Истории о Призрачном замке. Ожерелье Пальмеи - Раттлер Джон

Истории о Призрачном замке. Ожерелье Пальмеи
Джон Раттлер


Ожерелье Пальмеи – мертвые миры, нанизанные на иссохшуюся нитку, которая вот вот порвется. Истории продолжаются, Призрачный замок все еще скользит по кольцу параллельно-пространственного смещения. Еще не все потеряно, но уже многое никогда не вернется…





Джон Раттлер

Истории о Призрачном замке. Ожерелье Пальмеи



Дака Кад-Хадаре



Женщина вжалась в пыльную стену и замерла, когда четверо стражей пронеслись мимо нее, хрипло выкрикивая что-то на ненавистном языке пустынных кочевников. Когда они скрылись за углом, несчастная издала дрожащий стон и опустилась на колени. Что-то неуловимое изменилось в окружающем воздухе, из груди беглянки вырвался вздох облегчения. И почти сразу же она содрогнулась, услышав женский голос, привыкший повелевать.

– Никто не сможет сбежать от Жриц Плоти, Марлея.

Диосийская колдунья видела только тень, которую жрица отбрасывала, стоя за углом каменного дома. Она знала, что рядом непременно есть и другие, они обходят ее, берут в кольцо. Они знают, как ловить магов. Марлея Альма не могла заставить себя ещё раз исчезнуть, ее стопы пылали, из лопнувших волдырей сочилась сукровица, ногти больших пальцев посинели. Но возвращаться в Яму Преступивших ей хотелось ещё меньше. Женщина оглянулась в поисках выхода из западни, расставленной жрицами. Если прямо сейчас вскочить и броситься в узкий проход между домами, она может успеть скрыться. Но ее ступни, они слишком сильно истерзаны адским жаром дерзкой кустарной магии! Альма не сможет бежать на таких ногах.

Колдунья в ужасе поднесла руки ко рту. Ее снова отправят туда, в это ужасное место! Только теперь ей не удастся повторить этот фокус. Жрицы Плоти никогда не ошибаются дважды. Тень на земле шевельнулась.

– Мы позволим тебе жить, Марлея, если ты сдашься добровольно.

Альма стиснула зубы и поднялась, но в тот миг, когда женщина решилась кинуться в проход между пыльными серо-желтыми стенами, оттуда вышла ещё одна тень. Она была похожа на провал в ткани мира, ни один блик не отражался от черной фигуры. Качнув бедрами, тень посмотрела на Альму, хищно улыбнулась, показав острые жемчужные клыки, и промурлыкала:

– Я бы отдала обе ноги за свободу, воровка. Что тут выбирать?

Марлея оглянулась – жрица за углом ждала ответа.

– Кто ты?

– Уходи. Сейчас они забудут про тебя, ведьма.

Беглая заключённая Ямы Преступивших, Марлея Альма Кадьюраль, член круга Диосии и бывший посол Морантаны в Физеме, брошенная своим орденом в интересах государства, подняла к белому, выжженному палящим солнцем небу залитое слезами боли лицо, страшно закричала, сжав маленькие изящные ладони в кулаки, и исчезла. Черная тень проводила кошачьими глазами едва заметную цепочку следов босых ног, отпечатавшихся в пыли, усмехнулась и пошла вперёд. Из-за стены снова раздался властный голос жрицы Плоти:

– Тебе не убежать, Альма! Мы везде…

Колдунья, которая уже успела пройти незамеченной мимо двух других охотниц, оглянулась через плечо, когда услышала вопль, полный ужаса. До нее донесся шепот женщин, закутанных в серые сари:

– Дака Кад-Хадаре! Помоги нам Ханас!

Взметнулись, словно крылья, серые рукава, на миг обнажая белые холеные руки в роскошных браслетах. Как хлопья пепла на ветру, жрицы Плоти разлетелись в стороны, исчезнув в узких проходах меж домов Физемы. А за ними со смехом, от которого стыла кровь в жилах, скользнула черная тень Проклятия куртов.



***



"Двадцать пять сотен закрывающих камней установлено в стенах города тысячи башен. Таков закон Куртана: правитель, который вознамерится строить новый квартал вечного города Физемы, должен прежде всего возвести башню – Сатахру и поместить в кладку ее стен две дюжины жёлтых камней из каменоломен Чизурии. Каждый дом, имеющий углы, выходящие на перекрёстки, должен в своем основании иметь закрывающие камни, по одному на такой угол. В каждый колодец и фонтан надлежит замуровать один жёлтый камень размером не менее кулака взрослого мужчины".

Гектор Хронвек оторвался от книги.

– Не пойму, зачем совать закрывающие камни в колодцы?

