Легенда о яблоке. Часть 1 - Ана Ховская

Легенда о яблоке. Часть 1
Ана Ховская


Легенда о яблоке #1
Давным-давно Бог создал человека. Он хотел сделать его идеальным – красивым, добрым, умным… Но так утомился, что решил немного отдохнуть в тени райских садов. Маленький Ангел опустился ему на плечо и сказал: «Давай я помогу тебе завершить человека?» Но Бог отмахнулся: «Не пристало Ангелам вмешиваться в мой промысел». И бросил в него золотым яблочком с райского дерева. Ангел уклонился, а яблоко упало и раскололось на две половинки. Ангел рассердился и тайно прокрался в мастерскую Бога, из обиды хотел было разрубить человека на кусочки, но вспомнил о яблоке, усмехнулся и разделил человека пополам. Одну половину назвал мужчиной, другую – женщиной, оживил их и бросил в разные концы света. С тех пор половинки ищут друг друга, желая стать целыми. Кто-то ищет всю жизнь и одинок, кто-то теряет надежду и озлобляется, сея раздор и печаль, а кто-то остается с тем, кто ближе. Но ни одна половина не счастлива с другой, если это не та самая половинка… Это добрая и искренняя история о всех нас…





Ана Ховская

Легенда о яблоке. Часть 1





ОТ АВТОРА


Дорогие читатели, маленькое предисловие для вас!

Не судите строго и не сравнивайте первый в жизни роман – пробу пера – с моими нынешними работами. Написан он в 2007 году в классическом стиле, навеян романтикой и настроением полюбившихся мне в то время книг Сидни Шелдона.

Это не современный короткий роман, а скорее, роман-эпопея, повествующий о нескольких линиях жизни людей в последние десятилетия ХХ – начала XXI в. В нем есть интриги и трагические события, страх и шпионские игры по-настоящему, страсть и разочарования, любовь и прощение…

Почему я решила не оставлять его «пылиться на полке»? Роман атмосферный: семейные отношения, становление героев, опыт, мечты, надежды… Но главное, в основу сюжета положены воспоминания моих друзей и родных, сокровенные мечты юности. Есть и фантазия, может быть, наивная, но светлая, добрая… Все это делает историю источником тепла и искренней любви к моим близким и друзьям. Герои – реальные и вымышленные – обычные люди и вовсе не идеальные, как и все мы. Им не чуждо все человеческое: они живут, мечтая о счастье в меру своих представлений о нем.

Возможно, роман не приглянется моим нынешним читателям, но будет понятен и близок другой аудитории.

Приятного прочтения!




США, штат Техас, Эль-Пачито, июнь 1974 года


И горько я и сладостно тоскую,

И грезится мне светлая мечта…



Под ритмы латиноамериканской мелодии танцевало все в округе Эль-Пачито. Солнце палило с самого утра, иссушая драгоценную влагу из всего живого.

Эль-Пачито-Гоп-Эй-Гоп-Чики-Чики – выстукивали кастаньеты и каблучки женщин, веселящихся во время обеденного перерыва в одном из поместий.

Конюхи бережно счищали засохшую грязь с глянцевой шелковистой шерсти диких мустангов. Словно под звук гитар и кастаньет жеребцы выстукивали копытами, или это от удовольствия, когда конюх окатывал своего любимца ведром прохладной воды.

Все кружилось в своем ритме в отдаленном от шумных городов в фермерском поселении Эль-Пачито. Все поднимались чуть забрезжит рассвет, надевали рабочую одежду, пропахшую потом и навозом, соломенные шляпы от солнца, завтракали и отправлялись пасти скот. В полдень мужчины возвращались в свои поместья или поместья хозяев, чтобы пообедать и вздремнуть часок, а затем вновь отправлялись на работу. Женщины оставались на хозяйстве. Годами устоявшийся порядок жизни являлся залогом семейного благополучия и стабильной прибыли жителей Эль-Пачито.

В жаркий полдень из ворот одного из фермерских поместий показалась молодая женщина. Она двигалась так, будто пыталась вскарабкаться на забор, но не могла устоять на ногах и тяжело оседала на землю. Женщина издавала тошный стон, который был слышен далеко за пределами двора.

– Ланц… О-о, Ланц… эй-й,– звала Хелен.– Кто-нибудь, помогите… Воды отошли… О, Святая Мария, помоги мне…

Хелен Дьюго, хозяйка фермы и супруга Ланца Дьюго, была на девятом месяце беременности, но, похоже, малышу уже было тесно в утробе матери, и он начинал выбираться на божий свет. На изможденном лице молодой женщины прилипли волосы, выбившиеся из пучка на затылке. Несмотря на то, что лицо исказилось от дикой боли и грязные от уличной пыли капли пота покрывали лоб, щеки и губы, голубые глаза Хелен светились предчувствием материнского счастья. Это был второй ребенок Дьюго.

