Питер, краски и любовь - Третьякова Елена

Питер, краски и любовь
Елена Третьякова


Это история про то, как под свинцовым небом Санкт-Петербурга двое давно знакомых людей, которые никак не могли найти общий язык и точки соприкосновения, раскрыли тайну потерянных драгоценностей польского рода и нашли самую большую ценность в жизни – любовь.

В книге есть: Питер – величественный и таинственный – и это уже отличный повод сбежать от всех забот на страницы книги; краски и оттенки чувств и эмоций, счастья и бед, – все то, что составляет нашу жизнь; любовь – ну а куда мы без любви?

Содержит нецензурную брань.





Елена Третьякова

Питер, краски и любовь





Глава 1. Илария. Целый зоопарк на мою нервную систему


– Золотарёва! Золотарёва! Ты что, оглохла! – рёв раненого бизона, не иначе, прокатился по пустому холлу некогда родной альма-матер.

Я выдохнула, потом вдохнула как можно глубже и снова медленно выдохнула. Остановилась. От этого бизона не спасет побег, а слиться с окружающими стенами я уже не успею. Разворачиваюсь: все-таки беду надо принимать с поднятым забралом. Моим забралом служит улыбка. Широкая такая, на все 27 зубов. «Мудрые» зубы так и не отрасли, видимо, далеко мне до мудрости. А один зуб потерян из-за моей халатности и безумного страха перед стоматологами. Но в этом я никому не признаюсь. Хотя сейчас от громкого крика захотелось натурально заскрежетать зубами. Но! Все тоже но: жаль зубную эмаль, а на поход к стоматологу я ещё не набрала необходимого количества нервных клеток.

– Чего несешься как угорелая? От самой кафедры тебя зову.

Все тот же рёв, все тот же бизон и ни капли вежливости.

– Я не знаю, кого ты звал. Но моя фамилия Златорёва! – раз миллионный произношу я спокойным тоном.

А этому бизону все равно. Стоит, ухмыляется. И не надоело ему повторять эту несмешную шутку.

Бизон – это заноза в моей заднице, внешний раздражитель для моих в общем-то крепких нервов. А если точнее, то Матвей Борисович Строганов, для друзей и подруг – Мэт. Сынок нашего заведующего кафедры. Вот прям такой мажористый мажор, заносчивый и вредный при всей своей приятной внешности.

Высокий, как по мне – каланча пожарная, под метр девяносто. Это при моих скромных метр шестьдесят пять, без каблуков, прошу учесть. Не зря бизон в баскетбол играет. Плечистый, накачанный. Надо же чем-то девчонок клеить, характер же отвратный. Темноволосый и сероглазый. Не будь он таким противным, я бы сказала, что симпатичный. Вот прям мой типаж. Этакий «сероглазый король».

Но наше знакомство оказалось не из удачных, и все последующие встречи только портили общее впечатление о парне.

– Пока ещё моя фамилия Златорёва, – мстительно добавила я.

За три года тесного и не очень знакомства Мэт так и не смог или всё-таки не захотел запомнить мою фамилию. Скорее всего ему доставляло удовольствие коверкать ее. Потому что в склерозе и прочих отклонениях в здоровье я не могла его заподозрить. Ну не может же он быть кретином и при этом управлять, и весьма успешно управлять, фирмой по оценке и реставрации живописи. Конечно, фирма ему досталась от папеньки, который устал совмещать предпринимательскую и профессорскую деятельность. Но под руководством Мэта за последние четыре года фирма не только не пошла ко дну, а наоборот увеличила свою клиентскую базу и укрепила репутацию надёжного партнёра на рынке произведений искусства. Я даже одно время после окончания учебы мечтала попасть к нему в штат. Но, поработав пару контрактов, зареклась от постоянной работы с Мэтом. Уж лучше быть вольнонаемным работником.

– Что значит пока ещё? – бизон аж растерялся, скатился со ступенек чуть ли не кубарем и встал рядом со мной. – Ты что серьезно приняла мое предложение сменить фамилию на более звучную – Золотарёва? Я, конечно, польщён, что ты прислушалась ко мне, как к более старшему и опытному товарищу, но ты это…не торопись с таким важным решением!

Вот это самомнение у человека. Я чуть не открыла некрасиво рот от изумления. Но вовремя вспомнила, что я же не дурочка-студентка, которая когда-то была очарована этим напыщенным индюком, а взрослая женщина двадцати трёх лет. Мне не к лицу открытый рот. Соорудила на лице как можно более скептичную мордашку, зря я что ли тренировалась перед зеркалом, и скучающим тоном, растягивая манерно слова, произнесла:

– Замуж выхожу. Вот думаю фамилию мужа взять.

Ни в какой замуж я не собиралась. Да и отношения со Стёпой плавно стали переходить в разряд дружеских. Но Мэту об этом знать не обязательно. Пусть думает, что скоро срок действия его шутки закончится. Я мысленно поаплодировала себе за сообразительность. А вот бизон, стоящий напротив меня, как-то нехорошо сощурил глаза свои серые. Ох, всё-таки красивые глаза, выразительные, с густыми черными ресницами. Вот и зачем матушка-природа наделила парня такими глазами, не понимаю. Смерть-то девчачья, а не глаза.