Наставник, который, по своему обыкновению, что-то записывал в большую тетрадь, хмурясь и высунув от усердия язык, недовольно поднял голову.

– Вот раньше вообще запрещалось разговаривать в Башне Знаний. Что ты спросил, я не расслышал?

Хранитель повторил:

– Жёлтые камни в колодцах Физемы. Зачем курты их туда прячут? Кому придет в голову выходить из Плана Пути в колодце? Допустим, я попал в него, но что потом? Ледяная вода и смерть. Не понимаю.

Стурастан кивнул, высоко задрав подбородок:

– Ещё бы. Дочитай раздел, а потом доставай меня дурацкими вопросами.

И он вернулся к своему занятию. Гектор снова уставился в книгу.

Зунтр желтел за стенами замка, навевая тоску, но его обитателей не смущала мрачная пустыня. В цитадели кипела жизнь – Хранитель учился, Стура ворчал на ученика и своих отпрысков, старшие из которых уже присоединялись к Хранителю во время практик. Близнецы Руадора и Катрулан готовились к Посвящению и, хотя Гектор разными путями пытался выяснить, в чем оно заключается, никто из семейства наставников Призрачного замка не обмолвился ни одним словом о том, что предстояло старшим детям Стурастана. Инспектор Бремер проводил время в долгих беседах с Черной Пантерой, вор из Морантаны редко выходил из своих покоев, оставаясь наедине с Миленой. Авель пустил в свою жизнь женщину, что казалось ему настоящим безумием. Вел он себя странно – было похоже, что Беззвучный пытается удержать на голове хрустальную вазу, которая в любой момент может свалиться на пол и рассыпаться миллионами сверкающих осколков. Обитатели замка его не трогали, терпеливо ожидая, когда бедняга свыкнется с новым для него чувством.

Хронвек усмехнулся и продолжил чтение:

"Физема является одним из самых нетерпимых к магам городов Миреи, что вполне очевидно людям, хорошо знакомым с ее историей. В эпоху правления рода Исциат магом из Морантаны был убит правитель Дуграм Справедливый. Убийца появился в его покоях и прикончил несчастного на глазах жены и дочерей. Жены и дочерей – тогда никто не мог предположить, что этот незначительный нюанс кардинально и навсегда изменит отношения двух великих государств.

Рилья Серое Крыло – под таким именем запомнила история жену Дуграма Исциата – вдову, которая видела, как колдун убивает ее мужа. Она стала первой женщиной-правителем Куртана, и с тех пор традиция наследования по женской линии продолжается. Всю жизнь Рилья носила серое сари с капюшоном, оно полностью скрывало ее фигуру. Серое Крыло уничтожила всех магов в Физеме; это она построила ужасную Яму Преступивших, в которой держали владеющих силой. Это она создала культ Жриц Плоти, хранящих власть Куртана. Это ее дочери правят в Физеме испокон веков, и это Рилья наводнила столицу закрывающими камнями.

Ни один колдун не может проникнуть в Физему незаметно, хотя сейчас Жрицы Плоти уже не убивают мага, как только увидят. Государственный интерес важнее, и диосийцы в Куртане не редкость. Но каждый колдун обязан соблюдать строгий закон пустыни. Магу, который приехал в Физему, надлежит появиться в храме Плоти и получить разрешение на присутствие, торговлю и практику. Жрицы наделены способностью чувствовать мага, если он рядом, и тех, кто нарушил правила, укрыл доходы или незаконно применил магию, ждёт неизбежное пожизненное заключение в Яме Преступивших.

Во всей Мирее Физема является самым неудобным местом для жизни мага. Долгие века город учитывал все возможные магические уловки колдунов, в результате чего избежать правосудия для них стало невозможным. Ярким примером служит успешная попытка Иаски Льойда скрыться от жриц Плоти через План Пути. Более двухсот лет назад этот талантливый диосиец прыгнул в глубокий колодец, где, достигнув дна, использовал свой дар, переместившись в Морантану. Уже через четыре года в каждом колодце Физемы появился закрывающий камень, а закон обязал замуровывать таковые в стены новых скважин».

Хранитель потянулся, встал и сказал учителю:

– Эти жрицы, как они чувствуют магов? Я видел их в Храме Плоти, когда получал разрешение путешественника. Они не производят особого впечатления.

Стурастан посмотрел на ученика очень скептически и проворчал:

– Они носят свои балахоны как раз для этого. Чтобы наивный маг думал, будто ему ничего не угрожает. Эти женщины не просто опасны, они рождены, чтобы ловить таких, как ты. Знаешь, на что они способны?

– Нет.

– Спроси у Черной Пантеры. Уверен, она успела отправить на тот свет парочку, пока жила в Куртане.

