Россия и Франция. От Петра Великого до Ленина - д'Анкосс Элен Каррер

Это предложение сразу нравится Меншикову, бывшему фавориту Петра, который имеет сильное влияние на Екатерину. Остерман сначала проявляет сдержанность. Но союз с Австрией прельщал Петра Великого в течение всего его правления. Поэтому после некоторых колебаний Остерман написал в докладе Верховному тайному совету, что, поскольку Франция не ответила ни на одно из предложений России, он рекомендует, чтобы Россия сблизилась сначала с Австрией, затем с Англией, Пруссией и Данией. Эти рекомендации получили одобрение. Договор о дружбе с Австрией был подписан 6 августа 1726 года в Вене, за ним последовала целая серия соглашений. Император Австрии примкнул к русско-шведскому союзу 1724 года, а Россия – к испано-австрийскому союзу 1725 года. Русско-австрийский договор, который будет определять внешнюю политику России в течение последующих 15 лет, удовлетворял все российские пожелания. Он включал серьезные военные гарантии, каждая из договаривающихся сторон обязывалась в случае, если другая сторона подвергнется агрессии, предоставить ей 30 000 солдат. Вена взяла на себя решение вопроса о компенсации герцогу Гольштейн-Готторпскому. А секретное положение гласило, что при нападении турок на Россию император вступит в войну на стороне последней.

Остерман считал, что этому договору надлежит носить чисто оборонительную направленность, он не хотел, чтобы из-за него Россия рисковала втянуться в европейскую войну. Его присоединение к договору имело сложную политическую подоплеку. Он надеялся со временем создать условия для сближения с Францией, но также ограничить влияние последней в Европе. Однако прежде всего он желал обеспечить долгосрочный мир на границах России. В центре этих соображений стоял польский вопрос. По мнению Остермана, наследство Августа II, когда оно будет доступно, ни в коем случае не должно было дать возможность для усиления влияния и тем более для вмешательства Франции, Швеции или Турции. Далее мы увидим, удалось ли ему добиться своего.

Императрица умирает в 1727 году. Ее наследник – еще совсем юноша, Петр, внук Петра Великого. Петр II физически напоминает своего деда, как и тот, он очень высок, красив и крепок, но сходство на этом заканчивается. В отличие от деда, он совсем не любознателен и предпочитает развлечения получению знаний и размышлениям. Однако его недостатки не окажут влияния на российскую политику, поскольку, заразившись оспой, он скончается всего два года спустя после восхождения на трон. И снова возникает проблема престолонаследия, так как, умерев столь внезапно, Петр II не успел – да и думал ли он об этом? – прибегнуть к процедуре, задуманной Петром Великим, назначить себе преемника. Таким образом, выбор пришлось делать Верховному тайному совету. Кто мог претендовать на наследование недолговечному правителю? Елизавета, вторая дочь Петра Великого? Безусловно! Но эта царевна, которой погнушалась Франция, вдобавок считалась чересчур легкомысленной. Выбор мог бы пасть на другого потомка Петра Великого, сына одной из его дочерей, 12 лет от роду. Но соревнование за наследование сталкивало между собой дворянские роды, которые хотели приблизиться к власти, избрав наиболее близкого им кандидата.

Следствием борьбы кланов стало неожиданное решение, означавшее смену ветвей династии. Совет обратил взоры на потомство Ивана, сводного брата Петра Великого, который делил с ним трон в течение регентства Софьи. У Ивана было две дочери, одна замужем за герцогом Мекленбургским, другая – Анна, вдова герцога Курляндского. Выбор пал на последнюю, поскольку она жила уединенно, вдали от дома, в Курляндии, никому неизвестная в России. Ее сочли слабой, готовой признать власть совета, который ее назначил, и навязали ей крайне жесткие условия: запрет повторного брака, назначения наследника, принятия каких-либо решений в области внутренней или внешней политики. Она согласилась со всем без возражений, с радостью обменяв Курляндию на корону, убежденная в своей возможности найти выход из ловушки, в которой оказалась.

Ее уверенность быстро оправдалась, так как, едва прибыв в Россию, она привлекла на свою сторону гвардию и мелкое дворянство и, опираясь на их поддержку, разорвала навязанное ей соглашение.

