Истории о Призрачном замке. Ожерелье Пальмеи - Раттлер Джон

Тогда Картала впервые подумал о Хранителе, вспомнив старую сказку, которую рассказывала ему эльфийка-кормилица, что служила у отца. “Призрачный Замок на страже, и вечные воины его – хранители, что всегда борются за всех живых против того, кому нет названия, кому нет имени, кто вечно голоден и вечно безумен”, – так пела она мальчишке в кроватке, а он засыпал, и ему ничего не снилось.

Он связался со Сводом Диосии, использовав последний дымчатый кристалл, и стал с нетерпением ждать. Ждать пришлось недолго – через два дня, когда маг прогуливался по рыночной площади рядом с широкой полосой каменистого пляжа, в его сумку, набитую корнеплодами и перекинутую через плечо, вонзилась стрела с широким наконечником. Она едва не проткнула Картале печень, но завязла в поклаже. Диосиец никогда не думал, что любовь к вареной свекле спасет ему жизнь. Убийца скрылся и более не предпринимал попыток добраться до Карталы, однако капитан Чунн отнесся к этому событию очень серьезно. Картала рассказал ему о том, что видел на горе и также предупредил, что отправляет сообщение в Морантану. После случая на рынке к нему приставили троих рубил – так называли себя дружинники клана Сторм. Рубилы таскались за ним повсюду и даже спали рядом с кроватью предсказателя, вот только толку от этого было немного. Через сутки после первого покушения в покоях Карталы возник человек – это был Валламанг. Его кожаная куртка, отороченная сизым мехом, была хорошо знакома диосийцу. Валламанг что-то сказал, и воины схватились за шеи, хрипя и синея, они дрыгали ногами, пока не умерли, так и не узнав, что их убило. Единственным, что спасло Карталу, было то, что рубило Керчинка, умирая, задела высокую вазу с экзотической пальмой, опрокинув ее. На поверхности почвы маг для красоты насыпал разноцветных стеклянных шариков – их делали местные кузнецы, плавя песок и добавляя в него разные металлические опилки. Шарики раскатились по полу, когда ваза упала, Валламанг обернулся на звук, а Картала вскочил с кровати и со всех ног кинулся вон из комнаты. Бросившись в погоню, Валламанг поскользнулся на стекляшках и упал, ругаясь. Это дало Картале шанс удрать в коридор. К счастью, жил он прямо рядом с обеденным залом, а там как раз в это позднее время выдавали дочку старшего рубилы Змея за молодого плотника, мастера лодок. В зале было полно его однополчан, все они были при оружии. Картала юркнул в толпу гостей. Валламанг остановился в дверном проеме, осмотрелся и исчез. Его даже никто не заметил.

Теперь уж бедный предсказатель не сомневался в том, что та стрела была предназначена именно ему. Про Валламанга ходили разные слухи, один страшнее другого. Этот человек держал в страхе Гленну, капитана клана Орбанд. Сам хозяин горы никогда ни к кому не лез и не любил, когда лезли к нему или в его дела. Особенно в его дела, а дел у него было предостаточно. На гору часто поднимались караваны, груженные самыми странными товарами, маг регулярно нанимал работников для строительства. Платил он щедро, так что желающих хватало. Рабочие говорили, что он мог покалечить человека, если тот просто не вовремя к нему обратится. Валламанг был очень быстрым, сильным и ловким, а колдовал со скоростью летящего ястреба. Он убил предыдущего капитана клана, когда тот приказал магу убираться с его земель. Бог их знает, что они не поделили. Утопил в выгребной яме, когда бедняга справлял нужду. Валламанг так и сказал при всех, что накормит его собственным дерьмом, как только оно из него полезет. Так что никто с хозяином горы не связывался.

Картала в ту же ночь бежал, спешно собрав дорожную сумку. Даже собравшись вместе, чего не бывало никогда, капитаны не могли защитить его от Монарха. О том, что Монарх и Валламанг есть суть одно и то же, Картала узнал во время переговоров со Сводом Диосии: он связывался с магистром Урбаном, мастером-библиотекарем Свода. Услышав имя Валламанга, тот сразу же прошептал, понизив голос до уровня шепота:

– Монарх! А мы думали, что он погиб!

Картале мало что удалось узнать, кроме того, что человек в кожаной куртке с воротником из волчьего меха уничтожил почти всех магистров Свода и пропал. Об этом рассказал покалеченный мастер Шотте, его придавило столом, который защитил колдуна от пламени пожара, правда, сломав ему при этом позвоночник. Шотте был уже стар, но соображал хорошо. Он оказался последним из Истинного круга, погибшего на его глазах. Терять старику было уже нечего, и он все рассказал. Также он упоминал некоего Хранителя Призрачного замка, которого так жаждал уничтожить Монарх. Все это Картала узнал от магистра Урбана во время короткого сеанса связи.

