Россия и Франция. От Петра Великого до Ленина - д'Анкосс Элен Каррер

Россия и Франция. От Петра Великого до Ленина
Элен Каррер д'Анкосс


В своей новой книге постоянный секретарь Французской академии Э. Каррер д’Анкосс, специалист по истории России и СССР, прослеживает развитие трехвековых отношений, которые, по ее словам, «столько раз сближали, объединяли, противопоставляли и примиряли Россию и Францию». Автор называет историю этих отношений «настоящим захватывающим романом». Именно такой роман представляет собой и ее книга, где показаны многообразные перипетии русско-французского политического диалога, даются характеристики деятелям, в различные периоды отвечавшим за внешнюю политику обеих стран.

Книга предназначена для широкого круга читателей, интересующихся историей России и международных отношений, в частности русско-французских.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.





Элен Каррер д'Анкосс

Россия и Франция. От Петра Великого до Ленина



© Librairie Arth?me Fayard, 2019

© Пешков А. А., Чувирова О. А., перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке, оформление. Издательство «Политическая энциклопедия», 2021




Пролог


История трехвековых отношений, которые столько раз сближали, объединяли, противопоставляли и примиряли Россию и Францию, – настоящий захватывающий роман!

Их начало складывалось многообещающе. В ХI веке прекрасная княжна Анна Ярославна приехала из Киева в далекие края, чтобы стать женой французского короля Генриха I. Отец принцессы Ярослав Мудрый, замечательный правитель, превратил свой стольный град Киев, знаменитый четырьмя сотнями церквей с великолепными фресками, в соперника Константинополя. Богатство его государства, могущество, но также щедрость князя, поскольку он открывал двери всем изгнанникам, бежавшим из своих стран, обеспечили ему почетное место среди правителей-современников. Потому союз со столь славной семьей интересовал всех европейских суверенов, и, выдав замуж за короля Франции одну из дочерей, Ярослав вскоре дал согласие на браки двух других: Елизаветы с королем Норвегии и Анастасии с королем Венгрии. В то время Киев был одним из самых уважаемых и процветающих городов Европы, о чем свидетельствуют слова Анны, которая по прибытии в Компьень с ностальгией упоминала о его великолепии и не скрывала растерянности перед лицом еще грубых нравов французского двора.

Однако великолепие Киева просуществовало недолго. Сразу же после смерти Ярослава имущественные распри уничтожили его наследие. В течение двух веков около 200 князей боролись за земли, которые объединил Ярослав; в результате Киевское княжество утратило свое единство и блеск. Безусловно, подобные усобицы были свойственны не только русским землям, в ту же эпоху и Западная Европа оказалась во власти феодальной анархии. Но в Киеве и в Северо-Восточной Руси последствия этих бедствий усугубила вторая катастрофа – монголо-татарское нашествие, которое продлилось два с половиной века. Оно искусственно отделило Россию от Европы, частью которой она всегда являлась. А в период, когда Россия переживала века изоляции, Европа пробуждалась. Во Франции замечательные короли, Карл VII и Людовик XI, прилагали все усилия для создания сильного государства. Европейская цивилизация, славная не только французскими государями, но и католическими монархами Испании, династией Тюдоров в Англии, правителями Австрии, вступила в полосу невероятного роста.

Россия же очень отстала от европейского возрождения. Лишь в середине XV века первый ее государь приступил к процессу объединения территорий, готовя в перспективе изгнание татар. Проводником медленного восстановления выступил Иван III, который начал с подчинения своей власти всех непокорных князей. Он взял в жены Софью Палеолог, племянницу последнего императора Византии Константина, и претендовал на статус наследника византийских императоров. Кроме такого «обращения к авторитету» (аrgumentum ad verecundiam), его женитьба принесла России еще одно большое преимущество: привлекла туда множество иностранцев, прежде всего греков и итальянцев, – архитекторов, военных инженеров, артиллеристов, которые дали русским столь недостающие им знания и открыли дверь во внешний мир, бывший до того момента для них загадкой.

