Ключи Пангеи. Вестник из бездны - Голд Джон

Ключи Пангеи. Вестник из бездны
Джон Голд


Ключи Пангеи #1
Задолго до того, как общественность через СМИ узнала о Пробужденных, правительства всех крупных стран заранее подготовилось к Битве за Будущее, начавшейся в 2020 году. Более двадцати лет назад, вестники, первые агенты Системы в глазах простых смертных, посеяли свои семена по всему миру. И когда сила родословной пробудилась в крови людей, семена дали свои первые всходы. Эпидемия кошмаров в Чикаго, Черный Ватикан в Европе и первое государство в Бездне – Лунная Америка. Чего хотят правительства крупных стран? Где прячется Кузан Таленор? И как, черт возьми, ты выжил в той бойне, что устроил культ Психеи?





Джон Голд

Ключи Пангеи. Книга 1. Вестник из Бездны





Краткое слово от автора


1) В конце книги, после слов автора есть глоссарий терминов и ключевых дат.

2) Суперконтинент Пангея, расселение Колыбелей Цивилизаций по миру и прочее – оставляю за собой, как право на художественный вымысел.

3) Нет, не Тальзеур и Саджи тут не будет.

4) Серия книг «Ключи Пангеи» начата в январе 2020 года.

=_=




Часть первая. Сжигая мосты





Глава 1. Любимая дочь неба


7 мая 1999 года, Алексей Чадов, 5 лет

Вечно жизнерадостная Клементина. Она научила меня словам, которые я говорил.








Учила видеть мир настоящим, не обращая внимания на голоса глупцов у вершин власти и системы образования. Заботилась, оберегала, добавляя красок картине мира сквозь мой крохотный словарный запас. Серое безжизненное полотно, отражающее переезд из города-миллионника в глухомань, резко ожило, стало двигаться, меняя саму идею картины. Теперь вместо одного человека на ней были трое.








Семья из матери, отца и ребенка, постоянно путешествующая по разным странам.

Наша общая история началась в одной глухой деревне Лисий Лес, под Новгородом, в 1999 году. Бабушка Фрося сидела на кровати, глядя прямо перед собой в одну точку. Лицо не выражало ни эмоций, ни намека на умственную деятельность. По дому ходили вечно хмурый Велерад и улыбающаяся Клементина.

– Обязательно было уничтожать им матрицы личности? Бабка, понятно, скажет потом, что наши прототипы переехали в другой город. Пацана-то зачем? Сил угрохали в пять раз больше нормы.

– Договор, сир Велерад, – единственный раз на моей памяти она обратилась к нему, используя уважительное «сир». – Я в своем праве. Знали бы вы, как эти дикари растили своего сына! Угнетение сознания, подавление черты любопытства, словесный абстракизм, двойные понятия у слов. Проще разрушить фундамент такой личности и выстроить ее заново. К тому же дитя нам нужно для легенды. Ты сам всегда говоришь…

Велерад кивает, не дослушав:

– Если могу кого-то использовать, я делаю это. Принимается. Заканчивай и уходим.

Теплые руки Клементины легли мне на виски. Чувство чего-то чужеродного разливалось по телу, пробуждая от дремы каждую клеточку. Разум кричал от прилива бодрости. Почему? Почему именно сейчас он так кристально чист? Вся сущность пятилетнего пацана, всё то, что делало меня самим собой, собралось воедино, повинуясь чужой воле.

Мягкий голос Клементины обволакивал собравшееся в шар сознание.

– Силами неба и земли. Миром, что не стал твоим домом. Прости меня, тот, кто пришел в него, и кого он не принял. Нарекаю тебя Чудом и признаю сыном.

Мне дали имя! Разум обрел ясность, слова – смысл, а память, вытащив все увиденное из краткосрочной области, переложила в долгосрочную. Я понял все сразу. Велерад и Клементина выглядят как мои родители, но ими не являются. Просто используют маски чужих личностей и зачем-то пришли в наш дом.

Тепло от рук Клементины быстро начало слабеть. Велерад, недовольно глядя на нее, пошатнулся и оперся на стену.

– Ритуал наречения? Ты, дура, совсем с ума сошла? Столько сил вбухала в это низшее подобие человека? Он даже не одаренный! Сколько начал ты ему отдала? Сотню? Две?

– Договор, – Клео, пошатываясь, поднялась на ноги. – Я в своем праве. Сила приняла его, раз дала разрешение на наречение. Ресурсы маны у нас, может, и одни, но это не значит, что я буду все делать так, как тебе удобно. Имя – это одна из сильнейших магических печатей. Если тебе действительно нужно хорошее прикрытие, потрудись заложить для этого хорошую основу.

– Чокнутая баба! Хватило бы и клички для примата.

По документам меня зовут Алексей Чадов, пяти лет от роду. Но имя, данное Клементиной, имеет куда больший смысл и значение, чем простая запись на бумажке. Имя – это центр личности, вокруг которого выстраиваются все блоки памяти и связи с миром.

Бабушку Фросю «откачали», внушив ей воспоминания о том, будто ее сын с непутевой женой переехали из деревни Лисий Лес в город, прихватив сына. Так началась моя новая жизнь.

В России у ребенка до четырнадцати лет есть всего один документ – свидетельство о рождении. В нем нет данных о ДНК, фотографии или отпечатков пальцев.

В четырнадцать родители могут притащить в паспортный стол чужого ребенка и назвать его своим. Кто знает? Может, им свой не понравился. У Велерада с Клементиной были другие причины. Семейная пара с ребенком, путешествующая по всему свету, привлекает куда меньше внимания, чем просто супруги или одиночка. Поэтому они взяли личности моих родителей, Даниила и Светланы Чадовых, и теперь используют их.

