Остров Банды пяти - Шац Макс

Остров Банды пяти
Макс Шац


Бестселлер (Союз писателей)
«Остров Банды пяти» – это весёлая фантастическая история пяти мальчишек из обычных хрущёвок, которые в трудные девяностые годы двадцатого века, найдя сокровища в гиблом месте, осуществляют мечту о собственном доме на острове Веры посреди одного из живописных озёр Южного Урала. Удачный контакт третьего рода на острове вдобавок расширяет их возможности: путешествия вокруг света, на далёкую планету Сонс или даже во времени – на подаренной сонсиянином летающей тарелке или на катере-амфибии собственной конструкции – для мальчишек и их подружки Люси уже не проблема.

Но Люся – единственный человек из посёлка на берегу озера, благосклонный к Банде пяти. Коварный Филипп и его многочисленные друзья никогда не упустят возможность сорвать экспедиции «питивцев», разбогатевших на их, филипповцев, острове…





Макс Шац

Остров Банды пяти



© Шац М., текст, 2019

© Дьяченко А. А., иллюстрации, 2019

© Оформление. Издательство «Союз писателей», 2019

© ИП Суховейко Д. А., 2019




Глава 1


– Папа, а нельзя ли клад какой-нибудь найти или поехать на золотой прииск, накопать золота примерно на миллиончик?

Такие предприимчивые слова сказал Матвей, ученик пятого класса в школе одиннадцатого микрорайона на окраине пыльного степного города Джетыгары, что на севере Казахстана.

– Можно, – ответил его рассудительный папа. – В озере Шайтанка. Это в Челябинской области, в тех местах, где мы жили. Поищи информацию об этом озере в твоей папке «Все чудеса в одной папке»… Однако не собираешься ли ты отправиться туда в одиночестве? Тебе обязательно нужны единомышленники!

Вот с этой идеи и начинается история группы ребят, которые в начале летних каникул 1992 года решили искать сокровища в таинственном озере Шайтанка.

Матвей – обыкновенный курносый мальчик среднего роста с каштановыми, слегка кучерявыми волосами и карими глазами. Его закадычный друг Серёжа ростом чуть пониже, у него простодушное лицо, бирюзовые глаза с искринкой и светлые, с тёмным оттенком, волосы. Прошедшей весной он познакомил Матвея со своими новыми друзьями Васей и Олегом…

– Правда, Олега мы зовём Цыпой, потому что у него фамилия Цыплаков, – пояснил Серёжа Матвею.

Оба новых друга оказались внешне довольно противоположными личностями: Вася – худощавый, круглолицый и лопоухий парнишка с однозначно слабой конституцией тела, но, как позже выяснилось, неожиданно отличными футбольными навыками. Цыпа, старший из всех четырёх, – настоящий дворовый пацан, с короткой причёской, накачанными мускулами, а также ссадинами и царапинами от многочисленных драк. Следуя своей натуре не скрывать собственное мнение, он уже на первой общей встрече четвёрки скептически произнёс:

– Матвей, для такого похода требуется много разных вещей: палаток, резиновых лодок, мячей… Мячей надо много потому, что я их быстро теряю, а мне нужно заниматься спортом в походе. Ну, позарез! И где же это всё нам взять? В магазинах ничего нет. Э-э, дефинитивный дефицит!

– Ну, кое-что можно взять из дома… Если у кого-то из вас дома хоть что-нибудь есть, – ответил ему Матвей. – Да не волнуйся! Мы с папой видели в универмаге в отделе досуга четырёхместную палатку, ещё резиновые лодки, акваланги…

Вообще их команде, лишь недавно сколоченной, повезло: родители Матвея и Серёжи не без серьёзных разговоров, разумеется, но согласились отпустить своих сыновей-пятиклассников в многодневный поход. Папа Матвея даже активно участвовал в подготовке и снаряжении, что заняло, впрочем, период времени от весенних до летних каникул. Цыпа, живущий одной ногой на улице, ни гроша не получил от своих приёмных родителей в дорогу, но и вымогать разрешение на поездку особо не надо было. А вот Зинаиде Петровне, маме Васи, с которой они жили вдвоём в двенадцатиподъездном монстре напротив дома Матвея и Серёжи, пришлось больше всех поволноваться…

– Вася заболел, – услышал Матвей от Серёжи новость, как гром среди ясного неба. – Сугубо постельный режим.

Что между строк означало: мама всё-таки не разрешила.