В результате долгого пребывания в Курляндии императрица Анна сохранила сильную привязанность ко всему немецкому. В ее правительстве главенствовали три немца: Остерман, по-прежнему ведавший внешней политикой, Бирон и маршал Миних, возглавивший армию. В тот период Остерман оставался сторонником союза с Австрией, но хотел дополнить его сближением с Англией. Примирение с Англией будет лучшим из того, что он сделает. Согласно русско-английскому торговому договору, подписанному в 1734 году, англичане обязывались поддержать русские интересы в Польше, и в течение определенного времени речь даже шла о династическом браке между английским принцем Уильямом и молодой герцогиней Анной Мекленбургской, племянницей и возможной наследницей императрицы. Проект утверждения английского принца на троне Романовых потерпит неудачу, к тому же Англия и сама не желала слишком тесного сближения с Россией. Как не отметить здесь, что, по иронии истории, это сближение изначально поощрялось Францией, которая передала королю Георгу II русские предложения. Ее посредничество тем более удивительно, что в последние месяцы своего министерства Остерман пытался организовать северную коалицию, враждебную Бурбонам и включающую, кроме Англии и России, Данию, Польшу и Голландию. Проект не претворился в жизнь, но с 1730 года Россия в союзе с Австрией выступает против Франции. Мечта о франко-русском союзе давно забыта, и отношения двух стран еще никогда не были столь плохими. Кампредон заменен в Петербурге лицом, временно исполняющим обязанности дипломатического представителя, пребывающим в бездействии. Флери, пришедший на смену герцогу Бурбонскому, совсем не интересуется проблемами севера Европы и особенно России, которую он считает коррумпированной и далекой от цивилизации.

Однако в России изменение ситуации кажется возможным. Чрезмерное влияние немцев в правительстве вызывает раздражение дворянства. Миних, обеспокоенный политическими последствиями такого недовольства, считает благоприятным сближение с Францией. В этот-то момент и начинаются секретные переговоры сначала между Маньяном, временно исполняющим обязанности дипломатического представителя Франции, сменившим посла Кампредона, и Минихом, затем между Маньяном и царицей. Императрице Анне нравится идея пересмотра альянсов, но она хочет, чтобы этот пересмотр был выгоден для ее страны. Поэтому она ставит условием, чтобы Франция поддержала возвращение России на берега Черного моря, отвоевание Азова и обязалась не противиться российским проектам в Польше, где борьба за наследство, как мы знаем, в тот момент как раз начиналась. Кардинал Флери колебался. Его соблазняла перспектива этого союза, но он опасался, что Франция принесет ему в жертву своих традиционных союзников на севере и востоке Европы и откажется от своего «восточного барьера», в то время как Австрия еще очень сильна. Он также задавался вопросом о политическом влиянии императрицы и реальном могуществе России без Петра Великого. В конце концов кардинал вернулся к традиционно используемой Францией в отношениях с Россией тактике: постоянно давать уклончивые ответы, не принимать никаких решений и затягивать переговоры. Нечего и удивляться, что попытка сближения провалилась. И несмотря на то, что союз с Австрией потерял всякую поддержку в России, Вена все же оставалась единственным возможным ее союзником, а Франция – врагом, хотя в России мечтали превратить ее в дружественное государство.

Эта неудача тем более досадна, что в тот момент Польша возвращается в центр политической борьбы. 1 февраля 1733 года Август II умирает, и польский трон привлекает множество кандидатов, поскольку для членов правящих семей, которым правила наследования не позволяли надеяться на возможность правления в собственных странах, избрание польским королем предоставляло единственный шанс надеть корону. Во главе кандидатов стоит сын Августа II Фридрих-Август, курфюрст Саксонии. Выделяется и еще один кандидат, вышедший из польской шляхты, – Станислав Понятовский. Франция остается верна своему протеже, Станиславу Лещинскому, свекру короля, однажды уже избранному королем Польши благодаря поддержке Карла XII, но вынужденному отречься от престола. В защиту его кандидатуры Франция выдвигает политические аргументы, утверждая, что ввиду географической удаленности от Польши не сможет вмешаться в ее дела, а следовательно, поддержка одного из кандидатов Францией является гарантией независимости Польши и ее будущего короля. Эта поддержка включала также финансовую помощь: маркиз де Монти, посол Франции в Польше, роздал около четверти миллиона франков всем, кто мог бы повлиять на выбор сейма. Но все оказалось не так просто. Годом ранее император Карл VI, царица и король Пруссии заключили «Союз трех черных орлов», согласно которому из будущего престолонаследия исключались как сын Августа II, так и Станислав Лещинский. Фридриху-Августу впоследствии удалось добиться снятия запрета на свое избрание, и Станислав Лещинский остался единственным не допущенным к выборам кандидатом. Казалось, Франция проиграла партию. Кроме того, ей непросто было отстаивать своего выдвиженца, поскольку тот сам не стремился представить собственную кандидатуру, утверждая, что, будучи уже избран в прошлом королем Польши, естественно, до сих пор им остается и не может выступать претендентом. Он отказывался ехать в Польшу, как ни толкал его к этому посол Монти. Притом последний благодаря очень активной кампании, проведенной среди членов сейма, добился решения об исключении из списка кандидатов-иностранцев, что делало невозможной кандидатуру курфюрста Саксонии и освобождало путь для Станислава.

В Варшаве Россия взяла инициативу в свои руки и отправила на территорию Польши войска, в то время как сейм готовился к голосованию. Выборы состоялись 11 сентября. Станислава Лещинского избрали единогласно, за исключением 3 воздержавшихся, но в тот самый момент прибыла русская армия и разогнала сейм. Фридрих-Август был провозглашен королем 5 октября под именем Августа III, а Станислав убежал в Гданьск, где ожидал помощи от французского короля.