Так началось мое путешествие вокруг света длиной в пять лет. Музеи Москвы, руины в Греции, Парфенон, подземный город Петра, еврейский Израиль, мусульманская Мекка, статуи острова Пасхи. Велерад таскал нас с Клео по всему миру, разыскивая старейшие памятники истории и следы какой-то Колыбели Цивилизаций. Она снабжала «папу» маной для его сверхнавыка Слова и даже “делилась с ним крупным сознанием”, все свободное время уделяя моему воспитанию, словно я был ее настоящим сыном.

Каждый день, каждый прожитый час, Клементина старалась меня чему-то научить. Вечно молодая шутница, энергичная на людях, она подкалывала Вела, когда требовалось подтвердить легенду супругов. Обычно такое происходило на таможенном контроле или при заселении в очередной отель. Светлые волосы, веснушки на всем лице, зеленый оттенок глаз и поразительно яркий смех. Если бы существовала одаренность в виде жизнерадостности, то Клео однозначно ее бы имела. Велерад как-то обмолвился, назвав ее «любимой дочерью неба». Некий дар, черта души или способность позволяли ей быстро восполнять свой запас очищенной маны и делиться им с другими.

Домашнее обучение началось буквально через неделю после того, как мы покинули дом бабушки. Первым шагом было расширение моего словарного запаса. Десять терминов, их значения, затем щелчок пальцами Клео – и знания оседают на дне памяти. Неважно, где мы находимся – в самолете, номере отеля или в полевом лагере с палаткой. И снова, и снова, и снова. Потом задачка: рассказать историю, задействующую минимум 90 % изученного, чтобы «понятийное ядро» закрепило разрозненные знания в завершенные блоки памяти.

Так прошли первые два с половиной года нашего путешествия.



12 июля 2001 года, Алексей Чадов, 7,5 лет

После очередного исследования таинственного города-памятника Аркаим в Челябинской области мы снова прилетели в Египет, заселившись в скромный семейный номер на четвертом этаже старой гостиницы. Апартаменты состояли из одной средненькой спальни-гостиной, поэтому мы все ютились в одной комнате.

Клементина щелкнула пальцами, назвала термины, их описание, снова щелкнула. Мое подсознание привычно перенесло знания из краткосрочной памяти в долгосрочную.

Велерад недовольно хмыкнул. Сидя на пыльном диване, “папа” читал очередной древний фолиант.

– Не наигралась еще? Нравится обучать такой сырой, податливый материал, как твоя ручная обезьянка?

Клементина остановила щелчок, переключаясь с нашего диалога на «мужа».

– Сходи в бордель, мужлан. Или, на худой конец, поиграй где-нибудь в одиночестве.

«Муж» не повелся на явную подколку. Ему было откровенно скучно целыми днями разбираться с музейными экспонатами прошлого и смотреть, как под боком потенциальная напарница по работе уделяет внимание «ширме» в виде ребенка. Велерад пытался переключить ее внимание на себя, но Клементина отказывалась становиться ему полноценной опорой. Снова, снова и снова. На фоне всех встреченных мной людей Клео и Вела отличала поразительная твердость в вопросе убеждений и принятых решений. Два года знаков внимания не находили отклика, разбиваясь о холодное отношение. Странная у нас получилась семейка.

Мы были в Каире уже второй раз за два года. Дешевый отель неподалеку от пирамид – отвратительная еда и шумные соседи. Видя странный диалог между «мамой» и «папой», я посмотрел на Клео в ожидании ответа.

– Кто я для тебя, Клео?

Она смутилась и с заминкой улыбнулась.

– Дитя мое, ты уверен, что сможешь понять ответ?

– Нет.

– Но все равно хочешь узнать основу наших взаимоотношений?

– Да, – я задумался, подбирая нужные слова. – Человек существует в контексте общества. Нет общества – нет и человека, а только дикарь с набором инстинктов. Кто я? Кто ты мне, если не мама? Кем приходится мне Вел? И кем он приходится тебе?

Велерад довольно ухмыльнулся, встретился взглядом с Клео и снова углубился в чтение старого фолианта на древнеегипетском языке. Коптском, если быть точнее. «Папа» выглядел всегда одинаково, следуя образу диванного туриста-археолога из дикой глубинки России. Длинные салатовые шорты, рубашка в тон, рюкзак и кепка. И только когда мы оставались наедине, истинная личина хорошего притворщика проявлялась, показывая его язвительную, токсичную манеру общения. Присутствуя где-либо, Велерад будто пачкал это место своими комментариями и насмешливым взглядом.

– Давай, мамаша! Расскажи обезьянке, как все обстоит на самом деле!



Читать бесплатно другие книги:

«Нечистая сила» – один из лучших романов Валентина Пикуля, а также достоверное повествование о жизни и гибели «святог...

«Нечистая сила». Книга, которую сам Валентин Пикуль назвал «главной удачей в своей литературной биографии».

Пов...

Король атлантов попал в щекотливую ситуацию. Потомки двух его приёмных сыновей готовы развязать войну, и только он зн...

Некоторые преступники считают, что резать людей – это весело…

Иногда безалаберность может привести к серьезным ...

Израильские спецслужбы – одна из самых секретных организаций на земле, что обеспечивается сложной системой законов и ...

БЕСТСЕЛЛЕР NEW YORK TIMES

Десять лет назад жизнь Джонни Мерримона бесповоротно изменилась. Раскрыв тайну серийн...