На голос женщины из-за дома выбежал смуглый темноволосый мальчишка лет семи и прокричал:

– Мама, ты где? У тебя соус подгорел…

На его крик никто не отозвался.

Маленький Брайан, сын Хелен, огляделся вокруг и, заметив у ворот мать, ринулся к ней со всех ног, сбивая пальцы и кривясь от боли.

– Мама, что с тобой?– жалобно, почти плача прокричал мальчик.

Он упал на колени рядом с матерью и приник головой к ее бедру.

Хелен полностью сползла на горячую землю и, рывками хватая воздух, прошептала:

– Это твоя сестричка… она уже хочет увидеть своего братика… О-оу, Ланц, дьявол тебя раздери, где ты?!

От усилившихся схваток Хелен так зажмурилась, что из глаз покатились слезы. Она медленно облизала пересохшие губы и взглянула в глаза сына цвета шоколада.

– Иди, сынок, позови доктора Бенджамина, он поможет твоей маме… О-о-оу, быстрее, сынок…

– Мама…

Брайан взволнованно взглянул на мать, погладил ее руку и, ловко подскочив, растерянно махая руками, выбежал за ворота поместья.

– Он же не умеет даже жеребенка принять, как же он тебе поможет?– вдруг остановившись и обернувшись на свои ворота, прокричал Брайан.

– Брайан, я тебя побью!– взвыла Хелен, уже не в состоянии сдерживать себя.

Мальчишка, испуганно вытаращив глаза, устремился к дому доктора. Мать еще никогда не кричала на него… тем более не угрожала побить.

***

Двадцатидевятилетний доктор Бенджамин Логан заканчивал стажировку в клинике Эль-Пачито, доставшейся ему по распределению после окончания медицинского факультета Бостонского университета. От многих других докторов в округе он отличался тем, что был готов оказывать медицинскую помощь людям и днем, и ночью.

И в это воскресенье его можно было найти в клинике по соседству с фермой Дьюго. Бен осматривал рваную рану на теле мужчины, упавшего с жеребца, и в то время, как он взялся за иглу, чтобы наложить швы, в дверь операционной ворвался мальчишка и протараторил что-то несвязное. Доктор Логан отложил инструменты и склонился к парнишке. Они были хорошо знакомы, более того были почти, как отец и сын: вместе рыбачили у речки, разделяющей Эль-Пачито и маленький городок Эль-Пасо, много времени проводили в прогулках на лошадях, играли в баскетбол, чинили автомобиль.

Бен ни слова не понял из торопливой речи растерянного и испуганного Брайана, но ему словно сердце подсказало, что все дело в Хелен. Логан извинился перед пациентом, быстро снял перчатки и взял трубку телефона.

– Миссис Саран, займитесь пациентом, у меня срочные роды…

Кинув трубку на стол, Бенджамин обнял Брайана, легко поднял вверх и перекинул через свое плечо, взял медицинский кейс и выбежал из клиники.

***

Хелен все еще лежала у ворот одна и, корчась от боли, стонала. Ее глаза были закрыты, ноздри раздувались, как у запыхавшейся кобылицы. Обхватив живот руками, она мысленно молила господа дать ей родить самой, родить здорового ребенка, родить долгожданную девочку. Первый ребенок Хелен родился с трудом, пришлось даже ехать в Эль-Пасо, в клинику, где были специальные условия для родовспоможения.

Хелен так хотелось иметь много детей, большую счастливую семью. Муж, Ланц, подарил ей дом, не золотом убранный, но дом, который был благословлен, дал сына – здорового красивого, «Живчика», как называли его в округе. Ланц Дьюго не был идеалом мужчины для Хелен, но он понравился с первого взгляда, когда ее родители представили их друг другу. Карие глаза, словно подведенные углем, смуглая кожа, крепкое телосложение, не красавец, но заботливый, тихий, надежный человек, хоть и любил иногда выпить лишку, похвастать и затеять представление. И все же Ланц был настоящим фермером и хозяином своего поместья. Хелен сожалела, что мужа нет рядом и он не увидит дочь первым.

Вдруг Хелен почувствовала резкие судороги внизу живота и оцепенела от боли и страха.

Пронзительный крик раздался у ворот поместья Дьюго.

Бенджамин вбежал в ворота и, опустив Брайана на землю, велел ему позвать нескольких женщин. Мальчик мигом умчался на задний двор.

Опустившись на колени и склонившись к лицу женщины, Бен приложил ладонь к ее лбу и почувствовал сильный жар.

– О-о, Хелен, почему ты не позвонила мне, когда начались первые схватки?– спросил он, тяжело поднимая женщину на руки.

Хелен открыла глаза и бессильно улыбнулась.

