Еще семь фантазий - Зильберман Роберт

А допуск чужих людей мы сможем пресечь. Этот вопрос легко отрабатывается при наличии дополнительного начального финансирования. За территорией клиники есть большой пустырь, который можно освоить и там разместить как лечебные корпуса нового центра восстановительной медицины, так и гостиницу для приезжих. А в одном отдельном корпусе гостиницы будут жить врачи центра со своими семьями. В школу их детей можно будет возить на автобусе, а при гостинице будут организованы ясли. Да и совсем не является задачей полное обеспечение секретности – ведь результаты проведенных операций и методикой можно будет после получения соответствующих патентов и авторских свидетельств пользоваться ученым всего мира. И больше того, именно и надо, чтобы со временем эта методология активно распространялась по всему миру, но не сейчас, а попозже, через пару лет, например.

– Что ж, с этим, по всей вероятности, можно согласиться. Я услышал ваши предложения, так что давайте закончим сегодняшний разговор, а через несколько дней мы вернемся к этой теме, уже заручившись мнением более высоких инстанций. Вы, естественно, понимаете, что ваша методика полностью закрывает многие, становящиеся бесперспективными, направления медицины, и это встретит значительное сопротивление многих научных светил, возглавляющих соответствующие научно-практические подразделения. И даже в вашей новгородской клинике придется перестраивать многие направления клинической деятельности. Поэтому надо уже думать и начинать переучивать некоторых ваших медицинских работников, кстати, вот и освободятся у вас значительные «производственные» площади. И будущее видится в организации компиляции нового и старого. Даже в рамках России такую колоссальную перестройку надо проводить на основе уже проведенного у вас эксперимента. Так что ваша клиника должна быть флагманом этого движения.

– А как же Леонид Николаевич из Петербурга?

– Конечно, на все вопросы мы с вами сейчас ответы не дадим, но я думаю, что Леониду Николаевичу надо работать у вас и кто из вас будет возглавлять такой центр – ещё неоднократно обсудим и совместно примем окончательное решение. Но временно, организовать определенную секретность выполнения таких операций, просто необходимо. На сегодня всё и если у вас нет никаких вопросов, то давайте заканчивать. В любом случае, я очень горд, что наша медицинская наука и техника поднялись на такие высоты, и вы совершили колоссальный прорыв. За это вам отдельное спасибо! На днях вернемся к этой теме. Вам позвонят.

По приезде домой Федор позвонил Леониду Николаевичу и попросил его срочно приехать для обсуждения навалившихся вопросов. Узнав, что разговора о прооперированном пациенте не будет, тот согласился приехать завтра ближе к обеду.

А на завтра по вызову Федора утром приехал бывший больной в сопровождении сына. Ему повторно и оперативно в течение двух часов провели все необходимые обследования, и даже экспресс-анализ крови. Всё было в порядке! Обе почки функционировали отлично. С ним попрощались и предложили провести повторное обследование через 1,5 года. А отдельно Федор провел ещё одну дополнительную беседу с сыном больного, где напомнил ему об ответственности за распространение секретной информации. Дополнительно было сказано, что только после разрешения от Федора через полтора – два года можно будет об этом свободно говорить.

К вечеру приехал Леонид Николаевич, и Федор довольно подробно рассказал ему обо всех событиях, произошедших с момента их предыдущей встречи. Приехавший гость долго смеялся над ситуацией, в которую с помощью Федора попал сын больного, но, в принципе, вполне одобрил все действия своего младшего друга.

– Нам надо всё-таки подумать о том, кто будет возглавлять создаваемый медицинский центр, – сказал, наконец, Федор, – я не хочу, чтобы нашим делом занимался кто-то посторонний. Такая практика очень распространена даже в нашем деле. Вы знаете, о чем я говорю. Это же наше детище и считаю, что именно такая работа для Вас, а я буду, как всегда, помогать. Только Вам надо будет перебраться сюда, в Великий Новгород. Да и не смогу я без Вас проводить такие операции, которые мы ещё не проводили. Так что выхода у нас с Вами другого нет.

– Это надо ещё посмотреть. Я могу приезжать на какие – то новые и сложные операции, а всё остальное ты будешь проводить сам.

