Не ходи служить в пехоту! Книга 4. Штурмовой отряд пехоты. 20-летию начала Второй Чеченской войны посвящается! - Тимофеев Юрий

Не ходи служить в пехоту! Книга 4. Штурмовой отряд пехоты. 20-летию начала Второй Чеченской войны посвящается!
Юрий Тимофеев


Не ходи служить в пехоту! #4
Власти замолчали скорбный юбилей начала второй чеченской войны. Автор считает такое поведение властей позорным. Посвящается всем, кто служил в мотострелковых и танковых полках, всем, кто тянул лямку в пехоте и с пехотой.

Время уходит и память о тех событиях стирается. Разве можно допустить чтобы мы забыли о людях ставших на защиту интересов России? Можно допустить забвение памяти наших воинов? Моя память – эта серия книг. Мой личный и непосредственный вклад в дело. Я не профессиональный писатель – поэтому не ждите от книги "высокого слога" и "высокохудожественного текста". Я самый обычный бывший армейский офицер, И мой рассказ о том как виделась эта война пехоте. Кто брал высоты на Терском хребте? Кто штурмом брал город? Самые простые солдаты, сержанты, офицеры. И вовсе не спецназа, а самая простая пехота. Это правда.

Книга не только о войне, но и про жизнь. Основана на реальных событиях. Герои являются результатам воображения автора, совпадение с реальными людьми только случайные.





Юрий Тимофеев

Не ходи служить в пехоту! Книга 4. Штурмовой отряд пехоты. 20-летию начала Второй Чеченской войны посвящается!





Предисловие


Четвертая книга серии «Не ходи служить в пехоту!» посвящается 20-летию второй чеченской войны.

Сергей Говорухин говорил:

«Великая Отечественная дала уникальное поколение в искусстве. Война делает человека взрослее, аскетичнее, мудрее. Сейчас этот опыт приобрести довольно просто: есть желание – езжай в зону боевых действий. Многим из наших так и не повзрослевших режиссеров – «тинэйджеров» это бы только принесло пользу. Но такой опыт им не нужен. И поэтому правомерно говорить об отсутствии гражданского темперамента у художников, об их инфантильности. Как будто жук-короед поразил наше искусство. Но гражданский темперамент отсутствует сейчас не только у художников – почти у всех нас. Мы делаем вид, что ничего особенного не происходит. А надо не только говорить – надо кричать о том, что делается в Чечне. На это должен реагировать весь народ».

Я не писатель, не профессионал. В прошлом самый обычный армейский офицер и теперь автор нескольких книг. Не ждите от меня высокопрофессионального текста, высокого слога и чего-то «высокохудожественного», как говорят в определённых кругах «потрясающего» – непременно восторженным тоном. Взялся за это (не своё) дело только потому что не вижу мастеров культуры, которые бы написали настоящие художественные книги о современных войнах, о людях в них участвовавших. Или создали бы фильмы – «потрясающие!». Время уходит и память о тех событиях стирается. Разве можно допустить чтобы мы забыли о людях ставших на защиту интересов России? Можно допустить чтобы мы забыли те события? Можно критиковать этих наших признанных деятелей культуры. Бесполезно. Мой ответ – эта серия книг. Это мой личный и непосредственный вклад в дело. При этом я не критикую своих «коллег», настоящих писателей. Написал, уже хорошо – это лучше, чем забвение о героях былых войн.