Пока я залипала на глаза и ресницы, Мэт пришел в себя и прошипел, не иначе:

– Замуж собралась, Илька- килька? За Стёпу – растрёпу своего?

А я уже и забыть успела, что от приколов и издевательств страдала не только моя фамилия, но и имя. Именем меня, конечно, наградила маменька редким, но красивым. Илария – с греческого радостная, солнечная.

– А тебе какое дело до моей личной жизни? – я вопросительно уставилась в лицо этого жирафа, привычно закинув голову наверх. В мягких туфлях без каблуков я ему доставала макушкой до подбородка. И эта тема роста тоже была изъезжена шутками вдоль и поперек.

Очень хотелось придумать в ответ смешную присказку про его имя, но, во-первых, это детский сад, а во-вторых, экспромт – это не мое. Я из тех людей, которые хороший аргумент в споре придумают через неделю. Шутки, веселые и в тему, я генерирую только в расслабленной обстановке среди друзей. Поэтому близкие люди считают, что у меня отличное чувство юмора и что я вполне соответствую значению своего имени. А вот посторонние считают меня спокойной, сдержанной и даже хладнокровной.

– Переживаю, как старший брат. Ну какой-то твой Степашка вялый, безынициативный. Вон два года провстречались, и только сейчас замуж позвал.

И тут на лицо этого «старшего брата» набежала тень. Я воочию увидела, как напряглась челюсть и сжались губы в тонкую линию. Вот что значит купила линзы на две диоптрии больше, чем предыдущие. Всё-таки надо бы решиться на операцию на глаза, а вдруг ещё больше оттенков человеческих эмоций увижу. Не все же над картинами корпеть с лупой. Окружающим миром тоже надо интересоваться, вон какой он интересный, этот мир.

– Илария, ты что беременная? – ну вылитый Каа из мультика. Так изогнул шею, чтоб ко мне склониться и заглянуть в глаза.

Ты ж посмотри на него, и имя мое полное знает. Я от неожиданности чуть было опять не открыла рот. Но опять-таки быстро опомнилась, натянула стервозную улыбочку на лицо. Это я думала, что стервозную, а когда моя подруга Иришка увидела мои кривляния, решила, что прошлогоднее зимнее падение на лёд не прошло даром и я повредилась умом.

– Тьфу на тебя! Да и вообще чего ты пристал? Шел, орал на весь универ, звал кого-то, а прилип ко мне как банный лист.

Этот разговор начал меня раздражать. Хоть я спокойная особа, но Мэт умеет выводить меня из себя одним своим видом, а уж от беседы с ним я закипаю как чайник.

– Батя забыл тебе передать, что новый клиент, которого он тебе предложил, на обслуживании у нашей фирмы. Так что надо заключить трёхсторонний договор. Поехали в офис, подпишем все.

Такой подставы от Бориса Алексеевича не ожидала. Да и на этого жирафа посмотрите. « Поехали в офис» – я мысленно перекривляла Мэта. Ага, все бросила и побежала, даже шнурки гладить не буду. Как будто у меня нет других планов на вечер. И так я задержалась, а меня дома ждёт…ждут…Да никто меня не ждёт. И не смотря на вечер пятницы, я никуда не собиралась. Хотела просто отдохнуть. Полежать в ванной в пене с ароматом цитрусовых. Потом медленно выпить чашечку чая. И завалиться на кровать с альбомом репродукций Моне. Ещё я собиралась прикинуть, стоит ли записываться на курсы по реставрации фарфора. Конечно, это интересное направление, но вряд ли пригодится часто в профессиональной деятельности. Да и сомнение вызывают количество часов – 24 часа начитки на такой большой пласт информации. От размышлений меня отвлёк голос. Приятный такой, как пишут в книгах, бархатный.

– Чего зависла, душа моя?

Есть у меня такая особенность – погружаясь в мысли, могу уйти далеко, глубоко и надолго. Как говорит моя подруга Иринка, это отражается на моем лице мечтательным выражением. Я медленно моргнула, возвращаясь в реальный мир, и вспомнила, что так и не ответила Мэту.

– А вот обращение «душа моя» мне нравится,– произнесла я. Видимо, мозг ещё не совсем вернулся из фарфоровых далей. – Поехали, чего уж тут. Только с тебя кофе и шоколадное пирожное. Нет, лучше два, – произнесла я, разворачиваясь к двери.

– Два кофе? – перед самым выходом меня опередила рука, распахнувшая дверь. А бархатный голос раздался над самой головой. Всё-таки не зря он шутил над моим ростом.



Читать бесплатно другие книги:

Три коротких эротических рассказа о том, как жить, не взирая на условности и "если".

...

Нимнесте Марид живет райской жизнью. Подданные любят ее, каждый день пропитан радостью и безмятежностью. Однако, когд...

Эскадрилья космических истребителей лейтенанта Ирса охраняет научную базу высокоразвитой космической цивилизации, раз...

Новая книга знаменитого, профессора Университета Тафтса и автора выдающихся работ по философии сознания Breaking the ...

Скотт Беркун долгое время работал в Microsoft и делится с читателями своим опытом управления проектами. Предложенные ...

Встреча с цесаревичем Николаем Романовым и его спасение от смерти коренным образом меняют жизнь Ермака: юнкерское учи...