– О… Бен! Как я рада, что ты здесь… А-а-а…

Спотыкаясь Бенджамин понес женщину в дом. За спиной послышались голоса обеспокоенных женщин, которых нашел Брайан. Сам же юнец с невероятным страданием на лице, теребя платок на шее, обгоняя женщин и следуя по пятам за доктором, пробирался в дом.

Всей гурьбой поднялись на второй этаж в комнату хозяйки. Женщины скинули с кровати покрывало и расстелили его на полу, Брайан, по просьбе Логана, сбросил несколько подушек, и Хелен уложили на пол. Мальчик заботливо подложил под голову матери одну из подушек и, переминаясь с ноги на ногу, кусая нижнюю губу, недоуменно наблюдал, что с ней происходит.

– Брайан, ты молодец, а теперь иди… помолись за мамочку,– укладывая ноги Хелен в нужное положение, спокойным тоном сказал Бенджамин и обратился к женщинам:– А вы быстро вскипятите воду и несите чистые полотенца… Последите за ней, я вымою руки…

– Бен, Бен, она родится сама, я постараюсь,– простонала Хелен и ухватила мужчину за руку так, что костяшки ее пальцев побелели.

– Конечно, Хелен, дыши… дыши, как я тебя учил. Все будет хорошо,– выбегая из комнаты, ободрил Логан.– Я только на минутку…

Хелен взглянула на Бенджамина и зажмурилась.

Логан вернулся быстро. Схватки продолжались еще час. Хелен извивалась и истошно кричала, но ребенок ждал своего часа. Признаков патологии Бен не наблюдал, поэтому не вызывал машину медицинской помощи и надеялся на свои силы и знания.

Близился закат. Фермеры возвращались с пастбищ, с полей, но Ланца все еще не было. Однако мысли Хелен были только о ребенке. Она уже не корчилась от боли – немного отпустило, но беспокойство неумолимо росло.

«Пресвятая Мария, я так хочу этого ребенка, мою малышку. Чувствую, что это девочка, не знаю, как назову тебя, но знаю, что твои глаза подскажут… Милая, родись скорее… здоровенькой, сильной, самой-самой красивой. Не заставляй меня нервничать».

– Хелен,– донеслось сквозь мысли женщины.

Она открыла глаза. В комнате не было никого, кроме доктора. Бен сидел рядом, его рука нежно гладила ее золотистые волосы на висках.

– Бен!– окликнула Хелен.– Все так и должно быть? Еще нет полных девяти месяцев…

– Да, да, ты не волнуйся. Так бывает,– заверил Логан.

– Когда ты со мной, я не волнуюсь. Я знаю, что ты справишься,– хрипло произнесла женщина, отводя глаза в сторону от волнующего взгляда Бенджамина.

– Хелен,– шепотом начал Логан.

– Не надо,– остановила его Хелен и отвернула голову.

– Ты хотела бы, чтобы я настоял тогда и попросил тебя остаться со мной?

– Бен, прошло столько времени… Когда ты забудешь, смиришься?– шепотом ответила она и прищурилась, чувствуя, как слезы щекочут ресницы.– Все в прошлом. Моя жизнь сложилась так, как я хотела. Даст бог, у меня будет еще один ребенок. Ланц хорошо о нас заботится…

– Ты счастлива?– печально спросил Бен.

Хелен хотела было ответить мужчине, как вновь ощутила резкую боль внизу живота и только хрипло закричала:

– Бен, Бен, я не могу больше… О-о, как больно. Бен, помоги мне…

Логан крикнул одну из женщин и взглянул на Хелен.

– Все скоро закончится…

Хелен тужилась, кричала, визжала от боли, снова тужилась, била кулаками о пол, но послушно выполняла все требования доктора.

Ребенок тяжело пробивал дорогу на свет…

Но вот показалась головка, затем крохотное тельце и ножки.

От перенесенной боли и волнения Хелен почти ничего не соображала, но неожиданно комнату пронзил звонкий плач младенца и привел женщину в чувства. Несмотря на то что ребенок родился преждевременно, – это был сильный, уверенный плач. Хелен выкрикнула из последних сил и опустила обессиленные руки на пол. Тяжело вздохнув, еле слышно она спросила:

– Это моя девочка? Она здорова?

Бенджамин выполнил все необходимые процедуры с новорожденным, обрезал пуповину, легким движением обтер младенца мягкой влажной салфеткой и, завернув его в полотенце, положил на грудь матери.

– Это твоя малышка, Хелен!– радостно сообщил он.– Она немного мала, но здорова. Похоже, ее время пришло.

Хелен вдруг заплакала, не от боли, а от бессилия в руках, которые не могли обнять долгожданное дитя, и только шевелила губами не в силах что-то сказать.

– Я помогу.

Логан приподнял Хелен за плечи и сел за спиной, чтобы та могла опереться на него, одной рукой поддерживая младенца, другой – вялую руку женщины.