Таким образом, Ивану III, чью деятельность часто сравнивали с деятельностью Людовика XI, и его наследнику Василию удалось вернуть России независимость, построить жизнеспособное государство, которое будет быстро набирать силу, но прежде всего вернуть потерянную за столетия татарского ига идентичность. Этот прорыв мог бы принести России признание ее существования и возвращение в Европу.

Но признание не приходило. Европейцев мало интересовала страна, которая с давних пор была для них terra incognita, а сами русские не решались на сближение с Европой. Русские правители не разрешали своим подданным выезжать за границу и не побуждали иностранных торговцев приезжать в Россию. Неосведомленность европейцев и недоверие русских стали причинами, по которым встреча России и Европы тогда не состоялась. Тем не менее с самого начала своего правления в 1505 году Василий, сын Ивана III, стремился положить конец изоляции России. Он отправил посольства во все европейские страны, за исключением Франции и Англии, что трудно объяснить. Однако решение открыть свою страну вовне, прорубить «окно в Европу», и в частности к Балтийскому морю (единственному доступному тогда для России), принадлежит его преемнику Ивану IV, известному под именем Ивана Грозного. Первой он хотел вовлечь в свой проект Англию – остров, населенный купцами и бесстрашными путешественниками, которые уже отваживались приближаться к границам России. Он предложил королеве Елизавете эксклюзивное право на ведение торговли в его стране в обмен на поддержку против двух соседей и извечных врагов России – Польши и Швеции. Предложение осталось без ответа. Зато Ивану IV удалось завязать диалог с Францией, как будто более перспективный. Генрих III ответил на российские авансы отправкой к царю французских негоциантов с рекомендательным письмом, подтверждающим его стремление установить плодотворные отношения между двумя странами. Окончательный результат получился не столь впечатляющим, как ожидалось, но все же небезынтересным. Французские купцы прониклись интересом и к России, и к полученным там предложениям и решили обосноваться в Москве. Не это ли положило начало французскому присутствию в России?

К несчастью, первые шаги в установлении франко-русских отношений, если не считать упомянутого королевского брака, не получили продолжения из-за внутренней смуты, которая в очередной раз опустошила Россию, приведя государство и страну на край пропасти. Эта смута возникла в связи с кончиной Ивана Грозного, который во второй половине своего царствования свел на нет предшествующие достижения страны и разрушил государственные структуры. К итогам этого ужасного периода нужно добавить, что тогда он ввел в России крепостное право, ставшее для нее в будущем огромной проблемой.

Но «смутное время» закончилось национальным подъемом, приведшим к восстановлению мира внутри страны и выбору новой династии – Романовых.

С появлением на исторической сцене Романовых в 1613 году Россия вновь обретает самостоятельное существование и очень скоро проявляет стремление к налаживанию связей с Западом, хотя первые шаги делает осторожно. Со своей стороны, западные государства также поворачиваются к России. Первой реагирует Англия, прося царя предоставить ей право пользования дорогами, ведущими в Персию и Индию. Царь Михаил посоветовался с московскими купцами; те возразили, что не выдержат конкуренции с англичанами, если последние получат подобную привилегию без денежной компенсации. Англичане не собирались платить, и переговоры были прерваны.

И снова завязываются и благоприятно складываются отношения с Францией. В 1615 году царь отправил посланника ко двору Людовика XIII с известием о своем восхождении на трон и просьбой о помощи против Швеции и Польши. В 1629 году посол Дюге-Корменен прибыл в Москву для переговоров о праве на проезд в Персию, в котором было отказано английским торговцам, и в связи с этим завел речь о возможном политическом альянсе. «Его царское величество, – говорил он, – стоит во главе восточных стран православного вероисповедания. Людовик, король Франции, – во главе южных стран. Если царь вступит в союз с королем, он значительно ослабит своих врагов. Поскольку император – в союзе с королем Польши, царь должен вступить в союз с королем Франции».