Мальчишки в последний раз перед походом собрались у Матвея, и хозяин начал толкать речь. При этом он шнырял туда-сюда по комнате, что являлось его любимым занятием, когда он находился в напряжённом или удручённом состоянии. И сейчас тоже была причина поволноваться: один член команды не мог участвовать в походе!

– Нам осталось, друзья, избрать командира нашей маленькой команды. Кто будет им?

– Я думаю, в командиры надо избрать Матвея, то есть тебя, – предложил Серёжа. – Ведь ты придумал всё это дело и…

Цыпа был против. Он заявил:

– Лично я выдвигаю в командиры себя!

В связи с тем, что их круг вправду был тесным, голос Цыпы математически уже не имел веса, чем он остался крайне недоволен.

– Ты, Цыпа, лучше будешь типа нашим телохранителем, – успокоил его Матвей, – потому что ты, как мне недавно посчастливилось наблюдать, очень сильный и ловкий.

– Это да!

– Итак, – в заключение сказал командир, – готовьтесь, завтра выезжаем. Но только смотрите у меня…



Обошлось, однако, без дальнейших сюрпризов.

На следующее утро они в полном составе, то есть втроём, встретились у автобусной остановки. У всех были походные рюкзаки за спиной. Ещё не прибыв на железнодорожный вокзал, расположенный в семи километрах от города, они уже конкретно устали в битком набитом людьми автобусе.

Их маршрут поездом пролегал через столицу области Кустанай, далее – через Челябинск до конечной остановки – города Миньяра в западном «кулаке» Челябинской области (если контуры области принять за изображение танцующего человечка). Матвей выбрал Миньяр не случайно, так как жил там и ходил в садик четыре года. Разумеется, из своей драгоценной папки, составленной вместе с папой, он взял с собой в дорогу вырезанную из газеты статью о Шайтанке, бывшей по сути лужей, но невероятно глубокой – аж двести метров! В народе она пользовалась дурной славой. Домашний скот боялся близко подходить к этому озерцу, в котором в Гражданскую войну белогвардейцы якобы потопили несметные богатства. А после Великой Отечественной войны в него бросали боеприпасы. Само название «Шайтанка» происходило от башкирского «шайтан», что означало «дьявол»…

Выбрав Серёжу в качестве походного повара (потому что он посещал кружок кулинарии в школе), ребята беседовали о необъяснимых чудесах: НЛО, снежном человеке, Бермудском треугольнике и других. Информация о них была собрана в папке Матвея, увлечённого этой темой с третьего класса.

«А про чёрный туман-то я им ничего не сказал, – мысленно вернулся Матвей к Шайтанке. – Ладно, озеро и так уже страшное. Зато его дно, если оно вообще есть, наверное, полно сокровищ…»

В поезде приключений не было. Если не считать Цыпу, глубоко уснувшего на верхней койке и нечаянно свалившегося вниз. Его угораздило упасть прямо на столик у окна, за которым Серёжа и Матвей сидели и обедали. Оба отделались лёгким испугом, а Цыпа даже не проснулся.

Юные путешественники прибыли в Челябинск второго июня. За день побывали на Алом поле, в краеведческом музее, в цирке, зелёная зубчатая крыша которого похожа на перевёрнутую крышку от бутылки с газировкой. Дальше их путь лежал в Миньяр, и наблюдать довелось уже совсем иные ландшафты по сравнению с предыдущим отрезком Джетыгара-Челябинск. Прежде была в основном степь, изредка с берёзовыми околками и маленькими озёрами, теперь – самая настоящая лесостепь. Также, конечно, за окном мелькали горы Южного Урала, покрытые густым, в основном хвойным, лесом. Горы сменялись лугами, на которых иногда можно было увидеть одиноко стоящие деревянные домики.

В одной из очередных бесед Матвей, сам того не замечая, рассказал об озере больше, чем хотел. Заинтригованный Цыпа попросил:

– В статье рассказывается о загадочном событии, произошедшем всего два года назад, когда туристы у Шайтанки попали в странную ситуацию… Расскажи нам подробней, Матвей!

– Не знаю, верить такому или нет, – не стал уже скрывать командир. – Очевидцы рассказывают, как некие щупальца, подобно молниям, выбрасывались из чёрного тумана, нависшего над озером, и пытались ухватить людей…

– Ну, это уже вообще бред! – отмахнулся Цыпа, но заметно притих.