После покушений он не представлял, к кому еще обратиться. Ему хотелось спрятаться, залечь на дно, но магу мешали ужасные воспоминания того, что он видел на горе Анк-Даган, вынуждая предсказателя действовать. Картала добрался до земель баронов, нашел крестьянина погорельца с сыном и предложил им работу. Кметы должны были передать послание хозяину Призрачного замка, когда тот появится в своих владениях. Почему-то крестьяне не удивились странной просьбе, но цену запросили высокую. Предсказатель не поскупился. Оставив сообщение для сказочного Хранителя, Картала заторопился на север, к границе Урмата. Теперь все зависело от судьбы, везения, фортуны – называйте это, как хотите. Маг не верил в эти байки, что было довольно необычно для предсказателя. Он засел в Середках, ожидая Хранителя, но фронт подошел слишком близко. Когда запахло дымом пожарищ, Картала перебрался в Маклоки, где был довольно глупо захвачен местной бандой уклонистов.

Стурастан поднял голову и спросил:

– Что в их лагере могло так сильно вывести из себя Гектора?

Картала помрачнел.

– Эти люди… Я не знаю, что их сделало такими. Они же когда-то тоже были детьми, маленькими и невинными… Война это или что-то еще, но так поступать неправильно, господин наставник. Хуже только…

– Хашат?

Маг вскинул голову и уставился на Стурастана.

– Как вы сказали?

– То облако на вершине горы. Его называют Хашат.

– Я не знал об этом. Но…. Думаю, это его имя.

– Гектор Хронвек человек крайне уравновешенный и гуманный, однако, у него есть некий порог терпения, через который я бы никому не рекомендовал переступать. Он может быть по-настоящему жестоким. Но чтобы Хранитель начал убивать безоружных людей, нужно действительно постараться. Эта старая бабка…

– Она заслужила все то, что он решил с ней сделать.

– Уже сделал. Хранитель куда страшнее Монарха, мой друг. Он сам не понимает, насколько.

– Я думал, что мне настанет конец в этих развалинах за Маклоками – промолвил Картала. Они собирались выпотрошить того купца, когда он им проиграется, и послать его в этом виде жене. Георгу нравилось такое. И еще дети. Даже удивительно, что в одной маленькой деревне по соседству жила такая куча скотов. Все как на подбор.

– Да, мир полон удивительных вещей. Каждый раз мне кажется, что я видел все, но он снова меня удивляет, – Стурастан положил перо и уставился в окно. Предсказатель проследил за его взглядом. Под стенами темнел лес.

– Но что с Монархом? Его нужно остановить.

– Остановим, не волнуйтесь, – неожиданно послышалось сзади. Картала оглянулся и увидел старика со странной трубкой в зубах. Бремер подошел к одному из своих кресел, опираясь на палочку, и уселся.

– Прошу прощения, что без стука. Дверь была открыта. Стура, мой друг. Гектор попросил вставить камень в эту безделушку.

И полицейский протянул наставнику золотой обруч с орнаментом. На месте самоцвета зияла дыра.

– Закрывающий камень? – обруч и желтый самоцвет вылетели из ладоней инспектора и поплыли в протянутую руку Стурастана. Наставник покрутил в руках камень – нет, это просто минерал. Что он задумал?

– Просто попросил вставить, – уклончиво ответил инпектор. Стурастан положил перед собой тиару и почесал подбородок.

– Хорошо, хорошо. Пора немного отвлечься от писанины.



***



Вонь в госпитале стояла страшная. Ватэк поморщился, пробираясь мимо все еще живого солдата с кишками наружу. Бедняга не мог кричать, а только хрипел, брызжа кровавой слюной. Низенький врач в грязном, измазанном кровью и выделениями халате, стоял над ним и ругался.

– Кто его сюда притащил? Что мне прикажете с ним делать? Он весь в дерьме, оно убьет его, что бы мы ни делали! Идиоты! Дай сюда!

Хирург вырвал из-за пазухи санитара тонкий стилет милосердия и погрузил его в шею раненого с таким видом, будто протыкал индейку. Тот тут же затих, напоследок дернув ногами.

– Уберите тело!

Зулия обогнул их, стараясь держаться подальше от этого коновала. Санитары здорово его опередили, и теперь в хаосе полевого госпиталя невозможно было понять, куда они положили Немого. Ватэк поймал за рукав бегущего мимо парня – это оказался один из тех медиков, что забирали его подопечного с поля битвы.

– Эй, постой, приятель! Моего товарища куда отнесли?

Санитар махнул рукой куда-то вправо и побежал по своим делам. Зулия направился в указанном направлении. Довольно скоро он обнаружил однополчанина, лежащего на нарах между нашпигованным стрелами сапером и пехотинцем с разбитой шестопером головой. Похоже, работа того самого рыцаря, что вылез из ворот. Парнишка был еще молодой, он водил вокруг бессмысленным взором и мычал. Изо рта текла слюна.

Немой был совсем плох.



Читать бесплатно другие книги:

Добро пожаловать в Средневековье – жестокую и веселую эпоху, когда люди с одинаковым рвением молились и убивали, пиро...

Книги построена на основе записей автора в Фейсбуке в период с февраля по май 2019 года. Это живой, прямой разговор ф...

Александр Миндадзе – сценарист, кинорежиссер. Обладатель многочисленных премий, среди которых “Серебряный медведь” Бе...

Что случится быстрее в ближайшие десятилетия: демонтаж капитализма «сверху» или его крах? Удастся ли при этом избежат...

В Сборник вошли работы В. И. Ленина (целиком или в извлечениях), характеризующие сущность марксизма и его значение ка...

Красивые любовные истории не умирают. Они продолжаются в наших воспоминаниях и совпадениях, в которых мы видим былую ...