– Но вы должны понять, что проводить операции, заниматься администрированием и следить за ходом строительства я один буду не в состоянии.

– А ты возьми к себе в помощники хороших специалистов по администрированию и строительству, а сам будешь заниматься непосредственно медициной. Так обычно и делают умные люди. – Но почему Вы, умный человек, отказываетесь от такого предложения? Не хочется уезжать из Петербурга?

– И это тоже, но главное – возраст. В шестьдесят пять лет начинать всё заново и тащить такой воз проблем сложно, да и не нужно мне это. Лучше я сосредоточусь на каких-нибудь новых идеях и буду по мере необходимости тебе помогать. И хватит об этом. Закрыли эту тему. Я только могу предложить тебе в помощники несколько кандидатур, которые сейчас работают у меня, и которых я хорошо знаю. Я не уверен, что эти люди согласятся на переезд к тебе, но надо с ними поговорить. Всё-таки это новое и очень перспективное направление в медицине. Это будущее. Через пару дней я тебе позвоню и скажу, до чего мы с ними договорились. Ты же лучше плотнее пообщайся со своим главным врачом и найди общие удобоваримые решения.

В этот же день состоялся очередной разговор с главным врачом. Тот внимательно выслушал рассказ Федора о встрече с Леонидом Николаевичем, а потом сказал:

– Я не сомневался, что Леонид Николаевич здесь не будет работать. Вообще москвичи и питерцы страшно не любят переезжать на периферию, да и бог с ними – сами справимся. Я согласен, что о наборе кадров надо начинать думать уже сейчас, но для дальнейшей активной работы твоего Центра надо сейчас создать крепкую и большую бригаду специалистов, которых можно найти в нашей клинике – ведь будут освобождаться врачи профессий, которые в дальнейшем не будут затребованы. Единственно кто действительно из приезжих нужен – это ребята из Екатеринбурга со своими технологиями и новыми материалами. Быть может нам для этого надо будет ещё раз съездить туда, чтобы уже детально поговорить с руководителями тамошней клиники и определить, кто и сколько человек должны будут переехать к нам, как и где они будут у нас жить вместе со своими семьями. Я вообще думаю, что их переезд сюда будет временным до тех пор, пока они не научат наших сотрудников своей работе. В любом случае, материал мы всё равно будем получать из Екатеринбурга, а всё остальное будет только здесь. И только когда операционный процесс будет полностью отработан, то можно будет создать филиал нашего Центра там у них. Потом таких филиалов будет появляться всё больше и больше, да и не только в России. Как тебе такая перспектива? Но, конечно, ты должен понять, что именно на тебя ляжет наибольшая нагрузка при организации всего этого Центра. Людей надо готовить прямо сейчас. Завтра мы вместе с отделом кадров проведем собеседование с наиболее способными нашими врачами и, если они согласятся, то надо будет сразу начать их обучение. Это первоочередная задача. А ещё мы с нашей инженерной службой попробуем поискать резервы имеющихся помещений в клинике и попробуем сделать такое функциональное перемещение, чтобы значительно увеличить площади под твой Центр в рамках нашей клиники.

Потребовалась всего одна неделя, чтобы нашелся необходимый поначалу объем дополнительных помещений. Со специалистами тоже вопрос был решен очень быстро: было найдено 40 человек из числа врачей, которые специализировались в разных направлениях медицины. Да и Леонид Николаевич прислал из своего штата семерых человек, согласившихся переехать из Петербурга в Новгород. А клиника уже давно гудела, как муравейник, и разговоры о скором отборе в Центр к Федору звучали повсеместно. Люди понимали, что такое направление их будущей деятельности является очень перспективным, да и денежным. А что будет в дальнейшем с остальными – непонятно.

Наконец, был набран весь персонал Центра от руководителя до санитаров и уборщиц. Федор, питерцы и его прежние помощники начали обучение новобранцев. На это потребовался месяц. К этому моменту в клинику поступило ещё три комплекта необходимой техники для проведения операций. К этому же времени подъехали и 12 специалистов из Екатеринбурга со своими аппаратами и материалами. Одновременно с ними приехал главный врач Екатеринбургской клиники и их разместили в новом гостиничном корпусе. Там, правда, пока не был проведен ремонт, но разместиться уже было можно.

