Сказки дождя - Дмитриева Наталия

Сказки дождя
Наталия Дмитриева


Что знают о людях дожди? Как спасти маленького раненого дракончика? Что такое ветряки? За что мамы любят своих детей? Что делать, если тебя обидели несправедливо? В этом и многом другом помогут разобраться «Сказки дождя». «Книга Наталии Дмитриевой подарит волшебство самых обычных вещей, сотрёт пелену обыденности, позволит увидеть мир ещё более ярким… Сколько добра и уюта в ней! Хочется, чтобы дождь шёл чаще…» – таковы отзывы первых читателей. «Сказки…» заинтересуют и малыша, и подростка, и человека, умудрённого опытом, помогут ребёнку и взрослому лучше понимать мир друг друга. Перелистайте страницы, послушайте сами вдумчивый и ласковый шелест…





Наталия Дмитриева

Сказки дождя



Дорогой читатель!

Сказки Дождика помогут общаться взрослым и детям. Не глотайте книгу в один приём, двигайтесь от дождика к дождику: прекратился дождик – сделайте остановку. Поговорите. Пофантазируйте. Поищите ответы на вопросы, если хотите: например, в Интернете. Сноски в тексте вам помогут. Но если вам не захочется отвлекаться – просто слушайте СКАЗКИ ДОЖДЯ!

С любовью к вам, Наталия Дмитриева!






Дождик первый



ДРУГ, ИЛИ ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ












Алинка провела пальчиком по стеклу. Капелька послушно скользила вслед, то обгоняя, то снова будто приклеиваясь. Девочка растопырила ладошку, принялась сосредоточенно размазывать тоненькие серебряные дорожки. Но те не слушались, продолжая извиваться, словно прозрачные змейки. Алинка сопела от усердия. Окошко покрыло лёгкое облачко, которое быстро исчезало под старательной рукой[1 - А ты знаешь, почему на окошке появилось облачко? А ты умеешь делать такие облачка?], но по ту сторону преграды картинка не менялась: как будто причудливые водоросли соединили между собой небо и землю. Они колыхались непрестанно – то плавно, то изламываясь. Сами вроде бы прозрачные, но из-за них всё потеряло свои собственные цвета. Сначала за окном то и дело вспыхивали забавные радужные огонёчки, как будто миллионы маленьких светлячков затеяли весёлый карнавал. Но этот карнавал всё длился, длился и длился, и огонёчки перестали быть забавными, как-то потускнели, а с ними померкло и всё вокруг… Алинка перебралась со стула на подоконник, прижалась лбом к стеклу.

– Не сердись, Алинка. Не печалься.

– Да?! «Не сердись», – девочка обиженно вздохнула. – Тебе хорошо, ты гуляешь по всем улицам! А я из-за тебя дома сижу целый день. Я тоже хочу гулять.

– Но я же не навсегда, и меня давно уже не было в этих краях. Неужели ты по мне не скучала?

– Как можно по тебе скучать, скажи, пожалуйста? Это с тобой можно умереть со скуки!

– Но я же видел, как ты разглядывала меня. Тебе было интересно. Посмотри, как радуются мне листочки на деревьях, все травинки и цветочки подставляют мне свои макушки и ладошки…

– «Макушки-ладошки», – Алинка отвернулась от дождя, уселась поудобнее. – Всё ты врёшь! Никто тебе не радуется – все цветочки закрылись от тебя, все птички попрятались, и все ждут не дождутся, когда ты, наконец, уже перестанешь. Ты всем надоел! Понятно? Мне мама говорит, что нельзя быть назойливым[2 - Что значит «быть назойливым»?] человеком. А ты назойливый!

– Но я же не человек.

– Ну и что! Это ещё хуже! С тобой не поговорить, ты ничего не понимаешь, ты только и знаешь, что идёшь, идёшь и идёшь, а сам никуда не уходишь. Это нечестно!

– А с кем же ты тогда сейчас разговариваешь? Разве не со мной?

– Не знаю! Наверное, не с тобой. С дождями не разговаривают! Не о чем с ними разговаривать!

– Очень грустно. Я думал, мы с тобой будем дружить…

– Дружить?! А зачем мне такой друг, который гуляет, где ему вздумается и сколько влезет, а я одна дома сижу и скучаю?

– А хочешь, я буду рассказывать тебе сказки?

– Какие сказки? Я что, маленькая, по-твоему? Да и какие ты можешь знать сказки? Ты же только и умеешь, что грязь месить!