Хелен нежно притронулась к девочке, провела пальцем по влажной коже, восторженным взглядом осматривая сморщенное личико и крохотное тельце.

Эта малышка принесла с собой свет и тепло. Маленькая, беззащитная, но такая трогательная, она лежала на руках матери и смотрела бесцельным взглядом, жмурясь и вздрагивая, болтая ручонками в воздухе, кряхтя и сопя.

Хелен нежно взяла дочку за маленькую розовую ладошку и погладила ее середину большим пальцем. Рефлекторно пальчики младенца распрямились и задрожали в непроизвольных движениях. Длинные тонкие пальчики казались прозрачными, голубые ниточки венок просвечивались сквозь нежную кожу. На конце каждого пальчика были ровные, идеальной формы пластинки-ноготки, длинные, закругленные, будто еще в утробе ей сделали маникюр. Это была ручка маленькой принцесски. Хелен растроганно заулыбалась. На лице Бенджамина промелькнула тоскливо-умиленная улыбка.

– Это чудо! Она такая красивая… моя девочка, совсем как принцесса! Смотри, Бен, какие у нее длинные реснички! А ноготки, бог мой! Пресвятая Мария, ты подарила мне чудесную девочку, спасибо!

По щекам женщины медленно потекли слезы радости и легкой грусти, неразделенности своего счастья с мужем.

Логан опустил голову на плечо Хелен и коснулся губами ее шеи. Он почувствовал, как взволнованно дрожит ее жилка и как женщина в томлении потерлась щекой о его подбородок.

– Бен! Это моя дочь! Привет, мое солнышко! Какая ты красавица! О-о, слава Марии!

– Да, она прекрасна!– с восхищением и тайным сожалением в голосе произнес Логан.– Как бы я хотел, чтобы это была моя дочь! Только моя и твоя!

– Бен, умоляю тебя, не надо… Не мучай меня и себя… Я всегда буду любить тебя, но мы выбрали другую жизнь, разные дороги. Я никто, всего лишь жена фермера, у меня ничего нет и не было. Твои родители никогда не согласились бы на этот брак…

– Прости…

Бенджамин почувствовал, как от жалости и невозможности все исправить больно сжалось сердце. Ему казалось, что когда он выйдет из дома Хелен, то она еще больше отдалится от него. Теперь у нее была еще одна забота.

– Как ты назовешь девочку?– спросил Логан, беря себя в руки.

Хелен ласково погладила головку младенца и вдохновенно улыбнулась.

– Утром… я назову ее утром, когда первые лучи солнца коснутся ее щек и она широко откроет свои глазки.

Доктор Логан помог молодой женщине перебраться в постель, попросил работниц приготовить мясной бульон и оставил мать с дочерью, спустившись в гостиную к Брайану.

Испуганный и растерянный мальчик уснул в кресле, изредка всхлипывая во сне.

– Брайан… Брайан…

Мальчик вздрогнул, приоткрыл сонные глаза и спустя мгновение уже стоял на ногах.

– Мама?– он вопросительно посмотрел на доктора.

– У тебя родилась сестричка. Но сейчас лучше дать маме отдохнуть. Иди умойся, и в постель,– утомленно произнес Бенджамин.

– У тебя получилось принять девочку?!– удивленно спросил Брайан.

– Конечно,– недоуменно подтвердил тот.

– Почему же ты жеребенка не сумел принять?

– Живчик, я лечу людей, а не животных.

– Какая разница?

– Вырастешь – узнаешь. Беги в ванную,– доктор шутливо шлепнул мальчишку по заду.

Мальчик обиженно сдвинул брови и убежал.

Логан напряженно размял плечи, устало вздохнул и вышел во двор.

– У тебя девочка, Ланц!

Увидев хозяина дома, Бенджамин изобразил притворную радость за отца.

Ланц Дьюго сидел на бревне рядом с конюшней и курил сигару. Логан сразу отметил, что Дьюго был не на шутку пьян.

– С Хелен все в порядке.



Читать бесплатно другие книги:

Путь к счастью нередко бывает тернистым. Лера Соболева, неуверенная в себе, затюканная бывшим мужем и стесняющаяся св...

Девушка Анна горячо влюбляется в своего друга детства. Но безответно. Не надеясь на взаимные чувства, выходит замуж и...

Цель книг, входящих в серию “Разговорный английский. Экспресс курс” – быстро научиться говорить на английском языке. ...

Исследование политогенеза, осуществляемое при помощи метода циклической истории, позволяет рассматривать отдельно взя...

Джордан Питерсон – клинический психолог, философ, профессор психологии Университета Торонто и автор мирового бестселл...

Новое фундаментальное исследование известного историка сталинской культуры Евгения Добренко посвящено одному из наиме...