Руководство нашей страны бездумно ввязалось в первую чеченскую войну, но потерпело в ней горькое поражение. Причин поражения было много, особенно политических. О них вам рассказывают политики и политологи, пропагандисты и журналисты. Таких рассказчиков и аналитиков очень много. Я скажу лишь немного: главной причиной было то, что Борис Ельцин и Виктор Черномырдин не прислушались к мнению тогдашнего министра обороны, генерала армии Павла Грачева и начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, генерала армии Михаила Колесникова, которые выступали категорически против начала войны и просили, по крайней мере, ее отсрочки в целях подготовки к ней, прежде всего, мотострелковых полков, пехоты. Главной военной причиной поражений в боях (но не в войне) было то, что мотострелковые полки и бригады, входившие в Чечню, были практически без пехоты, то есть войну начинали фактически бронегруппы мотострелковых полков и бригад, а парашютно-десантных полков было слишком мало, для того чтобы решить поставленные задачи. Ставка руководства страны на части внутренних войск МВД РФ также не оправдалась. И уже в ходе войны руководство наших Вооруженных сил вынуждено было срочно комплектовать мотострелковые полки личным составом, собранным из различных родов войск Вооруженных сил, собранных со всей страны, никогда не служивших в пехоте. Одно это обстоятельство сделало их участие в войне настоящим подвигом. Именно пехота, вступившая в бои за город Грозный, изменила ход той войны. Но политическое руководство не смогло воспользоваться победами, с большой кровью добытыми обычной пехотой, морской пехотой и крылатой пехотой. Очень много после той войны звучало упреков и откровенных издевательств в адрес мотострелков, то есть той самой обычной пехоты. На эти темы рассуждали все возможные «спецы» (военнослужащие и сотрудники милиции, подразделений специального назначения). Вместе с тем, братья из морской и крылатой пехоты такого себе не позволяли, потому что и сами тогда хлебнули «через край», а морская пехота вообще ничем от обычной не отличалась, так как комплектовалась за счет матросов и старшин надводных кораблей и береговых частей ВМФ. В любом случае именно на пехоту, пехоту крылатую и морскую, легла тогда вся тяжесть боев в первой чеченской войне.

После той войны руководство нашей страны должно было сделать однозначный вывод, что в Вооруженных силах должны всегда быть мотострелковые полки постоянной боевой готовности.

А как было на самом деле перед началом второй чеченской войны? Как на сей раз к ней подготовились и как воевали? Как это всё «работало»?

Вторая чеченская война тоже очень сильно повлияла на ход нашей истории. На сей раз всё началось в Дагестане, и если бы не наша пехота, то карта России выглядела бы совсем по-другому.

Это не боевик. Перед вами книга про жизнь и службу в те тяжелые годы.

Как жили, служили, любили и ненавидели? Как воевали? О чем мы тогда думали и как рассуждали, как выживали без денежного довольствия и иных благ? А зачем вообще пошли на эту войну? Зачем служили?

Книга основана на реальных событиях. Герои этой книги являются результатом воображения автора, совпадение с реально существующими людьми и событиями может быть только случайным.

Прежде всего книга посвящается солдатам, сержантам, прапорщикам и офицерам 3-й мотострелковой дивизии, которая приняла участие в этой войне, пусть и далеко не полным составом, но в составе трех полков и одного отдельного батальона, а именно: 245-го, 752-го гвардейских мотострелковых полков, 99-го гвардейского самоходно-артиллерийского полка, 84-го отдельного разведывательного батальона. При этом 245-й гвардейский мотострелковый полк принял непосредственное участие в штурме города Грозный двумя штурмовыми отрядами, дрался там просто беззаветно, понес большие потери, и именно он нанёс решающее поражение противнику в битве за город.

Посвящается:

Всем солдатам, сержантам, прапорщикам, офицерам:

74-й, 136-й гвардейских отдельных мотострелковых бригад, 205-й отдельной мотострелковой бригады, 1, 15, 255, 423, 503, 506-го гвардейских мотострелковых полков, 276-го мотострелкового полка, нашим братьям из сводных батальонов 61-й отдельной бригады морской пехоты и 77-й отдельной бригады морской пехоты, 227-й артиллерийской бригады, 160-го гвардейского танкового полка, 22-й отдельной гвардейской бригады специального назначения Главного разведывательного управления Генерального штаба, а также 21-й, 33-й отдельных бригад оперативного назначения внутренних войск, 674-го полка оперативного назначения внутренних войск.

Отдельно низкий поклон и глубокое уважение нашим братьям из всех парашютно-десантных и десантно-штурмовых полков и бригад доблестных воздушно-десантных войск.




Глава 1


Россия. Нижегородская область, г. Дзержинск. Сентябрь 1995-го года.

Комбат ждал меня с большим нетерпением, очень хотел в отпуск. Из заместителей у него, кроме меня, были заместитель по вооружению (только что уехал по замене в командировку в Чечню, в 166-ю ОМСБр) и заместитель по воспитательной работе (готовился убыть на замену в Чечню).

Командир полка определил, что комбат поедет в отпуск через неделю. Таким образом, уже через неделю мне предстояло командовать самостоятельно танковым батальоном. Заместитель начальника штаба батальона (ЗНШ), то есть мой заместитель, тоже еще не был в отпуске, тоже должен был пребывать в готовности убыть по замене в Чечню, мечтал об отпуске уже ближе к ноябрю 1995 года.