– А знаешь, Алинка, я, когда обижаюсь, не могу сразу уйти: я всё плачу и плачу, сильнее и сильнее, грустнее и грустнее…. Хотя я очень много всего повидал на свете, я ведь практически вечный. Вот когда закончится тучка, которую мне надо здесь пролить, чтобы напоить почву (у растений же нет ртов, и они могут пить, только доставая влагу корнями из земли), тогда выглянет солнышко и я уйду. Но не исчезну! Со мной случится много-много всяких волшебных приключений, а потом я снова стану тучкой. Но не сразу! А ты знаешь, что тысячи и тысячи лет в разных ручейках и речках, лёгких невесомых облачках и тяжёлых грозовых тучах я сотни и сотни раз облетал нашу планету и видел и слышал очень много интересного…

– Я не всё поняла, что ты мне сказал, но ты так и знай: я у папы спрошу и выведу тебя на чистую воду[3 - А ты знаешь, какие приключения случаются с дождиком? И как он становится тучкой? И что значит «вывести на чистую воду»?]. Ладно уж, если ты тут собираешься реветь без конца, я не буду тебя обижать – себе дороже… Нет, ну это же просто заколдованный круг получается: чтобы ты ушёл, я должна с тобой дружить, чтобы ты не обижался. А чтобы с тобой дружить, надо, чтобы ты остался. А если ты тут останешься, я не смогу с тобой дружить! А вообще-то… Хорошо, я буду с тобой дружить. Во-первых, друзья должны говорить всегда правду, а во-вторых, уважать желания друг друга! Вот я тебе говорю правду: я хочу, чтобы ты прекратился. Поэтому, если ты мне друг – ты уйдёшь. И ещё: приходи, пожалуйста, по ночам, а днём не надо. Ну, можно, когда меня наказывают или я заболею – друзья же помогают друг другу и навещают в трудную минуту. Хорошо? Чего ты молчишь? Ты ведь не обиделся? Я просто поделилась с тобой своими мыслями, как с другом.

– А я думал, что друзей не забывают. Ты помнишь, Алинка, лет пять тому назад мы гуляли с тобой вместе. Я так радовался, что ты не убежала от меня, как другие дети, не стала прятаться под маминым зонтиком. Ты расставила свои ладошки, совсем как розовые листики, и смотрела на капельки, потом стала умывать свои щёчки и глазки. Так забавно! Твоя мама хотела спрятать тебя от меня под зонтом, но ты убегала от неё и смеялась. Ты уселась на корточки возле одной из луж и смотрела, как шлёпаются в неё капельки. Мне было так весело с тобой! Мы радовались вместе, как настоящие, самые настоящие друзья. И я подарил тебе радугу. Первую радугу в твоей жизни[4 - А ты знаешь, отчего бывает радуга?]. Я заглядывал в твои глазки и любовался её отражением. Неужели ты не помнишь?

– Не помню. Но мама мне рассказывала, что, когда я была маленькая, я не любила ходить под зонтом, а всегда выбегала и начинала ловить капельки… Но разве это был ты?

– Конечно, я. А весной, на прощальном утреннике в садике, помнишь, когда Серёжка сказал, что у тебя дурацкая заколка? Как мы плакали с тобой вместе, когда ты шла домой одна и, подставляя мне своё лицо, шептала:

«Это не я плачу, это ты, Дождик…» А потом ты сидела здесь же, на этом самом подоконнике, и говорила мне, что я молодец, потому что никто не догадался, как тебе обидно. Ведь ты специально надела тогда эту заколку, чтобы понравиться Серёжке. Теперь-то ты знаешь, что ему очень нравишься, а тогда…

– Откуда ты знаешь? И вовсе я ему не нравлюсь! И всё ты врёшь! И вовсе он мне не нравится, совсем даже, ни капельки! И не для него…

– Алинка. Я ведь никому-никому никогда-никогда не выдаю чужие секреты. А сколько я их знаю! Ты не переживай, мальчишки – они такие… Да и не только мальчишки! Ты знаешь, люди часто говорят и делают совсем не то, чего им хотелось бы на самом деле. Просто так получается. Иногда человеку хочется, чтобы никто не догадался о его чувствах, а иногда – чтобы непременно кто-нибудь догадался, только сам, без подсказки. Теперь ты веришь, что я могу не только грязь месить?

– Но как же так?



Читать бесплатно другие книги:

Сага о великой любви Клэр Рэндолл и Джейми Фрэзера – любви, которой не страшны пространство и время, – завоевала серд...

Рассказ из сборника "Желтые розы", занявший второе место на народном литературном конкурсе "Трын-трава" (малая проза)...

Книга подробно раскрывает тему рекламного продвижения в Instagram. Разъясняет механику маркетинговых процессов, показ...

Почему одним командам удается прийти к успеху, а другим – нет? Наверное, успешные команды состоят из профессионалов, ...

Английского разведчика Сиднея Рейли, который в первой четверти XX века действовал в России, на Дальнем и Ближнем Вост...

«Восемь кусков парчи» – одна из самых распространенных оздоровительных систем, которая обычно рассматривается только ...