Если возможность торгового соглашения тогда обсуждалась, то политический союз, первый когда-либо рассматриваемый между Россией и Францией, не получил конкретизации, как и торговый договор. Хотя еще до Людовика XIII Генрих IV хотел установить отношения с Россией. Но осторожный Сюлли его разубедил.

В 1645 году на смену своему отцу Михаилу пришел царь Алексей. Как и Михаил, он взошел на трон очень молодым. Как и Михаилу, ему не хватало опыта. Но, как Михаил, он горел желанием завязать отношения с Европой. Дав согласие на просьбу казака Богдана Хмельницкого присоединить Малороссию (Украину) к России, царь приблизил территорию последней к Европе. Он завладел Киевом, колыбелью восточного христианства. По Андрусовскому договору, подписанному в 1667 году с Польшей, ставшей жертвой экспроприации, Россия приобретала власть над Киевом на 2 года, но в дальнейшем Москва не согласилась пересматривать свои права на это приобретение. Когда началась война с Польшей, вызванная присоединением Украины к России, царь Михаил отправил к королю Франции эмиссара, чтобы проинформировать его об этом и попросить помощи. В 1668 году ему на смену пришел другой посредник, имевший задачу предложить Людовику XIV установить с Россией регулярные отношения и открыть для французских кораблей порт Архангельск. Этот посланец, Петр Потемкин, старался убедить Кольбера в преимуществах российского предложения, но напрасно. Стоит ли удивляться, что разочарованная французской холодностью и сдержанным отношением французских купцов к ее предложению Россия под управлением царя Алексея обратилась тогда к Германии? О возрастающем влиянии немцев свидетельствовала процветавшая в Москве немецкая слобода.

Для понимания трудностей в налаживании франко-русских отношений следует проанализировать, как каждая из сторон видела другую.

В глазах России Франция была символом могущества и европейского престижа, и в правление Людовика XIV этот образ достиг своего апогея. Сразу же после прихода к власти все русские цари искали контактов с Францией, ее поддержки, пытались установить с ней связи. Брак Генриха I и Анны Ярославны служил им рекомендацией и моделью отношений, которые они хотели построить. Однако, вопреки предоставляемым ими гарантиям в виде восстановления порядка внутри страны, укрепления государства и вновь приобретенной независимости, они постоянно встречали сдержанный прием. Для французов Россия находилась вне Европы и ее цивилизации, в лучшем случае она казалась им экзотической, но скорее варварской страной, как свидетельствовали редкие путешественники, с опаской доезжавшие до этих удаленных краев.

К разнице с трудом сближаемых представлений друг о друге добавляется еще один важнейший фактор – отношения Франции и России с некоторыми третьими европейскими странами. С периода Тридцатилетней войны Франции не давало покоя возрастающее могущество Габсбургов. Для противостояния им она построила систему союзов с тремя странами: Польшей, Швецией и Османской империей. Эти страны составляли для Франции «восточный барьер», который защищал ее от Габсбургов и отвлекал их внимание от Европы, развязывая Франции руки.

Между тем три названные страны соседствовали и с давних пор враждовали с Россией. Резюмируя ситуацию, столь важный для Франции «восточный барьер» включал закоренелых врагов российского государства и создавал очевидный фронт франко-российского противостояния.