Батальон был почти полностью укомплектован солдатами и сержантами. В наличии были все солдаты и сержанты танковых рот и взвода связи батальона. А вот в остальных отдельных взводах батальона был большой некомплект.

С офицерами была ситуация другая. Командиры рот были все на месте, а вот командиров взводов был некомплект. С учетом командировок в Чечню, нахождения в госпитале по ранению в ротах было по одному командиру взвода, а в первой роте был еще и заместитель командира роты по вооружению, в остальных двух ротах эти должности были вакантными. Этот самый «зампотех» первой танковой роты исполнял обязанности зампотеха батальона.

Но самое плохое, для меня лично, было то, что вакантной была должность командира взвода связи батальона, и этим взводом мне часто приходилось заниматься лично.

Все должности прапорщиков в батальоне были вакантными, за исключением командира взвода обеспечения батальона.

Дисциплина в батальоне была на очень высоком уровне. Во всяком случае, если сравнивать… Но сравнивать это нельзя. Ни при каких обстоятельствах нельзя сравнивать укомплектованный по штату военного времени мотострелковый батальон и недоукомплектованный танковый батальон, и не только потому, что в танковом батальоне людей в пять с лишним раз меньше, при том же количестве офицеров, но и по другим причинам. Например, по той, что все солдаты и сержанты танковых рот прошли через обучение в учебных частях, да и многое другое.

Можно сказать, что по нынешним временам дисциплина в батальоне была железной.

К такому порядку и дисциплине мне пришлось с большим трудом привыкать. Несение службы внутренним нарядом в батальоне было поставлено так, что в первое время меня просто все обескураживало. Четкий строевой шаг дежурного по батальону, сержанта-контрактника, трезвого, чисто выбритого, наглаженного, знающего свою службу и обязанности.

Комбат и ЗНШ видели мое смущение и небольшую растерянность (которую я очень старался скрывать через несколько напускную строгость) и относились к этому с пониманием, очень по-доброму всячески помогали мне войти в должность.

В полку было только два батальона, которые занимались боевой подготовкой, оба танковых. Учебный процесс был организован так, что один батальон находился на полигоне, а второй нес службу в полку. В субботу батальон возвращался с полигона, там оставался только наряд по полевому парку и лагерю. В понедельник рано утром на полигон выезжал другой батальон. И так по кругу. Третий танковый батальон, мотострелковый батальон, артиллерийский дивизион, зенитный дивизион и отдельные роты полка боевой подготовкой не занимались вообще.

Мой бывший батальон, мотострелковый, представлял собой жалкое зрелище. В нем были по штату только комбат, начальник штаба, три командира роты и командир минометной батареи. Но в наличии были только комбат и начальник штаба. В остальных подразделениях полка обстановка была несколько лучше, там было небольшое количество солдат, но боевой подготовки не было.

Большинство офицеров полка меня еще хорошо помнили и подкалывали, что ушел я чуть больше года назад командиром взвода, а вернулся начальником штаба батальона. Относились ко мне с большим уважением. Немалую роль в этом сыграло и то, что я был самым награжденным офицером этого полка.

На эти выходные Алла не приехала, что было кстати, мне необходимо было подготовиться к полевому выходу.

В понедельник выезд на полигон прошел очень организованно и легко. Комбатом все было отлажено до автоматизма. ЗНШ и командиры рот подсказывали и все делали безупречно.

В свою очередь, заместитель командира полка, человек очень опытный и порядочный, сопровождал батальон неотлучно и тоже мне многое подсказывал, очень дельно и без излишнего начальственного тона.

На «первый выстрел» прибыл и заместитель командира дивизии, позже подъехал заместитель командующего армии, генерал-майор. Познакомились. Всё спокойно.



Читать бесплатно другие книги:

Задолго до того, как общественность через СМИ узнала о Пробужденных, правительства всех крупных стран заранее подгото...

Мастерство писателя совершенно напрасно окружено ореолом тайны. Писать значит думать на бумаге. Всякий, кто ясно мысл...

Перед вами первое «Приложение» к «Краткому анализу романа «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова». Оно может быть люб...

«Мастер короткой фразы и крупной формы…» – таков Сол Беллоу, которого неоднократно называли самым значительным англоя...

Он потерял все: офицерское звание, высокую должность, зарплату, отдельную квартиру. Дело, которое он вел, развалилось...

Настроение скачет? Мысли крутятся и не дают ни на чем сосредоточиться? Проблемы нарастают как снежный ком?

Книг...