Перед лицом проверки боем Франция повела себя робко, особенно по отношению к России, главной ответственной за поражение Станислава. Кардинал Флери не осмелился вступить в конфронтацию со страной, союз с которой отверг, и удовольствовался отзывом временно исполняющего обязанности дипломатического представителя, предпочтя обвинить во всем одного Карла VI. Но прежде всего следовало думать о помощи Станиславу, которого русские осадили в Гданьске. Французы направили туда небольшое подразделение под руководством графа Плело, посла Франции в Копенгагене. Дело закончилось тяжелым поражением, сам граф Плело 27 мая погиб. Капитуляция Гданьска была подписана 24 июня, и Станиславу пришлось в очередной раз спасаться бегством, поскольку русские требовали его выдачи как условия для заключения мира.

Это печальное приключение и двойная потеря Станиславом короны прежде всего имели значение в том смысле, что сражение под Гданьском в 1733 году стало первым военным столкновением (конечно, ограниченного масштаба) между французскими и русскими войсками. Франция излила свой гнев за позор в Польше на Австрию. Она подняла против императора курфюрстов Кёльна, Майнца, Баварии и Пфальца, ее войска одержали триумфальные победы в Келе, Филипсбурге, герцогстве Пармском и Неаполитанском королевстве. Австрия призвала Россию на помощь, но та не спешила с ответом. Венский мирный договор, подписанный в 1735 году, положил конец конфликту, закрепив победу Франции. Австрия потеряла Лотарингию и часть Италии. Россия, не принимавшая участия в конфликте, ничего не подписала, но дипломатических отношений с Францией не восстановила.

Франция проиграла политическую баталию за Польшу, зато выиграла мир и унизила Австрию. Еще больше ей посчастливилось на восточном фронте, где ее турецкий союзник находился под угрозой войск австро-русской коалиции, которая вошла на его территорию. В то время как русские войска, вопреки всем препятствиям, одерживали победу за победой, вернули Азов, свою давнюю цель, перешли через Прут – реванш за неудачу Петра Первого – и утвердились в Молдавии, австрийцы терпели многочисленные поражения. Обессилев, они запросили мира, и Россия оказалась в противостоянии с Османской империей одна. Франция тогда сыграла примечательную роль и некоторым образом компенсировала себе неудачи на шведском фронте. Маркиз де Вильнёв, посол в Константинополе и искуснейший дипломат, приложил все усилия к мобилизации турок и разжиганию разногласий между русскими и австрийскими союзниками. Именно он подтолкнул австрийцев, деморализованных непрерывными поражениями, сложить оружие и попросить мира. Ему также удалось ослабить Россию, убедив шведов начать против нее отвлекающую операцию и способствуя союзному договору между Портой и Стокгольмом. Парализованная этими инициативами, Россия была вынуждена прекратить боевые действия и заключить мир, не отвечающий ее интересам. Крайне унизительный Белградский мирный договор, подписанный 21 сентября 1739 года, обязывал Россию вернуть туркам Сербию и Валахию, не позволял ей укреплять Азов и не давал права на торговое судоходство в Черном море. Эта неудача обошлась России в 100 000 погибших. Франция же вышла из конфликта в сильной позиции и требовала высокой оплаты за свои посреднические действия. Тем не менее она завоевала признательность России. Императрица засвидетельствовала Вильнёву свою благодарность, вручив ему престижный крест Святого Андрея вместе со значительным финансовым вознаграждением, от которого маркиз отказался. Петербург сделал из данного эпизода удивительные выводы. Князь Кантемир, которому царица только что доверила русское посольство в Париже, заявил, что «Россия была единственной державой, способной как-то нейтрализовать могущество Франции».

Со своей стороны, фельдмаршал Миних передал французскому офицеру де Тотту, приехавшему контролировать вывод российских войск из Молдавии, следующее послание для кардинала Флери: «Я никогда не поддерживал союз России с императором. По той причине, что императору грозила война больше, чем нам, а мы за эту войну заплатили бы больше, чем он. К тому же император всегда обращался со своими союзниками, как с вассалами.



Читать бесплатно другие книги:

Эта книга – про мужественных мальчишек. Мужественных не только в спорте, но и в жизни. Ведь в одиночку бороться с бол...

Результатом исследования романа «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова стал цикл работ пока из трех книг. В первой – ...

В начале XXI века механизм грядущего катаклизма уже отсчитывал последние часы прежнего мира. Из-за собственной алчнос...

В своей книге «Как мыслят леса: к антропологии по ту сторону человека» Эдуардо Кон (род. 1968), профессор-ассистент У...

«Ухо Ван Гога» – поразительный синтез детективного расследования, научной работы и литературного мастерства от автора...

Драматическая история вампира, пересказывающего свою жизнь по эту и по ту сторону бытия, – французские колонии в Луиз...