В труде, посвященном внешней политике Людовика XV, Альбер Вандаль показал возникшую перед королем Франции дилемму, центральным вопросом которой были отношения с Россией. «Казалось, что ее [Россию] притягивает к нам врожденная симпатия», – цитирует Вандаль слова Сен-Симона по поводу посещения Версаля Петром Великим, «движимым одним неудержимым стремлением объединиться с нами». С тех пор Франция стояла перед выбором: «открыто заключить союз с Россией», который пришел бы на смену ее системе союзов со Швецией, Турцией и Польшей, или же сохранять верность традиционным альянсам и еще более укрепить их, «чтобы оттеснить Россию в ее пустыни и закрыть для нее доступ в цивилизованный мир». Долгое время Франция оставалась в нерешительности, что выдавало замешательство короля перед идеей сближения со столь отдаленной и с давних пор воспринимаемой как лежащая вне Европы страной. Однако эта растерянность пройдет со временем, как свидетельствует высказанное чуть более века спустя после визита Петра Великого Виктором Гюго мнение о России и ее месте в Европе: «Сегодня Франция, Англия и Россия – три европейских гиганта. После недавних потрясений в Европе каждый из этих колоссов ведет себя по-своему. Англия держится, Франция оправляется, Россия просыпается. Эта империя, еще совсем юная посреди старого континента, в этом веке растет с невероятной быстротой. Ее будущее окажет огромнейшее влияние на наше развитие. Не исключено, что придет день, когда ее варварство придаст новый импульс нашей цивилизации».

Да, немалый путь пройден от России – варварской страны, которую нужно «оттеснить в пустыни», до юной империи, способной вдохнуть в Европу новые жизненные силы. Первым на этот путь вступил Петр Великий, именно его неодолимое стремление к союзу с Францией, несмотря на частые препятствия, привело к утверждению европейской идентичности России и ее статуса европейской державы.









Глава 1. Петр Великий: Окно, прорубленное в Европу… и во Францию


С приходом к власти Петра Великого, чье правление кардинально изменит представление о России в Европе и ее отношения с большинством стран континента, начинается новая эпоха, отмеченная двумя исключительными монархами: Людовиком XIV во Франции и Петром Великим в России. Эти два политических деятеля будут господствовать на европейской политической сцене, но так ни разу и не встретятся.

В 1689 году 17-летний юноша восходит на русский трон. Петр Алексеевич Романов. Он пока еще не интересуется властью, но пылает страстью к военному искусству и кораблестроению. Сначала он управляет маленькими судами на прудах, расположенных на его землях. Но ему быстро надоедает возиться с фальшивым оружием и миниатюрными кораблями. Он хочет вести настоящую войну, и у него есть выбор между двумя врагами его страны: Швецией и Османской империей. Он выбирает вторую – турок, мусульман и союзников татар, господствовавших над Россией, о победе над которыми мечтал первый Романов – Михаил. Едва достигнув 22-летия, не имея иного опыта, кроме детских игр, он начинает завоевание Азова. И ему это удается. Взятие Азова в 1696 году – символ возрождения освобожденной от татар России, но еще более – державного будущего, которое открывает для нее выход к Черному морю. До этого момента Россия была заперта внутри континента; получив доступ к морю, она обретает возможность стать морской державой. Так Петр реализует первое из своих мечтаний.

Но он не останавливается на достигнутом. Сразу после его возвращения в Москву русский народ узнает о необычном проекте своего юного правителя. Он отправляет в Европу «великое посольство», включающее 250 человек, которые должны будут открыть этот далекий мир, столь отличный от их собственного, и вырвать у него секреты его мощи и процветания. Новость сопровождалась еще более невероятным слухом – сам царь намеревается участвовать в великом посольстве и не в качестве русского государя, но под вымышленным именем.



Читать бесплатно другие книги:

Эта книга – про мужественных мальчишек. Мужественных не только в спорте, но и в жизни. Ведь в одиночку бороться с бол...

Результатом исследования романа «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова стал цикл работ пока из трех книг. В первой – ...

В начале XXI века механизм грядущего катаклизма уже отсчитывал последние часы прежнего мира. Из-за собственной алчнос...

В своей книге «Как мыслят леса: к антропологии по ту сторону человека» Эдуардо Кон (род. 1968), профессор-ассистент У...

«Ухо Ван Гога» – поразительный синтез детективного расследования, научной работы и литературного мастерства от автора...

Драматическая история вампира, пересказывающего свою жизнь по эту и по ту сторону бытия, – французские колонии в Луиз...