просто...

Инструменты и практики из 150 кейсов, проверенных на опыте компаний Fortune 100. Вы будете выпускать инновационные пр...

С возвращением в Город драконов! Слышите, как завывает ледяной ветер? Ощущаете опасность, разливающуюся в воздухе? А ...