Хронвек почесал в затылке. Стура и так не подарок, а в фазе Зунтра становится просто невыносим. Гектор развернулся и вышел на площадь, щурясь от яркого света.



Даку Кад-Хедарайю он нашел за Женским крылом. Она сидела на бочке, свесив ноги, и грызла орехи, кидая шелуху в большой таз, стоящий на земле. Рядом дремал Бремер, откинувшись на спинку плетеного кресла. Перед сменой фазы Хронвек забрал инспектора из санатория в Баварии. Полицейский признался ему, что страшно привык за время отпуска к итальянским плетеным креслам-качалкам, которые были расставлены по всему комплексу. Хронвек разузнал у персонала о производителе мебели и купил двенадцать штук. Два уже успели сломать дети Стурастана, за что получили тряпкой от матери, а остальные десять пока исправно служили, поддерживая старого инспектора, когда тот курил трубку или размышлял, прикрыв глаза.

За невысокой ивовой оградкой цвели помидоры леди Жуады, наполняя воздух на заднем дворе запахом теплицы. В Зунтре хозяйка Женского крыла всегда собирала большие урожаи – небо мертвого мира не знало, что такое облака.

Хронвек порылся в зарослях огурцов и, выудив один, принялся его грызть. Он сел на деревянный чурбан и сказал, обращаясь к Черной Пантере:

– Стура отправил меня к тебе.

Она с громким хрустом разгрызла огромный грецкий орех, способный привести в негодность зубы любого нормального человека, и ответила:

– Ты что, посылка, маг?

Гектор почесал небритый подбородок:

– Похоже, что так и есть.

– Коротышка чего-то не знает? А как же его любимая библиотека?

Хранитель доел огурец и сказал:

– Книги очень скупо описывают культ жриц Плоти Куртана, а мне интересно, что же в них такого? Маги Диосии боятся их, как гунгуанов.

Расправившись с очередным орехом, Дака Кад-Хедарайя спросила:

– Почему ты решил, что я знаю больше? Мне нет дела до всяких толстозадых дур.

Хронвек прищурился:

– Значит, толстозадых? И что ещё ты можешь о них рассказать?

Бремер приоткрыл один глаз и с интересом посмотрел на собеседников. Черная Пантера пожала плечами:

– Что они слишком много о себе воображают. Культ ненавидит Дака Кад-Хадаре не меньше Свода Диосии, их раздражает все, что может представлять угрозу для матриархата.

– А ты тут причем?

– Спроси у жриц культа. Они снарядили экспедицию в пустыню, чтобы меня прикончить. Взяли с собой раба-чизурийца, накачали его соком ксуаббы и решили, что я, как последняя овца, клюну на эту идиотскую наживку.

Гектор удивлённо поднял брови:

– Ксуабба? Кустарник, листья которого используют для наркоза?

Она кивнула и усмехнулась. Маг добавил:

– Они что, думали тебя усыпить?

– Откуда я знаю, что они там думали.

Тут Дака Кад-Хедарайя отвернулась и замолчала. Хронвек спросил:

– Расскажешь?

– Хорошо, маг. Дака Кад-Хадаре не помнит всего, но кое-что осталось.

К аромату помидоров добавился запах табака – это инспектор раскуривал трубку.



***



Лошадь пала, не доскакав до южных ворот пару сотен шагов. Чазан едва успела соскользнуть, чтобы не оказаться придавленной животным. Все ее тело болело, изнуренное бешеной скачкой, но она стиснула зубы и поднялась на ноги. Дака Кад-Хадаре никогда не отступится.

У ворот она видела пики стражи, палатки торговцев пестрели на белом песке под стенами. Проклятье это не остановит, но Чазан может успеть рассказать жрицам, что затея культа провалилась. Это было важно, очень важно. Верховная жрица Ойнь предположила, что Ужас пустыни просто человек, колдунья, открывшая заклинание бессмертия. Теперь они знали, что это не так. Дака Кад-Хадаре есть демон, проклятие, которое невозможно одолеть силой.



Читать бесплатно другие книги:

Добро пожаловать в Средневековье – жестокую и веселую эпоху, когда люди с одинаковым рвением молились и убивали, пиро...

Книги построена на основе записей автора в Фейсбуке в период с февраля по май 2019 года. Это живой, прямой разговор ф...

Александр Миндадзе – сценарист, кинорежиссер. Обладатель многочисленных премий, среди которых “Серебряный медведь” Бе...

Что случится быстрее в ближайшие десятилетия: демонтаж капитализма «сверху» или его крах? Удастся ли при этом избежат...

В Сборник вошли работы В. И. Ленина (целиком или в извлечениях), характеризующие сущность марксизма и его значение ка...

Красивые любовные истории не умирают. Они продолжаются в наших воспоминаниях и совпадениях, в которых мы видим былую ...