В «краю тысячи обрывов», как назывался городок Миньяр в переводе с башкирского, они провели три дня. Ночевали в палатке, а провиант закупали в магазине на деньги, данные родителями. Успели забраться на каждую из шести-семи лысых, с причудливыми скалами, гор вдоль окраин города. Замысловатый вид этих гор запечатлелся с раннего детства в памяти Матвея. Погуляли ребята также по «центральной» горе – единственной с плотной шапкой хвойного леса. У подножия этой горы проходила железная дорога.

Любовались путешественники памятниками природы Красный Камень и Пожарный Гребень. После утомительных дневных прогулок отдыхали тёплыми вечерами на скамейках у пруда, образовавшегося на слиянии двух рек. Здесь сторожила покой старая, с семидесятых годов заброшенная церковь, на куполах которой росли деревья, а внутри царили мрак и разрушение.

Однажды пошли на речку Сим ловить руками рыбу. На берегу отрешённо сидел незнакомый мальчик с тёмно-коричневыми, гладко причёсанными волосами и кидал камушки в воду. По его флегматичному лицу и большущим очкам с толстыми линзами было видно, что он очень умный.

– Ты кто такой? – спросил его Цыпа.

– Борис. Я – здешний. А вы что тут забыли?

Матвей с честностью пионера поставил мальчика в известность о цели их прибытия.

– Вам гораздо ближе было бы начать поход с города Аши чуть дальше по железке, а не отсюда. Но так и быть, раз в вашей палатке есть ещё одно место, почему бы мне не присоединиться к вам, – лихо решил миньярский мальчик.



Седьмого июня, в конце их похода вдоль трассы Миньяр-Аша и далее лесом в направлении деревни Ук тройка джетыгаринцев и их неожиданный попутчик оказались у Шайтанки.

Место действительно оказалось мрачным. Ни щебетания птиц, кроме редкого постукивания дятла, ни шелеста мелких грызунов в траве. На берегу и в самом довольно грязном озере виднелось множество будто обрубленных стволов деревьев и согнутых голых веток. Эта картина напоминала ученический пенал, полный затупленных, сломанных и слишком коротких карандашей.

– Что-то у меня голова побаливает, – сказал Матвей.

– У меня тоже! – воскликнул повар Серёжа.

– И у вас? – обратился Матвей к Цыпе и Борису.

– У меня всегда болит, – сказал очкастый. – Ну, в основном в переносном смысле.

– A у меня, наоборот, практически никогда, – похвастался Цыпа.

Прошло некоторое время. Ничего особенного не происходило, состояние ребят не ухудшалось, и они решили действовать. Матвей, Цыпа и Борис сели в две резиновые лодки и отплыли от берега к середине озера, которое имело почти идеально круглую форму, диаметром чуть больше полусотни метров.

Надев акваланги с фонарями, они стали погружаться в бездонный омут Шайтанки. Прошло несколько томительных секунд. Матвей предположил, что дна просто не будет. Но дно всё же обнаружилось, приблизительно на глубине «всего» двадцати метров. Долго и с трудом кладоискатели передвигались по торфяному, очень вязкому дну, но ничего не обнаружили, кроме тины и каких-то рыбёшек. Цыпа уже хотел всплывать, но вдруг увидел внизу что-то поблёскивающее. С радостью он вытащил из ила это «что-то» и вынырнул на поверхность озера.

При свете он увидел, что держит в руке… копейку! Борис уронил её в воду из кармана, когда последним переодевался в лодке.

Над мутным зеркалом озера показались головы Бориса и Матвея.

– Это весь твой клад? – спросил Матвей Цыпу, когда тот показал им копейку.

– А я больше ничего такого не видел на дне реки… то есть озера.

Второй раз ребята нырнули в другом месте, у противоположного их лагерю довольно крутого берега. Здесь было существенно глубже, чем в центре озера. Вскоре, нащупав дно, они вдруг увидели перед собой нечто тёмное. Это была подводная пещера под скальным выступом, видимой, верхней частью которого и был берег над ними. С бьющимися сердцами ребята вошли в пещеру, залитую почти под свод водой. Кругом темнота… В свете лобового фонаря Матвей разглядел на дне пещеры два полуобросших водорослями деревянных ящика. Непростым делом оказалось постепенно освободить их от водорослей, чтобы можно было оторвать ото дна. Только друзья хотели их поднять, как заметили под ногами ползущую в обе стороны трещину, на грани которой как раз находились оба ящика. Приведённым в движение ящикам ничего больше не оставалось, как упасть в глубокую расщелину. Где-то внизу они ударились обо что-то, и грохот донёсся аж до подводного грота…

С пустыми руками ребята всплыли на поверхность озера. Они хотели рассказать о своей неудаче Серёже, но заметили, что он сам не свой.