Встреча главных врачей двух клиник и Федора прошла в очень теплой обстановке. Обе стороны прекрасно понимали необходимость скорейшей реализации всех поставленных задач. Екатеринбуржец был очень доволен тем фактом, что через некоторое время и у них будет создан такой Центр, и новгородцы им в этом вопросе помогут.

В министерстве здравоохранения знали о состоянии всех дел, связанных с созданием Центра восстановительной медицины, и всячески поддерживали идеи новгородцев.

Наконец, операции в Центре начались, но первое время они проходили под надзором Федора и специально приезжавшего сюда Леонида Николаевича. Надо сказать, что все операции проходили весьма успешно вне зависимости от того, с каким органом приходилось работать. Да и те, что проводились по предыдущей методике с переломами костей и подобными случаями, проходили также успешно. Совсем не требовалось большого количества койко-мест, так как максимальная продолжительность пребывания больных в клинике составляла не более трёх- четырех суток даже в случае самых сложных операций. В целом всё было поставлено на поток, и четыре бригады выполняли довольно большой объем работ.

Через год можно было отправлять екатеринбуржцев домой и вместе с ними две готовые бригады врачей. Вся требуемая аппаратура уже была туда дополнительно поставлена и вот уже шесть бригад в стране проводили такие операции.




Глава 5

И, наконец, сердце


Наконец настала пора заняться сердечными болезнями. Так решили Федор и Леонид Николаевич после проведения одной очень сложной, но успешно выполненной операции по замене обоих легких и трахеи.

– А что нам теперь мешает попробовать поработать над сердцем? – спросил Леонид Николаевич.

– А не страшно? Это последний орган, который нами не оперировался по нашей методике.

– Ну а чего бояться? Мы уже всё знаем и умеем. Да, вопрос сложный, но можно попробовать на умирающем человеке, у которого сердце уже совсем останавливается.

Такой человек вскоре нашелся, началась подготовка к операции. Надо было спешить, так как жить этому человеку оставалось недолго. Разрешение от ближних родственников было получено – они понимали, что это был последний шанс к возвращению к жизни.

Наконец, всё было готово, и операция началась. Жена и дочь этого человека в ожидании окончания операции сидели в коридоре и, хотя они не верили в счастливое восстановление сердца отца, но всё-таки капелька надежды у них имелась. Операция длилась около 4-х часов. Наконец двери операционной открылись и оттуда вышли оба врача. Лица их были очень сосредоточены, и по ним блуждало выражение безнадежности. Леонид Николаевич подошел к родственникам больного и сказал: – к сожалению, ничего не получилось так, как мы хотели бы. Ваш отец умер. Приношу вам свои соболезнования. Это был для него последний шанс, но надо было это сделать хотя бы на два месяца раньше.

Вдруг из операционной послышались крики. Врачи быстро вернулись туда и увидели, что все приборы показывают обратную картину: человек жив и новое сердце ровно бьется. Более того больной открыл глаза и радостно смотрит на окруживших его врачей. Кто-то из ассистентов подбежал к взволнованным родным больного и сообщил им ошеломляющую новость. Радости родственников и врачей не было предела. Теперь можно было констатировать, что последний тип сердечной операции прошел успешно. Впоследствии выяснилось, что после такого восстановления требовалось двадцать минут для прохождения через новое сердце всего требуемого объема крови и всех других компонентов, и только после этого можно было считать, что операция полностью закончена.

Прошло пять лет.



Читать бесплатно другие книги:

Новый учебный год должен был стать моим триумфом, но вместо этого он обернулся крахом: в первый же день меня бросил ж...

Обычная студенческая жизнь Олега меняется после таинственной находки, которая запускает цепь необъяснимых событий. На...

Ольге уже сорок, ее жизнь разваливается на части. В очередной раз ушел муж. Сын-подросток начал отдалятся. Одна отрад...

На страницах этой книги вас ждет множество удивительных открытий: вы узнаете, что морщины и складки на лице появляютс...

Пегги Гуггенхайм (1898–1979) – главная покровительница художников ХХ века и страстный коллекционер – собрала лучшую к...

Майлз Роби двадцать лет готовит бургеры в “Имперском гриле”, эта работа стоила ему высшего образования и изрядной дол...