– Ты что такой бледный? – спросил Матвей. – Голова разболелась?

– Да не только. По-моему, я видел его…

– Кого – его?.. Да ты чё, снежного человека, что ли?

– Щупальце, – еле слышно произнёс Серёжа.

– Осьминога, который живёт на дне? Да ты же и ногой не ступал в воду! – рассмеялся было Цыпа, но тут же вспомнил статью Матвея…

– Там был такой густой, тёмный туман…

– Где – там? Объясняй получше!

Вместо ответа Серёжа повёл их к небольшой поляне в лесу, куда он четверть часа назад ненадолго отлучился.

– Я лишь отошёл на пару метров от озера, чтобы сходить в туалет, но меня будто что-то поманило дальше. Вот я и вышел сюда, и… увидел этот туман над деревьями. Словно очень серое, почти чёрное, грозовое облако. И оно висело довольно низко.

Его товарищи внимательно осмотрели местность, но никаких следов какого-либо необычного облака не обнаружили. Даже если оно и было, то, вероятно, рассеялось. Вдруг Цыпа вспомнил:








– Честно говоря, когда я сидел один в лодке, то слышал гром. Ты, наверное, тоже слышал, Серёжа? Может, это была обыкновенная гроза, а твоё щупальце – ни чем иным, как молнией, которая ударила в землю?

– Ничего подобного! – воскликнул к их удивлению Серёжа. – Тишина царила такая – аж жуть, и мурашки пробегали по коже!

– Подозрительный случай, – заметил Матвей. – Два совершенно разных свидетельства… Что ты, Борис, как много знающий, на всё это скажешь?

– Скажите, а вы не чувствуете некую вибрацию под ногами? – отозвался тот. – Как будто что-то большое движется в недрах земли. Но… Вроде бы всё слабее. Видимо, оно удаляется.

– Это «оно» – одушевлённое или неодушевлённое? – поинтересовался Цыпа.

Они ещё долго вели дискуссию, остановившись, в конце концов, на наиболее правдоподобной версии маленького землетрясения. Вполне возможно, оно так же привело к образованию трещины в подводной пещере. В такой решающий момент!

Сфотографировавшись на память у Шайтанки, путешественники наскоро свернули лагерь и тронулись в обратный путь, пока не стемнело.



Десятого июня неудачники вернулись в Джетыгару. С ними поехал и Борис. В Миньяре ему, как он уверял своих спонтанно появившихся друзей, было нечего терять. А те, пока не привыкшие к нему окончательно, особо и не спрашивали, как он там мог жить якобы один и где его семья.

Можно представить себе эйфорию ребят, когда они узнали, что Вася… Их друг Вася, который, бедняжка, валялся с температурой в то время, как они путешествовали по интересным местам… Что, короче, Вася нашёл клад!

– Как ты умудрился в нашей степи, где ничего и никого нет, выкопать такое? – забрасывали друзья его вопросами и не могли отвести взгляд от расписного, отделанного металлическими рейками деревянного сундука, доверху набитого старинными драгоценностями.

– Вот именно, что никого. Там, где я его нашёл, за околками на горизонте, я был, наверное, первый человек за сотни лет! Просто никто не считал важным уделить внимание этому местечку. А там один, типа, курган есть.



Читать бесплатно другие книги:

В сборник вошли повести и рассказы, героям которых пришлось столкнуться с бездной, где гостя ждут самые потаенные стр...

Проза поэта – нечто особенное: игра смыслов и слов плюс философские наблюдения и вкрапления настоящей поэзии. А если ...

Книга, которую держит в руках читатель, посвящена жизни и научной деятельности учёных, ставших основателями школы сов...

«Старик и море». Повесть посвящена «трагическому стоицизму»: перед жестокостью мира человек, даже проигрывая, должен ...

В магическом мире Маэры теоретики доказали возможность создания портала между мирами, и ценой больших усилий такой по...

«Фотография – это ложь.

Подумайте сами: фотографы создают двухмерные, зачастую напрочь лишенные цвета изображен...